Суд в Крыму прекратил дело главы районного Меджлиса о хранении старинного оружия в домашнем музее

Ильвер Аметов. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Ильвер Аметов. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Судакский горсуд оправдал главу районного Меджлиса крымскотатарского народа Ильвера Аметова, которого дважды судили за незаконное хранение оружия часть 1 статьи 222 Уголовного кодекса РФ . Оружие — несколько старых пистолетов и ружей — хранилось в его домашнем музее вместе с другими артефактами.

 

Обыск и дело

27 сентября 2019 года сотрудники российской полиции провели обыск в доме и кафе, принадлежащем главе Судакского регионального Меджлиса крымскотатарского народа Ильвера Аметова. Они изъяли удостоверение члена местного Меджлиса В 2016 году Верховный суд Крыма признал представительный орган Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией, однако запрет не распространяется на местные региональные Меджлисы, в которых состояло более 2500 человек , а из частного исторического музея Аметова — старинное оружие: револьвер «Наган», автомат «Шмайсер» и два ружья. Аметов утверждал, что все разрешительные документы на хранение исторических экспонатов у него были.

«Дети были в школе, хорошо что не видели этого. Я и не настаивал на присутствии адвоката, — по опыту знаю, что это не спасает от задержания. Я им сказал: «Ходите и смотрите сами, у меня ничего запрещенного нет. Если вы захотите меня забрать, то заберете, а если нет, то убедитесь, что ничего нет запрещённого и уйдёте». Я воспринимаю эти действия, как акцию устрашения. Все лето у меня в кафе проводили обыски. Но нас не запугать, нашему народу не привыкать», — рассказал потом Аметов.

Ильвер Аметов во время обыска. Фото: «Крымская Солидарность»

Постановление на обыск подписал министр МВД по Крыму генерал-майор полиции Павел Каранда, после того как ознакомился с рапортом сотрудника Центра по противодействию экстремизму (Центр Э) майора Николая Балашова. Среди подозрений, на основании которых проводился обыск, назывался возможный экстремизм в деятельности Аметова. Но об этом сотрудники Центра Э его не спрашивали.

«[Обыск] проводился в рамках доследственной проверки по трем статьям уголовного кодекса, включая возбуждение вражды и ненависти и публичные призывы к экстремистской деятельности. В результате изъяли музейные экспонаты частного музея истории — старое неработающее оружие времен Второй мировой. А также некоторые документы и тетрадь с рукописным текстом, написанную до 2014 года», — рассказал тогда «Ґратам» адвокат Назим Шейхмамбетов.

 

Оружие и суды

Изъятое из музея Аметова оружие отправили на экспертизу. Выяснилось, что они были изготовлены в конце XIX-начале XX веков и из них нельзя стрелять.

Тем не менее против Аметова возбудили дело о незаконном хранении оружия часть 1 статьи 222 УК РФ . В 2021 году его передали в Судакский городской суд.

Выяснилось, что у правоохранителей не было судебного  разрешения на обыск и дома и в кафе Аметова формально проводили обследование помещения. Поэтому защита в суде просила признать недопустимым протокол обследования.

Защита не отрицала, что в музее в качестве экспонатов находилось старинное не работающее оружие. Но адвокат Аметова — Алексей Ростовцев настаивал на его невиновности, указывая, что его можно было бы обвинить лишь в административном правонарушении, но нельзя преследовать по уголовному делу.

«Согласно последнему обвинению, он хранил данные предметы с целью коллекционирования. А незаконное коллекционирование предусматривает состав административного деяния, предусмотренного статьей 20.8 Кодекса об административных правонарушениях РФ. Поэтому защита поставила вопрос перед судом об оправдании Ильвера Ганиевича и исключении указанных доказательств», — рассказал адвокат Ростовцев.

Он указывал, что Аметов сам добровольно отдал экспонаты.

Прокурор в прениях запросил для Аметова 10 месяцев ограничения свободы.

5 августа 2021 года суд назначил Аметову — 8 месяцев. Возложенные на Аметова ограничения включали в себя обязательства являться в полицию раз в месяц для регистрации, запрет покидать место жительства без согласования и другое.

Защита не согласилась и подала апелляцию.

Ее рассмотрел Верховный суд Крыма. Уже там выяснилось, что среди материалов, переданных из суда в Судаке, нет протокола одного из заседаний процесса. Дело отправили обратно для исправления с формулировкой — если протокол не найдется, процесс придется провести заново.

В итоге дело действительно отправили на пересмотр. Пропавший протокол упоминался в решении Верховного суда, но, как сказал адвокат Ростовцев, «внимание в основном концентрировалось на несогласии с решением».

«Судакский городской суд вновь изучил дело и прекратил рассмотрение уголовного дела против Ильвера Аметова в связи с тем, что тот добровольно выдал оружие, являющееся музейным экспонатом», — рассказал «Ґратам» Ростовцев.

Он отметил, что это не является оправдательным приговором, а только решением о прекращении уголовного преследования.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов