«Я бы написал в Sotheby’s». Как киевский волонтер хотел продать граффити Бэнкси из Гостомеля

Граффити Бэнкси в Гостомеле, 7 ноября 2022 года. Фото предоставлено Сергеем Довгим
Граффити Бэнкси в Гостомеле, 7 ноября 2022 года. Фото предоставлено Сергеем Довгим

В начале ноября британский художник Бэнкси нарисовал в Киеве, Бородянке, Ирпене, Гостомеле и Горенке семь граффити. Бэнкси уже почти 30 лет скрывает свою личность, но открыто поддерживает Украину. После возвращения из Киева он объявил, что продаст с аукциона 50 скриншотов с белой крысой, чтобы помочь украинским друзьям.

В Украине тоже нашлись желающие продать работу Бэнкси. 2 декабря Национальная полиция сообщила, что задержала восемь человек, которые срезали его граффити со стены разрушенного дома в Гостомеле. 

30 декабря следователи Нацполиции объявили подозрение математику и волонтеру Сергею Довгому. Ему вменяют кражу в особо крупных размерах в условиях военного положения. Довгому грозит до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества часть 2 статьи 15, часть 5 статьи 185 Уголовного кодекса .

Пообщавшись с людьми, которые срезали рисунок Бэнкси, полицией, военной администрацией Гостомеля и местными жителями, «Ґрати» рассказывают историю самой известной картины Бэнкси в Украине. 

 

Волонтер

32-летний киевлянин Сергей Довгий хорошо помнит, как первый раз увидел граффити на разрушенном доме в Гостомеле. В поселок, ставший известным благодаря сражениям за военный аэродром в первые дни российского вторжения, Довгий приехал 7 ноября. 

Спокойный, темноволосый мужчина в очках, Сергей рассказывает, что отправился осматривать разрушенный жилой дом. Его жильцы обратились за помощью в благотворительный фонд, с которым работает Довгий. 

Осмотрев дом, Сергей пошел гулять по поселку и забрел в «военный городок» — жилой квартал рядом с аэродромом. На стене разрушенного трехэтажного дома по улице Проскуровской он увидел рисунок — женщина в халате, противогазе и бигудях, с огнетушителем в руках смотрела в сторону выгоревшего окна в метре от нее. На уровне ног женщины кто-то поставил деревянный стул. В итоге казалось, что именно женщина в противогазе встала на стул и погасила пламя в окне. 

«Я подумал: «Ну так это же Бэнкси!», — вспоминает Сергей.

Граффити Бэнкси в Ирпене, 12 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Под псевдонимом Бэнкси уже почти тридцать лет скрывается анонимный британский уличный художник. К началу 2000-х он стал известным сначал в Великобритании, а потом и по всему миру, благодаря своим граффити, муралам и принтам. Он также выпускает книги с фотографиями своих работ и снимает документальные фильмы. В Вифлееме у Бэнкси гостиница «с самым плохим видом из окна» — на обнесенную стеной с колючей проволокой и вышками границу Палестины и Израиля. 

Его работы зачастую — широкая социальная карикатура на темы неравенства, несправедливости, насилия и власти. Бэнкси сводит идеи к простым визуальным элементам: военный вертолет с подарочным бантом, девочка, обнимающая ракету, пожилые мужчины играющие бомбами в петанк. 

С середины 2000-х работы Бэнкси стали продавать на аукционах, и цены на них стремительно растут. В 2018 году художник превратил аукцион в перформанс — как только его картину «Девочка с воздушным шаром» продали за миллион фунтов стерлингов, ее тут же разрезали на лоскуты — частично пропустили через шредер. Бэнкси встроил его в раму за несколько лет до торгов. В итоге наполовину разрезанная картина получила новое название «Любовь — в мусорной корзине». В октябре 2021 года ее продали на аукционе за 18 миллионов фунтов стерлингов. 

«Я слежу за творчеством Бэнкси уже более десяти лет. Я вижу большую разницу между тем, что в целом происходит в мире граффити и тем, что делает он. Восхищает, что за окном 2022 год, а никто до сих пор не знает кто он», — увлеченно говорит Довгий.

Сергей Довгий. Киев, 11 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

В августе он написал Бэнкси письмо, в котором попросил публично поддержать Украину, но ответа не получил.

Вернувшись из Гостомеля в Киев, Сергей стал гуглить информацию о работах Бэнкси в Украине, но никаких упоминаний об этом не нашел. Зато узнал, что разрушенный дом по улице Проскуровской, как и несколько домов по соседству, собираются снести. 

Французская компания Neo-Eco планировала построить на их месте восемь многоэтажных домов на 300 квартир и детский садик. Особенность проекта — новые дома планировалось построить по методу переработки строительного мусора. Строители должны были снести остатки поврежденных домов, перебрать все материалы, переработать их и использовать при строительстве новых домов. 

Через десять дней, 17 ноября, Довгий узнал, что оказался прав. Бэнкси подтвердил авторство «Женщины в противогазе» и еще шести работ в Киеве и области — опубликовал в Instagram видео о своей работе в Украине.

«В солидарности с народом Украины», — подписал ролик художник. 

 

Возможность

Посмотрев ролик Бэнкси, Сергей понял, что хочет срезать «женщину в противогазе». Он утверждает, что решил продать ее на международном аукционе, а вырученные деньги передать на нужды украинской армии.

«Люди могут подумать, что, как поклонник творчества Бэнкси, я просто хотел повесить его картину у себя дома, — говорит Сергей и добавляет. — Но у меня есть «бронежилет» в виде того, что я делал последние девять месяцев. И как фиксер Associated Press,  и как волонтер. Если нужно, чтобы обо мне что-то сказали ССО «Азов Киев» или 14 бригада, то у них будет, что сказать».

Названия фонда Довгий не уточняет, объясняя это тем, что не хочет, чтобы оно ассоциировалось с историей граффити Бэнкси. Он подчеркивает, что не обсуждал идею с демонтажем Бэнкси с коллегами и принял решение самостоятельно.

В тот же день, 17 ноября, Сергей скинул фотографию «женщины в противогазе» знакомому скульптору Александру Дувинскому. Они познакомились восемь лет назад в Киеве во время Революции Достоинства. Дувинский живет и работает в Черкассах. После начала российского вторжения он тоже стал волонтером — перекрашивал машины, которые его знакомые доставляли украинским солдатам.

Александр вспоминает, что Сергей позвонил ему и рассказал, что в Гостомеле будут сносить дом с граффити Бэнкси и времени почти не осталось. Затем Довгий спросил, может ли он снять рисунок со стены, не повредив. Изучив фото граффити Александр сказал, что срезать его будет несложно — теплоутеплитель, на который нанесен рисунок, — это обычный пенопласт с фасадной армирующей сеткой и штукатуркой, прикрепленный к стене дюбелями. 

«Я не совсем понимал насколько это все легально, но этот вопрос я себе не задавал, потому что думал, что там все более менее нормально», — говорит Александр.

Граффити Бэнкси в Гостомеле, начало ноября 2022 года. Скриншот с видео

В порядочности Сергея он не сомневается: «Сергей — особенный человек, чрезвычайно порядочный, хоть и немного странный, как и положено великому математику».

Сергей закончил механико-математический факультет 2014 году. В августе того же года переехал в Канаду. Защитил кандидатскую диссертацию в университете Манитобы и преподавал там до 2019 года. Затем отправился в геологическую экспедицию, а в 2020 году переехал в Ванкувер. 

Последние пять лет Довгий — экологический активист. Он член организации Extinction Rebellion Ukraine и соавтор обращения к эко-активистам Европы и мира, записанном за несколько часов до российской атаки.  

В Украину Сергей вернулся в ноябре 2021-го, планировал пробыть в Киеве месяц и вернуться в Канаду. 

«Я увидел в новостях риторику Кремля и начал верить, что вторжение необратимо. Я знал, что хочу быть в Украине и заниматься волонтерством. О решении остаться не пожалел ни на минуту», — рассказывает Сергей.

Готовясь «снять» граффити Довгий параллельно думал, как его потом продать. Он написал знакомой, которая выехала в Берлин, и попросил контакты видеографа, который мог бы заснять как Александр будет вырезать граффити. Видео должно было стать доказательством подлинности работы Бэнкси на будущем аукционе. 

«Я бы написал в Sotheby's Один из старейших аукционов мира . Потому что они уже много лет продают работы Бэнкси, — рассуждает Довгий. — Если бы сказали: «Кто ты такой?», тогда бы я написал какому-то аукциону поменьше».

Он не планировал вывозить работу Бэнкси за границу и надеялся, что организацию торгов возьмет на себя аукцион. 

У той же знакомой из Берлина Довгий поинтересовался сколько может стоить картина Бэнкси. Она ответила, что пока работа художника не продана первый раз все разговоры о ее стоимости — спекуляция.

«Но за тысячу евро я бы ее не продавал», — говорит Сергей и добавляет, что рассчитывал купить для военных порядка 40 автомобилей.  

Параллельно он решил, что снимет документальный проект — покажет как срезал работу Бэнкси и как ее продаст. 

«Я думал в фильме извиниться перед Бэнкси. Сказать, что если бы не война, я бы такого не делал. Потому что мне 32 года и я почему-то такого раньше не делал. Потом показать, что мы сделали и сказать, что наше видео  — трибьют тому что ты сделал в Украине», — рассказывает Довгий. 

Демонтаж работы Бэнкси решили снимать с двух камер, поэтому пригласили еще одного оператора. За компанию Сергей позвал своего друга программиста — тот должен был держать граффити, пока Александр будет его срезать. Помощникам Сергей сказал, что берет персональную ответственность за процесс. Снимать Бэнкси договорились в пятницу 2 декабря. 

«Любой человек, который разбирается в стрит-арте скажет, что демонтаж граффити — это тоже арт событие», — убежден Довгий. 

Сообщить о своих планах жильцам военного городка или местным властям он нужным не посчитал. 

Сергей признается, что даже не подумал об этом, потому что посчитал, что граффити не принадлежит никому. Ведь Бэнкси нарисовал его на разрушенном доме, в котором не было жильцов. Довгий утверждает, что 7 ноября, когда он впервые увидел рисунок, он не встретил там ни одного гражданского, а только солдат Национальной гвардии.

 

Операция

Рано утром в пятницу, 2 декабря, Сергей и Александр встретились в Киеве. Дувинский приехал из Черкасс с тремя знакомыми волонтерами, которые перегоняли пикап для военных. Скульптор попросил их по дороге завезти его в Гостомель и объяснил зачем. Те из любопытства согласились. По плану должны были снять граффити, передать пикап военным и до вечера вернуться в Черкассы на маршрутке. 

Сергей приехал вместе с видеографом, оператором и другом, который согласился помогать срезать граффити. 

В Гостомель отправились на двух машинах и пикапе, в котором должны были перевозить рисунок Бэнкси. На место добралась к 10 утра и сразу приступили к работе. Сначала Александр попробовал вырезать рисунок из стены проволокой, но затем решил действовать проще и стал срезать его обычной ножовкой по дереву. 

Чтобы вырезать из утеплителя кусок размерами 1,3 на 1,8 метра, у скульптора ушел почти час. Время от времени мимо группы проходили жильцы соседних домов, но помешать срезать граффити никто не пытался. 

Дом в Гостомеле, с которого срезали граффити Бэнкси. 12 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Срезав рисунок и упаковав его в стреч-пленку, Сергей и его помощники уже готовились погрузить их в пикап, но тут к ним подошли четыре нацгвардейца.

«Они спросили что мы тут делаем и есть ли у нас разрешение? — вспоминает Дувинский. — Сергей подошел к ним, показал свой паспорт и начал рассказывать о доме, что его сносят, а мы спасаем работу художника». 

Нацгвардейцы вызвали патрульную полицию. Патруль подъехал через несколько минут. Сергей объяснил, что хочет продать картину на аукционе и использовать эти деньги для ВСУ. 

«Я не очень понимал как он этот аукцион будет делать. Но я понимал, что деньги точно пойдут на ВСУ. Сергей пользуется моим полным доверием», — говорит Дувинский.

Полицейские спросили Довгого, почему он не обратился к властям поселка. Волонтер ответил, что у него нет доверия к местной власти.

«Как украинская власть сохраняет какую-то культурную штуку? Достаточно вспомнить «Квіти України», «Довженко-центр», утраченные мозаики и другие культурные объекты по всей Украине», — настаивает Сергей. Он уверен, что разрушенный дом снесли бы вместе с граффити.

К тому времени чиновники Гостомельской военной поселковой администрации уже тоже были на месте. 

«У нас был один вопрос: почему вы не приехали в военную администрацию и не спросили у нас разрешения? В каждом городе есть хозяин. Хорошо, не договорился ты с нами, ну так подъедь к человеку, который владелец квартиры», — возмущается Александра Кондратюк, начальница отдела по вопросам внутренней и информационной политики Гостомельской поселковой военной администрации.

Постепенно вокруг собрались местные жители. Обстановка стала накаляться. Опросив Сергея и его помощников на месте полицейские задержали их и вместе с картиной отвезли в полицейский участок в Ирпень. Допросив там всех еще раз, правоохранители их отпустили. Александр Дувинский вспоминает, что полицейские вели себя вежливо, но медленно. В итоге он с волонтерами в тот день не успел доставить пикап 95-й бригаде.

Полицейский проверяет документы Сергея Довгого. Гостомель, 2 декабря 2022 года. Фото предоставлено Александрой Кондратюк

В тот же день глава Нацполиции Киевской области Андрей Небитов сообщил, что следователи открыли производство по статье о порче имущества статья 194 УК , а картину Бэнкси изъяли. Полиция отправила ее на экспертизу искусствоведам. По ее результатам следователи планировали уточнить квалификацию уголовного производства и статус участников. По словам Сергей Ярошенко, адвоката Сергея Довгого изначально его клиент фигурировал в деле как свидетель.

 

Дом 

12 декабря, через десять дней после того как Сергей и компания срезали граффити,  разрушенный дом по улице Проскуровской в Гостомеле все еще на месте. О том, что здесь было граффити напоминает дыра в желтом теплоутеплителе первого этажа. В доме действительно никто не живет — он практически полностью выгорел внутри, а вот расположенная сразу за ним трехэтажка выглядит почти целой. 

«Получилось так, что он как бы прикрывал наш дом», — говорит жительница соседней трехэтажки Татьяна Ковтун.

Женщина вспоминает, что по военному городку начало «прилетать» в первый день вторжения, когда армия РФ пыталась захватить военный аэродром Гостомеля. Многие жители домов по соседству с воинской частью выехали, остальные попрятались в подвалы. 

Через несколько дней в поселок вошли российские военные. Татьяна вместе с мужем и двумя детьми прожила в подвале все время оккупации поселка.  

«В первый день вертолеты шли на аэродром, а потом начали вокруг летать, когда не смогли сесть. В дом «прилетело прямо в подвал, но он не горел. Все жители остались живы», — вспоминает Татьяна. 

После оккупации в трехэтажках по улице Проскуровской расселились российские военные и кадыровцы. Они не разрешали местных жителям покидать подвалы, а сами жили в их квартирах. 

В начале марта в дом, на котором Бэнкси потом нарисует граффити «прилетело» снова — на этот с лицевой стороны — взрывом разрушило крышу, начался пожар. 

«Когда прилетело, они (Российские военные, в том числе кадыровцы — Ґ ) как саранча повыбегали и залезли на свои БТРы и сидят все перетрушены», — вспоминает второй «прилет» Татьяна.

25 февраля россияне отступили из Гостомеля, через день в него зашли украинские солдаты. Дом Татьяны под снос не запланирован. В нем уже поменяли окна и починили крышу. 

Анна Шовкун. Гостомель, 12 декабря 2002 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Соседка Татьяны, Анна Шовкун, каждый день кормит местных жителей бесплатными обедами.

«На самом деле у нас был не один рисунок  Бэнкси, а два», — говорит Анна, приветливая голубоглазая женщина в шапке ушанке и предлагает журналисту «Ґрат» показать неизвестное граффити англичанина. 

По дороге она рассказывает, что сначала  Бэнкси пытался нарисовать тот же трафарет возле дверей третьего подъезда этого же дома.

«Видимо ему что-то не понравилось и он его зарисовал», — кивает она на пятно белой краски на стене возле двери и советует присмотреться. 

Под краской действительно проглядывает все тот же силуэт в противогазе. Но его расположение менее удачно — рама соседнего окна цела — в квартире не было пожара. 

«Муж видел, как приехали люди и рисовали. Я его еще отругала, что он не снял на телефон как это было, — говорит Анна. — Мы допускали, что это Бэнкси, но наверняка не знали». 

 

Соседи

На следующий день, 18 ноября, глава Гостомельской поселковой военной администрации Юрий Борисюк сообщил, что решил сохранить работы Бэнкси в Гостомеле и соседней Горенке, там в разрушенном доме художник нарисовал мужчину, принимающего ванну.  

Борисюк предложил местным жителям на выбор либо разместить их на отстроенных домах, либо выставить в мемориале жертвам войны, который создадут в поселке. 

Анна Шовкун вспоминает, что предложение Борисюка жильцы городка обсуждали в локальном чате в Viber.

«Решили, что когда военный городок отстроят, то в новый дом нужно вмонтировать эту картину», — говорит женщина.

Такой вариант поддержала и владельца квартиры с теплоутеплителем, на котором Бенкси нарисовал «женщину в противогазе», пенсионерка Татьяна Семенова. Вместе с мужем она выехала из Гостомеля в первый день российского вторжения. Сейчас Семеновы живут в Германии.

«Я могла бы сказать, что работа Бэнкси принадлежит нам. Потому что она на нашей стене и на нашем материале. Но мы хотим сохранить ее для городка», — рассказала«Ґратам» Семенова. 

В середине ноября в Гостомель приезжал ее сын и обсуждал будущее картины с чиновниками военной администрации. Тем временем Татьяна связалась с представителями компании-застройщика. 

«Мы хотели ее срезать и сохранить, чтобы потом установить на стене нового дома, — вспоминает Татьяна и добавляет, что в итоге решили, что ее срежут накануне сноса дома, а до тех пор ее будет охранять военная администрация. — Это наша память, наша боль, наша жизнь до и после». 

Александра Кондратюк из военной администрации Гостомеля рассказывает, что чиновники опасались, что за работами Бэнкси будут охотиться. 

«Рисунки были не защищены, особенно в Горенке. Потому что там кроме местных жителей нет никакой охраны. Поэтому мы ее оградили. А в Гостомеле, в «военном городке», там Нацгвардия, там много военных. Никто даже не предполагал, что такое может быть», — рассказывает чиновница. 

25 ноября Юрий Борисюк признал «женщину в противогазе» культурным достоянием Гостомеля — мемориалом мужества жителей военного городка. 1 декабря, за день до того как Довгий срезал граффити, кусок стены с рисунком Бэнкси взяло на учет управление культуры Гостомельского поселкового совета.

Инстаграм Бэнкси. Скриншот

После того как Бэнкси подтвердил авторство «женщины в противогазе», в военный городок Гостомеля потянулись люди. Кто-то приезжал посмотреть на работу знаменитого британца и сфотографироваться, журналисты пытались выяснить у местных жителей как выглядит Бэнкси. 

«Сюда приезжали журналисты со всего мира, даже японцы были. Для городка это был резонанс», — объясняет Анна Шовкун. 

О том, что граффити срезают она узнала из чата соседей. 2 декабря  кто-то из них написал: «Срезают Бэнкси!». Многие жильцы подумали, что граффити срезают сотрудники военной администрации — как и планировали ранее. Анна пошла посмотреть, что происходит. 

Она подошла, когда Сергей Довгий общался с нацгвардейцами. Пока все ждали приезда патрульных, Анна стала расспрашивать парня, зачем он срезал рисунок. 

«Он рассказывал, что стрит-арт принадлежит всем, что кто удобно может его снять. Я говорю, ребята так не делается», — вспоминает Анна. 

Она объяснила Довгому, что даже если следовать логике, что владелец тот, кто первый заявил права, он все равно не имел никакого права на рисунок. Потому что она, как местная жительница, с первого дня заявила, что он принадлежит местной громаде.

«То что парень [Сергей] рассказывал, выглядело немного по-детски. Я ему говорила: вы же не на пустырь, где нет ничего живого, приехали. И вы не один такой поклонник Бенкси, чтобы прийти и себе забрать. Даже если у вас действительно были добрые намерения, то пожалуйста — идите в администрацию, поднимайте вопрос и его решат, но так, как вы поступили, не делают. Приехать, срезать, ну что это такое?» — возмущается Анна.

Татьяна Ковтун и ее родственница Любовь Григорьевна. Гостомель, 12 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Татьяна Ковтун не против идеи продать работу Бэнкси, а деньги отправить украинской армии.

«Но пускай это сделают наши люди, с городка. А не ты, добрый человек, приехал, срезал и тебе теперь памятник поставить?» — иронизирует она.

Ее тезка, владелица квартиры с теплоутеплителем Татьяна Стороженко  настроена более радикально.

«Я не верю в сказки о том, что они хотели деньги отправить на ВСУ. То что они сделали — это преступление, которое однозначно заслуживает наказания», — сказала она «Ґратам».

 

Подозрение

Александр Дувинский признает, что перед жителями городка они с Сергеем «лоханулись». 

«Единственное, что паскудно, что это же такая вещь, символическая. Но я реально не знал, что там есть какие-то люди, — с сожалением говорит скульптор и добавляет, — Работы Бенкси имеют значение и работают только к конкретной среде — в пейзаже, в архитектурном стиле. Если среда меняется, то они теряют смысл». 

Сергей Довгий говорит, что единственные люди, перед кем он мог бы извиниться — это жители разрушенного военного городка.

«Их эмоциональное состояние из-за этого события я могу понять. Но у меня была 100% информация, что демонтаж этих домов начнется в декабре», — настаивает Довгий. 

Александра Кондратюк уверена, что после окончания следственных действий полицейские отдадут картину Бэнкси громаде Гостомеля и ее, как и планировалось, либо вернут на фасад отстроенного дома, либо разместят на будущей Аллее Героев. 

«Ґрати» написали Бэнкси письмо, в котором рассказали историю «женщины в противогазе» и спросили художника, кому, по его мнению, принадлежат работы, которые он нарисовал в Украине, как он относится к поступку Сергея, и как стоит поступить со срезанным граффити. На момент публикации он не ответил. 

30 декабря следователь Бучанского райотдела полиции Дмитрий Дураев сообщил Сергею Довгому о подозрении в «завершенном покушении на тайное похищение чужого имущества в особо крупных размерах в условиях военного положения». Сергею грозит от семи до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. 

В Национальной полиции Киевской области «Ґратам», сообщили, что «женщину в противогазе» передали на судебную искусствоведческую экспертизу. Эксперты оценили работу Бэнкси в 9 миллионов 41 тысячу 850 гривен. Какая именно организация проводила экспертизу и как определила стоимость граффити следствие не уточнило. 

«Меня возмущает формулировка «тайное похищение». Все происходило утром с 10 до 11 часов, на открытой местности, мимо ходили гражданские и военные. К тому же процесс на две камеры снимали видеографы», — возмущается  Довгий. Он не признает вину и готов отстаивать невиновность в суде. 

 

Бармен

Остальные шесть работ Бэнкси в Украине пока что уцелели. В разрушенном доме на улице Садовой в Горенке Бэнкси нарисовал бородатого мужчину, моющегося в ванной. Сейчас дом огорожен, а граффити взяли под стекло. Местные жители говорят, что по ночам возле дома дежурит патруль муниципальной стражи.

Граффити Бэнкси в Горенке, 12 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Под стекло спрятали граффити Бэнкси в Киеве на улице Большая Житомирская. Там художник дорисовал российскую ракетную установку вокруг нарисованного ранее пениса. Рисунок расположен рядом с баром «Черный капитан». Его владелец Алексей, крупный лысый мужчина, появился в ролике Бэнкси о поездке в Украину. 

«Я бы выбил все зубы и поломал ноги тому, кто это нарисовал», — сказал он на камеру. 

Алексей рассказал «Ґратам», что Бэнкси трижды приходил к нему в бар в начале ноября.

«Я тогда не знал, что это он. Было два иностранца и девочка переводчик. Они пришли просто как туристы. Наливки наши пили, веселились, валяли дурака по-хорошему», — вспоминает Алексей.

Граффити Бэнкси на Большой Житомирской в Киеве, 25 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

Иностранцы фотографировали рисунок пениса на стене возле бара и делали какие-то замеры.

«Хуй на стене в отместку нарисовали чуваки, которых я гонял, они у меня в туалете рисовали, на столах. Я думал, ладно, потом закрашу по весне», — объясняет владелец бара.

На третий день англичане пришли с трафаретами и быстро пририсовали к пенису ракетную установку. Алексей уверяет — ничего против рисунка он не имел, а фраза, которая сделала его знаменитым — результат монтажа.

«Я прихожу на работу — стоят ребята и снимают ролик. Я подхожу к ним и спрашиваю: «Что вы снимаете?». Они говорят: «Это рисунок известного художника». Я им отвечаю: «Тут же хуй нарисован». Они отвечают: «Нет, это Бэнкси», — рассказывает владелец «Черного капитана». Алексей пригласил съемочную группу выпить в бар, через три часа, прощаясь они спросили у него, что он думает о граффити.

Граффити Бэнкси на Крещатике в Киеве, 18 декабря 2022 года. Фото: Максим Каменев, Ґрати

«Я сказал, что когда это красиво — это хорошо, а когда у меня товарищ только сделал ремонт, а на следующий день пришли пидарасы и всю стену зарисовали баллончиками — за это я бы зубы выбил и поломал ноги. А они смонтировали как будто я это о Бэнкси говорю», — рассказывает свою версию владелец бара. 

Он утверждает, что запомнил, как выглядит Бэнкси, но из уважения к художнику отказывается его описывать. 

Алексей закрыл рисунок Бэнкси стеклом за свой счет, но считает, что граффити принадлежит не ему, а Киеву.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов