Суд разрешил заочно судить троих экс-бойцов «Беркута», которых передали в рамках обмена в «ДНР». Дела всех пятерых обвиняемых в расстрелах на Майдане объединили

Святошинский райсуд Киева дал разрешение на заочное рассмотрение дела в отношении бывших бойцов киевского «Беркута» Олега Янишевского, Павла Аброськина и Сергея Зинченко, обвиняемых в расстрелах протестующих на Майдане 20 февраля 2014 года. Их дело объединили с делом экс-беркутовцев Сергея Тамтуры и Александра Маринченко, которое продолжили слушать после их возвращения на подконтрольные территории после обмена заключенными с «республиками». Заседание транслировали на ютуб-канале «Судебной власти Украины».

Бывшие сотрудники «Беркута» Павел Аброськин (слева), Александр Маринченко (по центру) и Олег Янишевский (справа) во время заседания Святошинского районного суда о расстрелах на улице Институтской в Киеве 20 февраля 2014 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

После того как апелляционный суд Киева освободил обвиняемых из СИЗО под личное обязательство для участия в обмене 29 декабря 2019 года, они не являлись в суд, а их адвокаты заявляли, что подзащитные находятся на неподконтрольных Украине территориях. Это задерживало рассмотрение дела о расстрелах на Институтской, потому суд выделил дело в отношении Зинченко, Аброськина и Янишевского в отдельное производство и продолжил слушать дело о расстрелах на Институтской в отношении двоих других обвиняемых — Сергея Тамтуры и Александра Маринченко. Они вернулись в Киев после обмена и присутствуют на заседаниях.

Чтобы продолжить слушать дело в отношении всех пятерых обвиняемых, как это было до обмена заключенными, прокуратура сначала подала ходатайство о том, чтобы судить Зинченко, Аброськина и Янишевского заочно, а потом ходатайствовала об объединении двух дел. На сегодняшнем заседании суд рассмотрел просьбы прокуратуры.

«Мы идем в тишине». Почему освобождение пленных превратилось в сделку по неизвестному обменному курсу

 

Выступая на сегодняшнем заседании, сторона обвинения отметила, что исполнила все требования закона, регулирующего заочную процедуру суда и следствия, который одобрила Верховная Рада 27 апреля. Зинченко, Аброськин и Янишевский, утверждала прокуратура, уклоняются от суда — хотя были в курсе того, что судебное рассмотрение продолжалось.

Святошинский райсуд Киева объявил троих обвиняемых в розыск 20 октября 2020 года. Однако, как сообщил прокурор Игорь Земсков, Интерпол отказал в международном розыске обвиняемых, так как считает это проявлением политического преследования. На запрос о международно-правовой помощи, прокуратура получила ответ от Австрии, Литвы, Молдовы, Азербайджана и Чехии, в которых указывается, что обвиняемых там нет.

Прокуратура на встрече с представителями СБУ, которые участвовали в проведении обмена заключенными 29 декабря 2019 года, получила подтверждение, что Зинченко, Аброськина и Янишевского провели на временно оккупированные территории Донецкой области. Прокурор Земсков в суде отметил, что документально оформили пересечение линии разграничения только обвиняемому Аброськину, а по другим двоим обвиняемым в погранслужбе информации нет.

Бывший сотрудник «Беркута» Сергей Зинченко. Фото: страница Зинченко в фейсбуке

У прокуратуры есть информация о том, что на январь 2021 года Зинченко проживал в Донецке и проходил службу по контракту в составе незаконного вооруженного формирования — первого армейского корпуса «ДНР». Прокуратура также установила аккаунт Зинченко в фейсбуке. В мае 2021 года там было выложено его фото с надписью: «Полк победы. Пока мы помним, они живы. 9 мая».  Его посты комментируют и лайкают родные.

Сторона обвинения также напомнила суду о двух интервью в январе и феврале 2020 года, на которых Аброськин и Зинченко говорят, что они находятся в «ДНР», а Аброськин говорит, что они планируют выехать в Россию и получить там политическое убежище.

Прокурор Янис Симонов отметил, что нет подтверждений, что обвиняемых держат в «ДНР» силой. Их родные не обращались с заявлением о том, что с ними нет связи.

Все это, по мнению прокуратуры, указывает на прямой умысел обвиняемых скрываться от суда.

Пацаны в черных шапочках и баулы с оружием. Свидетели в деле о расстрелах протестующих на Майдане рассказали, как вывозили «беркутовцев» и прятали оружие

Защита, в свою очередь, была против заочного судебного производства. По убеждению адвокатов, нельзя считать, что их подзащитные уклоняются от суда, тогда как они выполняют обязательства по обмену, данные государством в рамках Минских соглашений.

Адвокат Аброськина Александр Горошинский обратил внимание суда, что фактически подзащитных направили на неподконтрольную территорию без паспортов, что также делает невозможным их возвращение в Киев.

Адвокат Зинченко Игорь Варфоломеев поддержал коллегу. Он также процитировал отрывки из отчетов Мониторинговой миссии по правам человека ООН 2019 и 2020 годов. В одном из них говорилось, что порядок заочного производства не отвечает международным стандартам в сфере прав человека. В другом отрывке идет речь о том, что именно украинские власти способствовали нарушению обязательств, возложенных на обвиняемых судом, когда передали их «самопровозглашенным республикам».

«Это напоминает мне игру в наперстки в 90-х годах, — сказал адвокат Варфоломеев в суде. — Если государство отказалось от уголовного преследования, фактически, отдала людей на неконтролируемые территории, а потом заявляет, что если они не вернуться, будет заочный суд. Это фактически преследование».

Он отметил, что прокуратура не доказала, что аккаунт Зинченко — оригинальный. А интервью, на которые ссылается сторона обвинения, сделаны в неизвестном месте и при неизвестных условиях.

Адвокат Янишевского Стефан Решко отметил, что у стороны обвинения нет никаких задокументированных фактов того, что его подзащитный находится на неподконтрольной территории. А устные пояснения офицеров СБУ во время какой-то встречи, по его мнению, нельзя принимать как доказательство.

В ответ сторона защиты подала ходатайство, чтобы продолжить рассмотрение уголовного производства и позволить подзащитным участвовать в суде через видеоконференцсвязь с помощью собственных технических средств. Сторона обвинения выступила против этого ходатайства и обратила внимание суда, что по закону обязанность обеспечить явку обвиняемых в суд лежит на обвиняемых, а не на суде.

«Это внутренне противоречивое ходатайство, — отметила адвокатка потерпевших Евгения Закревская, — Защита просит видеоконференцию, в то же самое время заявляет о том, что с подзащитными нет связи. Я считаю, главная цель защиты — не допустить рассмотрения дела».

Защита также выступила против того, чтобы объединять производства. По мнению адвокатов, это приведет к нарушению прав их подзащитных. С момента, как дела разделили, прошло шесть месяцев и суд успел заслушать ряд новых доказательств, показания свидетелей и потерпевших. Защита считает, что обмен политизировал судебный процесс.

Суд, заслушав стороны, разрешил специальное судебное производство в отсутствие обвиняемых. Он также разрешил объединить два дела в одно, хотя доказательства, рассмотренные за последние полгода, использовать в отношении Зинченко, Аброськина, Янишевского нельзя. Ходатайство о видеоконференции суд отклонил.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов