«Я очень повзрослел». Как 16-летний сын главы Запорожской районной администрации пережил 90 дней в российском плену

Влад Буряк, сын главы Запорожской районной администрации Олега Буряка. Фото: из архива Олега Буряка
Влад Буряк, сын главы Запорожской районной администрации Олега Буряка. Фото: из архива Олега Буряка

7 июля российские военные освободили из плена Владислава Буряка 16-летнего сына главы Запорожской районной военной администрации Олега Буряка. Подросток провел в плену три месяца. Россияне задержали его 8 апреля, когда Влад пытался выехать из оккупированного Мелитополя в Запорожье. По его словам, почти все время его удерживали в одиночной камере, а из соседних помещений часто доносились звуки пыток.

Подросток рассказал «Ґратам», как ему дались эти три месяца. Осторожно, некоторые сцены могут вас шокировать.

 

Задержание

Когда Россия полномасштабно вторглась в Украину, глава Запорожской районной администрации Олег Буряк и его сын Владислав жили отдельно. Чиновник в разводе с его матерью и находился в Запорожье, а Влад с сестрой, мамой и дедом в Мелитополе.

Российские войска вошли город уже на второй день войны, и глава администрации предложил бывшей жене с детьми перебраться в Запорожье. После долгих уговоров экс-супруга с дочерью уехали за рубеж сейчас они в Швейцарии. А 16-летний Влад отказался бежать он хотел остаться с дедушкой, у которого была четвертая стадия рака.

«Влад занял принципиальную позицию: пока дедушка жив, я его не брошу. Восьмого апреля, в субботу в 5:45 дедушка умер. Владик простился с ним. И в восемь утра мы посадили его на частный автомобиль, в котором ехали [в Запорожье] две женщины и трое несовершеннолетних детей», вспоминает Олег Буряк в разговоре с «Ґратами».

По словам самого Влада, машина выехала в 9 утра и через два часа остановилась на последнем российском блокпосту в городе Васильевка напротив кафе «Чумацкий стан».

«Я сидел в телефоне что-то смотрел, что именно не помню. К нам подошел российский военный, начал задавать вопросы: «Ты меня снимаешь? Ты снимаешь наш блокпост, технику?». Я сказал: нет», рассказывает Влад.

Российский военный взял его телефон, просмотрел фотографии, переписки в мессенджерах и нашел в телеграме каналы украинских СМИ, которые ему не понравились.

«Сказал мне выйти из машины, показал мне эти группы, спросил, что это такое. Затем он наставил на меня автомат и сказал: может мне тебя сейчас расстрелять или разбить телефон?» пересказывает Влад.

Военные увели Влада в «Чумацкий стан», где проверили документы и устроили допрос. Примерно через три часа машину, в которой ехал подросток, пропустили дальше, и автомобиль поехал без него.

«Женщины говорили: мы без Влада не поедем. Им говорят: если не поедите, тогда и вас закроем, рассказывает Буряк-старший. Естественно, им надо было спасать своих детей. Они поехали. У меня к женщинам вообще никаких претензий нет».

Буряк-старший предполагает: во время проверки россияне поняли, что Влад сын крупного чиновника и может быть ценным заложником.

По словам самого Влада, после короткого допроса его посадили в военный грузовик и отвезли в здание васильевского отделения полиции, занятого россиянами.

«Чтобы не мешал, его физически убрали с пути». Как россияне в Запорожской области похищают украинских чиновников и создают оккупационные администрации

 

Плен

Россияне поместили Влада в камеру и вечером отвели на еще один допрос.

«Они начали мне задавать вопросы по типу: как я отношусь к войне, считаю ли я их фашистами, орками, оккупантами. Спрашивали, кто я, чем интересуюсь. Через 20-30 минут меня снова отвели в камеру. Сказали, что завтра вывезут на эвакуационных автобусах, но никто меня не вывез», рассказывает Влад.

По его словам, он сидел в одиночной камере размером 2 на 3 метра. Там стояла металлическая кровать со старыми подушкой и матрасом. В камере был туалет, но слив не работал.

Из-за стресса и страха первые четыре дня Влад отказывался от еды. Кормили в основном кашами и консервами.

На третий день к нему подселили жителя Васильевки Владислав отказался называть его имя и фамилию, сославшись на тайну следствия по этому эпизоду . По словам подростка, его задержали, поскольку он «выпивал с тремя друзьями, которые стреляли по россиянам, когда они заходили в город».

«Два часа его пытали. Он рассказал все в подробностях, как его пытали током. Снимали штаны, электрошокером били по половым органам. Впоследствии этот человек вскрыл себе вены крышкой от консервной банки в камере при мне», сказал Влад.

По его словам, мужчина не умер. В камеру сразу зашел конвоир, и раненого увезли в больницу. Буряк не знает, что с ним стало дальше.

После этого в камеру к Владу никого не подселяли, он оставался один. Вскоре он устал от одиночества и спросил у конвоиров, есть ли для него какая-то работа. Он стал помогать по кухне и убирать помещения. Подросток утверждает, что раз в несколько дней ему приходилось убирать «пыточную» помещение, где россияне допрашивали и пытали пленных.

«Там очень много было крови: тампоны с кровью, ваты с кровью. Мусор выносил, полы оттирал от пятен крови», вспоминает Влад.

По его словам, россияне «относились к нему нормально» и не применяли силу. Но Влад говорит, что все равно постоянно боялся, что и его будут бить.

«Очень было страшно, невероятно страшно. Потому что там пытали людей. Люди кричат, ты все это слышишь», рассказал Буряк.

Раз в 8-10 дней ему разрешали созвонится с родителями на несколько минут. Со временем Владу удалось раздобыть книги.

«Больше всего понравилось Владимир Дудинцев «Белые Одежды», Валентин Пикуль «Честь имею» тоже очень интересная книга. Василий Гройсман «Сталинград», «Преступление и наказание» Достоевского. За эти дни я прочитал тысяч пять страниц», с гордостью говорит Влад.

 

Освобождение

На следующий день после задержания Влада его отцу позвонил переговорщик с российской стороны Олег Буряк отказался называть его имя, ссылаясь на тайну следствия , чтобы обсудить условия освобождения. Чиновник не раскрывает подробности. Отмечает лишь, что переговоры по началу не дали результата, и тогда он решил заявить о похищении сына публично и созвал пресс-конференцию.

Параллельно он лично продолжал переговоры с россиянами, координируя свои действия с властями. Процесс дал результат в начале июля.

«С той стороны человек позвонил и сказал: готов отдать Влада. Договорились, что на следующий день. На следующий день я ему звоню, он говорит: мне еще надо с кем-то поговорить. Я ему один раз позвонил, второй. А он: я тебя сам наберу. День закончился, сам не набрал. Я пишу смску, он читает и не отвечает. Я три ночи не спал, трое суток в этом всем колотился», вспоминает Буряк-старший.

Вечером 6 июля ему позвонил сам Влад и сказал, что завтра его освободят. Так и случилось. По словам подростка, российские военные довезли его до блокпоста и посадили в автобус с гражданскими, который ехал с оккупированной территории в Запорожье. В селе Каменское его встретил отец.

«Поначалу трудно было показывать эмоции. За 90 дней мы с моим папой не выражали эмоции. Потому что выражение эмоций — это цена жизни. А когда прошли уже минута-две, наконец-то, пошли слезы радости», поделился впечатлениями Влад.

Его отец сказал «Ґратам», что в момент встречи почувствовал, как «частичка сердца вернулась обратно».

«То, что оторвалось от сердца вернулось назад. Пускай спаянное, пришитое, приклеенное. Эмоции были сложные. Потому что ты 90 дней себя контролировал, не давал возможности выхода чувств, чтобы не сорваться. Люди же в депрессии уходят, в другие крайности, а потом что? Я же ему нужен был сильный. Чтобы, когда он со мной разговаривал, ощущал поддержку и силу», сказал чиновник.

На каких именно условиях россияне освободили Владислава, его отец не раскрывает.

Глава Запорожской районной администрации Олег Буряк с детьми. Фото: из архива Олега Буряка

В этом году Влад закончил 10 класс, в следующем году он выпускается из школы. Чем будет заниматься, подросток пока не решил.

«Я очень сильно повзрослел, говорит Влад. Если до восьмого апреля я был самым обычным подростком, то после всей этой ситуации я очень сильно вырос. Очень сильно повлияло то, что постоянно слышал пытки, видел кровь, слышал крики людей. Это была очень сильная работа над собой самоконтроль, попытки сдерживать себя и не показывать эмоций».

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов