Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День третий — допрос свидетелей обвинения

13 сентября
16:30 Митрополит Климент собирается посетить Есипенко в СИЗО
16:15 «Человек в очках». Адвокаты допрашивают понятого
15:35 Допрос понятого Ивана Левковского
15:17 «Вы вроде без пяти минут юрист» — свидетельницу допрашивает адвокат Дмитрий Динзе
14:55 Допрос понятой Алины Прилепской, присутствовавшей при осмотре автомобиля Владислава Есипенко
14:25 Суд решает провести допрос оперативника ФСБ Антон Грищенко в закрытом режиме
13:45 Поддержка Владислава Есипенко и задержанных в Крыму гражданских журналистов
13:30 Коротко о деле: задержание, пытки, первое заседание
Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День третий — допрос свидетелей обвинения
Владислав Есипенко во время заседания в Симферопольском райсуде. Фото: Ґрати

Симферопольский районный суд рассматривает дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко, обвиняемого российскими правоохранителями в незаконном изготовлении взрывного устройства. Есипенко задержали 10 марта, когда нашли в его машине ручную гранату и запал к ней. По версии следствия, он собрал взрывчатку из элементов, найденных в схроне, который организовала возле админграницы украинская разведка. Есипенко отрицает вину и утверждает, что после задержания его пытали электричеством сотрудники ФСБ, а дело против него — сфальсифицировано.

«Ґрати» ведут онлайн судебных заседаний процесса. Дело ведет судья Длявер Берберов, обвинение представляет прокурор Сергей Зайцев. Есипенко защищают крымские адвокаты Тарас Омельченко, Алексей Ладин и Эмиль Курбединов, а также прибывший из Москвы Дмитрий Динзе.

13:30
13 сентября
13:30
13 сентября
Коротко о деле: задержание, пытки, первое заседание

Фрилансера проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии Владислава Есипенко задержали 10 марта по пути из Симферополя в Алушту. У Перевального его остановили сотрудники ГАИ и, судя по материалам дела, ФСБ, проверили машину и обнаружили в бардачке похожее на гранату устройство.

Задержание Владислава Есипенко. Скриншот с оперативного видео ФСБ РФ

По версии следствия, взрывное устройство Есипенко достал в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района 26 февраля. Перевез все в Симферополь, где собрал взрывчатку из корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками. При этом следствие ФСБ в Крыму не нашло на взрывчатке из машины Владислава Есипенко отпечатков, по которым можно было его идентифицировать.

Взрывчатку в схрон, по версии следствия, заложили оперативники Службы внешней разведки Украины. Есипенко, в первоначальных показаниях следствию, говорил о контактах с сотрудником разведки — Виктором Кравчуком, которому он передавал материалы, снятые для Крым.Реалии.

ФСБ утверждала, что задержала Есипенко «чтобы не допустить проведения им подрывных акций в интересах украинских спецслужб».

12 марта Киевский районный суд Симферополя арестовал Есипенко на два месяца. 15 марта к нему, по просьбе жены Екатерины Есипенко, попытался попасть адвокат Эмиль Курбединов, однако его не допустили. Следователь ФСБ Виталий Власов, который вел следствие, заявил, что Есипенко отказался от услуг Курбединова. Так же к нему долгое время не допускали еще одного адвоката — Алексея Ладина, а адвокатское сопровождение следствия вела адвокатка по назначению — Виолетта Синеглазова. Как выяснили «Ґрати», она вообще не должна была участвовать в деле, поскольку не дежурила в день задержания Есипенко.

Есипенко утверждает, что работники ФСБ подбросили ему гранату в автомобиль, а затем привезли в подвал некоего здания, где пытали электричеством и избивали до утра, пока он не подписал признательные показания. Затем его повезли на следственные действия и настояли, чтобы он указал на схрон, откуда якобы достал гранату. Сотрудники ФСБ в этот момент вели оперативную съёмку.

По словам адвоката Алексея Ладина, его подзащитному цепляли провода на мочки ушей и пускали электрический ток, постоянно увеличивая напряжение, чтобы он «не привыкал». Также его заставляли вставать в упор лежа на кулаки и избивали, когда он падал. Письмо Владислава Есипенко о событиях, последовавших за его задержанием, опубликовали «Ґрати».

Кроме того, оперативники заставили озвучить признательные показания в интервью с генеральным продюсером местного телеканала «Крым24» Олегом Крючковым. В интервью Есипенко говорит, что перевозил в своей машине взрывное устройство, а также отправлял снятые в Крыму видео в редакцию КрымРеалии и в Службу внешней разведки Украины.

13 апреля Есипенко официально отказался от признания вины и написал заявление о пытках. По заявлению была проведена внутренняя проверка, которая однако ни к чему не привела: задерживавшие Есипенко оперативники заявили, что до 11 марта его отпустили домой и лишь потом взяли под стражу.

На первом заседании процесса прокурор Сергей Зайцев зачитал обвинительное заключение.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День первый — обвинение

В тексте обвинительного упоминаний об украинской разведки уже нет — теперь гранату в схрон положили «неустановленные лица». О сотрудничестве и передаче информации разведке тоже речи нет.

В качестве доказательств обвинения к материалам дела приобщили часть интервью Есипенко «Крым24» — о том, как в разведке ему посоветовали забрать гранату и как он ее откопал. Фактически, следствие ссылается на интервью, которое само же организовало, заставив Есипенко с помощью пыток в нем участвовать.

Президент «Радио Свобода» Джейми Флай вечером 16 марта признал, что Владислав Есипенко сотрудничал с проектом Крым.Реалии в качестве фрилансера, снимая видео и фото в Крыму, и призвал Россию немедленно его освободить.

На втором заседании Есипенко дал показания. «Ґрати» опубликовали их полностью.

«Тогда пускаем ток». Показания в суде фрилансера «Радіо Свобода» Владислава Есипенко, которого судят в Крыму по обвинению в изготовлении взрывчатки

Также суд допросил в качестве свидетеля оперуполномоченного ФСБ Дениса Коровина, который задерживал Есипенко на трассе Симферополь-Алушта ближе к селу Перевальному. По его словам, 10 марта 2021 года он остановил автомобиль, где было обнаружено взрывное устройство, после чего водителя отвезли в отдел ФСБ, где его допросили и он признался, что взял взрывчатку из схрона СБУ. В 20-21 часов вечера Есипенко отпустили под обязательство прийти в здание УФСБ, чтобы провести следственные мероприятия по обнаружению схрона. На следующий день Есипенко прибыл в управление ФСБ, показал правоохранителям схрон, и его доставили к следователю, который возбудил уголовное дело за незаконное изготовление оружия, так как граната была переделана. Коровин утверждал, что к Есипенко не применяли силу и в изоляторе его осмотрели на наличие повреждений.

Есипенко это отрицал и говорил, что сутки после задержания его пытали в том числе электричеством, чтобы добиться признательных показаний.

13:45
13 сентября
13:45
13 сентября
Поддержка Владислава Есипенко и задержанных в Крыму гражданских журналистов

Сегодня запланировано третье заседание процесса. Оно будет короче предыдущих — судья Длявер Берберов назначил слушание после обеденного перерыва. Обвинение продолжит представлять свои доказательства и допрашивать свидетелей.

Пока Есипенко сидит в СИЗО Симферополя, в социальных сетях продолжатюся акции в его поддержку. Пользователи публикуют в твиттере и фейсбуке портрет фрилансера с хештегами #FreeYesypenko и #CrimeaisUkraine. Онлайн-флешмоб организовали Центр прав человека ZMINA и Национальный союз журналистов Украины. 

Флешмоб в поддержку Владислава Есипенко. Твиттер министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы

10 сентября члены съемочной команды фильма Олега Сенцова «Носорог» развернули на Венецианском кинофестивале плакаты с надписью «Освободите украинских заложников Кремля».

Акция Олега Сенцова в поддержку «узников Кремля» на Венецианском кинофестивале. Фото: страница Олега Сенцова в фейсбуке

«Выговский, Есипенко, братья Абдуллаевы, Куку, Мустафаев, всех сейчас не назову, их больше сотни, и мы будем бороться за ваше освобождение», — обратился к общественности бывший заключенный Сенцов.

Сегодня утром журналист Станислав Асеев, работавший внештатным корреспондентом «Радіо Свобода» в Донецке и попавший в плен, призвал коллег поддержать кампанию «Journalism is not a crime» — «Журналистика не преступление». Ее инициировали Центр гражданских свобод в Киеве и инициатива #PrisonersVoice. В своем фейсбуке он напомнил про дело Владислава Есипенко и гражданских журналистов в Крыму, которые сейчас лишены свободы.

14:25
13 сентября
14:25
13 сентября
Суд решает провести допрос оперативника ФСБ Антон Грищенко в закрытом режиме

Заседание начинается с небольшой задержкой. В зал пускают только одного журналиста, который изначально подал ходатайство об участии в судебном процессе. Троих слушателей не допустили в зал в связи с «эпидемиологической обстановкой». 

Конвоиры заводят Владислава Есипенко.

«3 часа сидел, ждал. Дремал уже», — говорит он, радуясь встрече с защитниками. 

Судья Берберов уточняет, будут ли сегодня адвокаты Эмиль Курбединов и Алексей Ладин, изначально участвовавшие в защите, — Дмитрий Динзе отвечает отрицательно. Кроме него в зале адвокат Тарас Омельченко и общественный защитник — митрополит Симферопольский и Крымский Православной церкви Украины Климент Кущ.

Берберов говорит, что сегодня будут допрошены три свидетеля обвинения: оперативный сотрудник ФСБ и двое понятых, принимавших участие в осмотре машины, где, по версии следствия, нашли гранату.

Судья рассматривает ходатайство журналиста издания «Грани.ру» Зидана Аджекилялова, которое поступило в канцелярию — он просит допустить его на заседание и разрешить вести видеосъемку. Адвокаты согласны, предлагают, если необходимо, разрешить снимать только защиту и подсудимого.

Прокурорка Елена Подольная ходатайствует об удалении единственного журналиста из зала суда на время допроса следующего свидетеля, потому что обнаружила «полное описание судебного заседания и внешности сотрудника ФСБ Дениса Коровина на таких иностранных ресурсах, как «Крым.Реалии», «Ґрати».

—  Фото обнаружили? — спрашивает ее адвокат Омельченко.
—  Нет, — отвечает гособвинительница. — Но было описано, как он одет, как выглядит, давалась оценка месту жительства, то есть раскрывалась личная информация сотрудника государственной безопасности.
— Я вас услышал, — отвечает судья и спрашивает журналистку «Ґрат» зачем издание публиковало данные о сотруднике спецслужбы.

Журналистка пытается пояснить, что личных данных, кроме тех, чтобы были заявлены в открытом судебном заседании, ею разглашено не было.

Дословно, в тексте говорилось: «В зал входит мужчина средних лет в классическом синем костюме с галстуком, очках и встаёт на свидетельское место. Его лица не видно, приходится слушать допрос со спины».

Она предлагает прочитать этот отрывок прошлого онлайна судебного заседания, но судья ее не слушает и не ставит под сомнение слова прокурора, он настаивает и пытается добиться ответа только на вопрос: «С какой целью были опубликованы данные?».

— Там нет ни цвета глаз, ни внешности, только синий костюм и очки, — отвечает журналистка.
 Зачем?
— Я журналист, освещаю судебный процесс, у читателя формируется определенная картина судебного заседания. 

Суд разрешает аудиозапись, хотя по закону он и не может ее запретить, кроме случаев оглашения гостайны, но Аджекелялову присутствовать не позволяет.

«У нас допускаются только участники процесса. Я в прошлый раз на свой страх и риск впустил вас, но я смотрю вы начинаете злоупотреблять», — заявляет Берберов журналистке.

Берберов говорит, что спросит у свидетеля — сотрудника ФСБ, стоит ли присутствовать прессе во время его допроса и вести аудиофиксацию.

«Данное описание я считаю злоупотреблением, тем более это сотрудник федеральной службы», — заключил судья. — Если он не будет возражать, вас пригласят».

Журналистка не стала спорить с судьей и выходит из зала. Входит оперативный сотрудник ФСБ Антон Грищенко, принимавший участие 10 марта в обследовании машины Есипенко — Шкода Фабиа на участке местности 688 км автомобильной дороги «Симферополь — Алушта — Ялта» в районе села Перевальное Симферопольского района. 

Его допрос проходит в закрытом режиме. В обвинительном заключении приводится короткая выдержка его показаний следствию.

Показания оперативного сотрудника ФСБ Антон Грищенко по делу Владислава Есипенко, вошедшие в обвинительное заключение. Материалы дела

Уже после заседания по рассказу стороны защиты мы восстановили ход допроса Антона Грищенко.

Грищенко рассказывает, что ему поступила информация, что якобы Есипенко может иметь «связь с иностранными спецслужбами» и перевозить взрывчатые вещества. Его автомобиль остановили и обнаружили взрывное устройство.

«Вот такие обстоятельства знакомства с Есипенко!» — резюмировал Грищенко.

Около обеда полицейские остановили машину, в которой вместе с Есипенко находилась женщина. На расстоянии пары метров от машины стояли понятые, Грищенко сам разъяснял им права — утверждает свидетель.

Гранату нашел сам Грищенко в небольшом бардачке. Он увидел сумку с гранатой, расстегнул ее и позвал взрывотехника.

Осмотр машины длился около полутора часов. Есипенко все это время, по словам Грищенко, молчал, лишь сказав, что не может объяснить взрывчатку в автомобиле. В итоге он отказался подписать протокол, но замечаний якобы не было.

Отвечая на вопросы адвоката Тараса Омельченко. свидетель говорит, что занимался только осмотром. Куда исчезла женщина из автомобиля Есипенко — ему неизвестно. Все участники осмотра находились справа от автомобиля. Собака с кинологом, утверждает Грищенко, обнаружила взрывчатку со стороны водителя.

Грищенко утверждает, что видеозапись осмотра не проводилась. Адвокат уточняет: «Почему я спрашиваю, просто в открытом доступе есть видеозапись того, как вы это делаете. На сайте ФСБ». Оперативник говорит, что не видел ее.

Дмитрий Динзе тоже задает несколько уточняющих вопросов.

Грищенко отвечает, что постановление о задержании Есипенко демонстрировал сотрудник Денис Коровин. Грищенко утверждает, что силового задержания не было. Адвокат просит свидетеля сообщить, какие права разъяснялись Есипенко, потому что протоколе они не указаны вовсе.

Судья его перебивает и кричит: «Так вы у Коровина спросите, что разъяснялось, а что нет!». Грищенко с ним меланхолично соглашается.

Динзе спрашивает, знает ли свидетель человека по фамилии Бродский.

«Кинолог?» — вмешивается прокурорка.

Динзе просит суд сделать замечание гособвинительнице за подсказку. Судья не видит в этом «ничего смертельного» и просит задавать вопросы дальше.

Адвокат напоминает, что Бродский говорил о видеосъемки и о том, что Есипенко был у машины в наручниках. Объяснить эти противоречия со своими показаниями Грищенко не может. Его отпускают.

14:55
13 сентября
14:55
13 сентября
Допрос понятой Алины Прилепской, присутствовавшей при осмотре автомобиля Владислава Есипенко

Грищенко выходит из зала. Пристав снова приглашает журналистку.

«Только диктофон, камеру нельзя», — предупреждает пристав. Журналистка не возражает и возвращается в зал, но только после оглашения анкетных данных следующего свидетеля — теперь судья решает закрыть эту часть заседания.

Второй на сегодня свидетельницей выступает студентка 4 курса юридического факультета Крымского федерального университета Алина Прилепская — ее данные содержатся в материалах дела, в суде их оглашали в закрытом режиме. Она принимала участие в качестве понятого в осмотре автомобиля Есипенко на дороге у Перевального 10 марта.

Суд просит ее рассказать, как она оказалась на месте осмотра.

«Я проходила из центра по бульвару Франко, ко мне подошел сотрудник и пригласил в качестве общественного наблюдателя, — рассказывает студентка. — Мы приехали в Перевальное. Там проезжала машина обвиняемого, ее остановили сотрудники ДПС, после чего он вышел из машины. Зачитали права и обследовали машину с кинологами. Вследствие чего возле переднего сидения обнаружили гранату и другие предметы. Все это упаковали и подписали», — пересказывает понятая свои показания следствию.

Во время осмотра автомобиля девушка находилась на расстоянии 7-8 метров. Правоохранители периодически приглашали ее осмотреть автомобиль. Все это время он стоял с открытыми дверями. Права понятой, с ее слов, были ей разъяснены, она подписывала протокол осмотра. По ее воспоминаниям, гранату обнаружил кинолог, а упаковывал взрывотехник.

После гособвинителя вопросы задает Тарас Омельченко.

Девушка отвечала, что когда полиция остановила автомобиль, она находилась возле него у багажника. С ней были другие понятые и сотрудники, которые не представлялись. Привезший ее служащий тоже был там. 

Есипенко правоохранители предъявляли постановление, содержание которого Прилепская не помнит, но предполагает, что это было постановление о задержании. Она вспоминает, что там говорилось о наличии у него запрещенных предметов. После этого, говорит смеясь девушка, Есипенко и понятым зачитали права. Обвиняемый при этом находился без наручников, но его положили на землю. Было ли это до или после зачитывания прав свидетельница не может указать. 

Затем двери машины открывал сам Есипенко по требованию сотрудника.

Владислав Есипенко во время заседания в Киевском райсуде Симферополя, 30 апреля 2021 года. Фото: Ґрати

Девушка говорит, что первыми машину осматривали представители ФСБ, но потом поправляется, что сначала в машину зашел кинолог с пассажирской стороны. 

— А собаку он с какой стороны пускал?
— С водительской.
— Как? Там же проезжая часть.
— А… Нет, — запинается свидетельница. — Наверное все-таки с пассажирской.

Прилепская не помнит, сообщили ли ей о находке взрывчатки. После обнаружения к машине подошел взрывотехник, которого позвал кинолог, и открыл бардачок, рассказывает девушка. Она видела его полностью закрытым. Взрывотехник открыл бардачок, обнаружил что-то похожее на гранату. Понятая заявила, что в этот момент находилась возле него, а проезжая часть была частично огорожена дорожными «колпачками». После находки гранаты специалист попросил окружающих отойти для деактивации устройства.

С другим понятым и сотрудником Денисом Коровиным девушка находилась в разных местах, чтобы видеть весь процесс.

«В момент находки я находилась чуть позади машины, но ближе к водительскому сидению», — непонятно объясняет свидетельница.

Осмотр, по ее словам, закончился изъятием предмета с чехлом. Она предполагает, что это делал сотрудник, писавший протокол. Документ подписали все, кроме Есипенко. В этот момент он стоял на ногах. Домой, рассказывает понятая, ее отвез тот же сотрудник ФСБ. Его имя и фамилию она не знает, он ей не представлялся. 

— Для чего он был нужен? Просто обеспечить вашу явку? — спросил ее адвокат.
— Думаю да.
— К машине он подходил?
— Да, во время осмотра.
— В протокол записан он? Вы же его читали?
— Думаю, что да.

Когда девушка уезжала, автомобиль стоял на проезжей части уже опечатанный.

 

15:17
13 сентября
15:17
13 сентября
«Вы вроде без пяти минут юрист» — свидетельницу допрашивает адвокат Дмитрий Динзе

Прилепскую допрашивает адвокат Дмитрий Динзе.

Она рассказывает, что найденный в машине предмет был обмотан резинкой. При разборе гранаты, специалист «что-то вытащил», но что именно свидетельница не помнит, как и комментарии взрывотехника при этом. Девушка подтверждает, что потом читала протокол обследования и в нем все было написано правильно.

Адвокат напоминает, что ни слова о том, что ей разъяснялись права, в протоколе нет. Как и ее подписи, хотя она утверждает, что ей все разъясняли и она расписывалась, но не может сказать — где именно.

«Как эта бумага называется? Вы вроде без пяти минут юрист?» — подкалывает студентку юрфака Динзе.

В пакет с изъятым оперативники положили отдельно находились сумка и граната. Про взрыватель Прилепская вспомнить ничего не может.

Вопросы свидетельнице задает сам Есипенко. Он ссылается на, указанные ей, «определенные конструктивные особенности» гранаты — видимо, она имела в виду обмотанную резинку, следствие интерпретирует это, как переделку-изготовление взрывчатки, и просит вспомнить, какие именно. Свидетельница не помнит, о чем идет речь. Есипенко собирается процитировать ее показания из материалов уголовного дела, но его останавливает судья.

— Стоп! Вы не можете оглашать ее показания, — прерывает допрос Берберов.
 Хорошо. Значит, в материалах дела указано, что вы в показаниях…
— Молодой человек, вы не услышали? Вы не можете ссылаться на ее показания, что бы вы не оглашали!
— Хорошо, я просто хотел задать вопрос. Там был…
— Вы меня не слышите? Где «там?» Вы не можете на них ссылаться. В третий раз вам говорю.
— Но вы не видели какие-то там  изменения? Шнурки, проволоки. Вы ничего не видели?
— Вот только то, что я сказала. Больше ничего не помню, — отвечает понятая и ее отпускают.

15:35
13 сентября
15:35
13 сентября
Допрос понятого Ивана Левковского

Вызывают следующего свидетеля. Суд снова просит журналистку покинуть зал суда

«Сейчас огласят его анкетные данные, потом зайдете», — говорит ей Берберов.

Следующий свидетель — индивидуальный предприниматель Иван Левковский — его имя тоже есть в обвинительном заключении, в суде его называли в закрытом режиме. Он тоже принимал участие 10 марта в осмотре автомобиля Есипенко в качестве понятого.

Он рассказывает, что сотрудник ФСБ «в очках» пригласил его в машину для участия в качестве общественного наблюдателя в оперативных мероприятиях. По времени это было около полудня, они остановились на трассе, вспоминает свидетель, он сидел в машине из-за холода.

Жезлом полицейские остановили автомобиль с Есипенко. Его попросили выйти, рядом с понятым находилась еще одна наблюдательница — видимо, речь о Прилепской. В машине также находилась женщина, куда она потом делась он внимания не обратил.

В машине был обнаружен черный чехол, в котором находилась граната. Свидетель говорит, что у взрывотехника был «интересный ярко-желтый аппарат», которым тот разминировал взрывное устройство. Сколько по времени длилось мероприятие, свидетель не помнит, предполагает, что около полутора часов. Назад его отвез сотрудник ФСБ вместе с другой понятой.

16:15
13 сентября
16:15
13 сентября
«Человек в очках». Адвокаты допрашивают понятого

Понятого расспрашивает адвокат Тарас Омельченко.

Левковский говорит, что на место на его привезли на автомобиле «Опель». Остановку машины он наблюдал как раз из него, а вышел уже по просьбе сотрудников спецслужб после этого. Есипенко на тот момент тоже находился снаружи. Понятой был рядом с машиной справа от багажника во время зачитывания постановления на осмотр. 

— Вы поняли что будет происходить? Осмотр с какой целью?
— Ну я не вдавался в подробности… Я не знаю, как объяснить, ну будут досматривать сотрудники…

Цель осмотра ему никто не объяснял.

Дверь открыли сразу с присутствием собаки. Обозначила ли она находку, свидетель не помнит, но, по его словам, гранату она обнаружила с водительской стороны. При этом, что происходит, правоохранители понятому ничего не разъясняли.

После этого «человек в очках» обошел машину, вспоминает понятой. Чем тот занимался, он не знает, но в протокол фамилия мужчины была внесена. Количество сотрудников на месте свидетель тоже не помнит. Позже этот «человек в очках и медицинской маске» составлял протокол и вызывал взрывотехника. К этому моменту понятой находился с левой стороны от автомобиля. Взрывотехник попросил его отойти. Кто извлек гранату свидетель не помнит.

«Я не могу назвать точную последовательность действий», — тяжело вздыхая, отвечает он. Где конкретно находилась граната, понятой тоже не припоминает. 

— Кто складывал гранату в пакет?
— Сотрудники наверное.
— Вы видели как кто-то складывал в пакет?
— Я не помню.
— При вас это делали?
— Да, показывали вот так-то, так-то, — жестикулирует Левковский.

Когда понятой уезжал, автомобиль задержанного уже грузили на эвакуатор.

Далее понятой сообщает, что видел, как оперативник вел видеосъемку при задержании. Это был человек в гражданской одежде и медицинской маске. Свидетель не может сказать, все ли снимал этот мужчина. Но фотоаппарата в руках он ни у кого не помнит.

«Нигде не написано, что в случае проведения любого оперативного мероприятия должно быть проведение видеозаписи или, что запрещено снимать видео данного процесса. Я сниму этот вопрос. Можете соглашаться или не соглашаться. Все прекрасно понимают и даже я знаю, что есть видеозапись данного действия», — говорит судья адвокату, когда он спросил свидетеля, почему он не отметил в протоколе факт видеосъемки.

Адвокат Дмитрий Динзе (слева) и общественный защитник митрополит Климент Кущ. Фото: Ґрати

Защитник спрашивает о названии деталей гранаты, которую якобы разделил взрывотехник.

«Я не помню такие вещи, это было полгода назад», — отвечает Левковский.

Цвет гранаты он тоже не запомнил, ее штырь понятой характеризует серебристым. Ничего в гранате его внимания не привлекло. Динзе спрашивает, видел ли свидетель красные и зеленые колпачки или леску на гранате, или слышал об этом от специалиста. Мужчина вспоминает, что видел леску только в багажнике в виде катушки.

— Как упаковывался предмет в виде груши?
— Ну как, как? Взяли руками и сложили.
— Куда?
— В чехольчик. Его закрывали, штырь отдельно сложили.
— Куда потом все это поместили?
— В пакет наверное, в пакете оно было? Не… Я не помню, — задумывается свидетель.
— Вас впечатлил прибор взрывотехника, можете объяснить что он им делал в машине?
— Ну как вам сказать… Ручка такая, там экран сзади, он им водил по машине… Я не видел таких вещей…
— В протоколе был указан этот предмет?
— Я не помню таких подробностей.
— Протокол читали?
— Ну как, прочел бегло, не вникая, ну читаешь, ну слова там: было, было, было и все. У меня не было такого, чтобы запомнить.

Понятой, в отличие от Прилепской, говорит, что ниша, а не бардачок с гранатой, находилась под рулем, но с какой стороны — путает. Это свидетель объясняет возрастом автомобиля.

Суд отпускает свидетеля и согласовывает с защитниками даты следующих заседаний, в каждом из которых допросят по несколько свидетелей обвинения.

Перед тем как заседание закончилось, Есипенко обращается к судье.

— Ваша честь, шестого числа в автомобиле, я тогда потерял сознание.
— Сейчас?
— Не, не, не сейчас, это было шестого июня.
— До суда?
— Да, до судебного заседания. Меня везут в машине на площади размерами метр 30 на 70 см. Поэтому видите, я просто не вмещаюсь туда, просто не могу там находится.
— Пишите жалобу.
— Я писал в июне.
— Пишите жалобу на инстанцию! Такой народ мне не подчиняется. Я просто пишу требования, они вас заставляют, это не моя инициатива, — объясняет судья Берберов и закрывает заседание.

16:30
13 сентября
16:30
13 сентября
Митрополит Климент собирается посетить Есипенко в СИЗО

Защитники выходят на улицу. Журналист Зидан Аджикелямов, которого не пустили в начале заседания в зал, записывает комментарий Дмитрия Динзе, который кратко рассказывает о допросе сотрудника ФСБ и двух понятных. 

«Если вы посмотрите объекты, которые поступили специалисту, корпус гранаты лежит вне подсумка. Я немножко не понимаю тогда, что разупаковывали, доставали и смотрели? Корпус, например был без инициирующего вещества», — удивляется Динзе.

Общественный защитник Климент Кущ рассказывает, что перед намерен попасть к Есипенко в СИЗО.

«По опыту, с первого раза, мне кажется, не дадут разрешение, — говорит священник и вспоминает, как так же пытался попасть к Владимиру Балуху — тогда крымчанина судили за хранение взрывчатки и Кущ тоже участвовал в качестве общественного защитника. — В первый раз мне отказали, потом я обращался в прокуратуру, после вмешательства прокуратуры мне дали разрешение».