Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестидесятый — удаление Сервера Мустафаева и админпротоколы на адвокатов

11 августа
19:45 Приставы в итоге не стали составлять протокол на адвокаток
18:18 Суд отклоняет все отводы
17:42 Подсудимые заявляют отвод всей судейской коллегии в связи с удалением Сервера Мустафаева
16:01 На адвокаток Лилю Гемеджи и Елену Пестовскую составляют админпротоколы
15:35 Суд удаляет Сервера Мустафаева до конца судебного следствия
15:00 О деле и предыдущем заседании
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестидесятый — удаление Сервера Мустафаева и админпротоколы на адвокатов
Сервер Мустафаев. Фото: «Крымская солидарность»

В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами — фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.

15:00
11 августа
15:00
11 августа
О деле и предыдущем заседании

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже — 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальных обвиняют в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятьдесят девятый — отказ в допросе свидетелей защиты

На прошлом заседании суд запретил допрашивать свидетелей защиты, после того, как заслушал 35 человек. Суд посчитал, что положительных характеристик на подсудимых вполне достаточно уже.

Подсудимые заявили отвод суду и прокурору, но их суд ожидаемо отклонил.

15:35
11 августа
15:35
11 августа
Суд удаляет Сервера Мустафаева до конца судебного следствия

В зал заходит судейская коллегия. Спрашивает сторону защиты, какие доказательства она намерена представлять сегодня. Защита заявляет четырех свидетелей.

Слушатели в зале суда. Фото: Ґрати

Суд спрашивает, известно ли им о противоправной деятельности подсудимых?

«Им не известно, потому, что они её не совершали», — говорит адвокат Сияр Панич.

Суд отказывает в допросе свидетелей: сведения, которые они могут предоставить, — характеризующие и избыточные, обеспечение явки не обязывает суд их допросить ввиду злоупотребления правом.

Сервер Мустафаев пытается возражать — он молча поднимает руку. Суд, не выслушивая его начинает совещаться. Председательствующий судья Ризван Зубаиров неожиданно заявляет об удалении Мустафаева до конца судебного следствия: «Учитывая многочисленные нарушения регламента судебного заседания со стороны подсудимого Мустафаева, безрезультатность принятых судом мер по понуждению к порядку в судебном заседании, перебивание председательствующего удалить подсудимого Мустафаева до конца судебного следствия».

16:01
11 августа
16:01
11 августа
На адвокаток Лилю Гемеджи и Елену Пестовскую составляют админпротоколы

Суд объявляет перерыв, все выходят из зала по требованию приставов. Адвокатки Лиля Гемеджи и Елена Пестовская задерживаются, — говорят с Мустафаевым. Пристав начинает ругаться на них, грозит составить протокол о невыполнении распоряжений (статья 17.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ) и пытаться увести в кабинет начальника службы. Они не выходят, опасаясь, что заседание начнется без них, требуют составить протокол на месте.

Адвокатки Лиля Гемеджи (справа) и Елена Пестовская. Фото: Ґрати

Слушатели кричат на приставов, требуют не мешать адвокатам.

«Две минуты консультации называется срыв!?», — спрашивает Пестовская.

Остальные адвокаты тоже говорят, что нарушений не было.

Суд заходит в зал и сразу объявляет перерыв на 15 минут в связи с работой приставов.

Адвокаты ругаются с приставами. Приставы требуют всех выйти из зала. Слушатели возмущены. Начальник приставов уже со слушателями вступает в перепалку в коридоре.

Начальник службы приставов спорит с Зекие Беляловой. Фото: Ґрати

«Когда зашёл я, они нас культурно послали, — объясняет он. — У нас проблем со слушателями не было, но адвокаты всё время идут на конфликт».

На Гемеджи и Пестовскую в итоге составляют админпротоколы о неисполнении распоряжения пристава.

17:42
11 августа
17:42
11 августа
Подсудимые заявляют отвод всей судейской коллегии в связи с удалением Сервера Мустафаева

Гемеджи говорит, что протокол составить не смогли — она потребовала перевод на крымскотатарский и составление отложили до конца заседания.

Заходит судейская коллегия. Суд спрашивает, какой порядок представления доказательств предлагает защита.

Мемет Белялов пытается возразить, но суд его игнорирует.

Лиля Гемеджи настаивает на необходимости согласования с подзащитным Сервером Мустафаевым, которого уже вывели из зала.

Адвокат Эмиль Курбединов на вопрос суда о наличии плана представления доказательств сообщает, что у подзащитных есть отвод.

Судья Ризван Зубаиров явно злится, напоминает, что суд определил время допроса свидетелей: «Защита не использует время для представления доказательств».

Мемет Белялов заявляет отвод всей судейской группе, обращая внимание на то, что нарушения регламента не было, Мустафаев только поднял руку, а его тут же удалили. «Действия суда показывают его заинтересованность», — говорит подсудимый.

Адвокат Тарас Омельченко говорит, что суд ограничивает защиту «в каких-то своих служебных интересах».

«Суд занял обвинительный уклон и подходит избирательно к представлению сторонами доказательств», — говорит адвокат. Его коллега Сияр Панич поддерживает отвод, удаление Мустафаева называет нарушением права на защиту.

Адвокат Айдер Азаматов поддерживает отвод.

«Вчера и сегодня было услышано, — суд указывал на необходимость представления свидетелей, которые будут говорить о противоправной деятельности. Суд не считает необходимым выслушать свидетелей, которые могут высказаться о том, что не было противоправных действий», — выступает Азаматов, напоминая статью 15 Уголовно-процессуального кодекса — суд обязан предоставить равные права сторонам.

Тимур Ибрагимов выступает с речью.

«Я поддерживаю полностью адвокатов, Белялова, также хочу заявить отвод всей коллегии суда. Причина этого отвода то, что вы являетесь абсолютно заинтересованными в исходе этого судопроизводства. Несмотря на то, что Мустафаев, как и другие подсудимые, после того, как вы безосновательно отказали в ходатайстве о допросе свидетелей, хотел выразить своё право на возражение. И, между прочим, поднял руку, просил разрешения, чтобы заявить возражение, он объективно — спросил. Вы его бесцеремонно удалили. Знаете, уже всем очевидно, что это был ваш план по препятствованию нам осуществлять нашу защиту. Вы и так уже не даёте вовремя заявлять отводы, возражения делать, удаляете наших свидетелей, перебиваете нас, снимаете наши вопросы. Мне очевидно, и ни для кого не секрет, ваш план уже расписан, вы спланировали удаление Мустафаева, я думаю и удаление других подсудимых не за горами. Вы даже не скрываете свою заинтересованность в исходе этого дела, беззаконие и несправедливость стали вашей визитной карточкой.  Я заявляю отвод всей коллегии суда и требую чтобы вы покинули этот процесс и не возвращались больше сюда», — говорит Ибрагимов суду и тут же получает замечание.

На вопрос о том, что было нарушением в его словах, судья  советует внимательно проговорить свою речь в голове.

Марлен Асанов коротко поддерживает отвод.

Подсудимые после заседания. Фото: Ґрати

Эрнест Аметов напоминает суду, что Мустафаев поднял руку, — такой порядок озвучивал сам судья Зубаиров, более он ничего не делал и применённые к нему меры не соразмерны. «Мустафаев не нарушал порядок», — заканчивает Аметов.

«Мы не доверяем больше вам», — говорит Сервер Зекирьяев, поддерживая отвод.

Сейран Салиев присоединяется. Поясняет, что свидетели должны были дать показания не в части характеристики, а по существу дела о выездах за границу в Сирию, в частности. Считает незаконным и необоснованным удаление Мустафаева. Видит нарушение права на защиту со стороны суда,

«Это игра в одни ворота. Вы являетесь не представителем справедливости, а представителем НЕсправедливости той власти, которая возбудила против нас это дело», — выступает Салиев.

Эдем Смаилов начинает свою речь с фразы на арабском. Суд его останавливает и напоминает: фразы, если они обращены к Аллаху, могут быть произнесены отдельно от выступления, иначе это речь для слушателей.

Смаилов требует отвод всему составу суда, требует чтобы он рассматривался в совещательной комнате.

Адвокат Назим Шейхмамбетов заявляет самостоятельный отвод.

«Суд взял на себя функцию обвинения, — говорит адвокат, обосновывая отвод. — Суд допрашивал до 19 часов заявленных защитой свидетелей по запросу обвинения — сестру с братом Каракаш. Суд неоднократно позволял себе некорректные выражения. Например «выгнать их» в отношении слушателей».

Адвокат Эдем Семелояев и вовсе утверждает, что суд должен сам себя отвести.

Суд определил отказать в удовлетворении отвода адвоката Шейхмамбетова, как заявленном повторно.

Остальные отводы суд будет рассматривать в совещательной комнате.

Объявляется перерыв.

18:18
11 августа
18:18
11 августа
Суд отклоняет все отводы

Коллегия возвращается и объявляет решение: в отводах подсудимых и адвоката Сияра Панича отказать. Суд не находит признаков собственной заинтересованности, аргументы защиты субъективны.

Перерыв до завтрашнего утра.

Родственники высматривают подсудимых в коридоре суда. Фото: Ґрати

19:45
11 августа
19:45
11 августа
Приставы в итоге не стали составлять протокол на адвокаток

Когда все выходят из суда, выясняется, что административные протоколы на адвокаток составлять так и не стали.

Адвокатки Лиля Гемеджи (справа) и Елена Пестовская после заседания суда. Фото: Ґрати

Пристав, которого заставляли составить протокол, сказал, что будет говорить правду или уволится. В итоге, настаивать не стали. Адвокаты опасаются, что теперь его действительно могут уволить.

Конфликт адвокаток произошел с одним конвоиром, второй был согласен дать адвокатам время для консультации Мустафаева. Однако подошел начальник службы приставов Реутов, ждать не стал и возник конфликт.

2 місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання
2

місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов