Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День пятый — допрос свидетелей обвинения

28 сентября
12:10 Свидетели сегодня пришли «подготовленные» — адвокат Дмитрий Динзе
11:30 Допрос понятого Олега Федорова
10:55 Допрос понятого Владислава Иванова
10:30 Суд намеревался допросить оперативников ФСБ, но на допрос явились только понятые
10:20 Дело Есипенко в докладе Мониторинговой миссии ООН по правам человека
10:00 Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания
Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День пятый — допрос свидетелей обвинения
Владислав Есипенко в Симферопольском райсуде, 21 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

Симферопольский районный суд рассматривает дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко, обвиняемого российскими правоохранителями в незаконном изготовлении взрывного устройства. Есипенко задержали 10 марта, когда нашли в его машине ручную гранату и запал к ней. По версии следствия, он собрал взрывчатку из элементов, найденных в схроне, который организовала возле админграницы украинская разведка. Есипенко отрицает вину и утверждает, что после задержания его пытали электричеством сотрудники ФСБ, а дело против него — сфальсифицировано.

«Ґрати» ведут онлайн судебных заседаний процесса.  Дело ведет судья Длявер Берберов, обвинение представляет прокурорка Елена Подольная. Есипенко защищает крымский адвокат Тарас Омельченко, прибывший из Москвы Дмитрий Динзе, а также, в качестве общественного защитника, митрополит Крымский и Симферопольский Климент Кущ.

10:00
28 сентября
10:00
28 сентября
Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания

Фрилансера проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии Владислава Есипенко задержали 10 марта по пути из Симферополя в Алушту. У Перевального его остановили сотрудники ГАИ и, судя по материалам дела, ФСБ, проверили машину и обнаружили в бардачке похожее на гранату устройство.

Задержание Владислава Есипенко. Скриншот с оперативного видео ФСБ РФ

По версии следствия, взрывное устройство Есипенко достал в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района 26 февраля. Перевез все в Симферополь, где собрал взрывчатку из корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками. При этом следствие ФСБ в Крыму не нашло на взрывчатке из машины Владислава Есипенко отпечатков, по которым можно было его идентифицировать.

Взрывчатку в схрон, по версии следствия, заложили оперативники Службы внешней разведки Украины. Есипенко, в первоначальных показаниях следствию, говорил о контактах с сотрудником разведки — Виктором Кравчуком, которому он передавал материалы, снятые для Крым.Реалии.

ФСБ утверждала, что задержала Есипенко «чтобы не допустить проведения им подрывных акций в интересах украинских спецслужб».

12 марта Киевский районный суд Симферополя арестовал Есипенко на два месяца. 15 марта к нему, по просьбе жены Екатерины Есипенко, попытался попасть адвокат Эмиль Курбединов, однако его не допустили. Следователь ФСБ Виталий Власов, который вел следствие, заявил, что Есипенко отказался от услуг Курбединова. Так же к нему долгое время не допускали еще одного адвоката — Алексея Ладина, а адвокатское сопровождение следствия вела адвокатка по назначению — Виолетта Синеглазова. Как выяснили «Ґрати», она вообще не должна была участвовать в деле, поскольку не дежурила в день задержания Есипенко.

Есипенко утверждает, что работники ФСБ подбросили ему гранату в автомобиль, а затем привезли в подвал некоего здания, где пытали электричеством и избивали до утра, пока он не подписал признательные показания. Затем его повезли на следственные действия и настояли, чтобы он указал на схрон, откуда якобы достал гранату. Сотрудники ФСБ в этот момент вели оперативную съёмку.

По словам адвоката Алексея Ладина, его подзащитному цепляли провода на мочки ушей и пускали электрический ток, постоянно увеличивая напряжение, чтобы он «не привыкал». Также его заставляли вставать в упор лежа на кулаки и избивали, когда он падал. Письмо Владислава Есипенко о событиях, последовавших за его задержанием, опубликовали «Ґрати».

Кроме того, оперативники заставили озвучить признательные показания в интервью с генеральным продюсером местного телеканала «Крым24» Олегом Крючковым. В интервью Есипенко говорит, что перевозил в своей машине взрывное устройство, а также отправлял снятые в Крыму видео в редакцию КрымРеалии и в Службу внешней разведки Украины.

13 апреля Есипенко официально отказался от признания вины и написал заявление о пытках. По заявлению была проведена внутренняя проверка, которая однако ни к чему не привела: задерживавшие Есипенко оперативники заявили, что до 11 марта его отпустили домой и лишь потом взяли под стражу.

На первом заседании процесса прокурор Сергей Зайцев зачитал обвинительное заключение.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День первый — обвинение

В тексте обвинительного упоминаний об украинской разведки уже нет — теперь гранату в схрон положили «неустановленные лица». О сотрудничестве и передаче информации разведке тоже речи нет.

В качестве доказательств обвинения к материалам дела приобщили часть интервью Есипенко «Крым24» — о том, как в разведке ему посоветовали забрать гранату и как он ее откопал. Фактически, следствие ссылается на интервью, которое само же организовало, заставив Есипенко с помощью пыток в нем участвовать.

Президент «Радио Свобода» Джейми Флай вечером 16 марта признал, что Владислав Есипенко сотрудничал с проектом Крым.Реалии в качестве фрилансера, снимая видео и фото в Крыму, и призвал Россию немедленно его освободить.

На втором заседании Есипенко дал показания. «Ґрати» опубликовали их полностью.

«Тогда пускаем ток». Показания в суде фрилансера «Радіо Свобода» Владислава Есипенко, которого судят в Крыму по обвинению в изготовлении взрывчатки

Также суд допросил в качестве свидетеля оперуполномоченного ФСБ Дениса Коровина, который задерживал Есипенко на трассе Симферополь-Алушта ближе к селу Перевальному. По его словам, 10 марта 2021 года он остановил автомобиль, где было обнаружено взрывное устройство, после чего водителя отвезли в отдел ФСБ, где его допросили и он признался, что взял взрывчатку из схрона СБУ. В 20-21 часов вечера Есипенко отпустили под обязательство прийти в здание УФСБ, чтобы провести следственные мероприятия по обнаружению схрона. На следующий день Есипенко прибыл в управление ФСБ, показал правоохранителям схрон, и его доставили к следователю, который возбудил уголовное дело за незаконное изготовление оружия, так как граната была переделана. Коровин утверждал, что к Есипенко не применяли силу и в изоляторе его осмотрели на наличие повреждений.

Есипенко это отрицал и говорил, что сутки после задержания его пытали в том числе электричеством, чтобы добиться признательных показаний.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День четвертый — допрос свидетелей обвинения

Часть допрошенных свидетелей обвинения говорит, что взрывчатку в машине нашел кинолог с собакой, другие — что оперативник спецслужбы. Показания не совпадают и в том, где лежала граната — в бардачке справа или под рулем слева, а также как она выглядела — в подсумке или без и обмотанная проволокой.

Защита пока никак не комментирует эти противоречия, ожидая допроса эксперта, который изучал гранату.


Проект «Радіо Свобода» Крым.Реалии публикует с каждого заседания по делу Владислава Есипенко репортаж о самом важном из того, что происходит в суде. О последнем заседании вы можете прочитать в материале «Четвертое заседание по существу по «делу Есипенко». Допрос свидетелей обвинения».

10:20
28 сентября
10:20
28 сентября
Дело Есипенко в докладе Мониторинговой миссии ООН по правам человека

За делом Владислава Есипенко продолжают следить не только в Украине.

24 сентября в Киеве, во время презентации 32-го доклада о ситуации с правами человека, председатель Мониторинговой миссии ООН по правам человека в стране Матильда Богнер напомнила о пытках и жестоком обращении российских спецслужб в Крыму с Владиславом Есипенко.

«Одним из показательных случаев было то, что 10 марта сотрудники ФСБ задержали журналиста Владислава Есипенко по подозрению в незаконном владении взрывчаткой, после чего его пытали. Несмотря на то, что потерпевший указал лиц, которые, по его утверждению, несут ответственность за его пытки, Следственный комитет [РФ] отказался официально возбудить дело», — сказала Богнер.

Мониторинговая миссия ООН регулярно публикует доклады о нарушениях прав человека. В 32-м докладе задокументированы факты в период между 1 февраля и 31 июля 2021 года. Документы миссии ООН в дальнейшем понадобятся, в том числе, для межгосударственного дела Украины против России в Европейском суде по правам человека.

10:30
28 сентября
10:30
28 сентября
Суд намеревался допросить оперативников ФСБ, но на допрос явились только понятые

В здание суда по очереди проходят адвокат Тарас Омельченко и митрополит Климент.

«Запрещенного нет ничего? Колющих, режущих предметов?», — задает судебный пристав священнику стандартный для всех вопрос.

«Нет, конечно!» — отвечает митрополит, проходит осмотр вещей и садится на стул по соседству с адвокатом Есипенко возле зала суда. 

Следом за ними приходит адвокат Дмитрий Динзе. Заседания проходят раз в неделю — по вторникам, он специально прилетает из Москвы.

Владислав Есипенко (в «аквариуме», митрополит Климент и адвокат Дмитрий Динзе (справа) в Симферопольском райсуде, 28 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

Конвоиры проводят в «аквариум» Есипенко. Он сразу начинает общаться с защитниками. Митрополит Климент кратко рассказывает ему новости.

«Выглядит лучше, правда?» — говорит общественный защитник адвокату Омельченко. Тот соглашается.

Судебное заседание начинается. Суд спрашивает про отсутствующих защитников — Алексея Ладина и Эмиля Курбединова. 

«Ваша честь, они просили передать, что больше не работают в этом деле», — объясняет Омельченко.

Есипенко говорит, что добровольно отказывается от адвокатов Ладина и Курбединова, которые оказывали ему юридическую помощь на предварительном следствии. Теперь его защищают только Омельченко и Динзе. Суд спрашивает — не отказывается ли он из-за материальных причин или какого-либо давления. Есипенко говорит, что нет.

«Снова здравствуйте», — обращается суд к журналистке «Ґрат», поясняя, что подавать ходатайство на каждое заседание не нужно.

«Я разрешил Вам работать до конца судебного процесса», — говорит судья и напоминает, что дозволяет только аудиозапись процесса и про ограничения в работе с анкетными данными сотрудников ФСБ.

На сегодня суд вызывал несколько свидетелей — оперативников ФСБ Вячеслава Тропина и Дмитрия Карякина, выступавшего в качестве понятого Владислава Иванова и Елизавету Павленко, с которой Есипенко ехал в автомобиле, когда его остановили правоохранители. Но в суд явились только «представители общественности» Владислав Иванов и Олег Федоров.

Оперативник крымского управления ФСБ Вячеслав Тропин в отпуске, а Карякина прокуратура ходатайствует исключить из числа свидетелей. Судья Длявер Берберов соглашается.

10:55
28 сентября
10:55
28 сентября
Допрос понятого Владислава Иванова

Суд приглашает первого свидетеля. Владислав Иванов — заведующий отделом обеспечения деятельности аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Крыму — 10 марта в качестве понятого осматривал квартиру свидетельницы Елизаветы Павленко в Алуште. Ее вместе с Есипенко остановили сотрудники ФСБ на перевале между Симферополем и Алуштой, а после обыскали ее квартиру, изъяв несколько предметов Есипенко, в том числе металлоискатель и карту Крыму — наличие этих предметов следствие интерпретирует, как доказательство того, что Есипенко искал схрон с взрывчаткой.

Показания Иванова на следствии полностью совпадают с другими свидетелями — сотрудником ФСБ Вячеславом Тропиным и понятым Антоном Семенковым. Свидетель в письменных показаниях подтвердил, что представитель спецслужб при нем нашел дорожную сумку и металлоискатель Есипенко.

Иванов проживает в Алуште. Он рассказывает, что 10 марта его пригласили сотрудники ФСБ для проведения обыска, как представителя общественности. Вместе с ними и другим понятым он прибыл по адресу дома Павленко где проводилось «обследование помещения».

Владислав Есипенко в Симферопольском райсуде, 28 сентября 2021 года. Фото: Ґрати

Понятой вспоминает, что это была трехкомнатная квартира. Сотрудники спецслужб предъявили хозяйке удостоверения хозяйке и прочитали постановление суда. Выдать запрещенные предметы добровольно она отказалась. В ходе обыска был изъят диктофон с кассетами, записные книжки, металлоискатель и сумки с личными вещами. Все это было упаковано, опечатано и внесено в протокол, рассказывает Иванов, также упоминая, что все участники его подписали без замечаний. 

Отвечая на вопросы прокурорки, свидетель не смог вспомнить, кто именно из представителей ФСБ пригласил его поучаствовать в обыске. Он шел домой, когда его остановили и попросили. Как говорит Иванов, из изъятых предметов Есипенко принадлежала только сумка с личными вещами и металлоискатель.

Тарас Омельченко выясняет, объясняли ли понятому права и в качестве кого его пригласили. Свидетель не помнит. Адвокат пытается узнать, не относится ли Иванов к  категории людей, которые не могут быть понятыми Такими являются несовершеннолетние, участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники, работники органов исполнительной власти . Свидетель отвечает, что на тот момент был безработным. 

— Только эти вещи были изъяты? — спрашивает адвокат.
— Точно не скажу, не помню, все занесено в протокол.

Какие личные вещи находились в конфискованной сумке понятой тоже не помнит. После нескольких вопросов адвоката Иванов вспоминает, что специалист все-таки проводил исследование аудиозаписей на месте, но не может точно сказать, вносилось ли количество этих записей в протокол. Дело в том, напоминает Омельченко, что по регламенту эксперт должен озвучить понятым, что и в каком количестве он обнаружил на диктофоне.

«Я, честно говоря, понимаю ваши вопросы, но не улавливаю смысл, — комментирует судья Берберов. — Как юрист с 20-летним стажем я не могу понять, какое отношение это имеет к уголовному делу, ему [Есипенко] не вменяется ношение диктофона. Сейчас ему вменяется одно — он взял гранату и переделал ее. У меня тоже есть карта Крыма, карта Москвы…

Омельченко поясняет, что на диктофоне, возможно, имеется информация, имеющая значение для дела и в прениях он пояснит суду для чего задавал такие вопросы. 

Есипенко во время допроса понятого все время стоит и внимательно слушает.

Иванов продолжает отвечать на вопросы защиты. Говорит, что во время обыска работает металлоискатель или нет — не определялось.

Он утверждает, что неправомерных действий со стороны правоохранителей не было. Хозяйка квартиры пыталась записать в телефон имена сотрудников, несмотря на их протест и просьбу отложить устройство. Иванов не помнит, разъяснялось ли ей право на адвоката, но предположил, что это должно быть указано  в протоколе. 

Допрос продолжил адвокат Дмитрий Динзе. Понятой говорит ему, что осмотр проводился на основании постановления суда, но о чем там шла речь — не помнит. 

Участие технического специалиста в оперативной группе Иванов объясняет осмотром техники — того же диктофона. Оборудования для изготовления или переделки взрывчатки во время обыска найдено не было — говорит понятой.

Уже перед тем как отпустить свидетеля, Омельченко спрашивает, сколько людей было в квартире во время обыска. Четверо сотрудников ФСБ, специалист и хозяйка — говорит Иванов. Оперативник, который пригласил его, составлял протокол и лично осматривал квартиру. 

Судья останавливает допрос и спрашивает, хорошо ли себя чувствует свидетель, потому что он говорит все тише и тише, и заметно взволнован. Для уверенности Иванов двумя руками упирается в трибуну.

«У Вас давление не падает?» — спрашивает Берберов.

Его помощница в этот момент пересаживается на скамейки слушателей, поближе к столу защиты и месту, где выступает свидетель.

Иванов явно не может сказать адвокату, чем занимались остальные оперативники ФСБ в квартире. Наверное помогали обследовать жилище по очереди, неуверенно отвечает понятой.

— Один посмотрел, второму говорит: «Осматривай дальше». Ну это если простым языком объяснить.
— А сложным?
— Я не помню, — сдается свидетель.

Домой его отпустили уже «в темное время суток». 

Суд завершает допрос Иванова и приглашает в зал второго свидетеля. 

Журналистку судья Берберов снова просит покинуть зал на несколько минут, пока будут оглашаться анкетные данные очередного «представителя общественности». Ранее судья запрещал быть в суде только когда шла речь о допросе оперативников ФСБ.

11:30
28 сентября
11:30
28 сентября
Допрос понятого Олега Федорова

В зал заходит 52-летний Олег Федоров — руководитель службы безопасности компании «Ломбард Крым Капитал» из Симферополя. Он тоже принимал участие в оперативных действиях в качестве понятого, только при обследовании в районе села Правда Первомайского района, где Есипенко якобы показал ФСБ схрон с взрывчаткой. 

Федоров рассказывает, что в марте прошлого года к нему на улице подошел сотрудник ФСБ и предложил принять участие в следственных действиях в качестве представителя общественности.

«Я знаю как это работает, я бывший сотрудник полиции, поэтому согласился не сразу», — вспоминает Федоров.

После этого его пригласили к зданию управления на бульваре Франко, где ожидала машина. В ней он ехал с двумя сотрудниками ФСБ — один из них «симпатичный, молодой» сидел рядом с водителем — с Есипенко и еще одним понятым. После довольно долгой поездки они приехали в село Правду. Свидетель утверждает, что Есипенко сообщал правоохранителям, куда нужно свернуть, чтобы доехать до схрона. На месте подозреваемому «было предложено» надеть наручники для безопасности — он согласился, после чего указал дерево, где хранилось взрывное устройство. Затем они вернулись назад и понятого отпустили.

«Я потерял полдня», — пожаловался Федоров.

Место схрона Федоров называет «совершенно не проходным». О том, что оперативники снимали на видео — не помнит. Права понятого ему разъяснялись, никаких следов насилия над Есипенко он не видел и жалоб не слышал. 

Адвокат Тарас Омельченко напоминает, что Федорова, как пенсионера МВД, не должны были привлекать к осмотру.

«Я на пенсии уже 14 лет!» — оправдывается Федоров.

Когда Федоров подошел к управлению ФСБ, Есипенко уже был на улице — сидел внутри машины или стоял снаружи, пытается вспомнить Федоров. Во время поездки Есипенко сидел сзади, голосом указывая направление, по обе стороны от него сидели сотрудники ФСБ, понятой находился спереди.

Омельченко спрашивает, пересекали ли они железную дорогу — Федоров не помнит. 

— Вы вообще дорогу знаете?
— Ну конечно знаю!
— Так по какой трассе ехали?
— В сторону Перекопа, понимаете?

Какие права и где ему разъясняли, был ли с ним в это время второй понятой — Федоров забыл.

«Я, если честно, замерз, как цуцик, мне очень срочно нужно было вернуться на работу».

— Кто именно вам говорил, что это схрон? — спрашивает адвокат.
— Я на месте понял.
— Вам кто-то говорил, что это место, где хранились запрещенные вещества?
— Сотрудники ФСБ мне говорили, что это место, где сотрудники службы безопасности Украины, назовем их «хозяева», передали взрывоопасный предмет для использования на территории Крыма.
— На месте проводился какой-то сбор образцов, исследование схрона?
— Я стоял в стороне и не мешал людям работать. Вот эти детали я вообще не помню, если честно.
— Вам разъяснялось, что вы должны за всем внимательно наблюдать и подтвердить действия в протоколе?
— Я может быть плохо помню, не обращал внимания на все эти мелочи.

Напоследок Федоров подтверждает, что в машине подозреваемый находился без наручников.

Допрос продолжает адвокат Дмитрий Динзе. 

— Какие-то права разъяснялись Есипенко в машине?
— Я не обратил на это внимания.
— Есипенко просил хоть раз адвоката?
— Тоже не обратил внимания, я не помню.

Адвокат спрашивает, производились ли какие-то манипуляции с местом схрона, но его останавливает прокурорка Елена Подольная.

«Давайте другие вопросы, повторяться не нужно! У меня такое ощущение, что вы время тянете! Если вы не услышали, переслушайте аудиозапись! Я лично все слышу и запоминаю! Одно и то же 20 раз, имейте уважение к другим участникам процесса, пожалуйста!» — поддерживает ее Берберов.

Допрос ведет сам Есипенко.

— Вы суду говорите неправду? — спрашивает он Федорова, но судья не дает ответить.
— Я снимаю данный вопрос, свидетель предупрежден.

Есипенко пытается выяснить, как понятой встретился с сотрудником ФСБ, который его позвал на осмотр, но прокурорка снова возражает.

«Ваша честь, я хочу заявить, что свидетель говорит неправду, поскольку меня на улице Франко никто не подвозил. Меня сотрудники ФСБ отправили из города Бахчисарая сразу в село Правда. Я делаю официальное заявление, что этот человек говорит неправду, это первое. По поводу наручников я хочу заявить, что это тоже неправда, поскольку меня транспортировали в наручниках, и более того — этого человека не было. Скорее всего, он подъехал на одном из следующих транспортных средств. С момента задержания мне надевали на голову наушники и черную маску, то есть я физически не мог видеть, куда я еду. Просто этот человек обманывает», — обращается у суду Есипенко.

Омельченко прямо спрашивает, подговаривали ли сотрудники ФСБ Федорова дать ложные показания. Прокурорка пытается возразить, Федоров успевает ответить отрицательно.

— Встречались ли с сотрудниками ФСБ или нет? — продолжает адвокат.
— Вы уточняйте по какому вопросу, — снова вмешивается прокурор.
— По данному делу вы с сотрудниками ФСБ встречались? — перефразирует вопрос судья.
— Нет, по улице Франко [возле управления ФСБ] я стараюсь не ходить, — отвечает свидетель.
— Да? — в ответ улыбается судья.

Тарас Омельченко спрашивает про видеокамеру, прокурорка его перебивает. Он возмущается, что имел в виду не только ее, а вообще другие технические средства. В зале начинается крик прокурорки и судьи. Адвокат сообщает, что укажет это в прениях.

— Я прошу учесть, что я простой гражданин… — начинает свидетель
— 
Олег Вячеславович, вы можете успокоиться? Вы пришли, ответили и ушли, а нам еще это дело слушать, поэтому берегите свои и мои нервы, — прерывает его Берберов.

Динзе просит задать последний вопрос.

«Еще один? Просите два, а задаете десять!», — раздражается судья.

Прокурорка просит суд ограничить сторону защиты.

«Мало того, что они 22 раза одно и то же спрашивают, у них еще появляются вопросы, которые, как показывает практика, не новые» — жалуется Подольная.

Судья обещает снять вопрос, если он будет повторным. Адвокат говорит, что согласно протоколу обследования проводилась видеозапись мероприятия. Он спрашивает у Федорова, показывали ли ему, как понятому, видеозаписи. Федоров не помнит.

«Я снимаю данный вопрос, хотя сути это не меняет, он не помнит и правильно делает, потому что в протоколе это не отражено», — добавляет Берберов уже после вопроса, обращая внимание, что велась только фото- а не видеосъемка. 

Суд отпускает и благодарит свидетеля: «Спасибо, вы прекрасно понимали, куда идете!».

Следующее заседание назначено на 5 октября.

 

12:10
28 сентября
12:10
28 сентября
Свидетели сегодня пришли «подготовленные» — адвокат Дмитрий Динзе

Недолгое сегодняшнее заседание судья объявляет закрытым. В следующий раз суд планирует допросить последних свидетелей обвинения — оперативника ФСБ Вячеслава Тропина, понятого Алексея Лузанова и знакомую Есипенко, которая была с ним в момент задержания — Елизавету Павленко.

Дмитрий Динзе выходит на улицу и комментирует журналистам, которые не смогли пройти в зал суда. Адвокат говорит, что свидетели сегодня пришли «подготовленными» и их устные показания почти не отличались от письменных, которые они давали на этапе следствия.

«Это было на контрасте между теми допросами, которые были в прошлых судебных заседаниях, когда люди не смогли пояснить ни про права, не смогли пояснить как производилось это мероприятие, кто как ехал, куда кого сажали, в какие автомобили и так далее», — рассказывает адвокат.

Адвокат Дмитрий Динзе (слева) и общественный защитник митрополит Климент. Фото: Ґрати

Тем не менее, считает Динзе, свидетели испытывали большие затруднения, когда защита задавала дополнительные вопросы.

«Они все таки поплыли на вопросах о правах, на вопросах о том, кто, где, как находился, не рассказали подробно, что делали специалисты. Например, по осмотру участка местности есть один нюанс — там производилась фото и видео съемка, при этом видео в материалах уголовного дела нет. Вообще никакого по осмотру участка местности. Поэтому будем дальше допрашивать, устанавливать эти обстоятельства, и, я думаю, скорее всего, при хороших обстоятельствах, мы сможем получить эту видеозапись и, соответственно, хотя бы посмотреть внешний вид Есипенко [на момент задержания], его психологическое состояние, потому что фотографии данные обстоятельства не передают», — завершает Динзе.

Шестое и седьмое заседание суд назначил на 5 и 12 октября, на вторую половину дня.

2 місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання
2

місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов