«Потому что больше нам делать нечего, только на БУК надеяться». Самое важное из расследования нидерландских журналистов о крушении боинга МН17 на Донбассе

Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний», июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати
Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний», июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Москва координировала действия боевиков на Донбассе и передала им зенитно-ракетный комплекс «БУК». Когда из него сбили боинг «Малайзийских авиалиний», руководство боевиков не сразу это поняло, поскольку подчиненные сначала скрывали причины катастрофы — узнали нидерландские журналисты, прослушав тысячи телефонных разговоров боевиков. 

 

Журналисты программы Nieuwsuur нидерландской общественной телерадиокомпании Nederlandse Omroep Stichting проанализировали тысячи перехваченных телефонных переговоров пророссийских боевиков на Донбассе в период с июля по август 2014 года и восстановили ход событий, которые привели к крушению боинга «Малайзийских авиалиний».

Прослушки украинских спецслужб — одно из главных доказательств причастности россиян Игоря Гиркина, Сергея Дубинского, Олега Пулатова и украинца Леонида Харченко к крушению рейса МН17, который следовал из Нидерландов в Малайзию. Дело, за которым следят «Ґрати», на подготовительной стадии слушается в Окружном суде Гааги в Нидерландах.

Олег Пулатов, единственный обвиняемый, участвующий в судебном процессе, комментировал перехваты в интервью своим адвокатам. Он утверждал, что о важных вещах он и его соратники общались лично, либо по закрытой связи, а открытые телефонные линии использовали, в основном, для дезинформации или «ввода противника в заблуждение». Подлинность части перехваченных разговоров Пулатов не подтвердил. Других трех обвиняемых судят заочно. Но Дубинский в интервью российскому онлайн-изданию Bonanza Media утверждал, что перехваченные разговоры — подделка . А Гиркин в почти четырехчасовом разговоре с Дмитрием Гордоном отрицал причастность подконтрольного ему «ополчения» к крушению МН17. В этот четверг, 15 апреля, в Амстердаме состоится очередное заседание по делу.

«Ґрати» внимательно изучили материал нидерландских коллег и выбрали из него важные моменты. Полную версию сюжета английскими субтитрами можно посмотреть тут.

 

«БУК» был нужен боевикам, чтобы выйти к границе с Россией

В деле о крушении малайзийского боинга Объединенная следственная группа и нидерландская прокуратура выдвинули обвинения только четверым боевикам. Как отмечают журналисты, бывший офицер ФСБ Игорь Гиркин — в июле 2014 года командующий силами «ДНР», и глава Службы военной разведки «республики» — отставной старший офицер ГРУ Сергей Дубинский знали друг друга еще до войны в Украине, по военной кампании в Чечне. В Чечне воевал и заместитель Дубинского — подполковник запаса ВДВ России Олег Пулатов. Судя по разговорам из прослушек, между Дубинским и Леонидом Харченко сложились вполне доверительные отношения — они часто общаются напрямую, минуя начальника Харченко — Олега Пулатова. Все четверо играли ключевую роль в операции в селе Мариновка в Донецкой области возле границе с Россией, а впоследствии и в крушении пассажирского авиалайнера.

Обвиняемый в убийстве пассажиров и экипажа рейса МН17 Олег Пулатов отвечает на вопросы защиты.
Скриншот с видео, предоставленного защитой Олега Пулатова на заседании 3 ноября 2020

В июле 2014 года боевики пытались прорваться к российской границе возле Мариновки, но им преграждали путь украинские войска, нанося удары артиллерией и с воздуха. В Мариновке находился отряд Харченко, который терпел серьезные потери.

«У меня 30% личного состава нет! — говорит по телефону Харченко Дубинскому. — Это цирк, Николаевич. Нахера нас сюда кинули как мясо».

Дубинский обсуждает с Пулатовым о том, какое оружие нужно достать, чтобы помочь. Предлагает выслать три танка, но Пулатов отвечает, что нужна дальнобойная артиллерия и система ПВО.

В следующем разговоре между ними Дубинский обещает: «постараюсь сегодня, если ночью притянут, БУК-М тогда сразу придет к тебе».

«Потому что больше нам делать нечего, только на БУК надеяться», — говорит Дубинский в некотором отчаянии.

В тот день, 16 июля, их «выручил» самолет ВВС России, который сбил украинский штурмовик СУ-25.

 

Россия координировала действия боевиков и поставляла им оружие

В Нидерландском суде следствие не доказывает, что к крушению боинга причастны какие-либо российские военные чины или руководство страны, сосредоточившись на роли пророссийских боевиков. Россия официально отрицает свое участие в конфликте. Но прослушки представляют много доказательств того, что в июле 2014 года Россия оказывала большое влияние на военную и политическую ситуацию на Донбассе, и содействовала боевикам.

Например, 4 июля Дубинский по телефону обсуждает политическую ситуацию в «ДНР» с собеседником, личность которого журналисты не установили.

«Сегодня разговаривал с человеком, он прилетел с Москвы. И говорит, скорей всего будет замена полностью политического командного состава «ДНР». Так это?» — спрашивает неизвестный у Дубинского.

«Пока ждем. Мы, во-первых, ждем решения Москвы выводить из Славянска или нет», — отвечает ему тот.

О выводе боевиков из Славянска Дубинский также говорит Игорем Безлером, еще одним полевым командиром «ДНР».

«Надо убедить Первого (Игоря Гиркина — Ґ ), людей надо отводить, блять. Иначе мы потеряем там все, блять», — просит Безлер Дубинского.

«Да вопрос в том, что он сейчас выходил на Москву, Москва не разрешает оставлять Славянск», — отвечает тот.

Но поздно вечером Дубинский сообщает, что решение отступать все же было принято, и боевики уходят в Донецк.

Россия также помогает боевикам с оружием.

Так как у боевиков на вооружении не было системы противовоздушной обороны, то БУК, который сбил впоследствии боинг, привезли прямиком из России. Как установила Международная следственная группа, ракетно-зенитная установка принадлежала курской 53-й бригаде ПВО российских вооруженных сил. Российская сторона все отрицает.

Согласно прослушкам, доставкой БУКа занимался один из боевиков с позывным «Библиотекарь», хотя в этом разговоре Дубинский обращается к нему «Бурятик», а расследователи Bellingcat утверждали ранее, что «Бурят» и «Библиотекарь» могут быть одним и тем же человеком. Он координировал свои действия с Дубинским. 

«Алло, Николаевич. А куда нам эту красавицу грузить?» — спрашивает по телефону «Библиотекарь» Дубинского, когда в 9 утра 17 июля он привез БУК в Донецк.

Он уточняет у Дубинского, куда его выгрузить и где спрятать. Около 12:45 транспортировщик БУК приезжает в Снежное. Оттуда он направляется в Первомайск.

Двумя днями ранее «Библиотекарь» уже доставил на Донбасс четыре танка, три гаубицы и один бронетранспортер. А в начале июля он звонил Дубинскому и просил джип, так как все оружие перебрасывают контрабандными тропами через российско-украинскую границу, и без хорошей машины там не обойтись. Тем же самым путем доставляли и БУК.

Дубинский дает приказ Харченко установить БУК в Первомайском, рядом с Мариновкой, а Пулатову — присоединиться к Харченко. Их главная задача — охранять БУК.

Интересно, что при этом Харченко в 2 часа дня оставляет БУК на боевика Олега Шарпова — он родом из украинской Константиновки, где Харченко жил до войны — а сам идет в кафе «Фуршет», чтобы встретиться с командиром разведроты россиянином Эдуардом Гилазовым.

 

Руководство боевиков только несколько часов спустя осознало, что они сбили боинг

Боинг сбили в 16:20 17 июля. Обломки лайнера упали в районе поселка Грабово в Донецкой области. Погибли все 298 человек — пассажиры и экипаж, находившиеся на борту самолета.

Фото Павла Алейникова со следом от «БУКа» из материалов дела о крушении боинга МН17

Командиры боевиков только к вечеру разобрались, что произошло. Из разговоров между ними становится понятно, что сначала они пытаются скрыть этот факт даже друг от друга.  

Через полчаса после падения боинга Харченко по телефону радостно докладывает Дубинскому: «Мы на месте, одну уже СУ-шку сбили». На что тот отвечает: «Ай, да молодцы!». После этого Дубинский приказывает Харченко оставить БУК на сослуживцев и возвращаться в Донецк. Туда же направляется Пулатов.

Еще через 30 минут Харченко и Дубинский снова связываются. Первый сообщает ему о бомбардировке возле Мариновки. Дубинского беспокоит безопасность БУКа. Харченко его заверяет, что украинская артиллерия установку не достанет.

Час спустя Дубинский говорит с боевиком с позывным «Боцман», чьи силы расположены на севере Донецкой области. «Боцман» сообщает, что в его районе сбили самолет и он едет за «черными ящиками». Из разговора понятно, что Дубинский совершенно не понимает, о чем говорит «Боцман». Он только повторяет слова Харченко о том, что сбили украинскую СУ-шку. Дубинский также говорит, что ждет помощи из России, которая должна ударить по украинским силам из-за границы.

Два часа спустя Дубинский все еще не в курсе, что его подчиненные сбили боинг. Это становится понятно из разговора с неким Игорем, которого журналисты не смогли идентифицировать.

«У меня еще такой вопрос. Тут мне звонят журналисты, теребят. В частности с НТВ. Говорят, что боинг рухнул. Под Донецком. Где-то км 80 от Донецка. Правда?» — спрашивает он Дубинского.

В ответ Дубинский повторяет историю с СУ-шкой. Когда Игорь уточняет, что он спрашивает о боинге, Дубинский говорит: «Я не в курсе».

Дубинского требует к себе Гиркин. По пути к нему, Дубинский звонит домой и говорит своей девушке, что не сможет приехать на ужин. «Тебе скучно без папочки, да?» — спрашивает он ее.

Только после личной встречи с Гиркиным Дубинский начинает волноваться. Около восьми вечера он набирает Пулатова.

«Это СУ-шка ебанула Боинг?» — спрашивает Дубинский. Пулатов заверяет его: «Да, да, да». Дубинский переспрашивает: «Вы это видели? Визуально наблюдали?». Пулатов отвечает: «Наблюдали с земли. Я то сам был в Мариновке».

Через две минуты после этого разговора с подчиненным, Дубинский пересказывает историю своему начальнику Гиркину.

Бывший «министр обороны ДНР» Игорь Гиркин (Стрелков). Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

«СУ-шка вальнула боинг. СУ-шку нашим БУКом ебанули, когда тот заходил на второй круг. Много наших людей это видели. «Гюрза» (позывной Пулатова — Ґ ) только что сообщил», — сказал Дубинский и решил уточнить у Гиркина, хорошие ли это новости.

«Ну не знаю. Я чет честно говоря, не очень в это верю», — говорит в ответ Гиркин.

«Так все равно на нас свалят, что мы завалили, понимаешь», — отвечает ему Дубинский. Гиркин соглашается.

Немногим позже Пулатов и Харченко звонят Дубинскому с места крушения МН17. Дубинский уже сомневается в истории, которую ему рассказали его подчиненные. Он еще раз спрашивает, кто сбил боинг.

«Ты сам лично видел, что его сбила СУ-шка? Или все же это был наш?» — обращается Дубинский к Харченко.

«Не наш, Николаевич, не наш», — заверяет его Харченко.

«То есть, СУ-шка тогда? И после СУ-шку сбил наш БУК, правильно?» — еще раз переспрашивает его Дубинский.

«Да, сначала был там наверху взрыв, а потом был наш взрыв», — продолжает убеждать его Харченко.

Несколькими днями позже эту версию как основную озвучило российское Минобороны. Когда же ее стало опровергать нидерландское следствие, появилась новая версия: МН17 сбила украинская армия своим БУКом. Эти обе версии отстаивает защита Олега Пулатова в нидерландском суде.

 

Боевики срочно вывозили «БУК» обратно в Россию

Фотография «БУКа» на тягаче, сделанная, по данным Bellingcat, в Донецке на проспекте Ильича 17 июля 2014 года
Фото: Bellingcat

Когда, наконец, боевикам стало понятно, что боинг сбили из  российского БУКа, они озаботились, чтобы срочно вернуть установку в Россию.

В 20:30, то есть пять часов спустя крушения МН17, Дубинский звонит Гиркину. Тот инструктирует отвезти «коробочку» к админгранице с Луганской областью, которую контролирует другая группировка боевиков.

В 22:30 Харченко звонит Дубинскому и отчитывается, что «коробочка» выехала с места запуска и направляется в Снежное. Он спрашивает, куда ему везти ее. Дубинский отвечает, что к границе с Луганской областью — и потом все. Но 45 минут спустя БУК все еще в Снежном — судя по всему, никто не знает дороги.

К полуночи Дубинский и Гиркин, кажется, потеряли БУК из виду. Гиркин дает Дубинскому номер луганского боевика с позывным «Леший», который должен сопровождать транспорт дальше. Дубинский набирает его несколько раз, но безуспешно. После этого Гиркин срывается и требует от Дубинского выехать на место — в Снежное. Они ругаются.

Дубинский: «Если бы я еще знал, где они сейчас стоят, блять, в городе». 

Гиркин: «Они не стоят. Они возвращаются назад!».

Дубинский: «Я понимаю. Я приеду сейчас в Снежное, где я их буду искать?». 

Гиркин: «А я тоже не знаю, блять! Это ты должен знать. Понимаешь. Это мне самому значит надо было поехать?! Лично туда на машине?!».

Дубинский: «Это я забрал БТРы у моих людей?».

Гиркин: «Блять, у тебя был один БТР! Не еби мне мозги, блин! Езжай туда и сделай че хочешь, блин! Иначе мы все окажемся, блять, ты знаешь сам где!».

Дубинский: «Езжай туда — не знаю куда». 

Гиркин: «Все заебал, блять, я сам выезжаю!».

Только в 8 утра 18 июля Дубинский узнает, что БУК доставили в Россию. Ему сообщает об этом Харченко. Дубинский сразу докладывает Гиркину. Но источники Гиркина говорят ему другое — что БУК все еще в Украине. Дубинский снова звонит Харченко, тот повторяет, что установка в России: «Я только что с ними созванивался. Они везут еще одну машину из России». Чтобы удостовериться, Дубинский сам звонит боевику с позывным «Библиотекарь».

«Слушай, тебе ночью наши отдали коробочку? Ты вывез ее или нет?» — спрашивает он охрипшим голосом.

«Да я ее вывез. Но я потом приеду, объясню с какими сложностями было это все сделано», — отвечает «Библиотекарь».

«Я имею в виду она не тут, а на той территории?» — переспрашивает Дубинский.

«Нет, все — она уже там», — заверяет его «Библиотекарь».

После этого подтверждения Дубинский звонит Гиркину и передает слова «Библиотекаря».

«Библиотекарь лично забрал ее туда, и он уже везет что-то еще нам», — говорит Дубинский.

После этого Дубинский меняет свой номер телефона и старым не пользуется. Его также прослушивает СБУ, но о сбитом боинге боевик уже не говорит. 

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Монолог голови Ради суддів Богдана Моніча «В Україні сформувалася традиція — в усіх проблемах звинувачують суди»

«В Україні сформувалася традиція — в усіх проблемах звинувачують суди»

Монолог голови Ради суддів Богдана Моніча

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов