Неуставное насилие. Почему правозащитники Freedom House добиваются запрета харьковской националистической организации «Фрайкор»

Задержания националистов во время KharkivPride. Фото: Павел Стех
Задержания националистов во время KharkivPride. Фото: Павел Стех

По инициативе украинского представительства международной правозащитной организации Freedom House Главное территориальное управление юстиции в Харьковской области попыталось в суде  ликвидировать общественную организацию «Фрайкор». По мнению правозащитников, активисты «Фрайкора» пропагандируют насилие и нарушают права и свободы людей. Суд не удовлетворил иск, но харьковское управление юстиции подало апелляцию.

«Ґрати» разбирались, чем занимается «Фрайкор» и почему правозащитники добиваются запрета организации. 

 

«Действительно правая организация»  

Акция «Фрайкора» на 3-летие образования. Фото: телеграм-канал «Фрайкор»

«Фрайкор» — общественная организация, которая декларирует, что «занимается патриотическим воспитанием молодежи и военной подготовкой, а также принимает участие в политической и общественной жизни Харькова». «Фрайкор» насчитывает не больше 20 активистов, и, как утверждает ее руководитель Георгий Тарасенко, вступить в организацию непросто. 

«Военно-патриотическая организация «Фрайкор» была зарегистрирована 19 марта 2018 года в Харькове. Через полтора месяца, накануне 9 мая, в городе сбросили с постамента бюст советского маршала Георгия Жукова. На месте полиция нашла наклейки с надписью «Фрайкор» и открыла уголовное производство о хулиганстве, совершенном группой лиц (часть 2 статьи 296 Уголовного кодекса). Фрунзенский районный суд Харькова допросил больше десяти свидетелей, но подозрение до сих пор никому не объявили, хотя и производство не закрыли.

Фрунзенский районный суд Харькова рассматривает еще одно уголовное производство об очередном сносе бюста маршала Жукова. Происшествие произошло через год, 2 июня 2019 года, во время съезда партии мэров Харькова и Одессы Геннадия Кернеса и Геннадия Труханова — «Доверяй делам». Съезд пикетировали харьковские националисты, в том числе члены «Фрайкора». Националисты устроили «коридор позора» для участников форума, а затем снесли бюст Жукова, находящийся рядом. В сносе памятника по статье о групповом хулиганстве обвиняют Николая Зинченко и Вячеслава Дуду, и, хотя они не числятся в «Фрайкоре», организация их активно защищает.

Руководитель «Фрайкора» Георгий Тарасенко называет свою организацию «действительно правой» с национал-консервативными взглядами. 14 октября 2018 года вместе с другими харьковскими националистами активисты «Фрайкора» организовывали марш, посвященный годовщине основания Украинской повстанческой армии, 1 октября 2019 года — акцию «Нет капитуляции» против «формулы Штайнмайера» о поэтапной реализации Минских соглашений, включая проведение выборов на неконтролируемых территориях Донбасса. В День памяти о жертвах Голодомора 23 ноября 2019 года представители «Фрайкора» пикетировали консульство России в Харькове.

Во время мероприятия в честь годовщины Евромайдана 21 ноября 2019 года фрайкоровцы пытались помешать работе журналистки NewsOne.

«Мы не хотим видеть в родном городе пропаганду сепаратизма, пропаганду антиукраинских идей», — сказал глава «Фрайкора» Георгий Тарасенко и посоветовал журналистке снимать репортажи в Донецке и Луганске.

Полиция тогда открыла уголовное производство о препятствовании профессиональной журналистской деятельности (часть 1 статьи 171 УК).   

Представители «Фрайкора» не взяли на себя ответственность за нападения на офис партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» и кандидата в депутаты от этой партии Дмитрия Святаша. Но при этом активисты оперативно писали о нападениях на своих страницах в Facebook и Telegram с очевидным одобрением, называя тех, кто их совершил, «неизвестными и неравнодушными патриотами».

У страницы «Фрайкора» в Facebook около 8 тысяч читателей, у канала в Telegram — больше двух тысяч. На патриотических акциях и в судах по делам о терроризме и госизмене можно часто увидеть около 20 молодых парней в черных футболках с символикой «Фрайкора». Местные СМИ обычно упоминают «Фрайкор» как проукраинских активистов или противников феминисток и ЛГБТ.

Попытки препятствовать мероприятиям на феминистскую и ЛГБТ тематику активисты «Фрайкора» объясняют защитой «семейных ценностей». На насилие со стороны «Фрайкора» часто жалуются организаторки таких мероприятий из общественной организации «Харьковское женское объединение «Сфера». Например, 11 октября 2018 года — в Международный день каминг-аута или видимости ЛГБТ, представители «Фрайкора» сорвали Coming Out Fest. Они заблокировали дверь клуба, где должно было начаться мероприятие, и никого туда не пускали. Полицейские не вмешивались, а затем провели участников фестиваля до метро.

 

«Марш равенства»  

Акция националистов во время KharkivPride. Фото: Павел Стех

Особенно активно «Фрайкор» пытался помешать мероприятиям, имеющим отношение к правозащитному маршу KharkivPride. 17 апреля 2019 года несколько националистов ворвались в зал гостиницы, где проходила закрытая встреча в поддержку марша, организованная «Харьковским женским объединением «Сфера» и украинским представительством международной правозащитной организации Freedom House. Националисты потребовали прекратить встречу и обвиняли организаторов в «развращении малолетних» и пропаганде «гнилых» западных ценностей. 

12 сентября 2019 года в Харьковском литературном музее состоялось еще одно мероприятие в поддержку марша равенства KharkivPride — лекция «Толерантность как одна из составляющих модерной национальной украинской идеи» бывшего депутата Верховной Рады и журналиста Олеся Дония. Активисты «Фрайкора» пытались сорвать ее, облив лектора зеленкой. Доний получил травму глаза, но отказался от госпитализации и не стал писать заявление в полицию, чтобы продолжить лекцию. 

«Вместо этого я два часа читал лекцию. О толерантности. Очень символично читать лекцию о толерантности в зеленке. Самое смешное, что эта группа «в черных футболках» еще два часа слушала мою лекцию. Какой-то мазохизм, кажется», — прокомментировал Доний.

15 сентября 2019 года состоялся сам марш равенства. На него собралось около двух тысяч человек, и непосредственно во время самого шествия полицейские не зафиксировали грубых правонарушений. Одновременно представители националистических организаций, в том числе «Фрайкора», проводили параллельные акции в поддержку «семейных ценностей». Около 300 противников KharkivPride забрасывали яйцами участников марша и выкрикивали оскорбления.

Двое пострадавших полицейских и трое задержанных националистов. В Харькове прошел марш равенства

Но до и после марша противники KharkivPride, очевидно националисты, напали на участников. Несколько человек в балаклавах избили несовершеннолетнего парня, который не участвовал в марше, а гулял по парку со своей девушкой, но у него были окрашенные волосы, а девушка была одета в футболку с радугой. Еще несколько участников марша пострадали от неизвестного парня, который бросал в них камни. Оба происшествия полиция расследует как хулиганство. 

После марша националисты подрались с полицейскими возле офиса «Фрайкора». По версии главы организации, несколько активистов вышли на улицу, а полицейские тут же начали их «паковать».

Поліцейський б`є людину на вулиці Римарській

АПД: Поліцейському оголошено підозру.Дякуємо усім, хто поширював матеріали з нашої сторінки та робив цю справу гучною. Спостерігачі OZON продовжуватимуть слідкувати за справою та інформувати про її результати.Посилання на новину про оголошення підозри: https://www.facebook.com/OZON.monitoring/photos/a.1375469319373219/2508417329411740/?type=3&theater⚡️⚡️⚡️ Харківська поліція відмовилася проводити службове розслідування щодо побиття затриманого, оскільки «не змогла встановити» свого співробітника.Під час моніторингу подій після Харків Прайд Маршу 15 вересня нашими спостерігачами був зафіксований випадок незаконного застосування фізичної сили з боку працівника поліції. Затримуючи особу на вулиці Римарській 15 разом з іншими правоохоронцями поліцейський без розрізнювальних знаків, як видно на відеозаписі, став ногою на одну ногу затриманого, а іншою здійснив удар трохи вище коліна. На відео видно, що затримана особа не чинить спротиву, а навпаки лежить та руками прикриває голову, що свідчить, на нашу думку, про перевищення службових повноважень працівником правоохоронного органу.4 жовтня координаторка групи "ОЗОН" Любов Галан та провідний експерт Харьковский институт социальных исследований Andrew Chernousov провели робочу зустріч із начальником УПД Поліція Харківської області області та керівником групи поліції діалогу, представивши наш звіт за моніторингом та рекомендації для співробітників. У звіті, серед іншого, був зафіксований описаний раніше інцидент. Після зустрічі ми звернулися до ГУНП у Харківській області з вимогою провести службове розслідування цього епізоду і дати правову оцінку діям співробітника поліції.📄 Через місяць ми отримали відповідь, в якому управління превентивної діяльності при ГУНП у Харківській області повідомляє, що провести службове розслідування неможливо, оскільки не вдалося розпізнати співробітника поліції, який зафіксований на відеозаписі.‼️ Ми стурбовані таким результатом розгляду нашого звернення і тим, що такі дії спричиняють до посилення безкарності за злочини серед правоохоронців. Це у свою чергу підриває довіру населення до Національна поліція України та не сприяє конструктивному діалогу з громадськістю, яка зацікавлена у підвищенні стандартів роботи поліції.Правозахисна організація Center for Civil Liberties / Центр Громадянських Свобод зараз приймає рішення щодо подальших кроків для подолання безкарності, зокрема з приводу цього інциденту.

Posted by Ozon/Озон — громадське спостереження on Tuesday, November 5, 2019

По версии полиции, националисты сказали, что полицейские «такие же, как и те участники парада», а правоохранителям это «не понравилось».

Двое полицейских получили ожоги глаз, а троим националистам объявили подозрение в насилии в отношении работников правоохранительных органов (часть 2 статьи 345 УК). Двое из них — представители «Фрайкора» Максим Сахненко и Вадим Макаров. Суд отправил их под ночной домашний арест, но вскоре отпустил под личное обязательство. Третьего — Ростислава Федорко из «Всемирно-броварского телевидения» и движения «Братство», отправили в СИЗО, но затем заменили меру пресечения на ночной домашний арест. Поддержать подозреваемых в суд приходили около 30 представителей организаций «Фрайкор», «Традиция и порядок», «Правый сектор» и «Национальные дружины» с плакатами «Свободу націоналістам» и «Ні поліцейським репресіям».

С молитвой и за «плохие привычки». Как арестовывали подозреваемых в столкновениях с полицией во время KharkivPride

 

«Систематическое нарушение прав и свобод человека» 

Нападение фрайкоровцев после KharkivPride 2019. Фото: твиттер IT Sector Харків

После происшествий во время мероприятий KharkivPride руководство украинского представительство Freedom House заявило, что действия активистов «Фрайкора» нарушают право на мирное собрание, а полиция не привлекает их к ответственности. 

«После нападения на мероприятие 17 мая мы несколько раз подавали заявление о совершении правонарушения в полицию, однако не получали никаких ответов, — прокомментировал «Ґратам» директор украинского представительства Freedom House Мэтью Шааф. — Мы были вынуждены обратиться в суд, чтобы обязать полицию начать производство по делу».

Выполняя решение суда, полиция открыла уголовное производство о хулиганстве группой лиц (часть 2 статьи 296 УК), но затем закрыла его. При этом, по мнению Мэтью Шаафа, правоохранители вообще не провели расследование. 

«Мы были вынуждены повторно обратиться в суд, но уже обжалуя постановление следователя о закрытии уголовного производства по данному делу. На сегодняшний день дело находится в суде, окончательное решение не принято», — отметил Мэтью Шааф. 

Украинское представительство Freedom House сделало вывод, что «Фрайкор» пропагандирует насилие, а также нарушает права и свободы людей. Экс-уполномоченная Верховной Рады по правам человека, адвокатка Валерия Лутковская, представляющая интересы Freedom House, обратилась в Министерство юстиции Украины с заявлением, в котором просила «принять меры по принудительному роспуску» общественной организации «Фрайкор». Причина — деятельность организации не соответствует заявленной цели.

Минюст направил заявление Лутковской в территориальное управление ведомства в Харьковской области. И в декабре прошлого года оно обратилось в Харьковский окружной административный суд с просьбой запретить деятельность общественной организации «Фрайкор» и ликвидировать ее. Лутковская участвовала в деле как третье лицо в интересах украинского представительства Freedom House. 

Суд рассмотрел иск в упрощенном порядке, то есть без судебных заседаний. «Фрайкор» просил не удовлетворять его, назвав требования о принудительной ликвидации необоснованными. Истец — харьковское управление юстиции — предоставил в качестве доказательств распечатки журналистских публикаций о правонарушениях «Фрайкора» во время марша и его подготовки. 

Суд в ответ поинтересовался, расследует ли харьковская полиция причастность «Фрайкора» к правонарушениям во время мероприятий KharkivPride. Харьковское управление юстиции отвечало, что у него нет информации о следствии. Тогда суд сам обратился в Главное управление Национальной полиции в Харьковской области — полиция не отреагировала вовсе.

В свою очередь, «Фрайкор» предоставил суду ответ на адвокатский запрос в полицию, в котором говорилось, что организация не фигурирует в уголовных производствах о правонарушениях во время закрытой встречи в поддержку KharkivPride 17 апреля 2019 года. Об остальных нападениях никаких данных в суде не оказалось.

 

«Доказательств больше не стало»

Нападение фрайкоровцев после KharkivPride 2019. Фото: твиттер IT Sector Харків

23 марта суд вынес решение: в удовлетворении иска отказать, поскольку истец не предоставил официальных доказательств правонарушений, совершенных членами «Фрайкора». Через месяц, 22 апреля, харьковское управление юстиции направило в суд апелляционную жалобу. Об этом «Ґратам» сообщила Наталья Колотилова, начальница Отдела судебной работы и международной правовой помощи. При этом она отметила, что «доказательств больше не стало».

Впрочем, адвокатка Валерия Лутковская утверждает, что во время рассмотрения апелляции, запланированной на 17 июня, все же предоставит дополнительное доказательство. Это ответ прокуратуры, в котором говорится, что она возобновила производства относительно действий «Фрайкора» 17 апреля 2019 года. По мнению Лутковской, в полиции, отвечая на запрос адвокатов «Фрайкора», предоставили неактуальную информацию, поскольку еще не знали о возобновлении производства. 

Эту информацию «Ґратам» подтвердили в пресс-службе прокуратуры Харьковской области. «В марте прокуратура действительно возобновила это производство, — сказали в ведомстве. —  Сейчас продолжается досудебное расследование». 

Полиция не заинтересована в расследовании преступлений на почве ненависти, — считает директор украинского представительства Freedom House Мэтью Шааф. Он также возмущается тому, что такие преступления часто квалифицируют как хулиганство. 

 

«Чувствуя абсолютную безнаказанность, а иногда и вовсе поддержку со стороны правоохранительных органов, подобные организации будут продолжать нападения, погромы, препятствовать мирным собраниям, — прокомментировал «Ґратам» Мэтью Шааф. — Жертвы нападений на почве ненависти никаким образом не защищены государством, расследование таких преступлений проходит посредственно и формально, а также практически всегда безрезультатно». 

К примеру, после нападения на акцию харьковской общественной организации «Сфера» в честь Международного дня противодействия гомофобии, трансфобии и бифобии в 2017 году полиция открыла два производства — о сопротивлении представителю правоохранительного органа (часть 2 статьи 342 УК), поскольку пострадал полицейский, и о нарушении равноправия граждан (часть 1 статьи 161 УК). Однако затем дело по 161-й статье закрыли «в связи с отсутствием состава преступления».

 

Авторка при написании материала неоднократно пыталась получить комментарии от руководства «Фрайкор», но в организации не ответили ни на телефонные звонки, ни на электронные сообщения.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов