В Крыму на свободу после админареста вышел правозащитник Мустафа Сейдалиев. Его посадили с помощью эксперта-доносителя и фейковых аккаунтов оперативников Центра «Э»

Мустафу Сейдалиева встречают после освобождения. Фото: «Ґрати»
Мустафу Сейдалиева встречают после освобождения. Фото: «Ґрати»

Из изолятора Симферополя на свободу вышел правозащитник объединения «Крымская солидарность» Мустафа Сейдалиев. Он провел под арестом в общей сложности 24 дня после того, как его трижды судили за административные нарушения. Встречать правозащитника собрались крымские татары со всего полуострова. Когда такое происходило в прошлый раз — когда встречали после освобождения адвоката Эдема Семедляева — полиция задержала более 30 человек, в том числе Сейдалиева.

«Ґрати» рассказывают историю преследования крымского правозащитника, кто помогал его арестовать и как правоохранители скрываются за аккаунтами крымских татар в социальных сетях, чтобы следить за ними.

 

Задержания и штрафы

Летом 2019 года у Верховного суда РФ в Москве собрались десятки крымских татар, чтобы протестовать против преследования соотечественников, обвиняемых в принадлежности к исламской партии хизб ут-Тахрир. Организация признана в России террористической, но свободно действует в Украине и большинстве европейских стран. С 2015 года Россия массово преследует крымских мусульман по обвинению в принадлежности к ней. В Москве в этот день суд рассматривал апелляцию на приговор так называемой «первой бахчисарайской группе Хизб ут-Тахрир» — жителям Бахчисарая Энверу Мамутову, Ремзи Меметову, Рустему Абильтарову и Зеври Абсеитову. Мамутова осудили на 17 лет заключения, остальных — на 9 лет. Все они признаны российским правозащитным центром «Мемориал» политзаключенными.

Крымские татары стояли у суда в футболках с портретами подсудимых. Приехала полиция и задержала более 40 человек. Среди них был и Сейдалиев. Крымских татар развезли по райотделам полиции. где составили админпротоколы о нарушении порядка проведений митинга статья 20.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ . Их рассматривали уже крымские суды. Сейдалиева тогда оштрафовали на 10 тысяч рублей. Это были его первое задержание и первый штраф.

Задержание Мустафы Сейдалиева в Москве, 2019 год. Фото: «Крымская солидарность»

Но Сейдалиева заметили правоохранители. Весной 2020 года, перед Днем памяти депортации крымских татар, ему дважды выносили предостережения о недопустимости нарушения закона о массовых мероприятиях. В Крыму это обычная практика, крымские татары считают ее методом запугивания перед важным для них днем, который сопровождается шествиями, возложением цветов и коллективными молитвами.

28 декабря 2020 года Сейдалиев встал в родном Старом Крыму в одиночный пикет с плакатом «STOP репрессиям против крымских татар». Так он, в преддверии приговора, поддержал обвиняемых по делу «белогорской группы Хизб ут-Тахрир» — Энвера Омерова, его сына Ризу и Айдера Джеппарова. 12 января 2021 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил их на сроки от 13 до 18 лет за принадлежность к исламской партии.

Пикет Мустафы Сейдалиева в Старом Крыму, 28 декабря 2020 года. Фото: «Крымская солидарность»

Через два дня после приговора на Сейдалиева составили админпротоколы о нарушении карантина статья 20.6.1 КоАП РФ , несмотря на то, что он стоял с плакатом один и, как видно на фотографии, — в медицинской маске, и о нарушении правил проведения пикет. Правозащитник не знал об этом вплоть до марта, когда получил сообщение, что полиция проверила протоколы и не нашла в его действиях никаких нарушений. 

Через два дня полицейские передумали, составили протоколы вновь, и уже по ним Кировский районный суд оштрафовал Сейдалиева на 1500 рублей. Впрочем, Верховный суд Крыма в апелляции признал его невиновным и штраф отменил.

29 октября 2021 года Южный окружной военный суд вынес приговор по делу «третьей бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Историк Сейтумер Сейтумеров получил 17 лет колонии строгого режима. Инженер-автомеханик Осман Сейтумеров — 14 лет. Строителя Рустема Сейтмеметова и менеджера Амета Сулейманова суд приговорил к 13 и 12 годам строгого режима. Когда суд объявлял решение, у здания Крымского гарнизонного суда, откуда по видеосвязи участвовали в заседании адвокаты, собрались больше ста крымских татар. Они пришли поддержать соотечественников и их семьи. Суд находится на территории Таврического университета, и полиция оцепила двор, не пуская не только родственников и активистов, но даже какое-то время в суд не пускали адвокатку Лилю Гемеджи. Крымчане встали вдоль дороги к суду. На многих были накидки с портретами подсудимых, многие держали плакаты — «Верните детям отцов», «Изучение религии не терроризм» и другие.

Агенты ФСБ, секретные свидетели и задержания. Суд в России приговорил крымских татар из Бахчисарая по делу о принадлежности к исламской партии Хизб ут-Тахрир

Приехал полицейский спецназ и задержал более 30 человек, в том числе, Мустафу Сейдалиева. На большинство из задержанных составили админпротоколы о нарушении правил проведения митинга, но Сейдалиева отпустили без протокола — как общественного защитника.

Наконец, 1 ноября полицейские снова задержали десятки крымских татар, которые пришли к гарнизонному суду. На этот раз, поддержать обвиняемых по делу «красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир» — в этот день суд рассматривал апелляцию на их приговор. Год назад Рустема Эмирусеинова осудили на 17 лет заключения. Арсена Абхаирова приговорили к 13 годам, а Эскендера Абдулганиева к 12 годам за участие в ячейке исламской партии в Красногвардейском районе.

На этот раз среди задержанных впервые оказалось семь крымских татарок. Задержанных, в том числе Сейдалиева, увезли в Центральный райотдел и составили админпротоколы о нарушении карантина. 

Российский суд подтвердил приговор крымским татарам по делу «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир». А в Крыму в это время впервые массово задержали крымских татарок

В конце месяца админпротокол Сейдалиева рассмотрел Центральный райсуд Симферополя. Правозащитника оштрафовали на 10 тысяч рублей. Это был последний штраф Сейдалеива, после этого ему назначали только аресты.

 

Аресты

Первый арест на 14 суток Мустафа Сейдалиев получил после задержания у симферопольского изолятора. Туда 23 ноября пришли около 150 крымских татар встречать адвоката Эдема Семедляева. Он провел в заключении двенадцать суток по обвинению в неповиновении полиции статья 19.3 КоАП РФ  за отказ раздеться для досмотра и выключить диктофон, на который он записывал в отделе полиции общение со своим подзащитным. Арест адвоката вызвал огромный резонанс среди крымских татар, которые называли Семедляева «народным защитником». Неудивительно поэтому, что встречать его с воздушными шариками и тортом собрались десятки крымчан. Среди них был и Мустафа Сейдалиев.

Задержание с воздушными шариками. В Крыму задержали более трех десятков крымских татар, которые пришли с цветами и тортом встретить адвоката Эдема Семедляева после ареста

Полицейские задержали тогда 32 человека, в том числе десять крымских татарок. Всех развезли по отделам полиции и большинство продержали всю ночь в заключении до суда. На них составили админпротоколы о массовом скоплении граждан, которое привело к нарушению общественного порядка статья 20.2.2 КоАП РФ . На следующий день их рассмотрел суд. Сейдалиева арестовали на 14 суток. Остальных мужчин суд тоже арестовал, женщинам выписал штраф. Многие из них провели ночь в изоляторе. «Ґрати» публиковали их монологи о том, как впервые в жизни они оказались в заключении.

«Кто-то писал в личных сообщениях — держитесь, мы на улице, мы без вас не уйдем». Монологи крымских татарок, которые провели ночь в полиции

Выйти на свободу Сейдалиев не успел. Арест он отбывал в изоляторе в Евпатории. 7 декабря, в день освобождения, там же на него составили новые протоколы. На этот раз за публичное демонстрирование символики экстремистских организаций статья 20.3 КоАП РФ  и за распространение экстремистских материалов статья 20.29 КоАП РФ . Речь шла о нескольких видео и фотографиях на его странице ВКонтакте, опубликованных в 2012 и 2014 годах.

Рапорт об обнаружении материалов, которые показались подозрительными, составил старший оперуполномоченный Центра по противодействию экстремизму (Центр «Э») крымского управления МВД Николай Лапик. Он, судя по материалам дела, внимательно осматривал страницу Сейдалиева в ВКонтакте. О том, что это именно его страница, правоохранители доказывали в суде семейными фотографиями правозащитника.

Среди прочего, Лапик обнаружил фотографию, опубликованную в январе 2014 года с двумя флагами — белого и черного цвета, с традиционной мусульманской шахадой арабской вязью. Такие же флаги он разглядел на видео, которое назвал «Дети Хизб ут-Тахрир перед Сирийским посольством». Оно появилось еще раньше — в 2012 году.

Лапик запросил экспертизу в «Центре содействия развитию гуманитарных экспертиз «Независимый эксперт». Организацию зарегистрировал в подмосковном Солнечногорске в 2020 году единственный учредитель, он же директор и эксперт — Данила Михеев. О «Независимом эксперте» ничего не известно, в реестрах организаций нет даже ее контактов. Однако организация с таким же названием существовала ранее — сейчас ее сайт не работает, а социальные сети перестали обновляться в 2017 году.

Экспертизу проводил сам Михеев — ему 23 года и свидетельство судебного эксперта он получил лишь в сентябре этого года. Он известен тем, что регулярно сообщает в правоохранительные органы о нарушениях, обнаруженных им в социальных сетях российских журналистов, активистов и оппозиционеров. В некоторых делах, которые после этого возбуждают, он выступает в качестве эксперта. В феврале 2020 года он дважды жаловался на жителя Вологодской области Юрия Шадрина за его посты с критикой президента Владимира Путина. Шадрина штрафовали.

В октябре 2019 года Михеев, судя по материалам дела, позвонил следователю карельского управления ФСБ Алексею Репникову и пожаловался на запись ВКонтакте Екатерины Мурановой, которая назвала героем Михаила Жлобицкого, подорвавшего себя в здании архангельского управления ФСБ. Муранову признали виновной в оправдании терроризма и оштрафовали. Михеев на этом не остановился. Он сообщил следователю, что Муранова опубликовала в фейсбуке его личные данные, а некто Алексей Чесноков оставил к записи комментарий. Михеев посчитал его угрозой.

Удостоверение судебного эксперта Данилы Михеева. Скриншот из материалов дела Мустафы Сейдалиева

Михеев жаловался на уральского политолога Федора Крашенниникова за критику прокурорки Екатерины Фроловой, выступавшей гособвинителем в нескольких делах оппозиционера Алексея Навального. Против него Михеев тоже свидетельствовал по делу о перепосте ролика партии «Единой России» с невыполненными обещаниями. Против Крашенниникова было возбуждено дело о клевете, сейчас он эмигрировал в Литву.

Михеев, судя по его собственным заявлениям, никогда не стеснялся своей роли в уголовном преследовании по политическим мотивам и сообщал в ФСБ о своих однокурсниках еще когда учился на 4-м курсе Социального университета (РГСУ). Он рассказывал, что помогал «поимке реальных террористов, экстремистов и тех, кто еще не дорос до их категории», сам обратившись с предложением о «помощи» в управление службой безопасности университета.

В административном деле Сейдалиева Михеев изучил по просьбе крымского Центра «Э» изображения флагов с фото и видео на его странице и решил, что это символика Хизб ут-Тахрир — запрещенной и признанной террористической Верховным судом РФ в 2003 году. В экспертизе Михеев отмечает, что флаги — это обычное изображение шахады — мусульманского свидетельства веры: «Нет Божества, достойного поклонения, кроме Аллаха, и Мухаммад — Посланник Аллаха». Но при этом он делает вывод, что из-за совпадения надписей и цветов флагов — это символика Хизб ут-Тахрир.

Экспертиза Данилы Михеева по административному делу Мустафы Сейдалиева. Скриншот из материалов дела

К экспертизе Михеев приложил сертификат о прохождении курсов «Основы ислама для начинающих» в «Школе ислама» — «образовательной платформе об основах ислама для новых мусульман».

В суде допросили оперативника Центра «Э» Лапика, который составил протоколы. Но кроме него на заседание пришли коллеги — начальник отдела Руслан Шамбазов и Константин Уразов.

На этот раз инициатором дела выступал не Михеев. Лапик сам осматривал страницы соцсетей крымчанина и составлял протокол о нарушениях, которые он обнаружил. Для этого оперативник использовал фейковую страницу «Артем Ганишев» в ВКонтакте — следы этого можно обнаружить в материалах дела. О себе на странице он сообщает, что окончил архитектурно-строительный факультет Крымского федерального университета, подписал на массу крымских пабликов с явным интересом к исламским и крымскотатарским группам. Среди двух видеозаписей — столкновения крымских татар и пророссийских активистов на митинге в феврале 2014 года у Госсовета Крыма.

Фейковая страницы оперативника Центра «Э» Николая Лапки в ВКонтакте. Скриншот

Его начальник — Руслан Шамбазов тоже использует фейковые аккаунты, в основном с крымскотатарскими именами. Ранее он изучал страницы крымчан с аккаунта «Эридан Газиев» в фейсбуке. Он удалил ее после того, как об этом написали журналисты. Но создал другие — «Алим Аметов», которую зарегистрировал на телефон супруги Светланы, и «Дмитрий Иванов». Первую он закрыл сразу же после публикации журналистов об этом, со второй активно наблюдает за сетями активистов, периодически делая перепосты сообщения «Крымской солидарности» и ее самых активных журналистов и правозащитников. О себе Шамбазов на странице «Дмитрий Иванов» сообщает, что работает администратором сети в «Крымэнерго». Со страницы «Алим Аметов» до закрытия он комментировал и общался с крымчанами. Например, узнавал — когда выйдет на свободу после ареста Сейдалиев.

На основании экспертизы Михеева суд арестовал Мустафу Сейдалиева на 10 суток. На такой же срок правозащитника арестовали по второму протоколу. Его тоже составил Лапик, который нашел на странице Сейдалиева видео «Шам на пути к свободе», включенный Центральным райсудом Тюмени в список экстремистских материалов. Видео было опубликовано в 2012 году, а запрещено — в апреле 2014-го. Сейдалиев в суде доказывал, что еще в 2016 году потерял доступ к странице в ВКонтакте и не мог удалить материалы, но суд не стал это учитывать.

Крымские татары собрались на встречу Мустафы Сейдалиева после его освобождения. Фото: «Ґрати»

По совокупности судья Игорь Дегтярев отправил правозащитника на 10 суток обратно в изолятор. Спустя 24 дня после первого ареста, Сейдалиев вышел на свободу. У изолятора, учитывая предыдущий опыт, его встречали лишь родные. Неподалеку стоял автозак, но никого задерживать не стали. Зато дома в Старом Крыму Сейдалиева ждали около 500 человек.

 

Кто такой Мустафа Сейдалиев

Сейдалиев стал заниматься правозащитой в 2017 году. Он вошел в число так называемых гражданских защитников — юристов без адвокатского статуса, которые защищают крымчан в административных политически мотивированных делах. Они появились на базе правозащитного офиса крымских адвокатов во главе с Эмилем Курбединовым, когда случаев административного преследования активистов стало слишком много.

В 2019 году Сейдалиев стал одним из координаторов объединения «Крымская солидарность». Он представлял в суде интересы Сохибы Бурхановой — гражданки Узбекистана, у которой спецназ ФСБ в мае 2021 года убил мужа при задержании. После этого ее обвинили в нарушении правил пребывания в России часть 1.1 статьи 18.8 Кодекса об административных правонарушениях РФ  — в 2018 году ей было отказано в статусе беженца, но она оставалась в Крыму. Несмотря на решение ЕСПЧ, запретившего ее экстрадицию, Бурханову этапировали в Центр временного пребывания иностранцев в Краснодарском крае. Она обжаловала это, в суде ее интересы представлял Сейдалиев.

В 2017 году он защищал сразу несколько крымчан, вышедших на массовые пикеты против преследования крымских татар по обвинению в принадлежности к террористической организации. В 2018 году защищал Эбазера Ислямова в Нижнегорске, в 2020-м — Эрфана Бекирова в Белогорске.

15 сентября с одиночным пикетом против преследований крымских татар и сына — Сервера вышла в Бахчисарае Венера Мустафаева. Она стояла на улице с плакатом: «Разговоры в мечети — не преступление! Верните мне сына». Ее не стали задерживать, но уже после составили сразу два административных протокола — о нарушении карантинных мер статья 20.6.1 КоАП РФ в связи с эпидемией коронавируса и о нарушении порядка проведения публичного мероприятия статья 20.2.2 КоАП РФ  из-за того, что Мустафаева не оповестила городские власти о намерении провести акцию. При этом российское законодательство не обязывает согласовывать одиночные акции. В суде ее интересы представлял, в том числе, Мустафа Сейдалиев.

Мустафа Сейдалиев после освобождения. Фото: «Ґрати»

После последнего задержания правозащитника международная организация Front Line Defenders, которая отслеживает преследования журналистов и правозащитников, выпустила заявление, в котором призвала освободить Сейдалиева.

«Front Line Defenders осуждает преследование Мустафы Сейдалиева и считает, что выдвинутые против него обвинения являются следствием его мирной правозащитной деятельности», — говорится в сообщении.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов