Крым
Онлайн 06 сентября 2021

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День второй — доказательства обвинения и его показания

06 сентября
17:19 «Он назвал два имени: Фазиль и Александр — сотрудники ФСБ, которые его пытали» — адвокат Дмитрий Динзе комментирует прошедшее заседание
15:30 Допрос кинолога Бродского
14:53 Коровина допрашивает Дмитрий Динзе
14:17 Тарас Омельченко допрашивает оперуполномоченного Коровина
13:56 Версия оперуполномоченного Дениса Коровина. Он задерживал о Есипенко и нашел гранату в его машине
13:40 Суд запрещает корреспонденту «Ґрат» ходить по залу во время заседания. Но он и не ходил
13:30 Первый допрос Есипенко в качестве подозреваемого 11 марта — он отказывается от дачи показаний
13:20 Есипенко допрашивает прокурорка
12:45 Есипенко допрашивает адвокат Дмитрий Динзе
12:35 Есипенко допрашивает адвокат Тарас Омельченко
12:00 Показания Есипенко
11:50 Суд допустил архиепископа Климента в качестве общественного защитника
11:32 В зал зводят Владислава Есипенко, заседание начинается
11:15 Есипенко еще не доставили в суд. Заседание задерживается
10:50 На заседание не пускают слушателей и разрешили зайти лишь одному журналисту
10:00 Коротко о деле: задержание, пытки, первое заседание
Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День второй — доказательства обвинения и его показания
Владислав Есипенко во время заседания в Киевском райсуде Симферополя, 30 апреля 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Симферопольский районный суд рассматривает дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко, обвиняемого российскими правоохранителями в незаконном изготовлении взрывного устройства. Есипенко задержали 10 марта, когда нашли в его машине ручную гранату и запал к ней. По версии следствия, он собрал взрывчатку из элементов, найденных в схроне, который организовала возле админграницы украинская разведка. Есипенко отрицает вину и утверждает, что после задержания его пытали электричеством сотрудники ФСБ, а дело против него — сфальсифицировано.

«Ґрати» ведут онлайн первого судебного заседания процесса. Дело ведет судья Длявер Берберов, обвинение представляет прокурор Сергей Зайцев. Есипенко защищают крымские адвокаты Тарас Омельченко, Алексей Ладин и Эмиль Курбединов, а также прибывший из Москвы Дмитрий Динзе.

10:00
06 сентября
10:00
06 сентября
Коротко о деле: задержание, пытки, первое заседание

Фрилансера проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии Владислава Есипенко задержали 10 марта по пути из Симферополя в Алушту. У Перевального его остановили сотрудники ГАИ и, судя по материалам дела, ФСБ, проверили машину и обнаружили в бардачке похожее на гранату устройство.

Задержание Владислава Есипенко. Скриншот с оперативного видео ФСБ РФ

По версии следствия, взрывное устройство Есипенко достал в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района 26 февраля. Перевез все в Симферополь, где собрал взрывчатку из корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками. При этом следствие ФСБ в Крыму не нашло на взрывчатке из машины Владислава Есипенко отпечатков, по которым можно было его идентифицировать.

Взрывчатку в схрон, по версии следствия, заложили оперативники Службы внешней разведки Украины. Есипенко, в первоначальных показаниях следствию, говорил о контактах с сотрудником разведки — Виктором Кравчуком, которому он передавал материалы, снятые для Крым.Реалии.

ФСБ утверждала, что задержала Есипенко «чтобы не допустить проведения им подрывных акций в интересах украинских спецслужб».

12 марта Киевский районный суд Симферополя арестовал Есипенко на два месяца. 15 марта к нему, по просьбе жены Екатерины Есипенко, попытался попасть адвокат Эмиль Курбединов, однако его не допустили. Следователь ФСБ Виталий Власов, который вел следствие, заявил, что Есипенко отказался от услуг Курбединова. Так же к нему долгое время не допускали еще одного адвоката — Алексея Ладина, а адвокатское сопровождение следствия вела адвокатка по назначению — Виолетта Синеглазова. Как выяснили «Ґрати», она вообще не должна была участвовать в деле, поскольку не дежурила в день задержания Есипенко.

Есипенко утверждает, что работники ФСБ подбросили ему гранату в автомобиль, а затем привезли в подвал некоего здания, где пытали электричеством и избивали до утра, пока он не подписал признательные показания. Затем его повезли на следственные действия и настояли, чтобы он указал на схрон, откуда якобы достал гранату. Сотрудники ФСБ в этот момент вели оперативную съёмку.

По словам адвоката Алексея Ладина, его подзащитному цепляли провода на мочки ушей и пускали электрический ток, постоянно увеличивая напряжение, чтобы он «не привыкал». Также его заставляли вставать в упор лежа на кулаки и избивали, когда он падал. Письмо Владислава Есипенко о событиях, последовавших за его задержанием, опубликовали «Ґрати».

Кроме того, оперативники заставили озвучить признательные показания в интервью с генеральным продюсером местного телеканала «Крым24» Олегом Крючковым. В интервью Есипенко говорит, что перевозил в своей машине взрывное устройство, а также отправлял снятые в Крыму видео в редакцию КрымРеалии и в Службу внешней разведки Украины.

13 апреля Есипенко официально отказался от признания вины и написал заявление о пытках. По заявлению была проведена внутренняя проверка, которая однако ни к чему не привела: задерживавшие Есипенко оперативники заявили, что до 11 марта его отпустили домой и лишь потом взяли под стражу.

На первом заседании процесса прокурор Сергей Зайцев зачитал обвинительное заключение.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День первый — обвинение

В тексте обвинительного упоминаний об украинской разведки уже нет — теперь гранату в схрон положили «неустановленные лица». О сотрудничестве и передаче информации разведке тоже речи нет.

В качестве доказательств обвинения к материалам дела приобщили часть интервью Есипенко «Крым24» — о том, как в разведке ему посоветовали забрать гранату и как он ее откопал. Фактически, следствие ссылается на интервью, которое само же организовало, заставив Есипенко с помощью пыток в нем участвовать.

Президент «Радио Свобода» Джейми Флай вечером 16 марта признал, что Владислав Есипенко сотрудничал с проектом Крым.Реалии в качестве фрилансера, снимая видео и фото в Крыму, и призвал Россию немедленно его освободить.

10:50
06 сентября
10:50
06 сентября
На заседание не пускают слушателей и разрешили зайти лишь одному журналисту

Симферопольский районный суд сегодня работает в штатном режиме. На процесс в качестве слушателей по-прежнему пускают не всех. Дело Есипенко слушается в открытом режиме в кабинете №1 на первом этаже здания суда, но пока в зале никого нет. Видеооператора издания «Грани.ру» Зидана Аджикелямова приставы в здание суда не пускают, ссылаясь на эпидемиологическую ситуацию. По их словам, суд ограничил работу съемочной группы журналистов редакции «Грани.ру» участием одного человека. Аджикелямов передает технику коллеге. Ходатайство еще одного представителя СМИ, поданное на электронную почту суда, судья Берберов рассмотрит в ходе судебного заседания.

Адвокат Дмитрий Динзе. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Защищать интересы Владислава Есипенко сегодня будут крымский адвокат Тарас Омельченко и прибывший из Москвы Дмитрий Динзе. Третий защитник — адвокат Алексей Ладин — отсутствует.

Заседание задерживается более чем на полчаса. Владислава Есипенко пока не завели в зал суда, но Динзе сообщает корреспонденту «Ґрат», что виделся с ним в симферопольском СИЗО в минувшую пятницу. Подробности этой встречи он прокомментирует после завершения суда. Сейчас адвокат готовится к работе в заседании.

11:15
06 сентября
11:15
06 сентября
Есипенко еще не доставили в суд. Заседание задерживается

Помощница судьи Длявера Берберова входит в зал и сообщает адвокатам, что заседание начнётся с часовым опозданием, предположительно в 11:30.

«Задерживается доставка Есипенко, поэтому рассмотрение дела сегодня начнётся позже», — поясняет девушка в медицинской маске.

Адвокаты обсуждают последние задержания в Крыму у здания ФСБ — ОМОН задержал более 40 человек, собравшихся, чтобы узнать судьбу соотечественников, задержанных ранее в рамках расследования дела о повреждении газопровода у поселка Перевальное Симферопольского района. Среди них — братья Азиз и Асан Ахтемовы и зампред Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял.

В Крыму задержали зампреда Меджлиса Наримана Джеляла и еще четверых крымских татар. Российские спецслужбы ищут, кто мог повредить газопровод в Перевальном

«Сегодня опять суды в Киевском районном [суде Симферополя], их много по расписанию», — комментирует вслух адвокат Тарас Омельченко и интересуется судьбой двух журналистов «Крымской солидарности», задержанных вместе с десятками людей.

11:32
06 сентября
11:32
06 сентября
В зал зводят Владислава Есипенко, заседание начинается

Слегка звеня ключами в зал заходит конвоир и открывает двери «аквариума» — места, где содержатся во время заседания подсудимые.

«Здравствуйте! Заждались?», — спрашивает, улыбаясь, мужчина в форме. Адвокаты без особого энтузиазма отвечают ему.

Конвоир возвращается через несколько минут и просит журналиста не снимать без разрешения суда.

В зал заводят Владислава Есипенко.

11:50
06 сентября
11:50
06 сентября
Суд допустил архиепископа Климента в качестве общественного защитника

Судья Длявер Берберов сообщает, что в деле произошла смена прокурора. Он также пытается выяснить вопрос дальнейшего участия в процессе других адвокатов по соглашению.

Дмитрий Динзе заявляет ходатайство о допуске общественного защитника — митрополита Симферопольского и Крымского Украинской православной церкви Климента (Куща). Есипенко согласен.

Судья спрашивает мнение прокурорки. Она отвечает, что не видит в этом необходимости из-за присутствия защитников с юридическим образованием, намекая на отсутствие его у Климента.

В зал просят зайти митрополита.

Митрополит Симферопольский и Крымский Православной церкви Украины Климент. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— В Советское время я учился в Харьковском институте искусств. У нас было правоведение и Советское право, — объясняет Климент.
— А что от Советского права осталось? Прошло 30 лет, — спрашивает Берберов. Священник пытается ответить, но судья его постоянно перебивает.
— У меня есть опыт участия в судебных заседаниях в качестве общественного защитника, наравне с адвокатом, — успевает сказать Климент.
— Меня знаете, что смущает, — снова перебивает судья. — Что вы не имеете юридического образования. Но при этом будете встречаться с подзащитным и передавать ему и от него информацию. Есть такое понятие «испорченный телефон», и при отсутствии знаний юриспруденции вы можете донести позицию адвоката неверно. Кто будет виноват в этом случае? Есть же профессиональная защита.
— У нас есть опыт совместной работы с Дмитрием Динзе.

Судья просит перечислить процессы, в которых Климента допустили в качестве защитника. Он называет дело Владимира Балуха, жителя Раздольненского района Крыма, осужденного за незаконное хранение взрывчатки. Балух утверждал, что боеприпасы подкинули ему оперативники ФСБ при обыске, а причина уголовного дела — его проукраинская позиция, которую он публично демонстрировал.

Адвокат Дмитрий Динзе (слева) и митрополит Климент в Симферопольском райсуде, 6 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

Судья допускает митрополита Симферопольского и Крымского Климента в качестве общественного защитника в дело. Он встает со скамейки для слушателей и садится рядом с адвокатом Дмитрием Динзе.

12:00
06 сентября
12:00
06 сентября
Показания Есипенко

Судья ругается на конвой.

«Что у нас с конвоем? Почему так долго?» — говорит Берберов и поясняет адвокатам, что задержка заседания произошла по независящим от суда обстоятельствам.

Выступает Есипенко. Он подробно рассказывает суду хронологию задержания, пыток и поясняет при каких обстоятельствах был вынужден дать признательные показания сотрудникам ФСБ.

«Тогда пускаем ток». Показания в суде фрилансера «Радіо Свобода» Владислава Есипенко, которого судят в Крыму по обвинению в изготовлении взрывчатки

«Ґрати» публикуют речь Есипенко в суде отдельным монологом.

12:35
06 сентября
12:35
06 сентября
Есипенко допрашивает адвокат Тарас Омельченко

После выступление Есипенко, его допрашивает адвокат Тарас Омельченко. Защитник интересуется, что делал Есипенко в конце февраля в Крыму.

«У меня была знакомая Павленко Елизавета, которая могла предоставить одну из комнат, в которой мы [с семьей] проживали. 23-24 числа мы приехали в Крым, пересекли границу, находились там и ездили на экскурсии, отдыхали, фотографировались и в определенный момент, где-то было уже 25 число, если не ошибаюсь, родственники моей жены сообщили что ее тетка умерла. Мне пришлось отвезти ее обратно на границу, попросил друзей, чтобы ее оттуда забрали. Я их высадил, где-то по времени было минут 15-20 может быть, они ушли дальше», — рассказывает Есипенко.

В этот момент он вытащил российскую сим-карту и вставил в телефон украинскую — это заняло минут 15-20.

Судья Длявер Берберов и прокурорка в Симферопольском районном суде, 6 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

«А в материалах дела, кстати, говорят о том, что я отключал телефон для других целей. Но это не так. Я находился в районе Армянска и выехал с границы. Потом позвонил Елизавете Павленко и сказал, что я уже выезжаю, и дальше телефон не выключал никогда, ни при каких обстоятельствах. То есть у меня он всегда был включен, поскольку я ездил по навигатору, а навигатор работает только с интернетом. Дальше я доехал до Павленко, никуда не заворачивал», — продолжает Есипенко.

— Из Армянска вы в какое время выехали? — спрашивает Омельченко.
— Ну, наверное во второй половине дня, в какое время я сейчас не могу вспомнить. В телефоне, кстати, остались мой звонок Елизавете Павленко — 17-может 18 часов вечера.
— Поездка 26 числа вами была заранее запланирована или это пришлось ехать в связи…
— Пришлось ехать, мы не планировали, мы планировали что мы вместе поедем.
— Перед поездкой в Армянск вы по телефону с кем-либо в Первомайском районе разговаривали по телефону. После того как выехали из Армянска из пункта пропуска, по дороге останавливались где-либо?
— Только в туалет на заправке заезжали.
— На заправке где, в Войково?
— Ну если не ошибаюсь это было в районе Армянска скорее всего, а дальше я просто не помню, потому что давно было.
— Вы говорили что вы ездили по навигатору, там есть камеры ограничения скорости. Вам навигатор говорил о снижении скорости?
— Говорил, но я тогда просто не успевал, и есть вероятность того что где-то нарушил.
— Вы помните сколько стационарных камер стоит от Армянска?
— В Симферополе вообще есть участок, на котором через каждые наверное …
— И не исключено что вы нарушали правила дорожного движения?
— Конечно не исключено, это точно.
— Когда вы ехали с Армянска, я так понимаю, свидетель о котором вы говорили— та, которая проживает в Алуште?
— Да.
— После 26 февраля до 10 марта сколько раз вы пересекали пост ГАИ на Перевальном?
— Ну практически каждый день. Я кроме того, что журналист, еще вёл свой блог, подрабатывал.
— Елизавета часто с Вами ездила?, — уточняет адвокат Омельченко.
— Да, практически, везде со мной была.

Есипенко удивляется версии ФСБ по которой после задержания его отпустили ночью из управления с обязательством вернуться на следующий день.

«Если я являюсь агентом СБУ — это подразумевает шпионаж, никто бы меня не отпустил по определению», — говорит Есипенко.

Он отмечает, что не ночевал у Павленко в эту ночь, то есть, получается, должен был где-то находиться ночью, «гулять по паркам», а затем с утра прийти в УФСБ, где его обвинили и избрали меру пресечения, что звучит абсурдно. Наконец, в ФСБ наверняка есть камеры видеонаблюдения, которые должны были заснять, как его выводят на улицу, — говорит Есипенко.

Он рассказывает, что оперативники требовали от него признать знакомство с украинским полковником разведки Кравчуком. Журналист не знает, почему силовики хотели услышать именно его фамилию, так как во время съемок фильма о криминале 90-х у Есипенко были контакты с нескольких сотрудниками СБУ и прокуратуры в Кривом Роге и Киеве.

Омельченко заканчивает допрос.

12:45
06 сентября
12:45
06 сентября
Есипенко допрашивает адвокат Дмитрий Динзе

К допросу Есипенко приступает адвокат Дмитрий Динзе. Он выясняет, каким образом могли быть связаны журналист и сотрудник внешней разведки.

— Скажите пожалуйста, где и при каких обстоятельствах вы познакомились, по версии следствия, с сотрудником внешней разведки Виктором Кравчуком.
— Не могу понять вопрос, подождите. Познакомился? Вы говорите, по версии следствия, это сейчас будет рассказывать как в реальности было или по версии следствия, пожалуйста поконкретнее задайте вопрос, — уточняет судья.

— Вы знакомы с Кравчуком? — перефразирует вопрос Динзе.
— Да.
— При каких обстоятельствах вы познакомились? Как вы с ним познакомились?
— Я объяснял, что я хочу снимать фильм, меня познакомили с Кравчуком. Один раз я общался с ним по поводу его содействия съемкам фильма о криминальном прошлом, 90-х годах и тому подобном.
— А в каком году?
— Где-то в 2016-м году или 2017-ом.
— Скажите пожалуйста, в 2021 году вы общались с Кравчуком? Он к вам обращался с просьбой, чтобы вы забрали гранату 26 февраля 2021 года.
— Нет.
— А вы к нему обращались с просьбой, чтобы приобрести гранату?
— Ну зачем?
— Скажите пожалуйста, во время прохождения службы в армии вы занимались изготовлением взрывчатых веществ, взрывных устройств?
— Нет.

13:20
06 сентября
13:20
06 сентября
Есипенко допрашивает прокурорка

Новая прокурорка приступает к допросу Владислава Есипенко. Она назвалась, но имя никто не расслышал. Прокурорка, уточняет в какой редакции работает журналист и оформлены ли у них трудовые отношения.

— Это официальный проект?
— Это телевизионный проект.
— Это телевизионный проект на каком-то канале? Или это сборище людей единомышленников?

Адвокат Тарас Омельченко прерывает допрос и просит сделать прокурорке замечание.

— Ваша честь, я прошу сделать замечание за слово «сборище». Доверитель был официально трудоустроен, могу предоставить документы. Называть любые организации «сборище» я полагаю это некорректно.
— Она не так сказала, она сказала: это официально было или не официально? Официально она назвала сборище, — защищает прокурорку судья.

Вмешивается Есипенко.

— Это официальный проект. Само издание – это филиал «Радіо Свобода», такой же, как во всех европейских странах, в том числе — в России. Во многих регионах.
— А где это находится? — продолжает прокурор.
— В Москве, — отвечает Есипенко
— Нет, не «Радио Свобода», а Крым.Реалии где находятся?
— Крым.Реалии находятся в Киеве, — отвечает Есипенко.
— Вы официально трудоустроены?
— По контракту. Я сейчас штатный корреспондент, то есть у меня был контракт с ними.
— А вы говорите задания поступали, то есть вас курировали? Задания от этого проекта Крым.Реалии?
— Да. Вы списываетесь, например, если там сложное дают.
— В какой форме поступали задания?
— Через фейсбук переписывались.

Прокурор продолжает:

— Вы сказали сегодня, настаивали, что минимум трижды подавали заявление по поводу сознания и применении пыток. Ответы есть?
— Да, у меня есть адвокаты и они сообщили ответы.
— Я имею ввиду не устные ответы адвоката, а письменные должностных лиц.

Судья помогает.

— Процессуальные решения [по жалобам] принимали?
— Я знаю про решение Военно-следственного комитета Севастополя, который отказал в возбуждении уголовного дела, но опять же не совсем понятно почему. Меня никто не опрашивал и никуда не вывозил.
— Вы обжаловали это?
— Я не знаю, адвокат занимается этим.

Прокурор ходатайствует об оглашении письменных показаний, которые Владислав Есипенко давал на этапе следствия. В них он признаётся в преступлениях, которые ему инкриминируют.

Показания Владислава Есипенко в качестве подозреваемого 13 марта 2021 года. Он утверждает, что они были сфальсифицированы следствием с помощью пыток. Фото материалов дела

— Почему Вы указывали в протоколе допроса, что не применялось давление, — спрашивает прокурорка после чтения материалов.
— Я же объяснял, что ко мне применялись пытки. Майор Коровин, — повторяет свое сегодняшнее выступление Есипенко.

Майор ФСБ Денис Коровин, согласно материалам дела, обнаружил гранату в машине Есипенко, которую остановил для проверки у Перевального.

13:30
06 сентября
13:30
06 сентября
Первый допрос Есипенко в качестве подозреваемого 11 марта — он отказывается от дачи показаний

Адвокат Тарас Омельченко ходатайствует об оглашении протокола допроса подозреваемого Владислава Есипенко, который в течении 18 минут провёл 11 марта 2021 года старший следователь Виталий Власов, в присутствии защитника — адвокатки по назначению Виолетты Синеглазовой Виолетты.

Суд разрешает.

Показания Владислава Есипенко в качестве подозреваемого 11 марта 2021 года. Он утверждает, что они были сфальсифицированы следствием с помощью пыток. Фото материалов дела

13:40
06 сентября
13:40
06 сентября
Суд запрещает корреспонденту «Ґрат» ходить по залу во время заседания. Но он и не ходил

Суд запрещает снимать видео и фото, поскольку приступает к допросу свидетеля обвинения — оперуполномоченного ФСБ Дениса Коровина.

Судья неожиданно говорит, что журналист «Ґрат» «передвигается по залу» Этого не было , мешая работе участников заседания. Берберов просит корреспондента выключить фотоаппарат, опустить объектив вниз и пересесть на заднюю скамью.

«Фотоаппарат цифровой, клацает так, что… Отвлекает участников процесса», — говорит судья.

Прокурор считает, что запретить нужно не только фото и видео, но даже аудиозапись, на что суд все же возражает — она по умолчанию разрешена в судебных процессах.

Адвокаты просят ограничиться запретом съёмки сотрудников ФСБ, «если они не хотят публичности». Они и подсудимый не возражают против фотографий и видео в суде в принципе. Тарас Омельченко поясняет судье, что процесс резонансный, а обстоятельства, которые разбираются в суде имеют принципиальное значение.

«Ваша честь, комментарий можно?» — спрашивает корреспондент, пытаясь объяснить свои действия.

«Решение принято», — прерывает Берберов.

В заседании объявляется перерыв на 10 минут. На улице собрались несколько человек из Украинского культурного центра в Крыму. Они просят адвокатов передать Есипенко приветствие и интересуются здоровьем.

 

13:56
06 сентября
13:56
06 сентября
Версия оперуполномоченного Дениса Коровина. Он задерживал о Есипенко и нашел гранату в его машине

Берберов зачитывает данные свидетеля: Коровин Денис Владимирович. Местом жительства указан адрес управления ФСБ в Симферополе — бульвар Франко, 13.

Суд приглашает его на допрос. В зал входит мужчина средних лет в классическом синем костюме с галстуком, очках и встаёт на свидетельское место. Его лица не видно, приходится слушать допрос со спины.

Коровин рассказывает свою версию задержания и дальнейших следственных действий с Есипенко. 10 марта 2021 года оперуполномоченный остановил автомобиль, где было обнаружено взрывное устройство, после чего водителя отвезли в отдел ФСБ, где его допросили и он признался, что взял взрывчатку из схрона СБУ. В 20-21 часов вечера Есипенко отпустили под обязательство прийти в здание УФСБ, чтобы провести следственные мероприятия по обнаружению схрона. На следующий день Есипенко прибыл в управление ФСБ, показал правоохранителям схрон, и его доставили к следователю, который возбудил уголовное дело за незаконное изготовление оружия, так как тот занимался его переделкой. Подозреваемый тогда отказался давать показания и его отправили в ИВС. На следующий день его уже успешно допросили и поместили в СИЗО.

Задержание произошло на трассе Симферополь-Алушта ближе к селу Перевальному. Осмотр проводился еще одним сотрудником — Антоном Грищенко. Сотрудники окружили машину Есипенко. «Его не то чтобы держали», — не совсем понятно сказал Коровин. После задержания около полутора часов свидетель наедине вел опрос, Есипенко «давал признательные показания».

В ИВС Есипенко осмотрели на наличие телесных повреждений, которых не было, — рассказывает Коровин. Сам журналист также не жаловался и не обращался за медицинской помощью.

14:17
06 сентября
14:17
06 сентября
Тарас Омельченко допрашивает оперуполномоченного Коровина

К допросу свидетеля приступает адвокат Тарас Омельченко. Коровин не может ответить, кто остановил автомобиль — сотрудники ФСБ или ГАИ. Но наличие взрывного устройства в автомобиле предполагалось оперативниками.

«Почему ж тогда жизнь сотрудников ГАИ была подвергнута риску?» — спрашивает адвокат, но суд снимает вопрос.

Омельченко просит свидетеля в деталях вспомнить процесс задержания. После быстро задаваемых вопросов, тот не может определиться — отдавал ли он приказ, как руководитель операции, своим подчиненным отправиться вместе со вторым пассажиром на обыск квартиры Есипенко или они сделали это сами еще до того, как он подошел к автомобилю. Свидетель заметно волнуется и сильно выдыхает перед ответом.

Коровин утверждал, что бомбу нашел оперативник Грищенко, но теперь, рассказывая про участие в осмотре кинолога, утверждает, что устройство с помощью собаки нашел он.

Коровин говорил, что все сотрудники и понятые стояли при обыске с правой стороны автомобиля. Грищенко нашел гранату под сиденьем рулевой части машины. Теперь, когда вспоминает, как он показал остальным взрывное устройство, то использует формулировку «все стояли вокруг авто». Противоречие Коровин объясняет давностью событий.

После ареста он не посещал Есипенко в СИЗО, — утверждает Коровин. Когда допрос в здании ФСБ закончился, журналист вышел оттуда около 20 часов и ушел без сопровождения. Коровин не помнит, чтобы оформлял пропуск для задержанного, по его словам в общественную приемную ФСБ можно пройти и без него, более того, даже без документов, если имеется требование сотрудника. Обращался ли он к кому-то по этому вопросу свидетель не помнит.

— Проход без документов это ваше мнение или нормативно-правовой акт?
— Это, скажем так, практика.
— Это допускается законом?
— Я не знаю, я не дежурный.

Омельченко выясняет подробност, как ФСБ отпустила Есипенко.

— Вы договорились, когда он должен вернуться?
— Хороший вопрос. А какое это имеет отношение?
— А я вам потом скажу.

Суд угрожает снять вопрос, если адвокат его не обоснует.

Тарас Омельченко отвечает, что именно в это время Есипенко якобы купил спортивный костюм. Защита подозревает, что это сделали сотрудники спецслужбы. Свидетель говорит, что ему об этом ничего не известно.

Когда защита обращает внимание на то, что Есипенко не был обеспечен правом на защиту, в допрос активно включается судья. Берберов иронизирует, что, по мнению защиты, адвокат Есипенко должен был быть предоставлен уже на трассе при задержании.

— С какого момента лицо начало быть подозреваемым? — уточняет защитник у свидетеля.
— УПК откройте, узнаете, — вмешивается судья.

14:53
06 сентября
14:53
06 сентября
Коровина допрашивает Дмитрий Динзе

Коровина допрашивает адвокат Дмитрий Динзе. Он спрашивает, какие права были зачитаны подсудимому при задержании.

«Ну давайте откроем протокол, будем листать. Хотите изменить порядок исследования доказательств?» — предлагает судья.

Защита соглашается исследовать протокол задержания в части представления обвиняемому прав. Суд позволяет, несмотря на возражения прокурора.

В протоколе вообще нет ничего про зачитывание прав Есипенко. Адвокат просит свидетеля пояснить это.

«Права и обязанности доводились, но не были занесены в протокол», — после паузы отвечает Коровин.

Динзе обращает внимание на другие процессуальные ошибки.

Адвокат просит суд огласить акт о применении служебной собаки кинолога, но суд отказывает.

«Собаки, к сожалению, нет, допросить не сможем», — добавляет Берберов.

Юрист указывает, что документ важен, поскольку в нем отмечено, что кинолог прибыл на место в 14:30, а свидетель в своих показаниях рассказал, что к осмотру они приступили все вместе в 15:40.

Акт о применении служебной собаки. Материалы дела

После споров суд соглашается изучить акт. В нем действительно указано, что специалист прибыл на трассу в 14:30, собака начала работать в 16:00 и закончила в 16:30.

«Чем вы занимались с Есипенко полтора часа?» — спрашивает Динзе. Коровин объясняет, что все прибыли раньше и ожидали журналиста на автомобиле, который подъехал позже.

Адвокат Динзе заявляет, что имеется фотография, которая противоречит показаниям сотрудников. Он просит суд продемонстрировать ее.

— Я данное ходатайство отклоняю, не вижу смысла. Я принял решение, можете обжаловать его, если хотите, — отвечает судья.
— Ваша честь, мы не выясним тогда данный вопрос…
— Ну не выясним, значит будет голова у всех болеть. Мы все выяснили. У меня такая цель здесь.

Довольно долго адвокат пытается выяснить, подозревался ли подзащитный в незаконном обороте взрывчатых веществ. Суд несколько раз снимает этот вопрос. Динзе заканчивает.

15:30
06 сентября
15:30
06 сентября
Допрос кинолога Бродского

Суд приглашает для допроса свидетеля — инспектора-кинолога крымского управления МВД Сергея Бродского.

Кинолог рассказывает, как осматривал машину Есипенко. Во время дежурства ему поступил вызов — он не помнит от кого, — что сотрудники ФСБ нуждаются в работе кинолога. На своей машине он отправился на место, куда прибыл примерно после обеда. По его словам, там уже находились сотрудники ФСБ, будущего задержанного еще не было. Когда Есипенко остановили, кинолог находился в 150 метрах от этого места.

— Там ему зачитывали постановление наверное… — говорит кинолог неуверенно.
— Вы прислушивались? — спрашивает прокурор.
— Я стоял рядом, ему говорили, что будут применять собаку, — отвечает Бродский.

Он первым приступил к осмотру автомобиля. Собака обыскала багажник, задние сиденья, начиная с правой стороны машины. Затем она заинтересовалась водительским сиденьем. Предполагая наличие взрывчатого вещества, рассказывает кинолог, он подозвал взрывотехника, после чего отошел, чтобы дать тому работать.

«Я не имею права там находиться, она [собака] носом может ткнуть. Все остальные находились рядом», — объяснил он.

Когда была обнаружена граната и взрывотехник закончил работу, кинолог вернулся на 3-4 метра к машине и начал заполнять акт по результатам осмотра собакой. Физического, психологического и морального насилия над задержанным он не видел.

Кинолога допрашивает защита.

— Вы подъехали в 14.30 или когда ему оглашали постановление? — спрашивает Динзе, но суд снимает вопрос.
— 
Хорошо, время прибытия на место происшествия? — соглашается адвокат.
— Я не помню.
— В акте указано время прибытия 4.30. Это время прибытия на Перевальное или время прибытия на место происшествия?
— Время прибытия на место. Во время прибытия машины [Есипенко] еще не было, после чего мы поднялись на перевал и ждали указания.

Динзе пытается уточнить время, но вмешивается судья и не позволяет спрашивать об этом дальше.

Динзе спрашивает о сотрудниках ГИБДД на месте остановки автомобиля Есипенко. Свидетель говорит, что они были, когда он прибыл, но потом он их не видел.

— Но когда вы проводили осмотр, когда вы спустились с перевала и приехали на место происшествия, сотрудники ГИБДД были или нет? — уточняет Динзе, но снова вмешивается судья.
— 
Вы хотите сотрудников ГИБДД обвинить? Принципиально наличие или отсутствие их? — спрашивает Берберов.
— Ну конечно. Только что свидетель сказал, что осмотр начался пока там были сотрудники ГИБДД.
— Они не участвовали в осмотре, — напоминает судья.
— Они остановили [машину]. Он сразу подошел и начал проводить осмотр. Куда делись сотрудники ГИБДД, я не знаю. Я спрашиваю у человека, он видел или нет. Говорит что нет, значит осмотр начался с него.
— Следующий вопрос, — приказывает судья.

«Сколько там было женщин?» — спрашивает Динзе, но судья его останавливает. «Снимаю этот вопрос, у нас нет деления на женщин и мужчин» — говорит гендерносправедливый судья.

На этом заседание заканчивается. Следующие состоятся 13 сентября в 14:00, 21 и 28 сентября в 10:30.

17:19
06 сентября
17:19
06 сентября
«Он назвал два имени: Фазиль и Александр — сотрудники ФСБ, которые его пытали» — адвокат Дмитрий Динзе комментирует прошедшее заседание

На улице, перед зданием суда Дмитрий Динзе комментирует журналистам сегодняшнее прошедшее заседание, пересказывая то, что происходило в зале. Адвокат подчеркивает, что Есипенко не признал вину, полностью отрицал предъявленное обвинение и рассказал, как происходили события, включая подброс гранаты сотрудниками ФСБ в его машину и дальнейшие пытки.

Адвокат Дмитрий Динзе комментирует журналистам прошедшее заседание, 6 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

«Он назвал два имени: Фазиль и Александр – сотрудники ФСБ, которые его пытали. Указал, что оперативный сотрудник, который осуществлял оперативную разработку и оперативное сопровождение уголовного дела — Денис Коровин. Осуществлял психологическое давление на него: приходил к нему в следственный изолятор и всячески его контролировал» — рассказывает Динзе.

Адвокат рассказывает также о том, какие травмы — психологические и физически — оставили Есипенко пытки и угрозы.

«Владислав Есипенко психологически подавлен, потому что он до сих пор считает, что его жизни угрожает опасность, поскольку сотрудники ФСБ сказали, что если он не будет оставаться на той позиции, на которой он оставался изначально — на признательных показаниях, то у него будут достаточно большие неприятности, будет большой срок и так далее. Он воспринимает все эти угрозы реально, боится за свое здоровье. В пятницу я был у него в СИЗО, он сказал, что у него до сих пор приступы панических атак. Он обращается к психологу, пытается более-менее успокоится, но то, что с ним произошло не прошло бесследно. У него из-за пыток образуются провалы в памяти, некоторые события он пытается восстанавливать по тем материалам, которые у него есть. Соответственно, по мере того, что он рассказывает, он припоминает некоторые детали события и мы попытаемся эти события в полной мере осветить и попытаемся доказать его непричастность к преступлению, в котором его обвиняют». 

«Самое странное во всем нашем уголовном деле — то, как сотрудник ФСБ сегодня рассказывал, что 10 марта, после задержания Есипенко с гранатой, после опроса его в здании ФСБ, его отпустили домой и сказали на следующий день явиться для проведения очередных оперативно-разыскных мероприятий. И по словам сотрудников ФСБ, он с утра самостоятельно пришел и принял добровольно участие во всех оперативно-розыскных мероприятиях. Как-то логично объяснить, как он оказался в здании ФСБ, как прошел и как происходило оформление, как это все технически происходило, сотрудник ФСБ вспомнить, к сожалению, не смог».

Адвокат говорит, что собирается оспорить отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению Есипенко о пытках.