Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День седьмой — допрос Елизаветы Павленко

12 октября
16:50 «К нашему счастью, в квартире они ничего не подбросили» — адвокат Дмитрий Динзе об обыске в доме Павленко
16:00 Протокол осмотра автомобиля Есипенко и расшифровка его интервью телеканалу «Крым24»
14:40 Допрос Елизаветы Павленко: обыск
14:10 Допрос Елизаветы Павленко: задержание
14:05 На допрос пришла последняя свидетельница, заявленная обвинением, — Елизавета Павленко
14:00 Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания
Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День седьмой — допрос Елизаветы Павленко
Елизавета Павленко у здания Симферопольского райсуда, 12 октября 2021 года. Фото: Александра Ефименко

Симферопольский районный суд рассматривает дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко, обвиняемого российскими правоохранителями в незаконном изготовлении взрывного устройства. Есипенко задержали 10 марта, когда нашли в его машине ручную гранату и запал к ней. По версии следствия, он собрал взрывчатку из элементов, найденных в схроне, который организовала возле админграницы украинская разведка. Есипенко отрицает вину и утверждает, что после задержания его пытали электричеством сотрудники ФСБ, а дело против него — сфальсифицировано.

«Ґрати» ведут онлайн судебных заседаний процесса. Дело ведет судья Длявер Берберов, обвинение представляет прокурорка Елена Подольная. Есипенко защищает крымский адвокат Тарас Омельченко, прибывший из Москвы Дмитрий Динзе, а также, в качестве общественного защитника, митрополит Крымский и Симферопольский Климент.

14:00
12 октября
14:00
12 октября
Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания

Фрилансера проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии Владислава Есипенко задержали 10 марта по пути из Симферополя в Алушту. У Перевального его остановили сотрудники ГАИ и, судя по материалам дела, ФСБ, проверили машину и обнаружили в бардачке похожее на гранату устройство.

Задержание Владислава Есипенко. Скриншот с оперативного видео ФСБ РФ

По версии следствия, взрывное устройство Есипенко достал в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района 26 февраля. Перевез все в Симферополь, где собрал взрывчатку из корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками. При этом следствие ФСБ в Крыму не нашло на взрывчатке из машины Владислава Есипенко отпечатков, по которым можно было его идентифицировать.

Взрывчатку в схрон, по версии следствия, заложили оперативники Службы внешней разведки Украины. Есипенко, в первоначальных показаниях следствию, говорил о контактах с сотрудником разведки — Виктором Кравчуком, которому он передавал материалы, снятые для Крым.Реалии.

ФСБ утверждала, что задержала Есипенко «чтобы не допустить проведения им подрывных акций в интересах украинских спецслужб».

12 марта Киевский районный суд Симферополя арестовал Есипенко на два месяца. 15 марта к нему, по просьбе жены Екатерины Есипенко, попытался попасть адвокат Эмиль Курбединов, однако его не допустили. Следователь ФСБ Виталий Власов, который вел следствие, заявил, что Есипенко отказался от услуг Курбединова. Так же к нему долгое время не допускали еще одного адвоката — Алексея Ладина, а адвокатское сопровождение следствия вела адвокатка по назначению — Виолетта Синеглазова. Как выяснили «Ґрати», она вообще не должна была участвовать в деле, поскольку не дежурила в день задержания Есипенко.

Есипенко утверждает, что работники ФСБ подбросили ему гранату в автомобиль, а затем привезли в подвал некоего здания, где пытали электричеством и избивали до утра, пока он не подписал признательные показания. Затем его повезли на следственные действия и настояли, чтобы он указал на схрон, откуда якобы достал гранату. Сотрудники ФСБ в этот момент вели оперативную съёмку.

По словам адвоката Алексея Ладина, его подзащитному цепляли провода на мочки ушей и пускали электрический ток, постоянно увеличивая напряжение, чтобы он «не привыкал». Также его заставляли вставать в упор лежа на кулаки и избивали, когда он падал. Письмо Владислава Есипенко о событиях, последовавших за его задержанием, опубликовали «Ґрати».

Кроме того, оперативники заставили озвучить признательные показания в интервью с генеральным продюсером местного телеканала «Крым24» Олегом Крючковым. В интервью Есипенко говорит, что перевозил в своей машине взрывное устройство, а также отправлял снятые в Крыму видео в редакцию КрымРеалии и в Службу внешней разведки Украины.

13 апреля Есипенко официально отказался от признания вины и написал заявление о пытках. По заявлению была проведена внутренняя проверка, которая однако ни к чему не привела: задерживавшие Есипенко оперативники заявили, что до 11 марта его отпустили домой и лишь потом взяли под стражу.

На первом заседании процесса прокурор Сергей Зайцев зачитал обвинительное заключение.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День первый — обвинение

В тексте обвинительного упоминаний об украинской разведки уже нет — теперь гранату в схрон положили «неустановленные лица». О сотрудничестве и передаче информации разведке тоже речи нет.

В качестве доказательств обвинения к материалам дела приобщили часть интервью Есипенко «Крым24» — о том, как в разведке ему посоветовали забрать гранату и как он ее откопал. Фактически, следствие ссылается на интервью, которое само же организовало, заставив Есипенко с помощью пыток в нем участвовать.

Президент «Радио Свобода» Джейми Флай вечером 16 марта признал, что Владислав Есипенко сотрудничал с проектом Крым.Реалии в качестве фрилансера, снимая видео и фото в Крыму, и призвал Россию немедленно его освободить.

На втором заседании Есипенко дал показания. «Ґрати» опубликовали их полностью.

«Тогда пускаем ток». Показания в суде фрилансера «Радіо Свобода» Владислава Есипенко, которого судят в Крыму по обвинению в изготовлении взрывчатки

Также суд допросил в качестве свидетеля оперуполномоченного ФСБ Дениса Коровина, который задерживал Есипенко на трассе Симферополь-Алушта ближе к селу Перевальному. По его словам, 10 марта 2021 года он остановил автомобиль, где было обнаружено взрывное устройство, после чего водителя отвезли в отдел ФСБ, где его допросили и он признался, что взял взрывчатку из схрона СБУ. В 20-21 часов вечера Есипенко отпустили под обязательство прийти в здание УФСБ, чтобы провести следственные мероприятия по обнаружению схрона. На следующий день Есипенко прибыл в управление ФСБ, показал правоохранителям схрон, и его доставили к следователю, который возбудил уголовное дело за незаконное изготовление оружия, так как граната была переделана. Коровин утверждал, что к Есипенко не применяли силу и в изоляторе его осмотрели на наличие повреждений.

Есипенко это отрицал и говорил, что сутки после задержания его пытали в том числе электричеством, чтобы добиться признательных показаний.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День шестой — допрос руководителя оперативной группы ФСБ

На последнем заседании суд допросил оперативника крымского управления ФСБ Вячеслава Тропина. Он руководил осмотром места схрона, откуда Есипенко якобы достал гранату, запрятанную для него украинской разведкой, и обыском в доме свидетельницы, которая ехала в машине с фрилансером «Радіо Свобода», когда их остановили сотрудники ФСБ.

Тропин утверждал, что Есипенко вовсе никто не задерживал, а он добровольно приходил на протяжении двух дней, чтобы дать все показания и показать схрон с взрывчаткой.

«Как мне сказали, он добровольно пришел, сказал, что «я хочу показать место, где я все это забирал»… Он как пришел, так и ушел», — говорил оперативник в суде.


Проект «Радіо Свобода» Крым.Реалии публикует с каждого заседания по делу Владислава Есипенко репортаж о самом важном из того, что происходит в суде. О последнем заседании вы можете прочитать в материале «Улучшайте память, ешьте орехи». Шестое заседание по делу Есипенко».

14:05
12 октября
14:05
12 октября
На допрос пришла последняя свидетельница, заявленная обвинением, — Елизавета Павленко

Сегодня в Симферопольском райсуде запланировано седьмое судебное заседание по делу Есипенко. Оно обещает быть недолгим — суду осталось допросить последнего свидетеля, заявленного стороной гособвинения, — Елизавету Павленко. Затем суд приступит к изучению письменным доказательствам.

Сегодня в суде работают адвокаты Дмитрий Динзе и Тарас Омельченко, митрополита Климента — нет.

Вместе с Павленко в суд пришла адвокатка Лиля Гемеджи — она будет представлять интересы свидетельницы.

— Вы ходатайство подавали? Вас нет в списках — говорит ей пристав на входе.
— Я адвокат.
— Ну ждите, Вас нет в списках, — повторяет пристав.

Адвокат Тарас Омельченко поднимается на второй этаж к судье Берберову, чтобы заранее сообщить, что свидетельница Павленко и ее адвокатка прибыли. Гемеджи и Павленко присаживаются на скамейку и ждут. 

За ними спускается секретарь судебного заседания: «Берите ваш паспорт, удостоверение и пройдем в кабинет судьи». Они уходят.

14:10
12 октября
14:10
12 октября
Допрос Елизаветы Павленко: задержание

В зал заходит судья Длявер Берберов. 

Суд приглашает свидетельницу — 62-летнюю Елизавету Павленко, у которой Есипенко останавливался вместе со своей семьей с 20 февраля 2021 года. Через пять дней супруга и дочь уехали на материковую Украину на похороны родственника, а Есипенко остался жить у Павленко вплоть до задержания 10 марта. 

Вместе с адвокаткой Лилей Гемеджи в зал проходит женщина в белом кашемировом пальто и медицинской маске с украинским орнаментом. Она взволнована и жестами приветствует Есипенко. 

Павленко — учительница начальных классов. 10 марта около полудня ее задержали вместе с Есипенко. Они выехали из Симферополя на машине, на Ангарском перевале их остановили люди в масках и разделили. Женщина утверждала, что это были сотрудники ФСБ. Ее отвезли к ней домой в Алушту и провели обыск, который длился с четырех часов. Есипенко она больше не видела. Дома у женщины изъяли всю технику и забрали вещи Есипенко.

Елизавета Павленко у здания Симферопольского райсуда, 12 октября 2021 года. Фото: Ґрати

Перед задержанием их обоих видели возле памятника Тарасу Шевченко в Симферополе. Женщина сняла короткое видео об акции возложения цветов в день памяти и опубликовала на своем ютуб-канале. На нем пришедшие к памятнику украинские активисты читают стихи Шевченко.

После акции Павленко с Есипенко выехали из Симферополя и по дороге в какой-то момент их телефоны оказались выключены.

Последний звонок она совершила 10 марта около трех часов дня — позвонила украинской активистке в Крыму Алене Поповой.

«Ко мне из Киева обратилась женщина (супруга Есипенко — Катерина — Ґ ) и сказала, что не может связаться с Елизаветой Павленко из Алушты, с ней был ее муж. Они были вместе, но на тот момент ни с ней, ни с ним не было связи. Женщина была здесь в Симферополе и когда мне звонила, насколько я поняла, ехала в Алушту. В какой момент она пропала и был ли в тот момент тот самый мужчина, о котором идет речь, я не знаю», — рассказала Алена Попова спустя несколько дней после задержания. 

В письменном протоколе, составленном в ФСБ, Павленко написала следующие пояснения:

«Мы с Есипенко были остановлены людьми, которые не представились, на Ангарском перевале. Они сказали, что с министерства труда и соцзащиты. После чего в грубой форме велели мне сесть в автомобиль и привезли домой. Автомобиль был белого цвета. Дома без моего согласия начали проводить обыск. Сказали, что свидетели (понятые — Ґ ) из моего дома не нужны, у них есть свои свидетели. Все разбрелись по комнатам, я не могла за ними и их действиями следить. Было отказано в получении юридической помощи. Не давали возможности звонить и отвечать на звонки.

Обыск длился до 01:20 минут следующего дня. Во время обыска мне постоянно угрожали, говорили, что уберут меня и никто искать не будет. Также говорили, что будут допрашивать меня каждый день с семи утра и до 23:00. При этом я буду стоять, пить и возможность сходить в туалет мне не дадут.

Сотрудники размахивали перед моим носом ножом и оружием, заставляли подписывать чистые листы с печатями. Сказали, что окна и двери в моей квартире будут открыты и ключи будут у них. Что на самом деле подброшено оперативниками, а что принадлежит Есипенко мне неизвестно. Присутствующих было около 7 человек. Все они находились в разных комнатах. После обыска я долгое время восстанавливала здоровье, боялась ложиться спать и выходить на улицу. Все угрозы я воспринимала буквально. На мои просьбы проверить вещи моего покойного сына на месте отвечали отказом. Кроме одного по имени Владислав все сотрудники были в балаклавах. На момент допроса плохо себя чувствую. Также меня обзывали учительницей-овечкой».

— Есипенко как давно знаете? Простой вопрос — простой ответ! — не дожидается ответа свидетеля судья Берберов.
— Я поняла вопрос.
— Я не слышу ответ.
— Недавно знаю.

Суд разъясняет ей права. 

— Русским языком владеете?
— Русским и украинским.
— Я очень за вас рад! Про украинский язык я ничего не спрашивал, — комментирует судья.

Свидетельница пытается начать давать показания суду. Увидев у женщины записи, Берберов просит показать их ему, смотрит и комментирует: «Умеете писать разным почерком? Там как минимум три! Рассказывайте в свободной форме».

Павленко рассказывает, что вместе с Есипенко отправилась 10 марта 2021 года на акцию возложения цветов к памятнику Тарасу Шевченко в Симферополе. Она отмечает, что там присутствовали представители правоохранительных органов, но тогда она не подумала, что за ними могут следить. 

На следующий день они поехали за покупками в магазин. Не доезжая до дома, их автомобиль остановил сотрудник полиции громким свистом, и указал свернуть к обочине. Без зачитывания каких-либо прав, Есипенко скрутили и отвели к черной «Ауди», вспоминает женщина. Затем люди в масках и с оружием приказали Павленко выйти и пересесть в другую машину.

У свидетельницы дрожит голос. Она рассказывает, что пересела на заднее сидение другого автомобиля. Напротив нее сел мужчина в медицинской маске, джинсах и спортивной шапке и попросил показать ему удостоверение личности. Павленко показала пенсионное удостоверение, выданное министерством труда и соцзащиты.

«Мы тоже из министерства», — пошутил в ответ мужчина.

В «Фольксвагене», в котором сидела Павленко, по ее словам, находилось еще четыре человека, включая водителя. Машина очень быстро поехала к ее дому, за ней следовала «Ауди».

Остановились у дома. Из «Ауди» вышел «толстенький» сотрудник, представившийся Вячеславом, и еще двое молодых людей, которые были с ним.

На месте свидетельница увидела соседа, попросила его быть понятым, но он отказался, сославшись на скорый автобус. Оперативники в ответ сказали, что уже пригласили своих понятых, имея в виду молодых людей, приехавших с ними. Павленко попыталась протестовать.

«Если вы будете тянуть время, мы взломаем дверь и зайдем сами», — ответили ей оперативники.

14:40
12 октября
14:40
12 октября
Допрос Елизаветы Павленко: обыск

Павленко говорит, что при обыске оперативников заинтересовал диктофон ее погибшего сына, но проверять его на месте они не стали и решили забрать с собой. На вопрос о том, будут ли они его возвращать, ответили: «Возможно вернем, возможно нет».

Павленко смотрит в записи и перечисляет: во время обыска у нее забрали CD-диски, рукописи текстов украинских песен, видеокассеты, тетради и блокноты, сотовые телефоны, карту памяти, блок бумаги, украинское удостоверение и туристическую карту Алушты. Оперативники требовали объяснений по каждому предмету.

Особенно их заинтересовала запись в блокноте: «Я испытываю боль, но ничего изменить не могу».

Павленко рассказывает, что кроме сотрудника, представившегося Вячеславом (Видимо, Тропин, его допрашивали на прошлом заседании — Ґ ), остальные свободно ходили по ее дому.

Свидетельница описывает происходящее, как серию допросов и хождений по комнатам. Обыск начался в 16:30 и закончился после часа ночи.

Комната, в которой находились вещи Есипенко, была более просторной. Павленко разрешила ему погостить у нее в Алуште, пока он отдыхает. В эту комнату зашли все семь оперативников и она сама. Ей показали сумку с вещами и «железяку», которая оказалась металлоискателем.

«У меня глаза на лоб — откуда это оказалось в доме», — вспоминает Павленко. Она не смогла сказать, когда устройство появилось в ее доме.

Правоохранители вытрясли спортивную сумку — в ней оказалась одежда Есипенко. Из сумки поменьше выпал гель для эпиляции.

«Они открыли его, вымазались, посмеялись, сказали дать салфетки» — говорит Павленко.

«Я действительно очень испугалась, когда передо мной молодой человек махал ножом, язвительно усмехнулся и вложил его в кобуру. Моральную травму получила на полгода точно, боялась из квартиры выходить. У меня обострился артрит, возобновились головные боли, которые я испытывала раньше из-за сотрясения мозга», — рассказывает суду свидетельница.

С Владиславом Есипенко женщина познакомилась в социальных сетях. Через некоторое время она пригласила его приехать в Алушту отдохнуть вместе с семьей. Но спустя несколько дней супруге Есипенко сообщили, что у нее скончался родственник, и она уехала на похороны в Украину вместе с дочерью. Все это время, с 20 февраля, он никуда не отлучался.

Суд несколько раз прерывает свидетельницу, когда она отходит от темы.

«Давайте по делу, пожалуйста, у нас тут цель разобраться, а когда слишком много информации, то остается мусор в голове» — говорит Берберов.

«Фактически человек приехал на оздоровление, я не вижу никаких проблем, что ко мне приехал человек из Кривого Рога, откуда я сама родом!» — поясняет Павленко. 

Павленко пытается показать судье скриншот видео их задержания с Есипенко, который распространила ФСБ. Суд отвечает ей, что адвокат Омельченко уже заявлял ходатайство о его просмотре.

«Это очень важно и по делу», — настаивает свидетельница. На скриншоте, поясняет она, стоит человек в маске рядом с остановленной «Шкодой», у нее открыт багажник, в котором видна красная сумка Павленко. Женщина недоумевает, как она там оказалась. 

Обыск машины Владислава Есипенко. Скриншот видео оперативной съемки ФСБ

Судья угрожает ей в ответ удалением из зала суда, если она не будет соблюдать регламент и отвечать не по делу. Скриншоты Берберов рассматривать не хочет, поскольку их нет в материалах дела.

«Давайте по-сути, без слайд-шоу, договорились, Елизавета Николаевна? Являясь очевидцем вы можете сами рассказать, но по делу, очень прошу», — обращается к свидетельнице судья.

Павленко начинает вспоминать, что ей не зачитали права, не пригласили адвоката и не дали найти понятых.

— Меня унижали при допросе, обозвали овечкой, так меня никто не называл никогда, — жалуется она.
— Все? — резюмирует суд.

Но Павленко продолжает. Когда сотрудник Вячеслав вернул ей телефон, она обнаружила, что пропала туристическая карта — память о погибшем сыне. Правоохранитель сказал, что, вероятно, ее потеряли и постараются найти. Вячеслав извинился за поведение коллеги, который доставал перед Павленко нож, назвав его «горячкуватым».

Один из сотрудников ФСБ снимал обыск дома на планшет. 

Перед обыском в квартире, сотрудники показали ей постановление суда, в котором Павленко поставила подпись. По результатам обыска протокол ей не дали и права не разъясняли.

«Там было много листов, мне сказали — все подписывайте. Я отказалась, после чего все-таки подписала 8 листов», — говорит свидетельница.

Видимо, чтобы ответить на сомнения судьи по повожу записей Павленко, адвокат Тарас Омельченко спрашивает ее — вступала ли она в контакт со стороной защиты. Свидетельница отрицает.

«Это мое личное, моя боль, то, что врагу не пожелаешь», — объясняет Павленко, что ее показания никем не продиктованы.

Свидетельница отвечает на вопросы адвокатов.

Она не видела лично, как на Есипенко надели наручники. Вспоминает, что все произошло очень быстро. Когда автомобиль обыскивал кинолог с собакой, Павленко уже не было на месте. Ей сказали, что ее повезут на допрос в полицию, но в итоге привезли домой на обыск. 

«Владислав не рассказывал вам, не угрожали ли ему лица определенной национальности? Не нужна ли ему была какая-то защита?» — спрашивает адвокат Омельченко. В показаниях Есипенко следствию, которые, как он утверждает, были получены с помощью пыток, говорилось, что граната ему нужна была для защиты от криминальных элементов из числа крымских татар.

Павленко отвечает, что Есипенко не рассказывал ей о том, что ему кто-то угрожал, а с 26 февраля они выезжали из дома только вместе. Владислав не брал у свидетельницы никакие столярные инструменты отвечает она на вопрос адвоката о плоскогубцах, с помощью которых, как считает следствие, Есипенко переделал гранату.

— Была ли у Есипенко возможность переделывать оружие втайне от вас? — интересуется адвокат.
— Мы же уже выяснили, что у него была отдельная комната даже больше, чем у Павленко, — отвечает судья вместо свидетельницы.

Свидетельница говорит, что не видела следов ремонта в комнате Есипенко. А в его автомобиле она не замечала ничего похожего на взрывчатку.

Допрос продолжает адвокат Дмитрий Динзе.

В момент задержания Есипенко возле его машины свидетельница запомнила трех-четырех человек в масках.

Дмитрий Динзе просит свидетельницу рассказать о противореиях во время задержания, которые она увидела на видео оперативной съемки, распространенной потом ФСБ.

— Запрещенные предметы были на видео, — начинает отвечать Павленко, но судья ее прерывает.
 Она увидела на видео запрещенные предметы, которых в реальности не было! Все! Следующий вопрос! — кричит судья.

Павленко знала, что Есипенко в Крыму в том числе работает фрилансером «Радіо Свобода» — он признался, говорит свидетельница. Берберов спрашивает, почему она говорит так, будто он это скрывал. Павленко отвечает, что неправильно выразилась.

«Вы же учитель русского языка!» — недоумевает судья.

Адвокат Дмитрий Динзе ходатайствует об исследовании протокола осмотра квартиры Павленко, чтобы сравнить с ее показаниями в суде. Берберов отказывает. 

Свидетельницу допрашивает сам Есипенко.

Он просит ее вспомнить, в каких местах они были, пока он жил у нее, и что он снимал. Павленко перечисляет города и районы Крыма, куда, по ее словам, они выезжали для съемок. Она говорит, что позже видела эти кадры на сайте проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии. Вспоминает названия и локации, например, нескольких водохранилищ.

«Помню мы к Зубкову ездили, снимали его. Клетку со львами…» — вспоминает задумчиво Павленко.

На съемки они ездили практически каждый день, брали интервью, снимали разные локации — ей было интересно: они брали интервью у различных людей. Передвигались всегда вместе.

Есипенко объясняет, что они проехали Севастополь, Симферополь Белогорск и другие города, где проводил блиц-опросы людей.

— Если бы я вез гранату, то было бы подозрительно, что я всем рисковал, меня могли бы задержать на любом пункте ГАИ, — говорит подсудимый.
— Есипенко, давайте по сути, мы все это слышали. Мы за полтора часа не можем допросить одного свидетеля, она сказала уже все, что можно и нельзя. Можете спросить у своего адвоката, как часто его останавливает ГАИ, меня вот уже полгода не останавливали, это не доказательство, — утверждает суд.
— Вчера вот остановили! — говорит на это Тарас Омельченко.

Суд разрешает изучить протокол обыска в квартире Павленко. Динзе читает документ.

В протоколе подробно перечисляется все, что нашли оперативники, вплоть до видеокассет с боевиками «Гнев» и «Правда одного человека». Диктофон с аудиокассетами для записи и одной внутри, разобранный металлоискатель, сумку Есипенко, рукописные записи и блокноты Павленко — забрали оперативники. Туристической карты в протоколе нет. 

Павленко подтверждает, что подписывала протокол, но копию ей не дали.

Судья Берберов спрашивает у свидетельницы, соответствует ли все что написано в протоколе действительности.

— Очень сложный вопрос, да? Простой же вопрос. Или вы боитесь что-то лишнее ответить, — откровенно давит суд.
— Нет.
— Так а в чем проблема? Я задал простой вопрос, ответ — да или нет. Если человек задумывается, то он скрывает правду.
— Соответствует.
— В чем тогда претензия? Ничего же не подбросили! — стучит по столу Берберов.
— Но мне же не дали копию!
— Что было подброшено?
— Я не знаю.
— У меня ощущению, что вы издеваетесь!

Прокурор спрашивает, видела ли Павленко металлоискатель ранее. Она говорит, что нет. 

«Я вам помогу! — выходит из себя судья. — Есипенко сказал, что это его металлоискатель! Это означает, что она не контролировала все действия Есипенко, несмотря на возражения адвокатов! Я заточен на то, чтобы рассмотреть дело и разобраться в ситуации. Я спрашиваю только то, что меня интересует, только это надо выяснять!».

Адвокатка Лиля Гемеджи просит сказать разъяснялись ли Павленко права. 

— Мне действительно что-то читали, — отвечает свидетельница.
 Подойдите, пожалуйста, — просит Берберов. Павленко подходит, судья показывает ей в протоколе ее подпись и строчки о разъяснении прав, после чего просит вернуться на место.
— Ваша честь, я не помню, чтобы вот это…
— Возвращайтесь! Отпускаем свидетеля? Спасибо большое, можете быть свободны, — устало игнорирует реплики Павленко судья.

Свидетельница выходит. Вслед за ней на перерыв — суд, адвокаты и Есипенко выводят конвоиры.

16:00
12 октября
16:00
12 октября
Протокол осмотра автомобиля Есипенко и расшифровка его интервью телеканалу «Крым24»

После перерыва суд предлагает прокурорке Елене Подольной приступить к изучению письменных доказательств, кроме тех, конечно, которые уже изучали во время допросов. Динзе и Омельченко согласны.

Гособвинителю передают материалы, она начинает поочередно и негромко их читать. Читает протокол осмотра «Шкоды» Есипенко.

Фотография из протокола осмотра автомобиля Есипенко. Фото из материалов дела

В протоколе, составленном оперативником Денисом Коровиным, утверждается, что сигнал о наличии взрывчатки в салоне подала служебная собака. С ней работал кинолог Сергей Бродский. В итоге в нише под рулем слева нашли черный чехол, а в нем — «предмет, с признаками самодельного взрывного устройства (граната РГД с доработками запала УЗ РГМ); на запал надета термоусадка, а также канцелярская резинка, имеются изменения кольца цепи, на которой привязана нить (типа лески)».

Протокол осмотра автомобиля Есипенко. Место, где говорится о найденной взрывчатке. Скриншот материалов дела

Прокурорка читает протокол осмотра интервью Есипенко продюсеру телеканала «Крым 24» Олегу Крючкову. По словам Есипенко, интервью было постановочным, его сделали после того, как пытками заставили подписать признательные показания.

По поводу интервью в деле есть явные противоречия: с одной стороны — удовлетворенное ходатайство Есипенко о встрече «с представителем СМИ» 18 марта, а с другой стороны — в самом сюжете утверждается, что инициатором интервью выступил телеканал. В интервью Есипенко повторяет свои признательные показания, Крючков спрашивает ровно то, что записано в протоколе допроса.

Расшифровка части интервью Есипенко телеканалу «Крым24». Скриншот материалов дела

На этом суд предлагает остановиться и продолжить рассмотрение материалов дела на следующих заседаниях.

Тарас Омельченко просит суд истребовать видеозапись репортажа телеканала НТС от 16 марта 2021 года с видео места схрона и задержания, который распространили с указанием источника ФСБ России. 

Адвокат Дмитрий Динзе хотел бы допросить взрывотехника Конорева, осматривавшего автомобиль Есипенко из-за противоречия в показаниях оперативных сотрудников и понятых. 

Кроме того, он обращает внимание, что в исследовательской части и синтезирующей части взрывотехнической экспертизы следствия есть противоречие. Согласно документу, в первой части указано, что доработок в гранате нет, а во второй уже идет речь о добавлении лески, резинки и колпачка к взрывному устройству. Эксперта, который проводил экспертизу, он тоже просит вызвать на допрос.

Помимо этого, защита просит осмотреть металлоискатель и проверить — работает ли он. Также защита хочет получить биллинг телефонных соединений номера Есипенко 26 февраля — он утверждает, что не выключал мобильный, а обвинение настаивает, что он делал это для конспирации, когда забирал взрывчатку из схрона.

Прокурор возражает по поводу вызова взрывотехника. 

Суд разрешает допросить эксперта. Запрос о видеозаписи отклоняет, как преждевременное ходатайство, а в вызове взрывотехника отказывает из-за необоснованности. Также суд отказывает в ходатайстве о запросе биллинга. Выездное заседание, о котором ходатайствовала защита, Берберов разрежает.

Суд объявляет заседание закрытым и с большим перерывом назначает следующие заседания на 16 ноября в 14:00 и 22 ноября в 10:30. Судья Берберов уходит в отпуск.

16:50
12 октября
16:50
12 октября
«К нашему счастью, в квартире они ничего не подбросили» — адвокат Дмитрий Динзе об обыске в доме Павленко

На улице завершения заседания традиционно  ожидают несколько несколько слушателей. 

Адвокат Дмитрий Динзе выходит и пересказывает: Павленко в суде сказала, что во время обыска на нее оказывали давление, а само обследование проводили некорректно — правоохранители свободно перемещались по комнатам и их никто не контролировал. 

«К нашему счастью, в квартире они ничего не подбросили. По какой причине они сработали чисто, с учетом их методов, мне неизвестно», — говорит адвокат.

 

2 місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання
2

місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов