01 сентября 2020, 23:25

Высший совет правосудия отказался отстранить двух судей Окружного админсуда Киева, подозреваемых по делу о «пленках Вовка». Еще по троим — вернул ходатайства генпрокурорке

Высший совет правосудия (ВСП) рассмотрел пять ходатайств генпрокурорки Ирины Венедиктовой об отстранении судей Окружного админсуда Киева от правосудия на два месяца. Заседание длилось более двенадцати часов. В итоге, члены ВСП отказали прокуратуре в отстранении заместителя главы ОАСК Евгения Аблова и судьи Игоря Качура, а также вернули в Офис генпрокурора ходатайства в отношении Владимира Келеберды, Алексея Огурцова и Игоря Погрибниченко. Об этом сообщает корреспондентка «Ґрат» из зала ВСП.

По версии следствия, глава ОАСК Павел Вовк привлек этих судей с целью захвата государственной власти через установление контроля над Высшей квалификационной комиссией судей (ВККС), Высшим советом правосудия (ВСП) и создание искусственных препятствий в их работе. НАБУ считает, что подозреваемые принимали заказные решения в собственных интересах, а также в интересах политиков и представителей бизнеса.

Для этого глава ОАСК, по данным НАБУ, использовал схему по предоставлению искусственных, надуманных, административных исков от подставных общественных организаций или физических лиц к своему же суда с последующим «сверхбыстрым» их рассмотрением и с заранее определенным результатом».

Судья Владимир Келеберда, по данным следствия, принял два решения по обеспечительным искам, чем якобы содействовал преступной организации. Первое — по иску главы Госсудебной администрации Зеновия Холоднюка, которым он просил приостановить все действия по конкурсу на его замену, в котором победил Сергей Пушкарь. Келеберда удовлетворил этот иск. Второе — по иску бывшего члена Высшей квалификационной комиссии судей Станислав Щотка по поводу назначения Холоднюком вместо него в комиссию Сергея Остапця. Келеберда иск отклонил. Таким образом, по мнению прокуратуры, судья принимал участие в блокировке работы Высшей квалифкомиссии судей.

Во время заседания, в том числе рассматривая ходатайство в отношении Келеберды, члены ВСП ставили под сомнение процедуру вручения подозрения практически всем подозреваемым, поскольку 17 июля после обысков в суде правоохранители передали подозрения руководителю аппарата суда, но, как отмечали члены ВСП, он не является надлежащим человеком для передачи подозрений судьям. Председатель ВСП Андрей Овсиенко спросил прокуроров о том, почему они не передали подозрения заместителю главы суда Евгению Аблову. Прокурор Козачина в ответ сказал, что законодательство не предусматривает вручение подозрений другим подозреваемым человеку, который сам является подозреваемым в этом же уголовном производстве.

Из-за сомнений в соблюдении процедуры вручения подозрения ранее было возвращено в Офис генпрокурора ходатайство об отстранении председателя Окружного админсуда Киева Павла Вовка.

Прокурор Сергей Козачина отметил, что 17 июля после обысков в здании суда, пытался вручить подозрение Келеберде, но его не оказалось на рабочем месте. Он также отметил, что руководитель аппарата суда сообщил, что не знает, где находится судья. После этого правоохранители пришли по адресу жительства судьи, но никто не открыл дверь. Поэтому они решили оставить подозрение руководителю аппарата суда, а также направить его почтой. Позже, 18 августа, Келеберда получил подозрение лично после того, как пришел на допрос в Национальное антикоррупционное бюро.

Сам судья сказал, что 17 июля был на работе, только в другом здании суда. После того, как узнал об обысках, вернулся в здание на улице Болбочана, но не смог пройти внутрь из-за блокирования суда детективами НАБУ и ушел домой.

Судья Евгений Аблов, по версии следствия, уговорил адвоката Ростислава Кравца подать иск от одного из участников конкурса в Верховный суд и обжаловать законность полномочий членов Высшей квалифкомиссси судей. В результате удовлетворения иска была фактически заблокирована работа комиссии.

Адвокат Аблова Ольга Просянюк отметила на это, что в материалах ходатайства нет никаких доказательств того, что Аблов кого-то о чем-то просил. Она также отметила, что отстранение Аблова, как и других судей, повлияет на нагрузку судей, поскольку в судебной системе наблюдается нехватка кадров. Самого Аблова не былона заседании.

Игорь Качура фигурирует в материалах дела, поскольку удовлетворил иск Сергея Остапця, чтобы его включили в штат ВККС.

Адвокат Качура отметил, что был в кабинете судьи во время обыска, потому что тот был в отпуске. Однако председательствующий Андрей Овсиенко отметил, что в материалах ходатайства есть информация, что он был в отпуске только с 20 июля. Это несоответствие адвокат пояснить не смог.

Судья Алексей Огурцов, по словам прокурора, уговорил своего знакомого подать иск по поводу законности полномочий члена ВККС Татьяны Весельской. Сам судья назвал заявления прокуратуры необоснованными.

Судья Игорь Погрибниченко, по версии обвинения, принял решение по обеспечительному иску, которым запретил исполнять обязанности тогдашнему руководителю ВККС Сергею Козьякову.

Прокуроры ссылались на допросы потерпевших: Сергея Козьякова, его заместителя Станислава Щотки, члена ВККС Андрея Козлова, бывшего руководителя аппарата ВСП Сергея Пушкаря, свидетелей: членов ВККС Татьяны Весельской и Николая Мишына, а также экспертизы аудиозаписи, сделанной, по их данным, в кабинете Павла Вовка и другие материалы.

Ходатайствуя об отстранении судей ОАСК, прокуратура ссылалась на то, что подозреваемые могут влиять на следствие, свидетелей и потерпевших. Поэтому просили отстранить судей от осуществления правосудия на два месяца.

Прокурор Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП) Сергей Козачина в комментарии «Ґратам» подтвердил, что срок досудебного расследования заканчивается 17 сентября. САП уже подала ходатайство о продлении этого срока в Высший антикоррупционный суд. Он также сказал, что все подозреваемые отказались от дачи показаний.

Члены ВСП удалялись в совещательную комнату после рассмотрения каждого ходатайства. И в результате 14 членов приняли все решения.

ВСП также каждый раз голосовала за запрет видеотрансляции заседания, поддерживая позицию адвокатки судей Ольги Просянюк, которая считает, что это может повлиять на доверие к судебной системе, поскольку «практика показывает, что прокуроры зачитывают отрывки данных НСРД (негласных следственно-разысканных действий — Ґ ) и создают негативное впечатление [о судьях]».

Утром в зал заседаний пустили только двоих операторов телеканалов, остальных журналистов разместили в комнате ожиданий, ссылаясь на распоряжение руководства, а также карантинные меры. Около обеда после споров с пресс-службой в зал заседаний все же принесли несколько стульев и журналистам разрешили зайти.