Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День четвертый — допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева стороной защиты

03 декабря
11:22 Свидетель о конфликте Хизб ут-Тахрир и Духовного управления мусульман Крыма. И стихи на крымскотатарском, которые подсудимым не позволил показать пристав
11:04 Свидетеля допрашивает адвокат Сергей Легостов
10:52 Свидетель о том, как определил по голосу, что на записи прослушек говорит Эрнес Аметов
10:20 Свидетель о слежке ФСБ за встречами мусульман в мечети Бахчисарая
09:50 Свидетеля допрашивает адвокат Айдер Азаматов. Адвокатке Лиле Гемеджи суд не разрешил участвовать в заседании по видеосвязи
09:13 «Все мы в руках сами знаете кого!» – судебный пристав о вероятности его судебного преследования
09:10 «Я хоть и в тюрьме, но я свободен» – Эрнес Аметов о предложении ФСБ сотрудничать со следствием
08:45 Прошлое заседание – допрос первого свидетеля обвинения оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День четвертый — допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева стороной защиты
Рейд полиции во время заседания «Крымской солидарности» в январе 2018 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде в российском Ростове-на-Дону продолжается процесс над крымскими татарами по делу «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман из Бахчисарая обвиняются в участии в исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают текстовую трансляцию из зала суда.
08:45
03 декабря
08:45
03 декабря
Прошлое заседание – допрос первого свидетеля обвинения оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

Жители Бахчисарая Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов были задержаны сотрудниками Федеральной службы безопасности после обысков 12 октября 2017 года. Позже, 22 мая 2017 года, были задержаны Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев. Все они являются активистами общественного объединения «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

По версии ФСБ, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России в 2003 году. Асанов, Ибрагимов и Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и заявляют, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Судебный процесс по делу «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир» начался 15 ноября и это уже четвертое заседание.

На предыдущем заседании обвинение представило своего первого свидетеля – оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева. Допрос в суде проводил прокурор Евгений Колпиков, Артыкбаев выступал по видеосвязи из Крымского гарнизонного суда. Бывший сотрудник СБУ собирал сведения и следил за фигурантами дела и другими крымскими мусульманами, по его словам, с 2016 года. Кто из руководства приказал ему осуществлять наблюдение он не вспомнил. В местах встреч крымских татар, в том числе в мечети Бахчисарая, ФСБ была установлена прослушка – записи трех встреч Артыкбаев самостоятельно расшифровал, на слух определил кому принадлежат голоса на записи, и передал материалы для экспертизы в следственный отдел управления ФСБ по Крыму и Севастополю. Записи встреч, экспертизы и показания свидетелей, в том числе засекреченных, стали основанием для уголовного дела.

Принадлежность к Хизб ут-Тахрир, по мнению свидетеля, определяется «по отправлению религиозных обрядов и по темам, на которые они общаются в мечетях», в первую очередь по осведомленности в литературе, изданной исламской партией.

Свидетель подробно рассказал о конфликтах приверженцев партии и Духовного управления мусульман Крыма из-за влияния в мечетях полуострова. В остальной части показаний он повторил данные им во время следствия.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб-ут-Тахрир». День третий – допрос свидетеля обвинения

Обвинение закончило допрашивать Артыкбаева и на сегодняшнем заседании допрос намеревалась провести сторона защиты.

09:10
03 декабря
09:10
03 декабря
«Я хоть и в тюрьме, но я свободен» – Эрнес Аметов о предложении ФСБ сотрудничать со следствием

В коридоре перед началом заседания родственники подсудимых рассказывают, что сотрудники Федеральной службы безопасности уже после задержания пытались уговорить арестованных сотрудничать со следствием, обещая, что в таком случае судебного преследования не будет.

«Сначала арестовали, продержали в спецблоке какое-то время, пытались сломать морально, но он и мне и им ответил «я хоть и в тюрьме, но я свободен» и отказался», – рассказывает супруга Эрнеса Аметова Элеонора.

Засекреченные свидетели – рассказывают крымчане, приехавшие поддержать своих соотечественников в Ростов – «как раз такие же мусульмане которые стали работать с ФСБ в обмен на личную безопасность».

Из Крыма приехало более 60 человек, но судебные приставы обещают пустить в зал заседания только 30. Родственники подсудимых намерены в ближайшие дни попасть на свидание в СИЗО – судебные заседания запланированы на 3 и 4 декабря, и они радуются, что для посещений родных есть больше времени.

Все заходят в зал и рассаживаются. Подсудимые стоят в «аквариуме», улыбаются и машут родным. Разговаривать с ними приставы в этот раз никому не разрешают. Свидетель – оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев уже находится в комнате Крымского гарнизонного суда в Симферополе, его видно на экране видеосвязи.

09:13
03 декабря
09:13
03 декабря
«Все мы в руках сами знаете кого!» – судебный пристав о вероятности его судебного преследования

— Мы вам и так многое разрешаем, – отвечает пристав на просьбу родных поговорить с подсудимыми в «аквариуме».
— Можно один вопрос?
— Можно.
— Как бы вы вели себя если бы оказались на нашем месте?
— Я пока не на вашем месте.
— Но у нас в стране все возможно.
— Возможно, но все мы в руках сами знаете кого! – отвечает пристав и заканчивает разговор.

Слушатели рассаживаются и просят конвойного, который закрыл собой «аквариум» с подсудимыми, немного подвинуться. Конвойный не реагирует.

В зал заходит судейская коллегия.

09:50
03 декабря
09:50
03 декабря
Свидетеля допрашивает адвокат Айдер Азаматов. Адвокатке Лиле Гемеджи суд не разрешил участвовать в заседании по видеосвязи

Адвокат Сервера Мустафаева Сергей Легостов просит суд разрешить адвокатке Лиле Гемеджи участвовать в заседании по видеосвязи из Крыма, но суд запрещает.

Подсудимые пытаются сказать, что у них есть ходатайства, но судья Ризван Зубаиров не позволяет. «Сегодня, дай Бог, закончим разбираться со свидетелем и дадим вам возможность» – объясняет судья.

Защита приступает к допросу свидетеля. Первым вопросы задает адвокат Айдер Азаматов. Он спрашивает, принимал ли Артыкбаев участие в обыске у его подзащитного Эрнеса Аметова. Оперуполномоченный отвечает, что не принимал, но знает, что были изъята литература. На уточняющие вопросы адвоката, что это была за литература, он ответить также не смог.

— Знаете ли вы что-то о прохождении боевой подготовки Эрнесом Аметовым? – спрашивает адвокат.
— Не задокументирована покупка оружия Аметовым, также не была задокументирована его подготовка к террористической деятельности.
— А была ли подготовка к террористической деятельности? Подыскивание людей для захвата заложников например?
— Захвата заложников не было.

Кроме участия в террористической организации против подсудимых выдвинуто обвинение в подготовке захвата власти в России.

— Разрабатывал ли Эрнес Аметов планы переворота и захвата власти? – переходит адвокат к этому эпизоду обвинения.
— Он участвовал в деятельности ячейки организации, основной задачей которой являлось изменение власти в Крыму. Смена власти на халифат. Он участвовал в подобных мероприятиях.
— Откуда вам известно, что он знал о халифате?
— В ходе следствия установили лиц которые раньше принимали участие в таких мероприятиях.
— То есть он участвовал в разработке плана захвата власти?
— Он участвовал в мероприятиях, которые подразумевали собой такие варианты, там это обговаривалось – утверждает свидетель.

Адвокат спрашивает, различает ли оперуполномоченный «процедуру разработки плана захвата власти от собрания где обсуждают общественно-политические вопросы», но суд снимает этот вопрос. Свидетель на него не отвечает.

— Эрнес Аметов публично призывал население к захвату власти? – продолжает адвокат.
— Что касается захвата власти в Крыму, такой информацией я не располагаю. Прямо он не говорил об этом.
— А как он говорил?
— Я повторю: Аметов участвовал в халакатах (занятия верующих мусульман – Ґ ) и других действиях.

Судья прерывает его и просит задавать следующий вопрос.

«Сколько времени нужно чтобы завербовать половину жителей Крыма в Хизб ут-Тахрир?», – спрашивает адвокат, намекая на утверждение свидетеля, которое он высказал в свою показаниях на следствии, что члены Хизб ут-Тахрир в Крыму намеревались распространить учение партии минимум на половину населения и тем самым захватить власть. Судья вновь снимает вопрос.

«Мусульман в Крыму не более 15% от общего числа жителей. Сколько времени надо на вербовку половины крымских мусульман?» – вновь пытается задать вопрос адвокат, но вместо свидетеля отвечает судья: «Это предположение, он оперативник, он говорит то, что видит и слышит».

— Призывал ли Аметов к неприязни к другим национальностям?
— На занятиях высказывался негативно по отношению к представителям других религий – утверждает Артыкбаев.

— До марта 2014 года вы были знакомы с Аметовым? – спрашивает адвокат. Николай Артыкбаев до 2014 года работал оперативником СБУ в Бахчисарае, где проживал Эрнес Аметов.
— Нет.
— Вы сказали, что поступила информация о возможной причастности Аметова к Хизб ут-Тахрир. А вы как оперативник предостерегали его письменно?
— Нет.
— Почему вы этого не сделали?

Судья вновь снимает вопрос. Азаматов продолжает.

10:20
03 декабря
10:20
03 декабря
Свидетель о слежке ФСБ за встречами мусульман в мечети Бахчисарая

— Что значит вовлечён? Что это за стадия участия в Хизб ут-Тахрир? – продолжает допрос адвокат Айдер Азаматов. На прошлом заседании свидетель подробно рассказывал о том, как ФСБ представляет себе участие в Хизб ут-Тахрир, иерархию партии и ее организацию.

— Это значит, что человек участвует в деятельности Хизб ут-Тахрир, в занятиях по изучению литературы и идеологии, распространяет литературу, подбирает новых участников.

Свидетель утверждает, что Эрнес Аметов именно так участвовал в деятельности партии. Исходя из этого, оперуполномоченный сделал вывод о том, что Аметов – член Хизб ут-Тахрир.

Эрнес Аметов. Фото: «Крымская солидарность»

— Вы сказали, что по оперативным данным Аметов не менее пяти лет является участником Хизб ут-Тахрир. По каким признакам вы узнали, что Аметов состоит не менее 5 лет, кто вам об этом рассказал?
— Мы установили лиц, кто ранее принимал участие в Хизб ут-Тахрир. От них была получена информация о том, что Аметов не менее пяти лет состоит.

На вопрос в одной или нескольких группах состоял Аметов, свидетель ответил, что не помнит. «Все материалы уголовного дела задокументированы. Дополнительно, кроме того что в уголовном деле, ничего нет» – сказал свидетель в ответ на вопрос, было ли задокументировано, как Аметов распространяет литературу издания Хизб ут-Тахрир. В материалах дела этого нет.

Артыкбаев рассказывает, что наблюдение ФСБ зафиксировало встречи Аметова с другими подсудимыми.

«Первым в поле зрения попал Асанов, а потом установили что в его группу входит Аметов и остальные. Наблюдение в мечети было негласное, но потом материалы рассекретили и передали следствию», – рассказывает свидетель. Адвокат пытается уточнить, но судья прерывает его.

«Вы можете сказать, на какие технические средства записывали разговоры в мечети в Крыму?» – спрашивает адвокат, но судья снимает вопрос, утверждая, что он звучал ранее. Артыкбаев рассказывает, что Аметов и другие участники встреч, за которыми следила ФСБ, «отключали телефоны, не называли Хизб ут-Тахрир и не обсуждали публично организацию».

— Была ли мечеть закрытым конспиративным местом?
— Для других не закрыта, но во время проведения встреч Хизб ут-Тахрир там были только они. Встречи проводились вечером, о времени знали только члены организации.
— А мог зайти кто-то другой в это время в мечеть?
— Зайти посторонний мог, но обсуждать темы при нем никто бы не стал.
— Тогда в чем конспиративность встреч, если мечеть была открытой, зайти мог кто угодно?

Судья снимает вопрос.

— Мог ли посторонний участвовать в беседе во время встреч? – адвокат очевидно пытается показать безосновательность утверждения, что встречи подсудимых были тайными.
— Нет не мог, ему бы не дали возможности задавать вопросы, говорить.
— А слушать мог?
— Невозможно.
— А как вы можете подтвердить что это невозможно?
— Были лица которые участвовали в таких мероприятиях, по их информации, посторонние не могли присутствовать.
— А как же ваши люди туда попали?
— На тот момент происходила их идеологическая обработка их и они участвовали, члены Хизб ут-Тахрир принимали этих лиц за своих.
— То есть все-таки можно было туда прийти?

Судья вновь снимает вопрос и не дает свидетелю ответить.

Адвокат возвращается к агентам ФСБ, следившим за встречами подсудимых.

— Люди, которые вам сообщали информацию, являются членами Хизб ут-Тахрир?
— Они ранее принимали участие в мероприятиях. Являются ли сейчас членами или нет, определяю не я
— Вы как оперативник могли определить, что эти люди члены Хизб ут-Тахрир?
— Лица, которые дали нам информацию, переданы следствию, и следствие уже принимало решение по их поводу.

— Когда должны были совершить переворот люди, у которых не было найдено оружия и тому подобных вещей? И как? – интересуется адвокат.
— Точной даты у меня нет.

— Эрнес Аметов принимал присягу или давал клятву на верность Хизб ут-Тахрир?
— По существу я этого не знаю – отвечает свидетель – не видел, но по факту его участия можно предположить.

Судья замечает: «Давайте без предположений». Подсудимый Мемет Белялов не выдерживает и комментирует вслух из «аквариума»: «Как он может обвинять людей если все строится на предположении?».

10:52
03 декабря
10:52
03 декабря
Свидетель о том, как определил по голосу, что на записи прослушек говорит Эрнес Аметов

Адвокат Айдер Азаматов продолжает допрос оперуполномоченного ФСБ, уточняя то, что Артыкбаев говорил во время допроса прокурору на прошлом заседании.

— Откуда у вас информация о том, что некоторые члены Хизб ут-Тахрир выезжали на Украину и получали финансирование? Аметов среди них есть?
— Аметова там нет, известно все от лиц, которые ранее участвовали в Хизб ут-Тахрир.

Адвокат Айдер Азаматов на заседании «Крымской солидарности». Фото: Антона Наумлюк, Ґрати

— Вы говорили что подсудимые искали людей среди военных. Какая численность армии, которую искали, когда армия должна была появиться, кто из числа подсудимых мог стать главнокомандующим?
— На начальном этапе деятельность проводилась, но достоверно кто-когда-где не знаю.

Артыкбаев, который проводил наблюдение за мусульманами в Бахчисарае, утверждает, что на аудио, полученных в результате прослушки, есть голос Аметова.

— Как вы определили его голос в разговорах? – интересуется адвокат.
— Получили материалы негласно, и эти материалы позволили проанализировать и установить, что речь предположительно относится к Аметову. В дальнейшем лица, которые участвовали во встречах, подтвердили, что голос Аметова
— А с чем вы сравнивали голос на записи? Были образцы голосов подсудимых?
— Провели негласные оперативно-розыскные мероприятия, раскрывать какие я не могу.

11:04
03 декабря
11:04
03 декабря
Свидетеля допрашивает адвокат Сергей Легостов

Допрос оперуполномоченного Николая Артыкбаева продолжает адвокат Сергей Легостов.

Свидетель рассказывает, что им «были получены оперативные материалы, где видно, что Мустафаев активный участник Хизб ут-Тахрир», об этом же якобы говорили участники встреч, которые передавали информацию ФСБ. При этом задокументирована лишь одна встреча с участием Сервера Мустафаева – в мечети.

Сервер Мустафаев. Фото: «Крымская солидарность»

Легостов спрашивает о поездках Мустафаева на материковую часть Украины. Ранее свидетель утверждал, что подсудимые выезжали туда из Крыма, чтобы получать указания и деньги от представителей Хизб ут-Тахрир, в том числе от главы информационного офиса Хизб ут-Тахрир в Украине Фазыл Амзаева. В показаниях следствию Амзаев не упоминался, но на прошлом заседании прокурор неожиданно задал о нем вопрос.

Артыкбаев, вновь ссылаясь на «тех, кто участвовал в Хизб ут-Тахрир ранее», утверждает, что подсудимые и Мустафаев в том числе встречались с Амзаевым и получали от него средства.

— Эти лица выезжали с Мустафаевым? Видели лично? – спрашивает Легостов.
— Нет, не выезжали.
— Откуда тогда данные у них?
— В ходе общения в закрытых кругах была такая информация.
— Мустафаев лично говорил о получении помощи?
— Мне лично Мустафаев не говорил! – отвечает свидетель. Адвокат напомнил ему, что при пересечении админграницы есть также таможенный контроль, где проводится досмотр, но денег ни у кого из подсудимых обнаружено не было.

— Верно ли что информация о поездках получена от секретных свидетелей? – возвращается адвокат к информаторам ФСБ.
— От лиц, которые были установлены следствием, возможно их данные были засекречены.
— А кто-то из подсудимых рассказывал о поездках Мустафаева?
— Мустафаев сам не скрывал этого.
— Где и кому он это говорил?
— Не могу сказать.

Свидетель, как и в случае с Эрнесом Аметовым, заявил, что у следствия нет данных о принятии Мустафаевым присяги Хизб ут-Тахрир, но при этом вновь утверждает: «Он более 10 лет принимает участие в деятельности Хизб ут-Тахрир».

Адвокат Сергей Легостов на заседании «Крымской солидарности». Фото: «Крымская солидарность»

— Как оперативник, вы читали книги, изданные Хизб ут-Тахри?
— Да, читал. Прокурор уже задавал мне вопрос.
— Какими языками, кроме русского вы владеете? Вы знаете термины «халакат» и другие?

Судья напоминает, что вопрос уже задавался прокурором и оставляет его без ответа.

11:22
03 декабря
11:22
03 декабря
Свидетель о конфликте Хизб ут-Тахрир и Духовного управления мусульман Крыма. И стихи на крымскотатарском, которые подсудимым не позволил показать пристав

— Как оперативник скажите, как вам кажется – как Сервер Мустафаев планировал захватить власть и где?
— Я на подобный вопрос отвечал по другим фигурантам – заявляет свидетель.

Мемет Белялов вновь не выдерживает из «аквариума»: «Нам говорят, что у нас разное участие в организации, значит наша деятельность отличается, значит нужно говорить по каждому отдельно».

— Как и где Мустафаев хотел захватить власть? – возвращается к вопросу адвокат.
— Мустафаев, как один из учителей организации, участвовал во встречах Хизб ут-Тахрир. Это организация, которая планирует изменить конституционный строй на территории, где находится, на исламскую форму правления халифат. Основное, чем организация занимается – подбор лиц, которые будут проводить захват власти. Мустафаев участвовал в проведении встреч, – повторяет информацию ФСБ свидетель. Среди территорий, где якобы планировался захват власти, Артыкбаев называет «регионы, где живут мусульмане, в том числе Крым». Но при этом отметил, что следствие не нашло каких-то связей крымских мусульман, обвиняемых в участии в Хизб ут-Тахрир с мусульманами в регионах России.

— Обладаете ли вы информацией о том, что Мустафаев кому-то помогал финансово в обмен на вступление в партию Хизб ут-Тахрир?
— Не обладаю.

— Задокументированы ли насильственные действия Мустафаева в отношении кого угодно, совершенные на религиозной почве?
— Нет
— Планировали ли Мустафаев реализацию теракта в Крыму?
— Мне не известно.
— Мустафаев подстрекал кого-то к терактам?
— Не известно.

Легостов вспоминает о конфликте между приверженцами Хизб ут-Тахрир и Духовным управлением мусульман Крыма.

— Что вам известно о конфликтах Хизб ут-Тахрир с прихожанами мечети? Вы были свидетелем конфликтов?
— Нет, не был. Представители духовного управления мусульман Крыма делали замечание представителям Хизб ут-Тахрир.
— Когда делали замечания, кто и кому?
— Несколько раз в мечети 6 микрорайона Бахчисарая между ними были конфликты. Районный имам делал предупреждение членам Хизб ут-Тахрир, запрещал проводить встречи в мечети. До момента задержания с 2015 года подобные конфликты были несколько раз. Также были конфликты между Хизб ут-Тахрир и старейшинами мусульман прихожан мечети. Говорили что мусульмане не могут курить возле мечети, а члены Хизб ут-Тахрир курили возле мечети.
— Мустафаев курит?
— Не знаю.

Показания оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева во время следствия. Скриншот из материалов дела

Свидетель утверждает, что несмотря на конфликты, никто в ФСБ не обращался.

— Кроме курения в чем был конфликт? В чем было различие между Хизб ут-Тахрир и теми, кто к ним не относился? На какой почве конфликт?
— Поскольку районный имам обеспечивает религиозную деятельность в районе, он просил н использовать мечеть для проведения мероприятий организации, из-за того что деятельность Хизб ут-Тахрир запрещена. Фигуранты и подсудимые все равно продолжали использовать мечеть
— Имам запрещал приходить в мечеть?
— Не так… – замялся свидетель.

Адвокат расспрашивает о планировании деятельности Хизб ут-Тахрир, о которой ФСБ узнавала из оперативной работы, но свидетель вновь повторяет о привлечении членов и распространении литературы. На почти все уточняющие вопросы о показаниях, которые Артыкбаев давал на прошлом заседании прокурору, он не может ответить.

— Иные планы были задокументированы?
— Возможно, я не помню.

— Были установлены контакты военных которых привлекали в Хизб ут-Тахрир?
— Я не помню.

— Известно ли вам, какой электронный носитель использовал Мустафаев, когда пропагандировал литературу Хизб ут-Тахрир?
— Свой смартфон.
— Какой?
— Не помню.
— У вас была инфа оттуда?
— Доступа к нему не было.

— Вы утверждаете о встрече Мустафаева с Амзаевым. Почему Мустафаев не выехал из Крыма вместе с ним?
— Не могу пояснить.

На это сегодняшнее заседание заканчивается. В конце обсуждают организационные вопросы.

Судья Ризван Зубаиров просит не приводить в суд детей: «На каждый процесс приезжают дети. Детей подсудимых суд пропустит, а посторонних детей привозить не надо».

Заявление он сделал после того, как перед заседанием в зале суда 9-летняя дочь подсудимого Сейрана Салиева Самийя попыталась показать отцу стихотворение, напечатанное на листе бумаги. Пристав ей этого сделать не позволил.

Самийя Салиева в зале суда. Фото: «Крымская солидарность»

Стихи написаны на крымскотатарском.

Я проделала долгий и сложный путь
Чтобы увидеть тебя, папа!
Буду счастливой, если увижу тебя!
Слова эти написаны мамой.

Папочка, люблю тебя очень!
Пусть чистое сердце твоё будет спокойным!

Победа наша очень близка
И ты скоро будешь свободным!

Адвокаты предлагают участвовать в заседании, когда допрос свидетелей проходит по видеосвязи, также из Крымского гарнизонного суда. Подсудимые их в этом поддерживают, прокурор – против. Судья на это ответил, что примет решение позже, возможно на завтрашнем заседании.

После обеда на сегодня запланировано также рассмотрение апелляции на продление ареста всем подсудимым, но по существу процесс продолжится уже завтра.