Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День шестой — допрос руководителя оперативной группы ФСБ

05 октября
15:17 «Он оказался человеком, который имеет плохую память» — адвокат Дмитрий Динзе о допросе понятого
14:55 Допрос понятого Алексея Лузанова. Журналистке «Ґрат», вопреки решению судьи, не позволяют фотографировать
14:15 Допрос оперуполномоченного ФСБ Вячеслава Тропина
14:05 На допрос явился оперуполномоченный ФСБ Вячеслав Тропин
13:45 Планы на сегодняшнее заседание и письмо Андрею Цаплиенко
13:00 Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания
Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День шестой — допрос руководителя оперативной группы ФСБ
Владислав Есипенко. Фото: Александра Ефименко

Симферопольский районный суд рассматривает дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко, обвиняемого российскими правоохранителями в незаконном изготовлении взрывного устройства. Есипенко задержали 10 марта, когда нашли в его машине ручную гранату и запал к ней. По версии следствия, он собрал взрывчатку из элементов, найденных в схроне, который организовала возле админграницы украинская разведка. Есипенко отрицает вину и утверждает, что после задержания его пытали электричеством сотрудники ФСБ, а дело против него — сфальсифицировано.

«Ґрати» ведут онлайн судебных заседаний процесса.  Дело ведет судья Длявер Берберов, обвинение представляет прокурорка Елена Подольная. Есипенко защищает крымский адвокат Тарас Омельченко, прибывший из Москвы Дмитрий Динзе, а также, в качестве общественного защитника, митрополит Крымский и Симферопольский Климент.

13:00
05 октября
13:00
05 октября
Коротко о деле: задержание, пытки, первые заседания

Фрилансера проекта «Радіо Свобода» Крым.Реалии Владислава Есипенко задержали 10 марта по пути из Симферополя в Алушту. У Перевального его остановили сотрудники ГАИ и, судя по материалам дела, ФСБ, проверили машину и обнаружили в бардачке похожее на гранату устройство.

Задержание Владислава Есипенко. Скриншот с оперативного видео ФСБ РФ

По версии следствия, взрывное устройство Есипенко достал в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района 26 февраля. Перевез все в Симферополь, где собрал взрывчатку из корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками. При этом следствие ФСБ в Крыму не нашло на взрывчатке из машины Владислава Есипенко отпечатков, по которым можно было его идентифицировать.

Взрывчатку в схрон, по версии следствия, заложили оперативники Службы внешней разведки Украины. Есипенко, в первоначальных показаниях следствию, говорил о контактах с сотрудником разведки — Виктором Кравчуком, которому он передавал материалы, снятые для Крым.Реалии.

ФСБ утверждала, что задержала Есипенко «чтобы не допустить проведения им подрывных акций в интересах украинских спецслужб».

12 марта Киевский районный суд Симферополя арестовал Есипенко на два месяца. 15 марта к нему, по просьбе жены Екатерины Есипенко, попытался попасть адвокат Эмиль Курбединов, однако его не допустили. Следователь ФСБ Виталий Власов, который вел следствие, заявил, что Есипенко отказался от услуг Курбединова. Так же к нему долгое время не допускали еще одного адвоката — Алексея Ладина, а адвокатское сопровождение следствия вела адвокатка по назначению — Виолетта Синеглазова. Как выяснили «Ґрати», она вообще не должна была участвовать в деле, поскольку не дежурила в день задержания Есипенко.

Есипенко утверждает, что работники ФСБ подбросили ему гранату в автомобиль, а затем привезли в подвал некоего здания, где пытали электричеством и избивали до утра, пока он не подписал признательные показания. Затем его повезли на следственные действия и настояли, чтобы он указал на схрон, откуда якобы достал гранату. Сотрудники ФСБ в этот момент вели оперативную съёмку.

По словам адвоката Алексея Ладина, его подзащитному цепляли провода на мочки ушей и пускали электрический ток, постоянно увеличивая напряжение, чтобы он «не привыкал». Также его заставляли вставать в упор лежа на кулаки и избивали, когда он падал. Письмо Владислава Есипенко о событиях, последовавших за его задержанием, опубликовали «Ґрати».

Кроме того, оперативники заставили озвучить признательные показания в интервью с генеральным продюсером местного телеканала «Крым24» Олегом Крючковым. В интервью Есипенко говорит, что перевозил в своей машине взрывное устройство, а также отправлял снятые в Крыму видео в редакцию КрымРеалии и в Службу внешней разведки Украины.

13 апреля Есипенко официально отказался от признания вины и написал заявление о пытках. По заявлению была проведена внутренняя проверка, которая однако ни к чему не привела: задерживавшие Есипенко оперативники заявили, что до 11 марта его отпустили домой и лишь потом взяли под стражу.

На первом заседании процесса прокурор Сергей Зайцев зачитал обвинительное заключение.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День первый — обвинение

В тексте обвинительного упоминаний об украинской разведки уже нет — теперь гранату в схрон положили «неустановленные лица». О сотрудничестве и передаче информации разведке тоже речи нет.

В качестве доказательств обвинения к материалам дела приобщили часть интервью Есипенко «Крым24» — о том, как в разведке ему посоветовали забрать гранату и как он ее откопал. Фактически, следствие ссылается на интервью, которое само же организовало, заставив Есипенко с помощью пыток в нем участвовать.

Президент «Радио Свобода» Джейми Флай вечером 16 марта признал, что Владислав Есипенко сотрудничал с проектом Крым.Реалии в качестве фрилансера, снимая видео и фото в Крыму, и призвал Россию немедленно его освободить.

На втором заседании Есипенко дал показания. «Ґрати» опубликовали их полностью.

«Тогда пускаем ток». Показания в суде фрилансера «Радіо Свобода» Владислава Есипенко, которого судят в Крыму по обвинению в изготовлении взрывчатки

Также суд допросил в качестве свидетеля оперуполномоченного ФСБ Дениса Коровина, который задерживал Есипенко на трассе Симферополь-Алушта ближе к селу Перевальному. По его словам, 10 марта 2021 года он остановил автомобиль, где было обнаружено взрывное устройство, после чего водителя отвезли в отдел ФСБ, где его допросили и он признался, что взял взрывчатку из схрона СБУ. В 20-21 часов вечера Есипенко отпустили под обязательство прийти в здание УФСБ, чтобы провести следственные мероприятия по обнаружению схрона. На следующий день Есипенко прибыл в управление ФСБ, показал правоохранителям схрон, и его доставили к следователю, который возбудил уголовное дело за незаконное изготовление оружия, так как граната была переделана. Коровин утверждал, что к Есипенко не применяли силу и в изоляторе его осмотрели на наличие повреждений.

Есипенко это отрицал и говорил, что сутки после задержания его пытали в том числе электричеством, чтобы добиться признательных показаний.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День четвертый — допрос свидетелей обвинения

Часть допрошенных свидетелей обвинения говорит, что взрывчатку в машине нашел кинолог с собакой, другие — что оперативник спецслужбы. Показания не совпадают и в том, где лежала граната — в бардачке справа или под рулем слева, а также как она выглядела — в подсумке или без и обмотанная проволокой.

Защита пока никак не комментирует эти противоречия, ожидая допроса эксперта, который изучал гранату.


Проект «Радіо Свобода» Крым.Реалии публикует с каждого заседания по делу Владислава Есипенко репортаж о самом важном из того, что происходит в суде. О последнем заседании вы можете прочитать в материале «Этот человек говорит неправду». Пятое судебное заседание по существу по делу Есипенко.

13:45
05 октября
13:45
05 октября
Планы на сегодняшнее заседание и письмо Андрею Цаплиенко

Шестое судебное заседание по делу Владислава Есипенко в Симферопольском райсуде обещает быть недолгим. Сегодня снова планируется допрос свидетелей гособвинения. В предыдущих четырех заседаниях суд допросил 9 свидетелей — оперативных сотрудников ФСБ, специалиста-кинолога и понятых, которых следствие называет «представителями общественности». Иногда они между собой совпадали, а иногда содержали явные противоречия. 

На прошлой неделе украинский журналист Андрей Цаплиенко сообщил о первом письме, написанном ему фрилансером «Радiо Свобода» из крымского следственного изолятора. В нем Есипенко просил поддержки у коллеги по журналистскому цеху.

Письмо Владислава Есипенко журналисту Андрею Цаплиенко. Фото: страница Цаплиенко в фейсбуке

«Заключенный передал мне это письмо через митрополита ПЦУ в Крыму Климента. Он говорит, что страшнее пыток электрическим током то, что о нем просто забывают. Мы мало что можем сделать, чтобы помочь человеку за кремлевской решеткой. Прошу оставить под постом слова поддержки для Владислава», — обратился к своим подписчикам Цаплиенко.

14:05
05 октября
14:05
05 октября
На допрос явился оперуполномоченный ФСБ Вячеслав Тропин

В зал заводят Владислава Есипенко. Он выглядит немного уставшим. Адвокат Тарас Омельченко рассказывает ему о рабочих планах на сегодняшний процесс. 

«Пытался уснуть, не очень вышло», — говорит Есипенко.

Без опозданий в зал заходит судья Длявер Берберов и делает замечание судебным приставам и конвоирам за дым в помещении. 

«Или это у меня что-то со зрением? В зале заседать невозможно, накурено так, что потом месяц проветриваем», — требует он что-то сделать.

Заседание начинается, но не понятно — пришли ли заявленные обвинением свидетели. Прокурорка Елена Подольная говорит, что видела их на улице перед зданием суда.

«Возле кабинета никого нет. Бегать по району, по суду и никого искать мы не будем!» — возмущается Берберов.

Гособвинитель выходит из зала, чтобы пригласить свидетеля на допрос. Судья в это время выясняет, когда явится свидетельница Елизавета Павленко. 10 марта она вместе с Владиславом Есипенко ехала из Симферополя на машине. На Ангарском перевале их остановили сотрудники ФСБ. Адвокат Тарас Омельченко утверждает, что она будет на заседании 12 октября. 

Суду сообщают, что на допрос явился оперативный сотрудник крымского управления ФСБ России Вячеслав Тропин. На предыдущее заседание он не приходил из-за отпуска.

«Тогда попросим журналистку покинуть зал заседания, как и было оговорено ранее», — говорит судья.

Процесс переходит в закрытый режим, в зале остаются только участники. 

14:15
05 октября
14:15
05 октября
Допрос оперуполномоченного ФСБ Вячеслава Тропина

Суд приглашает Тропина, тот спешно заполняет документы по просьбе помощницы судьи прямо у входа в зал и проходит на допрос.

10 марта 2021 года он в присутствии двух понятых, специалиста управления ФСБ Астраханцева, оперуполномоченного Дмитрия Карякина и Елизаветы Павленко производил оперативно-розыскное мероприятие: обследование помещения — трехкомнатной квартиры Павленко в Алуште. 

И Павленко и Есипенко задержали на Ангарском перевале. Сразу после этого Елизавету Павленко отвезли домой и провели обыск у нее дома. 

«В связи с необходимостью обнаружения и изъятия предметов, имеющих отношение к противоправной деятельности гражданина РФ Есипенко Владислава, связанной с незаконным оборотом взрывных устройств», — утверждает следствие и указывает, что в этот день в квартире был обнаружен металлоискатель. Его следствие считает уликой против Есипенко — якобы с его помощью тот искал схрон с гранатой.

Через день Тропин руководил обследованием местность возле села Правда Первомайского района, где, утверждает следствие, по GPS-координатам 45.766111, 33.815313 находился схрон, из которого Есипенко достал взрывное устройство.

Осмотр места, где, по версии следствия, находился схрон с взрывчаткой, которую забрал Владислав Есипенко. Второй слева – оперуполномоченный Вячеслав Тропин. Скриншот из материалов дела

«Добровольно указал на место расположения тайника под отдельно стоящим деревом, в дупле его корневища», — сообщается в его письменных показаниях. По его версии, он предложил Есипенко добровольно сообщить о схроне, пока они находились в служебном автомобиле у здания ФСБ.


Из-за закрытой двери зала суда доносятся возгласы адвокатов и реплики судьи, но пересказать допрос «Ґрати» смогут позже.


Уже после заседания по информации защиты, мы восстановили ход допроса оперуполномоченного Вячеслава Тропина.

Судья попросил оперативника рассказать о его роли в деле Есипенко. Тропин утверждает, что не участвовал в «разработке», то есть не следил за Есипенко и не готовил его задержание. Но на работе — в управлении ФСБ на бульваре Франко — к нему подошел начальник и сказал, чтобы он поехал на обследование местности с предполагаемым схроном. Тропин вышел на улицу, увидел двух прохожих и предложил им быть понятыми — они согласились. Оба работали в службе охраны частных предприятий. Понятые остались ждать на улице. По словам начальник Тропина, там же — перед зданием управления — находился Есипенко. Двое оперативников, в том числе Тропин, понятые и подозреваемый сели в «Газель» и поехали в сторону Армянска. Ехали примерно полтора-два часа.

Есипенко, продолжил рассказ Тропин, указал, где нужно свернуть с трассы. Проехали лесопосадку, выехали на бетонную площадку с полуразрушенными зданиями и остановились. На Есипенко с его согласия надели наручники. Тропин объяснил это тем, что они не знали — есть ли в схроне оружие и взрывчатка, которой подозреваемый может воспользоваться.

«В целях собственной безопасности. Я не хотел молодым умереть если что», — объяснял позже адвокатам оперативник.

Всем — Есипенко и понятым — разъяснили права и пошли искать схрон. Примерно в метрах 300-500 стояло старое высокое дерево в корневище которого Есипенко указал схрон, откуда он взял гранату — рассказывал дальше свидетель. Все это снимали на фотокамеру телефона, потом из этого была оформлена фототаблица.

Тропин сказал, что и видеосъемка велась, но в материалах дела ее нет.

«Я предполагаю, это съемка для служебного пользования. Происхождение [съемки] и наличие ее — я не знаю», — немного запутанно сказал оперативник. В протокол факт видеосъемки не внесли.

Вернулись обратно к автомобилю, составили протокол осмотра — все расписались. Вернулись в Симферополь, где Тропин попросил понятых подождать, пока он оформит фототаблицу. Все участвовавшие подождали минут 2-30, расписались в фототаблице и разошлись. Тропин отправился к начальству и доложил, что осмотр проведен.

Но еще до осмотра местности Тропин проводил осмотр квартиры свидетельницы Елизаветы Павленко в Алуште. Она ехала вместе с Есипенко в машине, когда их остановили сотрудники ФСБ. После этого их разделили, в квартире Павленко провели обыск, которым руководил тоже Тропин.

Он же в Алуште нашел двух понятых. Хозяйка пустила их добровольно, показала комнату, в которой у нее останавливался Есипенко. Там нашли металлоискатель — оперативник не вспомнил, в разобранном виде или нет, он посчитал, что устройство может послужить доказательством по делу. В комнате самой Павленко нашли карты Алушты, рукописные записи и записи на кассетах для диктофона. Она объяснила карту тем, что отмечала на ней «основные места притяжения туристов».

После прокурорки допрос начала сторона защиты. Первым вопросы задает адвокат Тарас Омельченко.

Он спрашивает, где была Елизавета Павленко, когда 10 марта к ней домой пришли с обыском. Оперативник утверждает, что встретил ее у дома, узнал по фотографии и предъявил постановление на обыск.

При этом точно известно, что Павленко ехала в машине с Есипенко, их разделили после задержания и где она была в дальнейшем — не понятно. Но свидетель утверждает, что не был на месте остановки автомобиля, приехал в Алушту заранее, нашел понятых и ждал вместе с ними, когда подойдет Павленко.

Когда он получил постановление на обыск — он не помнит, но говорит, что знал о проведении за день. Адвокат уточнил, помнит ли Тропин в какое время получил постановление.

— Нет, мне кажется это не особо важно.
— Вопросы задает сторона защиты, и кажется или нет это суть.
— Следующий вопрос, — спешит судья.
— 
Ваша честь, я хочу… — пытается сказать адвокат, но судья его прерывает.
— Он сказал, что это не важно, я вас попрошу не пререкаться. Он ответил, что считает это неважным: «Я считаю, что мне это не важно, поэтому я не помню время», — интерпретирует судья по-своему.
— Он сказал, что это вопрос неважный, ваша честь.
— Это он ответил на то, что он не запомнил. Следующий вопрос, — Берберов непреклонен.

Тропин не проверял — работает ли найденный металлоискатель, кассеты диктофона он тоже на месте не отслушал. Он просто изъял все, что, по его мнению, могло иметь отношение к делу.

На следующий день он вместе с понятыми и Есипенко поехал на осмотр местности с схроном. Наручники, утверждал оперативник, подозреваемому надели только на месте.

— Мы ему надели наручники, — говорит оперативник.
— 
Мы это кто? — уточняет адвокат.
— 
Хорошо, если так лучше, то я ему надел наручники.
— 
Лучше, когда правда.
— 
Это правда.

В наручниках Есипенко пробыл примерно полчаса, пока осматривали место, потом их сняли — утверждает Тропин. На месте они не нашли никаких остатков обертки, образцы почвы не собирали.

В каком статусе тогда находился Есипенко, Тропин не знает.

«Он добровольно поехал указать место. Как мне сказали, он добровольно пришел, сказал, что «я хочу показать место, где я все это забирал». Ко мне пришел начальник и сказал: «Вот пришел какой-то человек, съездите проведите мероприятия», — утверждал оперативник.

Адвокат Омельченко несколько раз пытался выяснить, объясняли ли Есипенко права, в том числе на присутствие адвоката при осмотре схрона. Свидетель ничего сказать не смог.

«Мы даже не можем понять, какие права вы ему разъясняли, а вы не помните. А где нам их взять? Он говорит, что ему не разъясняли. Теперь вот все вопросы к вам… Поэтому я вам сейчас вопрос задаю, а вы половину не помните. Как нам приговор выносить? Указывать, что свидетель не помнил?» — не выдержал судья.

— Ну, тогда я скажу так, что все права, которые требуются для данного мероприятия, я ему разъяснил, — согласился оперативник.
— Разъяснил для кого? В каком статусе? Вот это человек и пытается выяснить, просто он вокруг ходит, а мы сидим и слушаем этот цирк уже сорок минут.
— В статусе подозреваемого.

Когда речь зашла о видеосъемке во время осмотра схрона, Тропин стал заметно нервничать. Сначала он сказал, что разрешил ее проводить, но кому именно отказался назвать, ответив, что он «вписан в протокол».

— Это был общественный наблюдатель? — начал перечислять Омельченко.
— 
Нет.
— 
Это был Есипенко?
— 
Нет.
— Соответственно…
— 
Стоп, — остановил допрос судья. — Давайте закончим этот цирк. Вы будете сейчас перечислять пол Крыма, чтобы он назвал кто проводил съемку?
— Так тем более, если он заполнил в протоколе! Извините.
— Вам задали вопрос, кто проводил съемку и начинают перечислять поименно, — обратился судья теперь к свидетелю. — Тарас Владимирович знает пол Крыма в связи с его работой, он будет перечислять всех, пока вы не назовете человека? Уважайте себя и нас пожалуйста.
— Хорошо. Видеосьемку я вел, — утверждает на этот раз Тропин.
— А вы его не называли, видите, — говорит Берберов адвокату
— Я вообще его не называл, я же думал правду говорит…

Но если снимал сам Тропин, даже для служебного пользования, то он должен был ее соответствующим образом оформить и сдать — напоминает адвокат. Тропин с ним соглашается, но объяснить где видео не может. Так же, как и назвать сотрудника, которому он его передал.

Судья в итоге не выдержал и стал снимать все вопросы адвокатов по этому поводу.

«В документации это не указывается и меня это абсолютно не интересует. Для меня эта видеосъемка в деле не является доказательством…» — настаивал Берберов.

По возвращению в Симферополь оперативник оформил фототаблицу. Он утверждал, что попросил понятых подождать, чтобы они расписались. Адвокат просит изучить фототаблицу — на каждом снимке только подпись самого Тропина и больше ничьих нет.

Осмотр места, где, по версии следствия, находился схрон с взрывчаткой, которую забрал Владислав Есипенко. Скриншот из материалов дела

— А кто отдавал вам распоряжения провести оперативные действия? — напоследок спросил адвокат Омельченко.
— Мой непосредственный руководитель.
— А фамилия?
— Не могу. Не хочу. А зачем это?
— Руководитель — такое тоже бывает. Но «не могу» и «не хочу» — это две большие разницы, — подсказывает судья. И «не могу» и «не хочу» здесь не катит, извините за выражение.
— Извиняюсь, извиняюсь, это я… Не могу сказать с учетом того, что сотрудник никак не принимал участие в данном деле и зачем озвучивать его фамилию?

Фамилию начальник Тропин так и не назвал, хотя и признал, что тот знает «все эти темы». Но старшим группы, которая вела дела, был оперуполномоченный Денис Коровин — его допрашивали на одном из прошлых заседаний.

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День второй — доказательства обвинения и его показания

— Скажите пожалуйста, когда вы закончили оперативно-розыскные мероприятия, обследование участка местности — вот это дерево, вы отпустили Есипенко? — заканчивает вопрос защиты адвокат Дмитрий Динзе.
— Он как пришел, так и ушел. То есть его никто никуда не заводил. Я, после того как мероприятие закончилось и с таблицей всех ознакомил, сказал: все, всем спасибо. Кто куда дальше разошлись я не знаю.
— Вы видели как Есипенко уходит?
— Нет, я зашел в здание. Оно спиной к дороге, поэтому я не могу сказать.
— Дальнейшей судьбы Есипенко вы не знаете?
— Нет.

Наконец вопросы задает сам Есипенко.

Судя по ним, он утверждает, что Тропина вовсе не было в машине и они не виделись. Точно так же, как и адвоката, указанного в протоколе.

Тропин снова утверждает, что Есипенко после поездки в Правду никто не задерживал. Каждый раз, когда Тропин говорил что-то, не совпадающее с показаниями Есипенко, тот обращался к судье. Берберов, отвечал, что все помнит.

«Я помню это. Когда мы вашу личность устанавливали, помните я спросил, когда вас задержали — официально и неофициально. Вы посмотрели и сказали, что «меня задержали 10-го, а протокол задержания 11-го», — соглашался с Есипенко судья.

«Ваша честь, я хочу еще раз заметить, что данный свидетель говорит неправду, потому что меня после пыток повезли из города Бахчисарай в сторону поселка Правда. Тогда я не знал, как этот поселок называется, мне потом объяснили. Этого человека не было в микроавтобусе и с понятыми. И второе, я хочу сказать, что никаких прав мне никто не зачитывал, не предупреждал об ответственности и так далее. Единственное, что было — это угрозы, что если я сейчас не укажу так называемый схрон, то меня отвезут в подвал назад пытать. Этот оперативный сотрудник — я вообще не знаю кто.

И еще я хочу заявить, что 6 апреля на суде я заявил о пытках, но в течении полугода меня никто не допрашивал и не задавал вопросы. И только вчера пришел сотрудник из Следственного комитета Севастополя с опросом, при каких обстоятельствах меня пытали. То есть это преступление было полгода назад. Я считаю, что это большой срок и это неправильно» — выступил Есипенко.

Прокурорка возразила, что сейчас идет допрос свидетеля, но судья Есипенко останавливать не стал.

Допрос оперативника фактически переходит в допрос самого Есипенко. Он рассказывает, что Тропин не участвовал в пытках. Но на осмотре схрона Есипенко действовал и фотографировался под угрозами оперативников, которые его задерживали.

«Это были угрозы, когда мы ехали в поселок Правда. Мне сказали, что если я не покажу… — Есипенко рассказал, как по его версии все происходило на самом деле. — Мы приехали туда сначала в первый раз — там никого не было, был только автобус с оперативными сотрудниками. Мне выдали показания, и в этом дупле дерева я как бы нашел  гранату. Потом мы вернулись обратно и выехали на трассу. И вернулись второй раз уже с данным человеком (Тропиным — Ґ ). Они приехали, я так понял, в нескольких машинах, в микроавтобусе его не было. И перед этим мне объяснили, что если я сейчас не буду давать эти показания, то меня опять отвезут в подвал».

Тропина подсудимый видел только раз — у села Правда. После этого они не встречались и обратно, как утверждает Есипенко, ехали тоже в разных машинах.

14:55
05 октября
14:55
05 октября
Допрос понятого Алексея Лузанова. Журналистке «Ґрат», вопреки решению судьи, не позволяют фотографировать

Суд вызывает следующего свидетеля — охранника компании «Крым Чай» Алексея Лузанова. Он был понятым при осмотре схрона у села Правда. Во время следствия он подтвердил показания других свидетелей, которые утверждали, что Есипенко «указал место тайника в дупле дерева во время проведения ОРМ».

Первым его допрашивает прокурорка, он рассказывает.

Утром к нему подошел молодой сотрудник ФСБ, представился и предложил принять участие в качестве понятого в осмотре местности. Он сел в микроавтобус, в котором находился Есипенко, несколько правоохранителей и еще один понятой. По трассе в сторону Армянска они доехали до места. Там свидетелю были зачитаны права, а на подозреваемого надели наручники. Есипенко указал на дерево, у основания которого был обнаружен схрон. Затем был составлен протокол, все ознакомились с ним и подписали. Понятых вместе с подозреваемым отвезли обратно в Симферополь, попросили подождать, дали подписать фотографии и отпустили.

— Сколько времени длилось мероприятие? — спрашивает прокурорка.
— Я не засекал, но замерзнуть успел, — отвечает Лузанов.

Свидетель подтверждает, что на месте велась съемка — то ли на камеру, то ли на телефон.

Есипенко во время допроса внимательно слушает и держит в руках синюю папку с бумагами. Он готовится выступить, судя по его реакции на показания свидетеля, и заметно оживился, несмотря на уставший вид.

Допрос продолжает адвокат Тарас Омельченко.

Он выясняет, что перед выездом свидетелю не были разъяснены права, в автомобиле ему также не демонстрировали никаких документов. Свидетель утверждает, что на месте осмотра были только те, кто ехал с ним в машине. Факт видеосъемки он не запомнил. По возвращению в Симферополь Есипенко остался в машине.

— Что Есипенко пояснил по поводу дерева? — спрашивает адвокат Дмитрий Динзе.
— Вот то, что вы сказали.
— Что? Что там белка живет?
— Что там был пакет черный, который он извлек и положил в машину.

Свидетель не помнит, говорил ли Есипенко о человеке, который передал ему гранату и связан ли он со спецслужбами. 

Осмотр места, где, по версии следствия, находился схрон с взрывчаткой, которую забрал Владислав Есипенко. Скриншот из материалов дела

Суд пытается выяснить, почему Лузанов сказал, что ставил подпись под фотографиями:

— Вы русским языком владеете? — спрашивает судья.
— Владею.
— Что вы понимаете под словом «фотографические карты»?
— Не помню.
— На психиатрическом учете состоите?
— Нет.
— Не помните, что вы подразумеваете под фотографическими картами?
— То что проводилась фотосъемка, — немного подумав, отвечает свидетель.
— Но под фотографиями нет вашей подписи.
— Ну значит не помню. Помню, что стоял, ждал.
— У вас часто бывают провалы в памяти?
— Ну бывают, нет, не бывают, ну не помню я! 

В зале раздается смех.

В ответ на вопросы самого Есипенко свидетель утверждает, что увидел его уже в микроавтобусе возле ФСБ на бульваре Франко в Симферополе, а потом вместе с ним поехал на место осмотра. Есипенко обращается к суду с заявлением о том, что свидетель лжет. По его словам, понятого не было в автомобиле, Есипенко везли на осмотр схрона из Бахчисарая, где, по его словам, его пытали электричеством, выбивая признательные показания.

«Я считаю этот человек совершает такое же преступление, как понятой на предыдущем заседании и те, кто пытали меня в подвале». 

Прокурор, реагируя на очередное заявление Есипенко о пытках, спрашивает у Лузанова, видел ли он следы насилия на обвиняемом.

«Не помню. Я его не разглядывал», — отвечает понятой.

Суд отпускает свидетеля, но при этом на полном серьезе советует работать с памятью.

«Орехи ешьте», — иронизирует Берберов.

На следующем заседании планируется допрос свидетельницы Павленко и изучение письменных доказательств обвинения.

Тарас Омельченко рассказывает как нашел муляж гранаты на дороге и думал, что это провокация. К вопросу — могла ли граната поместиться в маленький бардачок автомобиля Есипенко, замечает адвокат.

Заседание завершилось.

Журналистка «Ґрат» пытается сфотографировать Владислава Есипенко — судья разрешил это сделать в течении 30 секунд в перерыве. Но ей не позволяет руководитель конвоя. 

—  Мне разрешил судья фотографии подсудимого и стороны защиты, удовлетворил ходатайство ранее, — пытается убедить его журналистка.
— Я не разрешаю. Вот покинет подсудимый «клетку», делайте тут все, что хотите!

 

15:17
05 октября
15:17
05 октября
«Он оказался человеком, который имеет плохую память» — адвокат Дмитрий Динзе о допросе понятого

Несмотря на дождливый день и то, что на заседание не пускают слушателей, к зданию суда поддержать Есипенко пришла активистка Ирина Копылова. Все заседание она ждала за закрытыми дверями. К суду подъехал автозак, который ожидает этапирования Есипенко и других подсудимых.

Владислав Есипенко. Фото: Александра Ефименко

Адвокаты Дмитрий Динзе и Тарас Омельченко, митрополит Климент выходят из здания суда. Динзе традиционно комментирует прошедшее заседание. Вспоминая допрос понятого Лузанова, он говорит, что тот не смог пояснить, как происходило мероприятие, кто на нем присутствовал и как изготавливалась фототаблица в материалах дела. Юрист отмечает, что к концу слушания свидетель заявил, что вообще ничего не может вспомнить.

Адвокат Дмитрий Динзе возле Симферопольского райсуда, 5 октября 2021 года. Фото: Ґрати

«Он оказался человеком, который имеет плохую память, — с серьезным видом говорит защитник. — Даже судья возмутился, пытаясь выяснить, нет ли у свидетеля травм и психиатрических заболеваний, после чего посоветовал ему тренировать память».

Оперативник Тропин, который руководил обследованием места схрона и квартиры Павленко, где жил Есипенко в Крыму, не смог точно объяснить, какие права разъяснялись подозреваемому. Также он сообщил о проведении видеосъемки, но по какой-то причине только для служебного пользования. Кроме того, оперативник отказался называть человека, который дал ему распоряжение проводить следственное действие.

Есипенко увозят, все расходятся.

Седьмое по счету заседание суд назначил на 12 октября на 14:00.

 

2 місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання
2

місяці. В середньому стільки українці очікують від подання позову до першого судового засідання

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов