Пацаны в черных шапочках и баулы с оружием. Свидетели в деле о расстрелах протестующих на Майдане рассказали, как вывозили «беркутовцев» и прятали оружие

Руководитель общественной организации «Никто кроме нас» Александр Ковалев. Фото: страница Ковалева в фейсбуке
Руководитель общественной организации «Никто кроме нас» Александр Ковалев. Фото: страница Ковалева в фейсбуке

Трое участников объединения ветеранов войны в Афганистане «Никто кроме нас» дали показания в 2016 году о событиях 23 и 24 февраля 2014 года и опознали командиров «Беркута» Дмитрия Садовника и Сергея Кусюка. Только сейчас их заслушали в суде. 

 

Летом 2015 года на Жуковом острове в Киеве правоохранители обнаружили разрезанное на части оружие со спиленными идентификационными номерами. Следствие установило, что это оружие киевского полка спецподразделения МВД «Беркут», которое пропало после того, как из него стреляли на Майдане.

Дело «Черной роты» «Беркута», бойцов которой обвиняют в расстрелах протестующих 20 февраля 2014 года, рассматривает Святошинский райсуд Киева. Только в конце прошлого года суд приобщил найденное оружие к материалам дела. Об этом просила сторона потерпевших.

Этого не сделали раньше, поскольку экспертизы оружия провели уже после окончания досудебного расследования. К тому же процесс прервался почти на год из-за участия обвиняемых — киевских «беркутовцев» Олега Янишевского, Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Сергея Тамтуры и Александра Маринченко в обмене заключенными между Украиной и подконтрольными Кремлю «республиками».

В апреле этого года, суд рассмотрел протоколы осмотра Жукового острова, результаты экспертиз найденного оружия и заслушал показания трех свидетелей, которые указали на схрон. Они подробно рассказали, как помогали «беркутовцам» бежать из Киева и прятать оружие.

 

Что нашли на Жуковом острове

В середине августа 2015 года следствие СБУ два дня обыскивало Жуков остров в Голосеевском районе столицы. Спецслужба обнаружила оружие, затопленное в речке Вита и закопанное на берегу.

Со дна реки водолазы подняли разрезанные на части стволы и металлические приклады, затворы, коробки с ударно-пусковым механизмом и части ствольных коробок. С помощью металлоискателей на берегу обнаружили еще два закопанных полиэтиленовых пакета, в которых тоже были части оружия: ствольные коробки и крышки, газоотводные трубки с накладками, затворы, рукоятки, шомполы, пружины возвратного механизма. 

Эксперты следствия пришли к выводу: это части оружия, которое «Беркут» использовал на Майдане против протестующих. В 2016 году СБУ показало найденное оружие общественности и передало его в Департамент спецрасследований генпрокуратуры (ГПУ), который занимался «делами Майдана».

Следствие ГПУ продолжило поиски. В мае и июне 2016 года дно реки и берег снова проверили, с помощью мощных магнитов. В итоге нашли еще 30 частей огнестрельного оружия. Их тоже отдали на экспертизу. 

Выводы экспертов зачитали в Святошинском райсуде в апреле 2021 года. Как выяснилось, в реке утопили 23 автомата Калашникова АК-47 и модификации АКМС — со складным прикладом — калибра 7,62×39 мм, снайперскую винтовку Драгунова калибра 7,62×54 мм и охотничье ружье ИЖ-К. Эксперты установили, что оружие разрезали на части шлифовальной машиной — «болгаркой». 

Почти вся маркировка на найденном в 2015 и в 2016 годах оружии была уничтожена — сохранилось только несколько серийных номеров. Отпечатков пальцев на частях оружия также не нашли.

«Люди, которые это делали, имели цель сокрыть тяжкое преступление и сделать невозможным привлечение к ответственности», — говорила в суде адвокатка потерпевших Евгения Закревская. 

Бывшие сотрудники «Беркута» Павел Аброськин (слева), Александр Маринченко (по центру) и Олег Янишевский (справа) во время заседания Святошинского районного суда о расстрелах на улице Институтской в Киеве. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В рамках комплексной экспертизы привлекли специалиста, который смог прочесть зачищенные номера на оружии с помощью метода магнитно-оптической визуализации. Они соответствовали номерам табельного оружия, принадлежащего спецназовцам милиции, в том числе и одному из обвиняемых — Александру Маринченко. 

В 2016 году суд изучил другие экспертизы — пуль и их фрагментов, извлеченных из тел погибших и раненых 20 февраля 2014 года. Следствие установило, что по людям на Майдане стреляли из автоматов спецроты «Беркута», записанных на конкретных бойцов, в том числе и обвиняемых в деле. 

 

Кто помог найти оружие?

СБУ обнаружила оружие через полтора года после событий на Майдане после того, как получила информацию от членов общественной организации ветеранов войны в Афганистане «Никто кроме нас». Они помогали «беркутовцам» прятать оружие, а также вывозить их из Киева. В суде они утверждали, что не знали, с чем и кем имели дело в 2014 году. 

Бывший командир «Беркута» Сергей Кусюк в форме российского ОМОН на митинге в Москве, август 2019 года. Фото: Мария Карпухина, телеканал «Дождь»

Разобрались они только когда увидели в СМИ фотографии командиров «Беркута» — Дмитрия Садовника и Сергея Кусюка, которых следствие подозревает в расстрелах протестующих. Тогда мобилизованные в АТО воины-«афганцы» рассказали своим командирам о том, чем занимались и кого видели в феврале 2014 года. 

«Мы в Авдеевке стояли. И в интернете начали показывать фото, процесс этот пошел. И по фото я узнал человека, который присутствовал — он тогда усы сбрил, Сергей Кусюк, командир полка «Беркута». Сопоставил это все, мы поняли, что уходили ребята из этого «Беркута». Я доложил по команде, органы разведки, непосредственно командиру», — рассказывал в суде Владимир Сердюк, заместитель главы организации «Никто кроме нас».

Он и Александр Бован вместе с Игорем Шикуновым дали показания следственному судье Печерского райсуда Киева в 2016 году и тогда же приняли участие в следственных экспериментах на Жуковом острове.

Как вывозили «беркутовцев»

В суде свидетели рассказали, что , организация «Никто кроме нас» имела офисы в Киевском зональном научно-исследовательском институте экспериментального проектирования. Члены объединения воинов-«афганцев» были сотрудниками института: Бован и Шикунов — техническими директорами, а Сердюк — исполнительным директором.

Именно на территорию института на Левом берегу по адресу проспект Воссоединения, 15/17 перевезли «беркутовцев» с их базы в Киеве поздно вечером 23 февраля 2014 года. На следующий день оттуда их отправили на такси из Киева.

Судя по показаниям, вопрос вывоза решался на встрече в офисе Александра Ковалева, главы организации «Никто кроме нас», по адресу бульвар Леси Украинки, 26 буквально за несколько часов до начала операции — ранним вечером 23 февраля. 

Беркут на Майдане. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

Бовану и Шикунову пришлось для этого прервать празднование Дня Советской Армии — они жарили на работе шашлыки. Шикунов признался, что к тому времени уже выпил. Им позвонил Сердюк и попросил подъехать к Ковалеву. Добирались на двух микроавтобусах: Бован на своей Мазде, а Шикунов на служебном Пежо.

Встреча у Ковалева не была «скрытой тайной операцией» — рассказывал в суде Сердюк. Кроме коллег, на ней присутствовало несколько незнакомых людей.  

Сердюк описал мужчину 35-40 лет: «Богато одет. Я даже не подумал, что сотрудник милиции. Так, бизнесмен хороший». Шикунов о нем же говорил: мужчина был «крепенький, с залысиной», в дорогой кожаной куртке. Бован лицо его плохо запомнил, но рассказал, что мужчина был ростом 175-180 см, «черненький», возраст в районе 40 лет. Ему тоже бросилась в глаза кожаная куртка с воротником — «чувствуется, что дорогая». Мужчина, как запомнил Бован, общался на русском языке. 

Он представился Сергеем — фамилию не называл. Уже во время следствия свидетели опознали его по фотографиям, как сотрудника милиции Сергея Яковенко. 

«Я видел его два раза. Мне ничего не говорили, я не знаю. Времена такие смутные были, что мог быть кто угодно. Я мог предполагать. Мы какое-то время занимались детскими лагерями, и все эти лагеря проходили на базе МВС — «Барса», «Тигра»… Тогда думать можно было все что угодно», — говорил Бован в суде.

На встрече Шикунов запомнил еще одного незнакомца: худощавый, в темной одежде и ботинках, он протянул Шикунову левую руку для приветствия и сказал, что правой кисти у него нет — вместо нее протез. Шикунов заметил черную кожаную перчатку. На опознании по фото он узнал командира спецроты «беркутовцев» Дмитрия Садовника. 

На этой встрече Ковалев попросил своих людей помочь Сергею (Яковенко — Ґ) перевезти людей — «помочь пацанам». 

«Надо понимать, что в Киеве творилось. Милиции не было, были блокпосты», — напомнил Сердюк. 

«На тот момент организация была дружная — надо помочь, вопросы задавать не стали», — пояснял Бован следственному судье.  

«Пацанов» забирали Бовин и Шикунов с проспекта Валерия Лобановского, напротив газовой станции, и отвозили к заброшенному цеху керамики на проспекте Воссоединения, в одном комплексе зданий с институтом. 

Около 22:00 23 февраля, когда Шикунов подъехал по адресу, он сообщил об этом Ковалеву по телефону. После этого к его машине подошел парень, постучал в двери и попросил отъехать и встать на аварийку. Потом пришли «парни довольно крепенькие», при себе имели спортивные сумки, одеты в гражданскую одежду и все в черных шапочках.

«Я удивился, что они в шапочках были», — говорил Шикунов в суде.

В его машину загрузились 10 человек, и он поехал на проспект Воссоединения. Шикунов высадил их возле заброшенного цеха керамики в 500 метрах от института, и уехал.

Бован выехал немного позже Шикунова. Встал около газовой заправки налево за светофором на проспекте Лобановского, как и договаривались. Ждал не больше 10 минут. К автобусу подошли 5-6 молодых человека в гражданской одежде, в руках у них были сумки. По дороге на проспект Воссоединения, когда проезжали мост Патона, Бован видел, как его пассажиры выкинули что-то из окна: «не очень объемное, но увесистое». Конкретнее он разглядеть не смог — было уже темно.

Бован высадил пассажиров возле того же здания керамического цеха.

«Они вышли, там свет горел. Они пошли внутрь, а я поехал продолжать праздновать», — рассказал суду свидетель. Бован вернулся к институту. 

Пока Шикунов и Бован вывозили людей, Сердюк вместе с Яковенко заехали в магазин: купили хлеб, колбасу, сыр, лапшу-«мивину», консервы, воду — все из расчета на 15 человек. Когда они подъехали к цеху после 23:00, оттуда вышли двое «беркутовцев», чтобы помочь донести пакеты с едой. 

О том, что было с «пацанами» дальше, рассказывал Сердюк. С территории института их вывозили на следующий день, 24 февраля, начиная с 8-9 вечера и до ночи. Поскольку людей нельзя было вывезти через блокпосты на микроавтобусах, им вызывали такси. Выезжали по 2-3 человека.

Сердюк искал номера в интернете, а Яковенко договаривался с водителями. Машины вызывали под лабораторный корпус института. Когда машина приезжала, Яковенко звонил «парням», и они шли пешком до такси около 800 метров. Сергей проговаривал с таксистами маршрут. Конечной точкой был Крым, но приходилось делать пересадки в Кривом Роге и Николаеве: не все таксисты соглашались ехать на такое расстояние.  

Яковенко расплачивался с таксистами и выдавал деньги тем, кто уезжал — все в долларах.

«Допустим, экипаж — 2 человека в машине. 100 долларов давал. 3 человека — 200 долларов давал», — вспоминал Сердюк. 

Беркут на Майдане. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

Он утверждал, что на всю операцию выделили 8 тысяч долларов. Их достал Сергей Яковенко. 

«Он решал по телефону — сначала не получалось, фамилии разные называл. «Попроси у Ратушняка с общака выделить деньги» — была такая фраза. После этого разговора Сергей привез деньги», — рассказывал в суде Сердюк. 

Он уточнил, что эта фамилия ему была знакома, поскольку на имя Виктора Ратушняка, начальника милиции общественной безопасности Киева, члены организации «Никто кроме нас» составляли уведомления о своих акциях. 

24 февраля во время выезда «беркутовцев» с территории института на проспекте Воссоединения Сердюк видел Дмитрия Садовника. Он уезжал последним — около двух ночи уже 25 февраля. 

«Когда они с Сергеем прощались, он подал ему левую руку. А на правой была перчатка. Я сразу определил, что протез», — рассказал свидетель. 

Там же он видел Сергея Кусюка. В течение 15 минут тот был «в его поле зрения». Сердюк утверждает, что они не разговаривали.

Во время заседания в Святошинском райсуде сторона обвинения напомнила, что свидетели не видели Кусюка в расположении части после 21 февраля. Однако показания Сердюка свидетельствуют  о том, что 24 февраля Кусюк все еще был в Киеве вместе с Садовником. 

«То есть пытались скрыть преступление», — сделала вывод сторона обвинения. 

 

Как прятали оружие

Бован и Шикунов рассказывали в суде, что не участвовали в вывозе «беркутовцев» из Киева. 24 февраля был для них обыкновенный рабочий день. Где-то в районе обеда их позвал к себе Владимир Гончар — еще один член организации «Никто кроме нас». Он находился в помещении бывшего медпункта на первом этаже одного из зданий института.

«Он сказал: ребят, посмотрите, что нам принесли», — вспоминал Бован в суде.

Бойцы «Беркута» стоят возле баррикады под пешеходным мостом на улице Институтской, 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

Он показал две сумки парашютного типа, защитного цвета. Шикунов и Бован из любопытства заглянули внутрь — «потому что там железо неподъемное». 

«Одну из них вскрыли, и я немного оторопел», — рассказывал Бован о своих впечатлениях. 

Бывшие военнослужащие сразу узнали содержимое: там лежали порезанные на запчасти автоматы Калашникова и его модификации, номера были уничтожены. 

После того как Гончар открыл сумки, он позвонил Сердюку. 

«У нас полный институт оружия», — сказал он ему. Сердюк немедленно приехал. 

В суде Сердюк пояснял, что эти «баулы» на территорию института привезли с собой «беркутовцы» еще 23 числа. А на следующий день четыре человека перенесли их «в основное здание», где был Гончар, для того, «чтобы с ними что-то сделать».

«Я приехал, — продолжал Сердюк рассказывать суду. — Позвонил Ковалеву. Говорю, Саша, у нас ЧП. Оружие порезанное. Он мне: давай что-то сделаем, надо сбрасывать куда-то. Приехал Сергей и сказал, пацаны, я сам заберу его. И не парьте мозги. Я решу проблему. Единственное, что надо помочь с машиной».

Сергею Яковенко снова помогли. Мешки с оружием загрузили в Мазду Бована. Он же был за рулем. Сердюк сел рядом, а Яковенко — сзади. Так они поехали на Жуков остров — дорогу показывал Сергей. 

Машина заехала вглубь острова по асфальтовой дороге, за мостом съехала с нее, ехала по грунтовой дороги до речки. Там развернулись, открыли багажник. Яковенко попросил отъехать и вернуться через 20-30 минут, что они и сделали. Потом они забрали его и вернулись на проспект Воссоединения.

Cердюк рассказал, что на следующий день, когда операция по вывозу людей была окончена, он вместе с другими членами организации «Никто кроме нас» еще раз поехал на Жуков остров. 

«Мы ж понимали, что это оружие. Все должны были в курсе быть всего этого», — пояснил он. 

Когда всем троим свидетелям показали видео, записанное на Майдане 20 февраля, с людьми в черной форме с желтыми повязками и с автоматами в руках, свидетели подтвердили, что такого же типа оружие было в мешках, которые они отвезли на острова. 

 

Следствие в отношении «Никто кроме нас» 

В 2016 году главе объединения Александру Ковалеву следствие сообщило подозрение в сокрытии преступления статья 396 Уголовного кодекса

В ответ он заявил, что действительно организовал вывоз «беркутовцев» из Киева, однако не знал ни об оружии, ни о том, что именно эти сотрудники спецназа причастны к расстрелам на Майдане. Он также отрицал, что был в сговоре с руководством МВД.

Руководитель общественной организации «Никто кроме нас» Александр Ковалев. Фото: страница Ковалева в фейсбуке

«Это был гражданский акт здравости, чтобы людей выпустить. Потому что на тот момент они выполняли свои служебные обязанности», — говорил Ковалев в интервью телеканалу ТСН.

В 2019 году прокуратура сняла с Ковалева подозрения. Как рассказал «Ґратам» Сергей Горбатюк, который до октября 2019 года возглавлял департамент спецрасследований ГПУ, дело Ковалева закрыли из-за недостатка доказательств: один из ключевых свидетелей изменил показания, а часть из них  не смогли подтвердить. На этом интерес следствия к ветеранскому объединению пропал. 

Весной 2019 года Ковалев участвовал в парламентских выборах и победил в округе №51 в Зайцево Донецкой области. Он стал членом Верховной Рады и входит в депутатскую группу «Доверие».

Как сообщил «Ґратам» Игорь Земсков из прокурорской группы, которая представляет обвинение в суде по убийствам протестующих на Майдане, сейчас идет заочное следствие в отношении Сергея Яковенко — сотрудника МВД, опознанного членами организации «Никто кроме нас». 

 

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов