Выуживание улик. Суд по делу о крушении MH17 еще раз отказал почти во всех дополнительных ходатайствах защиты

Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний», июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати
Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний», июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Суд в Нидерландах, несмотря на то, что в ноябре завершил подготовительные слушания в деле о гибели экипажа и пассажиров малайзийского Боинга-777, сбитого в небе над Донбассом, собрался еще раз в феврале. На заседании 1 и 8 февраля суд обсуждали ход дополнительного расследования, на котором весь прошлый год настаивала сторона защиты. 

На скамье подсудимых — бывший командующий силами «ДНР» Игорь Гиркин, замкомандующего Сергей Дубинский и его подчиненные — Олег Пулатов и гражданин Украины Леонид Харченко. Следствие считает их ответственными за организацию доставки с территории РФ зенитно-ракетного комплекса «БУК», из которого был сбит самолет. Олег Пулатов — единственный участвует в процессе, остальных судят заочно.

В феврале родственники погибших должны были представить свои гражданские иски, но не успели подготовиться, так как все еще консультируются с украинскими юристами. Защита сообщила, что будет инспектировать реконструкцию обломков авиалайнера вместе с немецким специалистом Берндтом Бидерманом, а также рассказала о решении следственного судьи допросить советника генерального конструктора российского концерна «Алмаз-Антей» Михаила Малышевского. 

Суд рассмотрел новые ходатайства защиты Пулатова, выслушав их жалобы на трудности перевода, нарекания на недостаточное усердие следственного судьи и претензии к обвинению за то, что торопит защиту. Обвинение заявило, что защита своими ходатайствами пытается создать помехи суду. 

«Ґрати» подробно рассказывают о февральских заседаниях в Окружном суде Гааги.

 

Украинские юристы консультируют адвокатов родственников погибших по гражданским искам

В феврале суд планировал обсудить гражданские иски потерпевших. Но Арлетт Схейнс из группы адвокатов Совета правовой помощи жертвам катастрофы, взяв слово на заседании 1 числа, сообщила, что они еще не готовы, и объяснила почему.  

31 августа 2020 года суд постановил, что иски о возмещении ущерба, подпадают под действие украинского законодательства. Для консультаций Адвокатский совет обратился к юридической фирме в Украине, а также к местному профессору права. 

Против всех. Как потерпевшие в деле MH17 отстаивают свои права в судах

Поиск юристов в Украине занял много времени, поскольку Совет адвокатов хотел убедиться в их независимости, а также непререкаемом авторитете в стране и за рубежом по части гражданского права. Адвокатка Арлетт Схейнс объяснила, что это необходимо, чтобы мнение экспертов нельзя было оспорить в дальнейшем.

Выступая в суде, Схейнс не назвала украинских коллег, с которыми консультируется Совет. «Ґрати» обратились к ней и адвокату Питеру Лангстраату за комментарием, но они ответили, что это конфиденциальная информация — имена украинских консультантов назовут только во время судебного процесса по существу. 

Заключение с описанием положений украинского законодательства Совет получил только под Рождество. Текст был на украинском, и его перевод занял некоторое время. Адвокатам понадобится еще несколько недель для консультаций с юридической фирмой и самим профессором.

Адвокаты родственников погибших предполагают, что иски о возмещении ущерба смогут подать не позднее 15 апреля 2021 года. Так у защиты и обвинения будет семь недель до начала рассмотрения дела по существу, чтобы отреагировать на них. Судья Хейндрик Стейнгаюс согласился отсрочить подачу исков до этой даты. 

 

«Алмаз-Антей» прислал свой отчет, суд допросит советника генерального конструктора 

На последнем подготовительном заседании 25 ноября суд предупредил стороны процесса, что новые ходатайства можно подавать, но коллегия их утвердит, только если для этого будут очень веские причины. На заседании 1 февраля защита Олега Пулатова в течение часа пыталась обосновать несколько своих прошений. 

В первую очередь, адвокатка Сабина тем Дуссхате просила добавить в материалы дела отчеты российского военного концерна «Алмаз-Антей», разработчика зенитных систем «БУК». Компания уже давала свою оценку расследованию Совета безопасности Нидерландов и Следственной международной группы в 2015 и 2016 годах. В «Алмаз-Антее» считают, что нидерландское расследование использовало неверную технологию изучения повреждений самолета. В 2015 году российские эксперты представили свои расчеты, анализ фрагментов лайнера и результаты полевого теста, во время которого подрывали боеголовку ракеты возле кабины самолета Ил-85. «Алмаз-Антей» пришел к выводу, что ракету БУК запускали не из Снежного под контролем «ДНР», как утверждает Международная следственная группа, а из Зарощенского, то есть с территории, контролируемой украинскими силами.

Окружной суд Гааги ранее поручил следственному судье, чтобы тот выбрал специалиста «Алмаза-Антея» изучить результаты нидерландского расследования о причинах крушения самолета. Для этого следственный судья отправил в Россию запрос на резюме всех экспертов концерна, чтобы выбрать подходящего. Однако «Алмаз-Антей» прислал сразу отчет.

На заседании 1 февраля адвокатка Сабина тем Дуссхате пыталась убедить суд, что это результат недопонимания между судом и российской компанией, вызванного языковым барьером, а также позицией Нидерландов по отношению к России. Власти Нидерландов считают, что Москва ответственна за гибель пассажиров авиалайнера, и еще в 2014 году подали иск в Европейский суд по правам человека. 

«Нельзя исключать тот факт, что для властей РФ выглядит странным запрос от Нидерландов прислать резюме сотрудников авторитетной компании, которая специализируется в сфере разработки и выпуска систем противовоздушной обороны «БУК». В то же самое время Нидерланды не разрабатывают зенитно-ракетные комплексы, тут нет ни опыта, ни экспертизы в этом вопросе», — добавила адвокатка. 

Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний», июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Сабина тем Дуссхате также отметила, что изучая материалы дела и отчеты «Алмаза-Антея» она обнаружила, что следствие и прокуратура отказались сотрудничать с российским концерном, хотя там неоднократно предлагали свою помощь и экспертизу. Защита Пулатова попросила предпринять суд «дополнительные усилия», чтобы отчеты «Алмаз-Антея» все же внесли в материалы дела, поскольку следственный судья приобщать документы концерна не стал. При этом он постановил допросить советника генерального конструктора «Алмаз-Антея» Михаила Малышевского: сначала отдельно, а потом в присутствии экспертов Аэрокосмического центра Нидерландов и Королевской военной академии. В связи с этим защита Пулатова просила суд, чтобы Малышевскому дали доступ ко всем фотографиям фрагментов обломков самолета МН17, которые есть в Нидерландах, включая фото тех обломков, что не смогли извлечь с места катастрофы. 

Комментируя ходатайства защиты, прокурор Вард Фердинандуссе опроверг слова адвокатки Пулатова об отказе сотрудничать с российским концерном. Он заверил суд, что обвинение не было против, чтобы добавить отчеты «Алмаза-Антея» к материалам дела. Но запрос на осмотр обломков специалистом российского концерна сторона обвинения все же попросила отклонить: «Алмаз-Антей» этого не просил, а согласно новому отчету компании, их специалисты уже сами изучили обломки по фотографиям и провели собственные полевые тесты. На основе этого «Алмаз-Антей» идентифицировал ракету БУК типа 9М38 как самый вероятный тип ракеты, попавшей в МН17.

«Поэтому осмотр обломков не нужен, — заключил прокурор Фердинандуссе. — Ходатайство защиты служит единственной цели — помешать следственному судье в подготовке к запланированным допросам».

Судья Хейндрик Стейнгаюс ответил на ходатайства защиты 8 февраля. Он пояснил, что российская сторона по запросу о взаимопомощи от следственного судьи прислала три документа. Их название и содержание указывают на то, что это реакция «Алмаза-Антея» на расчеты запуска ракеты Аэрокосмическим центром Нидерландов и Королевской военной академией. Суд считает, что следственный судья таким образом выполнил его инструкции. Также суд не считает, что нужно повторно запрашивать у «Алмаза-Антея» резюме авторов отчета. А когда эксперт российского концерна Малышевский будет давать показания, он может заодно рассказать об авторах отчета и его содержании. 

Комментируя ходатайство о доступе к фотографиям и посещении авиабазы Гильзе-Рейен, судья Стейнгаюс сказал, что не видит в этом необходимости. Тем не менее суд оставил это ходатайство на усмотрение следственного судьи. 

 

Защита пригласила немецкого специалиста Бернда Бидермана изучить обломки самолета

Еще в прошлом году суд удовлетворил просьбу адвокатов Пулатова посетить вместе с экспертом реконструкцию МН17 в ангаре на военной авиабазе Гильзе-Рейен. Но визит еще не состоялся, и 1 февраля защита пояснила, что им нужно больше времени, чтобы подготовиться к осмотру. Адвокатка Сабина тем Дуссхате ходатайствовала о доступе эксперта к базе фотографий обломков, чтобы он мог определить, какие конкретно фрагменты защите стоит осмотреть. 

Обломки боинга «Малайзийских авиалиний» в районе Снежного, июль 2014 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Эксперт, который поможет защите во время осмотра реконструкции МН17 — Бернд Бидерман из Германии, автор книги «Крушение MH-17: В поисках истины». 

Сразу после катастрофы Бидерман в комментариях российским СМИ утверждал, что боинг не могли сбить ракетой класса «земля-воздух». В таком случае, утверждал эксперт, должен был произойти пожар из-за «огромной температуры трения» при попадании осколков в фюзеляж. Если позиция Бидермана с того времени не изменилась, то она соответствует одной из первых российских версий о том, что боинг был сбит украинским истребителем. Прокуратура назвала эту версию попыткой запутать следствие.

Кандидатуру Бидермана суд сначала отклонил, так как сомневался в его компетентности, но позже его все же утвердил следственный судья. Адвокатка пояснила суду, что найти эксперта было нелегко из-за карантинных ограничений. К тому же в Нидерландах сложно отыскать специалиста, которого бы не привлекали к расследованию ранее. Защита смогла связаться с Бидерманом только 30 декабря. Он подтвердил, что готов сопровождать адвокатов во время инспекции обломков вместе с соавтором его книги Вольфгангом Кернером. 

Дело об убийстве пассажиров рейса МН17 «Малайзийских авиалиний» на Донбассе. День двенадцатый — защита показала видео допроса Олега Пулатова

Вместе с экспертом защита намерена осмотреть не только обломки, представленные на авиабазе Гильзе-Рейен. Но и другие, которые хранятся в 18 контейнерах в госхранилище в городе Сустенберг. Адвокатка тем Дуссхате сообщила суду, что защита их хочет осмотреть, так как это поможет прояснить главный, по ее мнению вопрос — сбили ли авиалайнер ракетой БУК. 

Прокурор Вард Фердинандуссе просил суд не удовлетворять ни этот запрос защиты, ни запрос о  доступе к базе данных фотографий «всех» фрагментов самолета. Прокурор напомнил, что еще летом у адвокатов Пулатова был доступ к изображениям, а те обломки, которые не удалось вывезти из Украины, не были и не могли быть частью уголовного расследования. 

«Защита должна не только смотреть на фото, но и читать информацию, которая уже есть в материалах дела», — едко заметил прокурор. 

Он также разъяснил, что в ангаре Гильзе-Рейен реконструировали лишь переднюю часть самолета: наружную часть кабины пилота, бизнес-класс и часть эконом-класса. Именно в этих местах наибольшее количество повреждений — сотни маленьких и больших отверстий, абразивных повреждений. Эти фрагменты обломков дали следствию наибольшее количество информации о характере повреждений и оружии, из которого сбили самолет. То есть, пояснял прокурор, если МН17 сбили не ракетой БУК, а другим орудием, то оно должно причинить такие же повреждения. Осмотр других обломком не добавит ничего нового, считает сторона обвинения. Прокурор Фердинандуссе также отметил, что не понимает, что нового может добавить эксперт Бидерман. 

В свою очередь, судья Стейнгаюс отметил, что еще летом защите предоставили возможность посетить авиабазу Гильзе-Рейен с экспертом Бидерманом, но это до сих пор не было сделано. 

Что касается фотобазы Судья Стейнгаюс пояснил, что прокуратура была против распространения фото, на которых изображены жертвы катастрофы. Суд поручил прокуратуре узнать в Совбезе, есть ли еще какие-то фотографии, которых нет у защиты, и можно ли их им показать. 

 

Суд настаивает, чтобы Олег Пулатов сказал, в каких разговорах, перехваченных СБУ в 2014 году, он участвовал

В прошлом году суд поручил Нидерландскому институту судебной экспертизы провести лингвистический анализ 15 записей телефонных разговоров, перехваченных СБУ, и интервью Олега Пулатова адвокатам, которое те представили вместо его допроса. В ответ институт сообщил, что не может этого сделать, так как разговоры и интервью записаны с разницей в шесть лет и в других обстоятельствах — анализ возможно провести только на основе телефонных разговоров 2014 года. Прокуратура уже идентифицировала четыре разговора — в интервью Пулатов подтвердил, что он в них участвовал. Суд предложил ему высказаться по поводу перехваченных разговоров и своего участия.

Обвиняемый в убийстве пассажиров и экипажа рейса МН17 Олег Пулатов отвечает на вопросы защиты.
Скриншот с видео, предоставленного защитой Олега Пулатова на заседании 3 ноября 2020 года

Сабина Тем Дуссхате заявила, что разговоры передадут Пулатову, а до этого прокуратуре не стоит интерпретировать комментарии Пулатова из его интервью адвокатам по поводу перехваченных в 2014 году СБУ разговоров как подтверждение их подлинности. В интервью свои собственные слова о «БУКе» Пулатов назвал «заведомой дезинформацией противника», хотя не отрицал, что разговоры об этом были.

Адвокатка напомнила суду, что именно по ходатайству защиты должны провести лингвистический анализ перехваченных СБУ разговоров. И в январе прокуратура сообщила, что один из них неверно приписали Пулатову. Это признание, по словам Сабины тем Дуссхате, заставило защиту задуматься: возможно прокуратура ошиблась и в других разговорах. Она отметила, что следствие длилось шесть с половиной лет и прокуратура выстроила свою версию во многом на основе перехваченных разговоров, а теперь, оказывается, что по меньшей мере в одном из них Пулатов не участвовал. 

«Прокуратура постоянно нас подталкивает и говорит, что работу надо было сделать раньше и быстрее, но эта ситуация [с телефонными перехватами] только иллюстрирует, как важно провести качественную и внимательную работу», — обратила внимание суда адвокатка. 

Сторона обвинения отметила, что защита «приписала» ей позицию в отношении важности некоторых перехваченных переговоров, «позицию которой никогда не было». Сабина Тем Дуссхате заявила, что обвинение построено на на перехваченных 15 разговорах, но прокуратура это отрицает. Прокурор Вард Фердинандуссе пояснил, что разговор, в котором ошибочно идентифицировали Пулатова, произошел вечером 17 июля 2014 года — то есть после крушения авиалайнера, и его включили в материалы дела под заголовком «Роль Пулатова после того как сбили МН17» поскольку в разговоре упоминается «БУК». Прокурор также пояснил, почему разговор приписали обвиняемому Пулатову: он происходил в тот момент, когда абоненты безуспешно звонят на номер Пулатова. И так как этот разговор не представляет ценности как прямое доказательство вины, его не проверили настолько же тщательно, как другие. Прокурор напомнил, что они в течение целого года просили защиту подтвердить или опровергнуть, есть ли на 15 записях голос их клиента Пулатова. В конце концов Фердинандуссе попросил суд назначить защите крайний срок для ответа.  

8 февраля судья Стейнгаюс сообщил, что Пулатов уже прислал свой ответ в отношении 14 перехваченных переговоров. В письме защиты суду от 5 февраля говорится, что их клиент не смог определить, есть ли его голос на записях СБУ. Он сослался на то, что разговоры происходили шесть лет назад, поэтому он не помнит, где это было и при каких обстоятельствах. Суд, изучив ответ и позицию защиты, постановил, что до 22 февраля Пулатов должен сообщить следственному судье, суду и прокуратуре, в каких разговорах он все же участвовал. По возможности, он должен указать пять телефонных перехватов СБУ, чтобы их можно было использовать для лингвистического анализа. 

 

Стрела или БУК

В интервью своим адвокатам Пулатов сказал, что у «ДНР» на вооружении была «Стрела 10», советский ракетно-зенитный комплекс для поражения целей на малых высотах. Этим защита объясняет необходимость изучить все данные следствия о работе этого комплекса в июле 2014 на Донбассе. Адвокаты уже получили эту информацию от прокуратуры, но считают, что она неполная.  

ЗРК БУК-М1 в музее ВВС Украины в Виннице. Фото: Wikimedia

1 февраля защита направила еще один запрос  о получении данных с других устройств, которые могли зафиксировать активность ПВО в районе запуска «БУКа». 

Предположение защиты о том, что вблизи МН17 в момент крушения мог находиться самолет-радар или же было какое-то наземное устройство, которое зафиксировало активность ПВО, основано и на показаниях засекреченных свидетелей S26 и RC02.

«Мы знаем, что Украину не просили предоставить данные устройств слежения за радарами. Такие системы могли бы зафиксировать активность радара при запуске БУКа», — сказала адвокатка Сабина тем Дуссхате.

«У «ДНР» были проблемы из-за атак украинских истребителей и не было необходимой противовоздушной обороны. А «БУК» мог достать истребители и поэтому имел важность для «ДНР», не зависимо от того, работала «Стрела 10» или нет», — пояснил позицию обвинения Вард Фердинандуссе. 

Он напомнил, что Украина уже заявляла, что больше нет никаких данных, кроме тех, что уже переданы Следственной группе. А вот Минобороны РФ сообщало о повышенной активности радара вблизи Зарощенского. Но на запрос прокуратуры российские власти не стали предоставлять эти данные. 

«Почему защиту удовлетворяет такой ответ РФ, и при этом не устраивает ответ Украины — непонятно», — поддел Фердинандуссе защиту. 

Суд встал на сторону обвинения и отклонил этот повторный запрос. Судья Стейнгаюс указал на то, что ранее уже разрешил допрос обвиняемого Дубинского в качестве свидетеля, и он может пояснить телефонный перехват, в котором говорится о «Стреле 10».

 

Защита не доверяет засекреченному свидетелю и просит допросить новых 

Защита попросила допросить двух новых свидетелей — «Леона» и «командира разведотряда Константиновки» — их упомянул засекреченный свидетель М58 во время допроса следственным судьей. В своих показаниях он сообщил, что боинг сбили российские военные с территории под Снежным. Но адвокаты Пулатова считают, что его свидетельства ненадежны. 

Адвокаты Олега Пулатова слушают выступление прокуроров в Окружном суде Гааги на заседании по делу о катастрофе MH17. Скриншот судебной трансляции 12 ноября 2020 года

«Он несколько раз говорил, что один из его основных источников информации — «коренастый деревенский парень». Защита уверена, что М58 не видел то, о чем он свидетельствует, а такой человек как «коренастый деревенский парень» — не существует… Если это реальный человек, то мы его обязательно должны допросить», — пояснила адвокатка Сабина тем Дуссхате. 

Ранее следственный судья отклонил допрос свидетеля Х48 и арендатора сельскохозяйственного поля под Первомайском, откуда по версии следствия, запускали БУК, из-за необходимости защитить личность свидетелей. В разумные сроки их допросить не удастся — решил тогда судья.

По мнению обвинения, ходатайства о допросе двух новых свидетелей не обоснованы. Показания М58 можно проверить по другой информации, уже изложенной в материалах дела, и, по мнению обвинения, для этого не нужно никого дополнительно допрашивать. 

Судья Стейнгаюс согласился с обвинением и отказал защите в допросе новых свидетелей. Запрос на новых свидетелей он назвал «выуживанием доказательств» Судья буквально сказал fishing expedition — это тактика поведения в суде, когда сторона с помощью массовых и зачастую бесцельных запросов пытается изучить все документы, слабо связанные с судебным разбирательством, чтобы найти в них доказательства или измотать противника .

 

Суд еще думает над ходатайством обвинения о посещении авиабазы Гильзе-Рейен

На заседании 8 февраля суд так и не решил, что делать с ходатайством прокуратуры об изучении реконструкции самолета на авиабазе Гильзе-Рейен. Судья Стейнгаюс пояснил, что сможет ответить только после допросов экспертов «Алмаза-Антея» и Аэрокосмического центра и Королевской военной академии, которые должен провести следственный судья. 

Коллегия судей с председателем Хейндриком Стейнгаюсом Окружного суда Гааги по делу МН17. Фото: пресс-служба суда

Однако суд уже поручил прокуратуре подготовить инспекцию, учитывая логистические трудности. Предварительная дата — 17-28 мая. Также суд предположил, что может возникнуть необходимость осмотреть не только реконструкцию в Гильзе-Рейен, но также левое крыло, передний край левого мотора, стабилизатор, хвостовые элементы — эти части, судя по всему, играют важную роль в споре о месте запуске между российскими и нидерландскими экспертами. 

Суд также отложил решение по ходатайству о переносе части слушаний в ангар в Гильзе-Рейен. Судья Стейнгаюс предупредил, что если суд пойдет на это, то в заседании смогут участвовать только ограниченное количество человек. Так как реконструкция находится на военном объекте, где действуют повышенные меры безопасности, а также могут быть ограничения из-за коронавируса. Тем не менее заинтересованным лицам, в том числе представителям СМИ, суд готов обеспечить прямую трансляцию из ангара. Окончательно суд сможет решить после завершения дополнительного расследования — в апреле 2021 года. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов