«Повышенная общественная опасность». 75 адвокатов подали жалобу на арест коллеги Эдема Семедляева. Суд рассмотрел ее в закрытом режиме и оставил адвоката в изоляторе

Адвокат Эдем Семедляев с супругой Эльвиной в коридоре Верховного суда Крыма. Фото: Ґрати
Адвокат Эдем Семедляев с супругой Эльвиной в коридоре Верховного суда Крыма. Фото: Ґрати

Неделю назад суд в Крыму арестовал адвоката Эдема Семедляева на 12 суток за неповиновение полиции — он вел аудиозапись разговора своего задержанного подзащитного с полицейскими в райотделе. А за отказ раздеться догола для осмотра суд оштрафовал его. В защиту Семедляева выступили десятки коллег. Апелляционную жалобу подписали 75 адвокатов. Сегодня ее рассмотрел Верховный суд Крыма.

О том, как оперативник Центра по противодействию экстремизму объединил крымских адвокатов для защиты Семедляева, и как суд провел закрытое заседание по жалобе юристов — в материале «Ґрат» из Крыма.

 

Арест

Вечером 11 ноября судья Центрального районного суда Симферополя отправил адвоката Эдема Семедляева под административный арест на 12 суток за «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции».

Эта история началась еще 25 октября, когда юрист приехал защищать задержанных у здания Крымского гарнизонного военного суда крымских татар и стал вести аудиозапись разговора сотрудников полиции с его подзащитным — активистом Исмаилом Вааповым в отделе полиции. Это не понравилось начальнику отдела Центра по противодействию экстремизму (Центра «Э») Руслану Шамбазову. Сначала он потребовал прекратить запись, решив, что адвокат снимает его на видео, а потом решил провести личный досмотр, требуя от Семедляева снять всю одежду — до нижнего белья. При этом сами сотрудники полиции видео происходящего снимали постоянно.

«Как Вы себе это представляете?» — с недоумением обратился к полицейским другой крымский адвокат Назим Шейхмамбетов, который был в этот момент рядом с Семедляевым.

Шамбазов подтвердил юристам, что нужно раздеться полностью. 

«Меня пытались заставить снять всю одежду с себя в присутствии пяти человек — двух полицейских и двух понятых, а также моего коллеги — в кабинете и под видеосъемку, которая велась в это время», — рассказал позже Семедляев.

Адвоката Эдема Семедляева увозят в изолятор из райотдела полиции. Фото: Эскендер Гъани, Ґрати

Адвокат решил, что раздеваться «до трусов» он не будет, так как это не соответствует его религиозным взглядам, унизительно и к тому же порочит статус адвоката. В суде он говорил, что не считает правомерным запрет на аудиозапись в райотделе. 

На адвоката составили два административных протокола о неповиновении полиции — за отказ раздеться и за отказ выключить диктофон.

«Мне надо твои трусы увидеть». Суд в Крыму арестовал на 12 суток и оштрафовал адвоката за отказ раздеться догола для досмотра полицией

Ночь до суда адвокат провел в спецприемнике Судака вместе с другим крымским татарином — Аметханом Умеровым из Бахчисарая. Его тоже задержали днем ранее. 

26 октября судьи Центрального района суда города Симферополя Сергей Деменок и Александр Вороной рассмотрели административные материалы в отношении Семедляева и вернули их полиции «для устранения недостатков».

11 ноября Руслан Шамбазов неожиданно вызвал адвоката в Центр «Э» и составил новые протоколы. В этот же день их рассмотрели в том же суде, те же самые судьи. На этот раз документы не вызвали больше никаких вопросов.

«Эдем пояснил, что видеосъемку не проводил, вел только аудиозапись, поэтому в его действиях отсутствует состав административного правонарушения», — рассказывал после заседания адвокат Эмиль Курбединов, представлявший интересы своего коллеги.

Хотя санкция статьи предусматривает не только админарест, но и штраф, суд решил отправить адвоката в изолятор временного содержания.

«Повышенной общественной опасностью» назвал суд неисполнение требований полицейского. Смягчающим обстоятельством — пятеро несовершеннолетних детей Семедляева.

 

Реакция

На арест адвоката Эдема Семедляева отреагировали посольства Латвии, Литвы, Чехии, Эстонии, Великобритании и США. 

Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович заявила, что юристы в Крыму должны работать без препятствий.

«Административное задержание на 12 суток адвоката, правозащитника Эдема Семедляева за представление интересов крымских татар свидетельствует о проблемах, с которыми сталкиваются правозащитники в Крыму. Юристам, защищающим крымских татар в Крыму, должно быть разрешено работать без репрессий, преследований или препятствий», — написала Миятович в своем твиттере.

Федеральная палата адвокатов в Москве реагирует далеко не на все случаи давления на коллег, но крымскую историю Эдема Семедляева даже там назвали «вопиющим инцидентом нарушения прав».

Президент крымской Адвокатской палаты Елена Канчи назвала действия полицейских незаконными и подала в связи с этим обращения в генпрокуратуру, МВД и его крымское управление, прокуратуру Крыма с требованием провести проверку действий полиции. Кроме того, палата написала о давлении на Семедляева в приемную президента и его полпреду в регионе, уполномоченному по правам человека, в федеральную адвокатскую палату и главе Крыма Сергею Аксенову.

В Крыму адвокатское сообщество сразу после задержания Семедляева ведет кампанию в его защиту — они записывают обращения со словами поддержки и солидарности. Такие видеообращения опубликовали уже Эмиль Курбединов, Николай Полозов, который защищает сейчас экс-главу Меджлиса крымских татар Мустафу Джемилева, Сияр Панич, Мария Эйсмонт, Владислав Руденко, Ислям Велиляев, Сафие Шабанова, Марлен Халиков и Назим Шейхмамбетов. Кампанию намерены продолжать до освобождения Семедляева.

Крымские татары, обвиняемые по делу «Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» проводят пикет в поддержку Эдема Семедляева во время своего процесса в Южном окружном военном суде, 16 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

В социальных сетях идет флешмоб в его поддержку. Крымские татары, обвиняемые по делу «Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» в знак солидарности подняли во время своего заседания в Южном окружном военном суде 16 ноября плакаты в поддержку арестованного адвоката.

Центр гражданских свобод (ЦГС) в Киеве инициировал совместное заявление международных организаций, которые занимаются защитой прав юристов, в поддержку Семедляева.

«Мы давно работаем по политически мотивированным делам в Крыму, но такого еще не видели. И про этот позорный случай узнает адвокатское сообщество разных стран. Также наши партнеры обратились с делом Эдема Семедляева к спецдокладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов. Ранее представитель спецдокладчика уже принимал участие  на организованной нами дискуссии, где выступали крымские адвокаты, так что в целом офис знает про преследования независимых адвокатов в Крыму. Но я думаю, что этот случай и его удивит», — сообщила «Ґратам» руководительница ЦГС Александра Матвийчук. 

 

Коллективная жалоба

«Фактически, сегодня Центральный райсуд Симферополя узаконил требование к адвокатам, которые защищают своих подзащитных, например, раздеться догола, запрет фиксировать нарушения со стороны полиции. Все понимают, что это тенденция, которая может коснуться любого, — говорил после решения суда адвокат Курбединов.

Семедляев обратился к коллегам из Адвокатской палаты Крыма с просьбой защитить его и коллег, которые теперь, после прецедента, могут оказаться в такой же ситуации.

«Это незаконные требования, которые я расцениваю не только как давление на самого себя, но и умаление всего института адвокатуры», — заявил Семедляев.

С жалобой на решение Центрального районного суда Симферополя обратилось пятеро адвокатов. Ее подписали еще 75 адвокатов из крымской Адвокатской палаты.

Адвокат Назим Шейхмамбетов — один из подписантов жалобы — отметил, что нарушения, из-за которых суд первой инстанции вернул протоколы полиции, по мнению адвокатов крымской палаты, нельзя было исправить. Однако во второй раз суд принял эти документы, по сути нарушив свои же требования — отмечает защитник.

Адвокат Назим Шейхмамбетов. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

В протоколе админнарушения Шамбазов ссылается на приказ «Об утверждении инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по городу Симферополю» начальника симферопольского управления МВД о пропускном режиме в здания ведомства. Согласно 26 пункту приказа, аудиозапись в полиции запрещена без присутствия начальника отдела. 

Адвокаты в апелляционной жалобе отметили, что закон «Об адвокатской деятельности» пункт 6 части 3 статьи 6 гарантирует защитнику право фиксировать информацию, в том числе с помощью техники, соблюдая при этом государственную тайну. 

О том, что Семедляев нарушил «гостайну» тоже указано в протоколе, но что это за секретная информация не говорится. 

Более того, считают адвокаты, сам протокол не может считаться доказательством. Даже в его новой версии, после исправления, а фактически полного переписывания, он имеет ту же дату, что и прежний документ. 

Наконец, защита напомнила в жалобе, что неповиновение требованиям полиции может происходить только когда сотрудники охраняют общественный порядок. В материалах о том, какой порядок охранял в отделе полиции Руслан Шамбазов не говорится. 

Подписи к апелляционной жалобе на решение суда по аресту Эдема Семедляева. Фото: Ґрати

Адвокатская палата Крыма сделала вывод, что их коллега — Эдем Семедляев «подвергся неправомерным действиям представителя правоохранительных органов с целью воспрепятствования его адвокатской деятельности». 

В жалобе адвокаты просили отменить решение суда из-за отсутствия состава правонарушения. 

«Я считаю, что данный судебный акт абсолютно неправосуден. И, безусловно, суд второй инстанции должен его отменить. Для того, чтобы принцип состязательности, несмотря на то, что он очень-очень однобоко сегодня реализовывается в процессах как уголовных, так и административных, хотя бы частично сохранялся», — комментировал подачу апелляционной жалобы Назим Шейхмамбетов.

 

Закрытое заседание

На парковке возле здания Верховного суда Крыма, где рассматривают коллективную жалобу адвокатов, с 8:30 утра дежурят полицейские и сотрудники дорожно-патрульной службы. Здесь же заблаговременно припарковался КАМАЗ Росгвардии и пустой автобус — видимо, для возможного задержания.

Журналисты прошли в здание суда и подали в канцелярию ходатайство о работе на заседании. Слушателям попасть сложнее.

Алие Сулейманова пришла с ходатайством пустить ее на заседание в качестве слушателя, но в здание попала с трудом. Судебный пристав долго пытался отговорить ее, ссылаясь на маленький зал и эпидемию.

— Вы по какому делу?
— Дело Эдема Семедляева
— По этому делу не допускаем.
— А по какой причине?
— У нас временные ограничения. Во-первых, в связи с карантинными мероприятиями ограничивается вход слушателей. Во-вторых, очень маленький зал и мы еще не знаем куда вообще людей разместить.
— А ходатайство можно подать в канцелярию?
— Ходатайство в канцелярию можете пройти подать, конечно. Давайте паспорт. Сумочку открываем.

«Видали, нагнали сколько техники, полиции? Как будто особо опасного преступника привезли», — шутит Эмиль Курбединов с коллегами в коридоре суда. Постепенно к залу №2 подходят адвокаты, которые пришли защищать Семедляева.

Эмиль Курбединов. Фото: «Крымская солидарность»

«Я по удостоверению адвоката заехала на стоянку, с 8:30 утра уже никого не пропускали», — рассказывает Эмине Авамилева.

Адвокат Назим Шейхмамбетов говорит, что прецедент Эдема Семедляева создает опасную для всей адвокатуры практику — такими решением суд придал законность действиям сотрудника полиции, которые противоречат закону «Об адвокатской деятельности».

«Вполне может быть, что это породит такую порочную практику, когда сотрудники полиции будут злоупотреблять и апеллировать к этим решениям суда. Это абсолютный нонсенс, абсолютно недопустимая практика. Я очень боюсь, что Крым в очередной раз станет просто лабораторией, если так можно сказать, для отработки таких действий. И потом это будет шириться, в том числе, на территории России», — беспокоится защитник, приводя в пример то, как практика закрытых судов, начиная с Крыма, стала использоваться и в России, чаще всего без оснований. Теперь адвокаты рискуют тем, что сами могут оказаться на скамье подсудимых за рассказ о том, как прошло закрытое заседание.

«Завтра любой сержант скажет нам: «Раздевайся!». И что?!! Это беспредел!», — слышится в коридоре, который постепенно заполняется адвокатами. 

Защищать Семедляева пришли Артем Пепа, Эмине Авамилева, Тейфук Гафаров, Назим Шейхмамбетов, Эмиль Курбединов, Константин Манаков, Андрей Шарапа, Станислав Пефти и другие — всего десять адвокатов.

В коридоре неожиданно появляется Эдем Семедляев в сопровождении четверых сотрудников полиции. Он улыбается и рассказывает как провел семь суток в ИВС. 

Эдем Семедляев (в центре) с адвокатов Эмилем Курбединовым и супругой Эльвиной. Фото: Ґрати

«Все конечно же удивлены. Сами сотрудники и те, с которыми пришлось отбывать наказание. Все считают, что если и адвокатов начали сажать, то что делать простым гражданам, которые не знают своих прав, как им защищаться?», — комментирует «Ґратам» Семедляев.

Он рассказывает, что и в изоляторе консультирует людей. Туда же нему приходил следователь по делу убитого силовиками гражданина Узбекистана Наби Рахимова.

ЕСПЧ запретил России депортировать в Узбекистан супругу убитого в Крыму спецназом ФСБ Наби Рахимова

Семедляев — представляет интересы вдовы Рахимова и его начали знакомить с материалами уголовного дела.

«Так ты там можешь кабинет свой открыть»,— улыбается и подбадривает его Авамилева.

Зал заседания открыли вовремя, но и спустя полчаса все участники заседания еще стоят в коридоре. 

Наконец в зал заходит судья Оксана Шидакова, следом приглашают защитников, арестованного Семедляева и сотрудников полиции. 

«В зал проходят только участники судебного процесса», — громко говорит пристав и никого больше не пускает. Заседание, фактически, переходит в закрытый режим. Журналисты и слушатели остаются в коридоре.

Через 15 минут прибегает автор административных дел против адвоката Руслан Шамбазов. Он стучится, открывает дверь, проходит внутрь. 

Руслан Шамбазов (слева). Фото: Ґрати

Его коллега, заместитель начальника Центра «Э», подполковник Константин Уразов, прогуливается в коридоре суда.

Супруга и коллега Семедляева — юристка Эльвина Семедляева тоже приехала на заседание, но из-за попытки добиться свидания с мужем в изоляторе — с большой задержкой. Ее заявление приняли и выдали талон на посещение, но сказали, что супруга, возможно, сегодня отпустят.

Она ждет освобождения мужа и рассказывает журналистам, что правозащитной деятельностью он занимался еще до 2014 года и даже возглавлял организацию «Правозащитное движение Крыма». Удостоверение адвоката получил в 2016 году — в связи с начавшимися репрессиями в отношении крымских татар и большим количеством уголовных дел. До этого вел судебную практику без адвокатского статуса. 

Рабочий стол Эдема Семедляева. Фото: Ґрати

«В 2014 году из адвокатов, которые участвовали в таких политических делах, был только Эмиль [Курбединов]. После того как начались массовые преследования в Крыму, требовались адвокаты, которые не боялись выступать за справедливость и отстаивать права угнетаемых людей»,—рассказывает она о своем супруге с явной гордостью.

Эльвина рассказывает, что в день ареста заранее собирала ему вещи и старалась успокоить детей. 

Во дворе суда всех, кто пришел поддержать адвоката, традиционно снимают на камеру сотрудники полиции. Собравшихся сегодня не много, они стоят на большом расстоянии друг от друга — социальная дистанция. 

 

Решение

Через два с половиной часа судья Оксана Шидакова уходит в совещательную комнату до вечера — решение она огласит после перерыва.

Эмиль Курбединов рассказывает, что суд выслушал доводы сторон, изучил протоколы и другие документы, и посмотрел видео из полицейского участка. Допросили Эдема Семедляева и Руслана Шабмазова, оформившего админпротокол. 

Это все, что смог рассказать Курбединов — судья не только закрыла заседание для журналистов и слушателей, но пригрозила административной ответственностью за разглашение того, что происходило в суде. Она объяснила это «угрозой для жизни и безопасности сотрудника Центра «Э».

К половине пятого адвокаты вернулись в зал. Эдема Семедляева за это время увезли в изолятор, покормили обедом и вернули в суд.

«Если это решение суда первой инстанции устоит в апелляции, поеду туда опять», — шутит адвокат. — На днях в ИВС пришла коллега-адвокат. Сначала прошла мимо, а потом возвращается взглядом ко мне с недоумением: «А вы что тут делаете?!».  «Отдыхаю!».

Пристав просит всех встать. Судья Шидакова оглашает решение, извинившись сначала за полуторачасовую задержку: Эдем Семедляев остается под арестом, срок 12 суток — без изменений. Шидакова читает решение почти полчаса.

Суд пришел к выводу, что в административном протоколе, переписанном Русланом Шамбазовым, содержатся все необходимые сведения. 

Утверждая, что наказание вполне соответствует нарушению, судья цитирует Шамбазова о том, что административное задержание было совершено «из-за дерзкого поведения и подозрения, что Семедляев может скрыться от ответственности».

Судья Шидакова добавляет, что юрист «игнорировал режим повышенной готовности, действующий в Крыму из-за коронавируса». Кроме того, по мнению суда, защитник «нарушил гостайну», ведя аудиозапись в здании МВД, где «предусмотрен ряд мер по антитеррористической безопасности» и действуют внутренние инструкции.

После заседания Верховного суда Крыма по апелляции на арест Эдема Семедляева. Фото: Ґрати

Фактически, апелляционный суд подтвердил, что адвокат не имеет права вести аудиозапись в отделе полиции без разрешения правоохранителей.

После заседания адвокаты шумно обсуждают это и говорят, что будут жаловаться в кассацию и ЕСПЧ.

Вместе со слушателями целый день на улице простояли вооруженные бойцы Росгвардии и наряд полиции. Руслан Шамбазов на оглашение суда не пришел.

Детская открытка в поддержку Эдема Семедляева. Фото: Ґрати

Перед тем, как Семедляева увезут обратно в изолятор, его коллега Назим Шейхмамбетов, передает ему детскую открытку от своей младшей дочери.

«Селям алейкум! Эдем эмдже (дядя — Ґ ), как Ваши дела? Как Ваше здоровье? Возвращайтесь скорее к своей семье, мы все вас очень ждем», — выведено детским почерком.

 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов