Петарды с гвоздями и избиение случайного прохожего. Как расследуют нападения на марши за права ЛГБТ

«Марш равенства» — KyivPride-2021 в Киеве, 19 сентября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
«Марш равенства» — KyivPride-2021 в Киеве, 19 сентября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

С 2015 года в Украине регулярно проходят марши в поддержку ЛГБТ с требованием равных прав и безопасности для представителей сообщества. И каждый год радикально настроенные оппоненты нападают на участников маршей и полицейских, которые их охраняют.

Нападения повторяются из-за безнаказанности, считают правозащитники. Они призывают Верховную Раду принять законопроект, который конкретизирует законодательство о борьбе с дискриминацией. По их мнению, это поможет полиции правильно квалифицировать и расследовать такие преступления. Об этом говорят и на международном уровне — пункт об усилении ответственности за преступления на почве ненависти прописан в общем заявлении о стратегическом партнерстве Украины и США.

О безопасности на маршах за права ЛГБТ и расследовании нападений на них — в статье «Ґрат».

 

Киев. Петарды с гвоздями и презервативы с фекалиями

Первый в Киеве марш за права ЛГБТ планировался еще в 2012 году. Но организаторы были вынуждены отменить его уже на месте — на акцию с сотней участников пришла почти тысяча радикально настроенных оппонентов, а милиция не гарантировала безопасность. 

В следующем году организаторам удалось провести первый марш возле станции метро «Шулявская». Сотню участников сопровождали две тысячи правоохранителей. Несмотря на большие по численности контракции оппонентов, обошлось без столкновений.

«Это был так называемый «закрытый марш». Участники регистрировались, мы их отбирали и только за час до марша сообщали им о месте. Всех участников привезли и увезли на автобусах. Сам марш был оцеплен в три кольца», — рассказывает «Ґратам» Руслана Панухник, которая с 2013 года занимается организацией маршей в Киеве.

Задержание праворадикала, напавшего на участников Марша равенства в Киеве в 2015 году. Скриншот видео из ютуб-канала
Rosalia Eudokia

Второй марш состоялся в 2015 году и собрал уже больше участников — около 250 человек. Однако он прошел все еще не в центре Киева, а на Оболонской набережной.

«Милиция настаивала на отмене марша. Но за день до запланированной даты состоялась пресс-конференция президента Петра Порошенко, где, отвечая на вопрос о марше равенства, он сказал, что все граждане имеют право на мирное собрание. После пресс-конференции — я это связываю — мне позвонили из милиции и пригласили еще раз поговорить о марше. В итоге наша коммуникация продолжалась всего один день», — вспоминает Панухник.

Милиция оцепила марш только с двух сторон. Еще два входа — со стороны Днепра и частного сектора — остались открытыми, милиция посчитала, что оттуда никто не будет прорываться. Но оказалось, что сторож, охранявший частный сектор, пропустил на территорию несколько десятков радикально настроенных парней. Они беспрепятственно вошли в колонну и стали бросать в участников марша петарды с гвоздями. Милиционеры попытались прикрыть участников — девятеро из них пострадало. 

Пострадавший милиционер во время Марша равенства в Киеве в 2015 году. Скриншот видео из ютуб-канала
Rosalia Eudokia

Планировалось, что после окончания участников марша отвезут на милицейском автобусе, но он остался на месте старта колонны. Когда участники стали возвращаться к нему, милиция сказала им расходиться.

«Многие оказались в районе, который вообще не знали, во дворах, где бегали сотни разгневанных праворадикалов и били их. Это был ужас. Люди пытались спрятаться в магазинах, кафе. Забегали в маршрутки, их догоняли и заливали газом», — вспоминает Панухник.

В итоге пострадало около десяти участников марша. Нападавших на них не установили, в отличие от тех, кто бросал петарды в милиционеров. Задержали 25 человек, семерым объявили подозрение в массовом хулиганстве, связанном с сопротивлением представителю власти часть 3 и 4 статьи 296 Уголовного кодекса Украины , с применением предметов для нанесения телесных повреждений. Одного из подозреваемых суд отправил в СИЗО, четверых — под круглосуточный домашний арест, а двух отпустили на поруки нардепов от политической партии «Свобода».

В суд передали дело по обвинению четверых представителей добровольческого корпуса и националистической политической партии «Правый сектор» — Алексея Протоковило, Даниила Дашевского, Кирилла Вильямовского и Виталия Кирильчука. Всем четверым дали условные сроки. 

Следующие марши проходили уже в центре Киеве и с каждым годом собирали все больше участников — от двух тысяч в 2016 году до восьми тысяч в 2019-м. 

«Марш в 2016 году был попыткой вернуть к нам, организаторам, доверие участников», — говорит Панухник.

Организаторы начали готовиться заранее и договаривались с полицией. Благодаря этому марш достаточно эффективно охраняли и никто не пострадал. Тем не менее до и после мероприятия радикально настроенные оппоненты проводили «сафари» — искали участников и избивали их.

«О «сафари» наши оппоненты говорят публично. В 2018 году мы фиксировали это и отправляли в полицию, потому что это действительно нарушение законодательства, это призыв к насилию. Что было с нашим заявлением — я не знаю», — отмечает Панухник.

В 2019 году полиция задержала девятерых радикалов, готовивших нападение на марш. По информации полиции, они планировали забросать участников акции и охраняющих их полицейских презервативами с фекалиями. Задержанным объявили подозрение в покушении на массовое хулиганство часть 5 статьи 27, часть 1 статьи 14, часть 2 статьи 296 УК . В этом году их дело передали в суд. 

«За этот период — уже десять лет прошло — мы видим, что прогресс в коммуникации с полицией есть, — комментирует «Ґратам» директор оргкомитета KyivPride Ленни Эмсон. — Сейчас полиция относится к нам серьезно, дружественно и профессионально. Мы сотрудничаем, мы на одной стороне. Наша общая цель — это безопасный марш. И полиция во многом помогает, советует, как сделать маршрут лучше, как предотвратить нападения».

«Марш равенства» — KyivPride-2021 в Киеве, 19 сентября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Оппоненты нападают и на другие мероприятия в поддержку марша — лекции, выставки и кинопоказы. Для безопасности организаторы нанимают частные охранные агентства и просят полицию усилить патрулирование. Однако нападения все равно происходят — в 2019 году парни в балаклавах избили людей, возвращающихся с кинопоказа в рамках прайд-недели. 

 

Одесса. Бездействие полиции и отсутствие расследования

Первый в Одессе марш за права ЛГБТ планировали провести в 2015 году, но милиция обратилась в горсовет с просьбой отменить его через суд. Исполком горсовета подал иск, и суд удовлетворил его. Апелляция оставила это решение в силе. Только в 2019 году Верховный суд признал его незаконным. 

В 2016 году горсовет снова добился запрета марша через суд. Организаторы повторно направили уведомление о проведении шествия, и горсовет не успел обратиться в суд еще раз. Марш собрал около полусотни участников и прошел без происшествий, несмотря на контракции, как со стороны участников Автомайдана, так и со стороны участников Антимайдана. С тех пор марши стали для города ежегодным мероприятием с несколькими сотнями участников, на которых никто не нападал.

«2020 год стал неприятной неожиданностью», — в комментарии «Ґратам» вспоминает Юлия Лисовая, адвокатка общественной организации «Гей-альянс Украина», которая занимается организацией маршей в Одессе. 

В 2020 году оппоненты из праворадикальной организации «Традиция и порядок» заблокировали участников шествия. Полиция окружила их, но радикалы бросали в толпу яйца, обливали зеленкой, брызгали газом из баллончиков, отнимали и ломали транспаранты. В результате нападения пострадали пять полицейских. Правоохранители задержали 16 радикалов, но только одному — 17-летнему Никите Шевченко — объявили подозрение в насилии в отношении работников правоохранительного органа статья 345 УК . Суд отправил его под ночной домашний арест. Его дело сейчас слушается в Приморском райсуде Одессы.

Шестеро участников марша получили тогда химические ожоги, ушибы, сотрясение мозга и гематомы. Они написали заявления в полицию, которая, по словам адвокатки Лисовой, не стала открывать производство — заявления рассмотрели как обращение граждан. Лисовая написала еще одно заявление о нападении на участников марша, которое она квалифицировала как нарушение равноправия граждан часть 2 статьи 161 УК . Полиция проигнорировала и это заявление. Тогда адвокатка обжаловала бездействие правоохранителей через суд, который обязал полицию наконец открыть производство.

Весной этого года полиция выполнила судебное решение. Но, по информации адвокатки, до сих пор не провела никаких следственных действий по делу. Она пыталась получить доступ и изучить материалы дела, но следователь игнорировал ее. По поводу отсутствия эффективного расследования правозащитная организация «Украинский Хельсинкский союз по правам человека» планирует подать иск в Европейский суд по правам человека.

Кроме того, из-за бездействия полиции Лисовая обратилась в суд. По ее мнению, полиция не оттеснила радикалов, поэтому им удалось напасть на участников марша. Но суд в удовлетворении иска отказал, и адвокатка планирует подать апелляцию. 

По ее мнению, полиция не защитила марш из-за отсутствия политического решения руководства полиции. 

«Я могу предположить, что была установка минимально вмешиваться: никого не задерживать, не эскалировать недовольство людей прайдом, не становиться на чью-то сторону, чтобы не трактовали действия полиции как защиту прайда. Быть хорошими для всех», — предположила адвокатка. 

Марш в защиту прав ЛГБТ-сообщества в Одессе, 28 августа 2021 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

По ее словам, в суде представители полиции говорили о невозможности обеспечить безопасность на месте проведения марша. 

«Потому что тут клумбы и памятники. Невозможно было ограничить перемещение «Традиции и порядка», потому что у них тоже есть право протестовать. Было воскресенье, и там гуляли мирные жители, которых тоже нельзя было оградить», — пересказывает аргументы полиции Лисовая.

Однако во время марша в этом году полиция смогла обеспечить безопасность по тому же маршруту, что и в прошлом. «Традиция и порядок» начала угрожать нападениями заранее — в городе появились расклеенные листовки с портретами и именами организаторов марша. Позже полиция открыла уголовное дело о нарушении равноправия граждан часть 1 статьи 161 Уголовного кодекса  — его сейчас расследуют.

Контракция «Традиции и порядка» во время марша за права ЛГБТ в Одессе, 28 августа 2021 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Во время марша несколько сотен радикалов собрались на митинг против проведения марша и принятия законопроекта, который конкретизирует законодательство о борьбе с дискриминацией. Когда марш дошел до их митинга, контракцию оцепил спецназ. В участников марша, которые бегом преодолевали площадь, бросали дымовые шашки, но они ни до кого не долетели, и никто не пострадал.

«Мы видим события этого года, и полиция делает все, что она не могла сделать в 2020 году. Место то же самое, они прекрасно все перекрыли, вплоть до использования автобусов и машин — просто создали физический барьер. Они оттеснили «Традицию и порядок» — ту же организацию, с той же тактикой — и не дали им соприкоснуться с прайдом. В этом году была четкая политическая воля: мы защищаем, мы задерживаем», — считает Лисовая.

Илья Попков — лидер одесского отделения ультраконсервативной организации «Традиция и порядок» в Приморском райсуде Одессы, 30 августа 2021 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Стычки между праворадикалами и полицией произошли уже по окончанию марша, когда участников увезли на заранее приготовленных автобусах. В результате пострадало 29 правоохранителей, 61 радикала задержали. На 46 парней полиция составила админпротоколы за мелкое хулиганство. Поскольку 12 из них оказались несовершеннолетними, на их родителей составили протоколы за уклонение от родительских обязанностей. 13 членов «Традиции и порядка» отправили под ночной домашний арест, а главу одесской ячейки организации Илью Попкова — под круглосуточный. 16 сентября апелляционный суд смягчил ему меру пресечения и тоже назначил ночной домашний арест.

 

Харьков. Драка с полицией и нападение на случайного прохожего

Первый KharkivPride состоялся только в сентябре 2019 года и собрал около трех тысяч человек. Марш за права ЛГБТ охраняло более двух с половиной тысяч полицейских, которые не допустили нападений на демонстрантов. Несколько оппонентов бросали в них камнями и яйцами. Но в итоге полиция составила админпротокол о мелком хулиганстве только на одного парня.

Нападение перед KharkivPride 2019. Фото: твиттер IT Sector Харків

Но нападения были не только во время самого марша. Перед началом пострадал беларуский анархист Алексей Боленков. Когда он вместе с друзьями шел к месту формирования колонны, на него напали праворадикалы, некоторые из них были в футболках с надписью праворадикальной организации «Фрайкор». Они били Боленкова руками и ногами и распылили в его сторону газ из перцового баллончика. Он не стал обращаться в полицию. 

«Полиция рядом стояла и сама все видела, — объяснил «Ґратам» Боленков. — Не хотелось идти к людям, которые, на мой взгляд, крышуют ультраправые группировки, и просить о защите. Кроме того, я — анархист и стараюсь не связываться с полицией».

Задержание на KharkivPride. Фото: Павел Стех

Когда марш закончился, праворадикалы устроили «сафари» на участников марша и по ошибке напали на несовершеннолетнего парня, который вместе с девушкой гулял в парке недалеко от места проведения марша. Праворадикалы в балаклавах били парня руками и ногами, пока за него не вступился фотограф одного из изданий. Полиция открыла дело о групповом хулиганстве часть 2 статьи 296 УК , но никого не задержала.

Позже подозрение сообщили только одному нападавшему — Виктору Масальскому. Тогда же его дело передали в суд, который за два года так и не перешел к слушаниям по существу из-за частой неявки участников и редкости заседаний, которые назначают с интервалом в два месяца. 

Неуставное насилие. Почему правозащитники Freedom House добиваются запрета харьковской националистической организации «Фрайкор»

После избиения несовершеннолетнего полиция отправилась на поиски нарушителей. У офиса «Фрайкора» они остановили нескольких парней, по их мнению, похожих на тех, что напали на несовершеннолетнего, и попросили их предъявить документы. Началась словесная перепалка и драка. Праворадикалы, среди которых были представители «Фрайкора», «Традиции и порядка» и националистической партии «Братство», распылили в полицейских газовые баллончики.

«Если люди начинают рассказывать полицейским, что они такие же, как и те участники парада, полицейскому, естественно, это не нравится. Чего его оскорблять, того полицейского?» — объяснял причину конфликта начальник Главного управления Нацполиции в Харьковской области Валерий Сокуренко.

Полиция задерживает националистов, протестующих против KharkivPride. Фото: Павел Стех

В результате пострадали двое полицейских, а 17 праворадикалов задержали. Подозрение в насилии в отношении работников правоохранительного органа часть 2 статьи 345 УК  предъявили только троим — участнику «Братства» Ростиславу Федорко, которого суд отправил в СИЗО, и «фрайкоровцам» Вадиму Макарову и Максиму Сахненко — им назначили ночной домашний арест.

В этом году суд приговорил Макарова к двум годам лишения свободы условно, освободив от наказания с испытательным сроком в один год. В суде он полностью признал вину, а свое поведение назвал «необдуманным и неправильным».

Процессы над Федорко и Сахненко еще продолжаются.

В другом деле — о превышении полномочий часть 2 статьи 365 УК  полицейским Максимом Мошоровским — Сахненко проходит потерпевшим. По версии следствия, полицейский подбежал к лежащему на асфальте задержанному Сахненко, одной ногой наступил на него, а другой ударил его в область колена. В прошлом году дело Мошоровского передали в суд.

Из-за карантинных ограничений в 2020 году марш состоялся в формате автопробега. Около 20 машин с символикой ЛГБТ сопровождали около 200 полицейских и нацгвардейцев, которые не зафиксировали нарушений.

«Українська нація, геть дискримінацію!». В Харькове прошел марш KharkivPride

В этом году марш был таким же массовым, как в 2019 году — собралось около трех тысяч участников. Их охраняли около 1200 полицейских и нацгвардейцев. Обошлось без происшествий.

«Мы благодарны полиции за организацию безопасности. Но надеюсь, что в следующем году полиции будет меньше», — сказала «Ґратам» соорганизаторка марша, вице-президентка общественной организации «Харьковское женское объединение «Сфера» Анна Шарыгина.

 

Борьба с проявлениями дискриминации

Нападения на марши за права ЛГБТ не были квалифицированы и расследованы по статье о нарушении равноправия граждан статья 161 УК , в комментарии «Ґратам» констатирует Анастасия Бондаренко, юристка проекта «Сеть параюристов», который сотрудничает с KyivPride.

«Сколько мы ни пытались, нам не удавалось заставить полицию переквалифицировать преступления должным образом, — отмечает Бондаренко. — Даже при наличии прямых доказательств того, что это нападение было совершено на почве ненависти — из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности». 

Полицейские не применяют 161-ю статью из-за нехватки знаний и понимания, что такое преступления на почве ненависти, и отсутствия практики, считает Анна Литвинова, юристка «Инсайта» — общественной организации, входящей в состав оргкомитета KyivPride.

«Полицейский должен разбираться в этом вопросе — что такое преступление на почве ненависти, какие у него признаки. Когда полицейский читает эту статью, он там не видит сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Если говорить юридическим языком, у этой статьи открытый список — перечень признаков идет и по «другим признакам», — говорит Литвинова. — Кроме незнания, могут быть и личные предубеждения — некоторые полицейские забывают, что, когда они надевают форму, они перестают быть рядовыми гражданами».

На расследование нападений влияет и нежелание пострадавших обращаться в полицию. 

«Кто-то боится раскрытия статуса, кто-то — не хочет усиливать стресс, поскольку полицейские часто ведут себя дерзко, не толерантно», — объясняет Бондаренко. 

Митинг правозащитников и ЛГБТ-организаций за безопасность ЛГБТ-сообщества, 6 июня 2021 года, Киев. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В июне правозащитные активисты провели в Киеве рейв-прайд с требование расследовать преступления на почве ненависти. Они призвали Верховную Раду принять законопроект о внесении изменений в законодательство о борьбе с проявлениями дискриминации.

Авторы законопроекта предлагают дополнить уголовный и административный кодексы четким понятием нетерпимости, в котором, среди прочего, прописана сексуальная ориентация и гендерная идентичность. В административный кодекс хотят ввести статью о нарушении законодательства в сфере предотвращения и противодействия дискриминации, предусматривающую штраф. А в уголовном — конкретизировать 161-ю статью.

«Если этот законопроект примут, появится механизм для квалификации и расследования преступлений на почве ненависти», — считает Анна Литвинова.

 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов