С молитвой и за «плохие привычки». Как арестовывали подозреваемых в столкновениях с полицией во время KharkivPride

Дзержинский районный суд Харькова<br />
Фото: Анна Соколова, Ґрати
Дзержинский районный суд Харькова
Фото: Анна Соколова, Ґрати

В результате столкновений во время первого правозащитного марша ЛГБТ+ KharkivPride 15 сентября в Харькове, задержали 17 человек. Однако оставили под стражей только троих, – по подозрению в угрозах или насилии в отношении полицейских. При этом никто из нападавших на участников марша задержан не был. 18 сентября суд арестовал на 60 суток Ростислава Федорко из «Всемирно-броварского телевидения» и движения «Братство». Еще двоих подозреваемых, – Максима Сахненко и Вадима Макарова из националистической организации «Фрайкор», суд отправил под ночной домашний арест на два месяца. Рассказываем, как проходили судебные заседания.

 

15 сентября в Харькове состоялся первый правозащитный марш, организованный ЛГБТ+ сообществом, – KharkivPride. Одновременно активисты националистических организаций и сторонники традиционных ценностей провели акцию против марша, после которой произошли столкновения с полицией. В отделение полиции доставили 17 человек, троих задержали.

Представители националистических организаций и «сторонники традиционных семейных ценностей», как они представлялись журналистам, столкнулись с полицейскими уже после марша. В результате пострадали двое сотрудников, получивших ожоги глаз от слезоточивого газа. Троих задержанных активистов подозревают в «угрозах или насилии в отношении работника правоохранительного органа» (часть 2 статьи 345 УК).

«Если люди начинают рассказывать полицейским, что они такие же, как и те участники парада, полицейскому, естественно, это не нравится, он на службе находится. Чего его оскорблять, того полицейского?», – сказал начальник Главного управления Нацполиции в Харьковской области Валерий Сокуренко 16 сентября, когда националисты пикетировали полицию с требование отпустить задержанных. – Оскорблять их начали. Жестко оскорблять. Те что-то ответили. А дальше начался конфликт».

Поддержать подозреваемых в Дзержинский районный суд, который избирал меру пресечения, пришли около 30 представителей организаций «Фрайкор», «Традиция и порядок», «Правый сектор» и «Национальные дружины».

 

Дзержинский районный суд Харькова. Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

В холле суда глава националистической организации «Фрайкор» Георгий Тарасенко озвучивает «Ґратам» свою версию конфликта с полицейскими:

«После проведения и окончания всех мероприятий так называемого гей-парада (KharkivPride – ред.) наши парни сидели в нашем офисе на улице Рымарской. Несколько из них вышли купить воды, и их сразу начала паковать полиция. Я лично вышел переговорить, спросить, что происходит, за что задерживают парней. Вместо ответа меня и моего заместителя тоже начали паковать. Парни подбежали, начался какой-то конфликт. Вывезли 17 человек, среди них 11 представителей «Фрайкора», остальные – активисты «Традиции и порядка», «Правого сектора» и двое парней из «Братства». В райотделе их пытались сопоставить с людьми, которые били ЛГБТ-активистов в парке Шевченко. Ничего не смогли сопоставить, потому что их там реально не было. Поэтому им начали шить сопротивление работникам полиции, когда полицейские били парней дубинками, а они как-то пытались защитить себя».

Глава «Фрайкора» утверждает, что активисты его организации не использовали газовые баллончики: «Парни, которых не задерживали, может, использовали баллончики в ответ на то, что их дубасили».

 

«Либо какие-то язычники воинственные, либо атеисты»

Ростислав Федорко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

Ростиславу Федорко 23 года, он из Ивано-Франковской области, живет в Киеве. Представляется журналистом «Всемирно-броварского телевидения» и активистом движения «Братство» Дмитрия Корчинского. В 2018 году Федорко участвовал в конфликте возле Специализированной антикоррупционной прокуратуры, когда главу Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина облили зеленкой. Активисты протестовали против закрытия криминального дела, в котором фигурировал сын главы МВД Арсена Авакова. Его обвиняли в причастности к краже 14,5 миллионов гривен при закупке рюкзаков для Нацгвардии. Шабунина закидали тортами, потом облили зеленкой, в результате чего он получил химический ожог глаз. Федорко по этому делу проходит в качестве обвиняемого, его объявляли в розыск, 14 мая 2019 года арестовали, но в итоге он оказался на свободе.

 

Ростислав Федорко и адвокат Анатолий Тарасенко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

Перед началом судебного заседания коллега Федорко по «Всемирно-броварскому телевидению» Артем Довгий включает камеру на телефоне и обращается к нему, записывая видео:

 — Скажите, пожалуйста, полиция на вами издевалась?

Федорко утвердительно кивает.

 — Как мы видим, очков на человеке нет, побили во время задержания. Телефона нет…, – продолжает комментировать Довгий.

—  Крестик сорвали! – жалуется Федорко из «аквариума».

— То есть, видите, полицейские срывают с задержанных кресты нательные… То есть какой из этого можно сделать вывод? Что они либо какие-то язычники воинственные, либо атеисты. Они издеваются над христианами в 21-м веке в городе Харькове. Это репрессии против христиан!, – говорит на камеру Артем Довгий.

«Ґратам» он конфликт с полицейскими объясняет незаконными задержаниями активистов:

«Мы, «Всемирно-броварское телевидение», приехали из Киева снимать гей-парад (KharkivPride – ред.). Во время съемки мы увидели, как ведут одного незаконно задержанного парня, его очень жестко скрутила полиция, пыталась завести в автозак. Ростислав пытался помешать этому незаконному действию, пытался отбить парня, оттянуть. Полиция сразу начала его бить, затягивать в автозак вместе с другими. Им было все равно, что он журналист, что у него камера. Телефон сразу разбили».

— Он использовал газовый баллончик? – спрашивает его корреспондентка «Ґрат».

— Нет, у нас нет таких данных, – отвечает Довгий. Заседание начинается.

 

Сер-гей

Адвокат Анатолий Тарасенко, защитник Федорко, перед началом заседания читает половину «Отче наш». Подозреваемый крестится и садится на лавку в «аквариуме». Судья Алексей Шишкин объявляет судебное заседание открытым, но Федорко сразу отказывается отвечать на вопросы.

 

Максим Сахненко и адвокат Артем Лядов. Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

— Вы гражданин Украины? – спрашивает судья подозреваемого, но тот не отвечает.

Судья повторяет вопрос.

— Я имею право не давать показания. Я воспользуюсь статьей 63 (статья 63 Конституции Украины: лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников – ред.), – отвечает Федорко и дальше на все вопросы повторяет: «Статья 63».

Неожиданно на вопрос об отводе следовательнице и прокурору адвокат запросил информацию, работали ли они в университете внутренних дел Украины.

— Зачем вам эти ведомости? – удивился судья.

— Эти ведомости мне нужны в связи с тем, что Национальной полицией расследуется уголовное производство относительно убийства профессора (Харьковского — ред.) национального университета. Насколько мне известно, этот профессор был активистом так называемого ЛГБТ-движения. И мне необходимо знать, заинтересованы ли сотрудники, выпускники или студенты национального университета внутренних дел Украины в рассмотрении этого дела, поскольку оно касается именно известного сообщества.

Профессор математики Харьковского национального университета Сергей Герасин был обнаружен убитым у себя дома в октябре 2012 года. Следствие, по словам Тарасенко, до сих пор продолжается.

— Каким образом уголовное производство относительно сопротивления сотрудникам полиции касается того производства, на которое вы сейчас ссылаетесь? – не понял судья.

— В воскресенье в городе Харькове проходило мероприятие, против которого выступают харьковчане… Это мероприятие связано именно с той идеологией, которую высказывали и которую внедряли в жизнь активисты в национальном университете внутренних дел Украины. Между прочим, кто там недавно был ректором? Не напомните?

Прокурор и следовательница пытаются возразить, адвокат заявляет отвод следователю.

Ректором университета до 2019 года был Валерий Сокуренко, начальник Главного управления Нацполиции в Харьковской области. «Как это связано с отводом следовательнице?» – спрашивают у адвоката журналисты. «Ведь именно в этом учебном заведения работал тот человек, который был открыт для общества и который уже с того времени, с 2012 года как минимум, осуществлял свое идеологическое влияние на студентов, на преподавателей», – отвечает Тарасенко, подразумевая, очевидно, погибшего профессора, и говорит, что хочет знать, участвовала ли следовательница в рассмотрении «дела, где потерпевшим был Сер-гей». Именно так, по слогам, он произносит имя погибшего.

 

«Плохая привычка»

Ходатайство об отводе следовательницы судья не удовлетворил, но разрешил Федорко выйти из «аквариума» и сесть рядом с защитником. Тарасенко попытался заявить о необходимости провести заседание в  закрытом режиме: «Все дела относительно так называемых демонстраций содомитов необходимо рассматривать в закрытом судебном заседании. Все обстоятельства говорят о том, что рассматривается сексуальная жизнь того или иного лица». Судья его не поддержал.

 

Дзержинский районный суд Харькова. Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

Прокурор Дмитрий Подвашецкий просит арестовать Федорко на время следствия, адвокат протестует и предлагает отпустить его на поруки депутата Харьковского горсовета Ивана Ракича или посадить под домашний арест в его  же адвокатскую квартиру.

«Нам известно, что до этого Федорко скрывался от органа досудебного расследования по другому делу. А сейчас снова совершил уголовное преступление уже на территории города Харькова. Это является основанием считать, что, находясь не под стражей, он может избежать участия в следственных действиях, влиять на свидетелей, потерпевшего, экспертов», – мотивирует арест прокурор.

Федорко вину не признает, обещает посещать следственные действия, Тарасенко называет преступление «плохой привычкой» и постоянно возвращается к оценке KharkivPride.

«Ваша честь, это дело о посягательстве на вероисповедание граждан, это дело о посягательстве определенной группы лиц, организованных, хорошо профинансированных, относительно вероисповедания целого города Харькова! Об этом есть определенная петиция, которая набрала 5837 голосов, об этом есть решение Харьковского горсовета, об этом есть заявление харьковского городского головы. Ваша честь, все это известно!», – заявляет адвокат.

Судья удалился в совещательную комнату. «Беркута», «воры», – активисты группы поддержки попытались разговорить сотрудников полиции. «Если мы не выйдем на акции и не скажем о своем протесте, если не будет останавливать такое их поведение, то это может зайти очень далеко», – говорит один из активистов. Он ходит по залу суда и снимает на телефон полицейских и журналистов, подходя к ним вплотную. Полицейские смеются. «И о либеральных журналистах, – продолжает парень. – Они будут говорить «полиция за законность», но до того момента, пока сами не получат дубинкой по горбу или им не разобьют камеру».

Спустя почти четыре часа судья Алексей Шишкин выносит решение: Ростислав Федорко будет находиться под стражей два месяца без возможности внесения залога. Во время оглашения решения суда группа поддержки, с плакатами «Свободу націоналістам» и «Ні поліцейським репресіям», скандируют: «Ганьба!».

 

Позитивно характеризуются

Вадим Макаров и группа поддержки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Двум другим подозреваемым, – Максиму Сахненко и Вадиму Макарову из националистической организации «Фрайкор», обоим также по 23 года, меру пресечения выбирают относительно быстро. Прокуратура требует для них домашнего ареста.

«У них меньше рисков. У них, во всяком случае на данный момент, не установлено проблем с законом, – объясняет журналистам позицию прокуратуры пресс-секретарша Вита Дубовик. – Действительно, преступление не тяжкое. На данный момент не усматривается необходимость держать этих людей под стражей».

У Максима Сахненко и Вадима Макарова один адвокат Артем Лядов. Он говорит, что его подзащитные имеют постоянное место проживания, социальные связи и «хорошо характеризуются». К делу Сахненко защитник просит добавить его характеристику с места учёбы, к делу Макарова, – удостоверение участника боевых действий и тоже положительную характеристику.

«Нет состава преступления, – дважды повторяет в суде Артем Лядов. – Я прошу отказать в полном объеме».

Судья удовлетворяет ходатайство прокуратуры и назначает Сахненко и Макарову на два месяца частичный домашний арест: с 20:00 до 6:00.

Оба подозреваемых не признают своей вины. О конфликте с полицейскими Максим Сахненко говорит «Ґратам»: «Ничего не могу сказать по этому поводу. Был рядом, гулял с друзьями. Как забрали в райотдел? Брызнули в глаза газовым баллончиком, сбили с ног и повезли».

 

«Хулиганка» и ни одного задержанного

Во время KharkivPride и параллельных акций «за традиционные семейные ценности» травмы получили не только полицейские, – двое после марша и еще двое под зданием райотдела во время пикетирования его националистами. В комментарии «Ґратам» одна из организаторок KharkivPride Анна Шарыгина рассказала, что пострадали как минимум трое людей из числа участников марша или прохожих. 15 сентября в отношении 17-летнего молодого человека, который, по информации полицейских, бросал камнями в участников марша после окончания акции, составили административный протокол по статье 173, – мелкое хулиганство.

Кроме того, полиция открыла уголовное производство по части 2 статьи 296 «хулиганство» «по факту хулиганских действий в отношении юноши в парке Шевченко», избиения его группой неизвестных. Производство открыли после публикации видео, на следующий день пострадавший, – несовершеннолетний молодой человек, написал заявление. «Сейчас полицейские устанавливают лиц, причастных к преступлению. Следственные действия продолжаются», — заявили в полиции.

Представители Мониторинговой миссии ООН по правам человека призвали правоохранителей быстро и эффективно расследовать эти нападения. «Мы были ошеломлены, когда после мирного ЛГБТ марша члены праворадикальных групп напали на людей в парке. Нападавших можно увидеть на фото и видео, которые есть онлайн», – отметили правозащитники. При этом никто из нападавших так и не был задержан.

57880  случаев превышения скорости зафиксирован в Киеве за первые сутки работы камер автофиксации
57880

случаев превышения скорости зафиксирован в Киеве за первые сутки работы камер автофиксации

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов