Почти. Суд приговорил к 12 годам и тут же отпустил одессита, пытавшегося застрелить политика из мести за события 2 мая

Судьи Приморского райсуда Одессы Вадим Коваленко и Виктор Попревич, 9 февраля 2021 года. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати
Судьи Приморского райсуда Одессы Вадим Коваленко и Виктор Попревич, 9 февраля 2021 года. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Приморский суд Одессы приговорил к 12 годам Владимира Цаплина, обвиняемого в  покушении на убийство часть 2 статьи 15 и часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса Украины областного лидера партии УДАР Андрея Юсова, незаконном ношении холодного и огнестрельного оружия части 1 и 2 статьи 263 УК и посягательстве на жизнь милиционера статья 348 УК . Но в суд на приговор его даже не привезли и тут же отпустили на свободу.

«Ґрати» рассказывают о деле Владимира Цаплина и как получилось, что после приговора он оказался на свободе.

 

Перепутал

В результате беспорядков и столкновений в Одессе 2 мая 2014 года погибло 48 человек, еще 200 получили ранения. После трагедии 58-летний охранник Одесского профессионального лицея морского транспорта Владимир Цаплин общался со своими знакомыми — родственниками погибших пророссийских активистов, они винили во всем лидера областной организации партии УДАР Андрея Юсова. Как сам Цаплин рассказывал в суде, он нашел в интернете видеозаписи, где Юсов руководил людьми — в основном участниками Майдана, приехавшими из разных областей Украины и участвовавшими в столкновениях с одесскими сторонниками «Антимайдана». Тогда охранник, по его собственному признанию, решил убить Юсова, чтобы отомстить за погибших 2 мая. По словам Цаплина, его об этом никто не просил, это была его собственная инициатива, которая возникла из недоверия правоохранителям, прокуратуре и судам, расследующим события 2 мая.

Ожидание волны. Дело бывшего начальника Одесского главка МВД Петра Луцюка до сих пор в суде, спустя шесть лет после трагедии 2 мая

В течение месяца Цаплин ходил на Староконный рынок и пытался купить оружие. В конце мая ему это удалось — неизвестный мужчина на рынке предложил купить у него пистолет Макарова с патронами за 300 долларов. Как позже установила экспертиза, это был газово-шумовой «ИЖ-79», на который установили ствол калибра 9х18 мм. Там же, на Староконном рынке, Цаплин купил парик, штаны, рубашку, а на «Привозе» — солнцезащитные очки, чтобы замаскироваться — он планировал несколько убийств. 

Цаплин выследил Юсова, наблюдал за ним, чтобы узнать его распорядок дня. Через четыре месяца, утром 12 сентября, Цаплин, наблюдая за домом Юсова на улице Пишоновской, увидел, как тот выходит с сыном. Но в присутствии ребенка убивать не стал. Через неделю Цаплин в 6 утра снова отправился к дому Юсова с пистолетом и ножом. В приговоре сказано, что по пути он зашелл в сквер между Дюковской и Балковской улицами, где переоделся, надел парик, джинсовую панаму и очки. В 8 утра Цаплин спрятался за деревом во дворе Юсова, поджидая его. Через 40 минут из подъезда вышел 20-летний Евгений Кипоренко. Цаплин принял его за Юсова, снял пистолет с предохранителя, пошел за молодым человеком и четыре раза выстрелил в него сзади. Кипоренко упал и стал кричать: «Не надо!». Цаплин снова попытался выстрелить ему в пах, но пистолет дал осечку — патрон оказался макетом. Цаплин рассказывал в суде, что хотел передернуть затвор, но его схватили за пистолет прохожие, и через секунду он уже лежал на асфальте, сверху на него набросились двое мужчин.

Человеком, который схватил Цаплина за пистолет, был инспектор ГАИ Сергей Кардаш. Он жил неподалеку, и как раз в это время вышел из дома с женой и дочерью и подошел к такси. Он услышал выстрелы, увидел бегущего Кипоренко и стреляющего по нему Цаплина. Вместе с таксистом они побежали к ним. По словам правоохранителя, когда он попытался выхватить пистолет, Цаплин направил его на милиционера, начал нажимать на спусковой крючок, но пистолет снова не выстрелил. Это в суде подтвердили и жена милиционера, и таксист. Цаплин пытался отбиться — ударил Кардаша в глаз и достал нож. Но тот повалил его на землю и разоружил вместе с водителем такси, а затем вызвал наряд милиции. По словам Цаплина, когда в милицейской машине ему сказали, что он стрелял не в того, у него случился шок. В суде он сказал, что сожалеет о том, что от его действий пострадал невиновный. 

Цаплин признал вину в покушении на убийство и незаконном ношении оружия, но не в посягательстве на жизнь правоохранителя. Он заявил, что не смотрел по сторонам, когда догонял Кипоренко, и узнал, что его задержал милиционер, только когда приехал наряд милиции, и его подняли с асфальта. По словам Цаплина, он не пытался стрелять в Кардаша и не бил его. Подсудимый предположил, что милиционер поранился, когда упал на него и сам ударился об асфальт. 

Кипоренко в суде не участвовал. Его брат рассказал, что парню прострелили легкие, печень, кишечник и повредили позвоночник. С середины декабря 2014 года он находился в Черниговской области на реабилитации в лежачем состоянии и не мог передвигаться самостоятельно. Цаплин, по словам брата, никак не пытался возместить ущерб. 

Юсов в суде заявил, что с Цаплиным не знаком. Политик неоднократно получал угрозы от пророссийских организаций, и предположил, что они могли заказать Цаплину его убийство. 

 

Первый приговор

Пострадавшие во время столкновений в Одессе 2 мая 2014 года. Фото: Олег Владимирский, Ґрати

Приморский райсуд Одессы признал Цаплина виновным еще в 2015 году. 23 июня его приговорили к 15 годам заключения по самому большому сроку за преступления: 2 года — за незаконное ношение холодного оружия, 3 года — за незаконное ношение огнестрельного оружия, 10 лет — за покушение на убийство и 15 — за посягательство на жизнь правоохранителя. Также Цаплина обязали выплатить Юсову 112 тысяч гривен за моральный ущерб и юридические расходы, а Кипоренко — 1,5 миллиона за моральный и материальный ущерб и услуги адвоката, и Одесской областной клинической больнице 4510 гривен за лечение Кипоренко. Гражданский иск Кардаша о возмещении морального ущерба суд оставил без рассмотрения, потому что он подал его уже после начала судебного разбирательства.

Защита Цаплина подала на приговор апелляционную жалобу, в которой просила уменьшить наказание, связанное с покушением на милиционера, и отказать в гражданском иске Юсову. В жалобе указывалось, в том числе, на несоответствие назначенного наказания степени тяжести преступления и личности осужденного. Коллегия судей в Апелляционном суде Одесской области решила, что вина подсудимого вполне доказана, но наказание за покушение на правоохранителя действительно было чрезмерным, потому что никаких последствий не наступило. 3 декабря того же года суд уменьшил срок заключения Цаплина до 12 лет.

В кассации защита просила и вовсе закрыть уголовное производство о покушении на правоохранителя в связи с тем, что его не было. По словам защитника, Цаплин не знал, что Кардаш является милиционером, но знал, что у пистолета не было «огнестрельных поражающих свойств», поэтому его подзащитный не пытался убить правоохранителя. Адвокат также требовал отменить решение о выплате компенсации Юсову. Судьи Высшего специализированного суда решили, что дело Цаплина мог слушать суд присяжных, но местный суд не разъяснил ему это и не дал возможности воспользоваться. Также, по мнению судей, в апелляции не проверили доводы защитника и никак не мотивировали свое решение. 20 октября 2016 года приговор Цаплину отменили и дело отправили на повторное рассмотрение в тот же Приморский районный суд Одессы.

 

Спустя 6 лет 

Присяжные слушают приговор Владимиру Цаплину в Приморском суде Одессы, 9 февраля 2021 года. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

В 2017 году в Приморском суде дело Цаплина начали слушать присяжные.  Адвокат троих потерпевших — Кипоренко, Юсова и Кардаша — Андрей Перов рассказал «Ґратам», что рассмотрение дела постоянно затягивалось: двое судей, слушающих дело, за это время успели уволиться, присяжные иногда не являлись на заседания, у некоторых из них истек срок полномочий, часто менялись адвокаты защиты. К тому же Цаплин запросил переводчика с украинского на русский, что, по мнению Перова, тоже затянуло дело. 

В этот раз Цаплин не раскаялся, но признал вину в полном объеме. Поэтому суд ограничился изучением письменных доказательств, среди которых были судебно-медицинские, баллистические и криминалистические экспертизы, протоколы осмотра места происшествия, вещественных доказательств и протоколов обыска в доме подсудимого. 

В день вынесения приговора, 9 февраля, в зале суда были только судьи Вадим Коваленко и Виктор Попревич, трое присяжных и адвокат потерпевших. По словам Коваленко, Цаплина в суд доставить не смогли, его адвокат тоже не явился. Андрей Перов рассказал, что Юсов не пришел на оглашение приговора, потому что живет в Киеве, Кардаш — находился на службе, а Кипоренко живет в Вилково, передвигается в инвалидном кресле и не смог приехать, потому что общественный транспорт не приспособлен для него. 

Адвокат Андрей Перов в Приморском райсуде Одессы, 9 февраля 2021 года. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Суд присяжных приговорил Цаплина к 12 годам заключения. Но, по «закону Савченко», ему зачли день пребывания в СИЗО за два и решением суда отпустили на свободу. Присяжный Александр Ершов объяснил, что по закону присяжные не могли дать ему больший срок — это было бы возможно, если приговор в Верховном суде был бы отменен по жалобе прокурора или потерпевших из-за необходимости назначить более суровое наказание. 

В этот раз все потерпевшие подали гражданские иски вовремя. И Цаплин должен будет выплатить по 112 тысяч гривен Кардашу и Юсову, и полтора миллиона Кипоренко. 

Перов заявил, что пока не знает, будет ли обжаловать ли приговор. Он обсудит это с клиентами после того, как получит полный текст решения. В разговоре с журналисткой «Ґрат» адвокат предположил, что сторона защиты намеренно затягивала рассмотрение дела, чтобы Цаплин вышел на свободу сразу после приговора по «закону Савченко».

 

 

 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов