Обыск в Крыму: у главы регионального Меджлиса изъяли музейное оружие

Ильвир Аметов во время обыска. Фото: «Крымская Солидарность»

Во время обыска у руководителя Судакского регионального Меджлиса крымскотатарского народа Ильвера Аметова российские правоохранители изъяли удостоверение члена местного Меджлиса (в 2016 году Верховный суд Крыма признал представительный орган Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией, однако запрет не распространяется на местные региональные Меджлисы, в которых состояло более 2500 человек — ред.), а из частного исторического музея Аметова — старинное оружие: револьвер «Наган», автомат «Шмайсер» и два ружья. Как пояснил Аметов, все разрешительные документы на хранение исторических экспонатов у него были. После обыска дома у Аметова, оперативная группа вместе с ним переместилась в его кафе, где также проходит обыск.

«Дети были в школе, хорошо что не видели этого. Я и не настаивал на присутствии адвоката, — по опыту знаю, что это не спасает от задержания. Я им сказал: «Ходите и смотрите сами, у меня ничего запрещённого нет. Если вы захотите меня забрать, то заберёте, а если нет, то убедитесь, что ничего нет запрещённого и уйдёте». Я воспринимаю эти действия, как акцию устрашения. Все лето у меня в кафе проводили обыски. Но нас не запугать, нашему народу не привыкать», — прокомментировал Аметов проводимые российскими силовиками оперативные действия.

Постановление на проведение оперативно-розыскных действий подписал министр МВД по Крыму генерал-майор полиции Павел Каранда, после того как ознакомился с рапортом сотрудника Центра по противодействию экстремизму (Центр Э) майора Николая Балашова. При том, что среди подозрений, на основании которых проводился обыск, фигурировали обвинения в экстремизме, Аметова об этом сотрудники Центра Э не спрашивали. Ещё одно обвинение в «производстве, хранении, перевозке либо сбыте товаров и продукции, выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (статья 238 Уголовного кодекса РФ), по мнению Аметова, может быть связано либо с историческим музеем, который российские правоохранители неоднократно проверяли, либо с деятельностью его кафе на набережной Судака.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов