«Ваши суждения очень важны». Защита Стерненко снова говорила в суде о политической подоплеке дела

Сергей Стерненко в Одесском апелляционном суде, 31 мая 2021 году. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Сергей Стерненко в Одесском апелляционном суде, 31 мая 2021 году. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Защита одесского общественника Сергея Стерненко продолжает представлять свои доказательства по делу об убийстве Ивана Кузнецова часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса и незаконном ношении оружия часть 1 статьи 263 УК . На прошедшем заседании адвокаты снова говорили о том, что генпрокурорка Ирина Венедиктова давила на следствие, превратив уголовное дело в политическое преследование. 

«Ґрати» рассказывают, как защита Стерненко пытаются доказать политическую подоплеку дела с помощью интервью и прокурорских писем.

 

24 мая 2018 года на руководившего местным отделением «Правого сектора» Сергея Стерненко возле его дома напали двое — Иван Кузнецов и Александр Исайкул. Стерненко утверждает, что ранил Кузнецова, защищаясь ножом от нападения. Обвинение — что Кузнецов стал убегать, но Стерненко догнал его через 100 метров и ударил ножом в сердце. На прошлом заседании свои доводы по делу начала предоставлять сторона защиты. Адвокаты показали суду несколько видео с президентом Владимиром Зеленским и генпрокуроркой Ириной Венедиктовой. По мнению защиты, их публичные высказывания доказывают, что дело Стерненко носит политический характер.  

 

Снова Ирина Венедиктова

Генпрокурорка Ирина Венедиктова, 17 ноября 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В начале заседания адвокат Андрей Писаренко попросил суд просмотреть еще одно видео с выступлением генпрокурорки Ирины Венедиктовой — на прошлом заседании посмотрели два, а третий диск не смогли открыть.

На третьем диске оказалось интервью Венедиктовой «Украинской правде». Одна из тем, на которую говорит генпрокурорка — увольнение ее заместителя Виктора Трепака.

«Вот сейчас я каждый день вижу новый вариант, почему он уволился. Неделю назад он уволился, потому что дело Екатерины Гандзюк. Сейчас он пишет — он уволился, потому что я что-то требовала от него по Стерненко. Затем он пишет, что «остановилась реформа прокуратуры, поэтому я ушел», — говорит Венедиктова. По ее словам, у Трепака вообще не было претензий к ней во время работы.

Защита попросила суд посмотреть ту часть интервью, где Венедиктову просят прокомментировать слова Трепака о том, что генпрокурорка требовала от него сообщить о подозрении Стерненко, не разобравшись в материалах дела. 

Венедиктова отвечает, что в деле Стерненко стоит «не вопрос подозрения, а вопрос квалификации статьи».

«Дело расследуется два года. Вы же понимаете, что оно рано или поздно завершится?» — говорит Венедиктова. 

Она отмечает, что подозрение Стерненко сообщат в любом случае. Это будет либо 115 статья Уголовного кодекса — умышленное убийство, либо 118-я — убийство при превышении границ необходимой самообороны, но какая именно — решат следователи и прокуроры, «а явно не генеральный прокурор». И отмечает, что сейчас они изучают экспертизу, которую недавно провели. 

«Я не могу ни от кого из прокуроров требовать ничего, если я вообще не в группе прокуроров по этому поводу. Все задачи, которые ставятся всем прокурорам и всем заместителям — объективно двигаться по делу, законно и не затягивать сроки. Все» — настаивает Венедиктова. 

Стерненко, комментируя видео, говорил, что Венедиктова не имела никакого права говорить о том, что ему будет сообщено о подозрении в любом случае. 

«Когда генеральный прокурор делает такие заявления на всю страну, мне кажется, это уже автоматически — давление на прокурора», — заявил он.

Судья Сергей Кичмаренко попытался его прервать: 

«Я вас не хочу перебивать, просто это уже оценки. Оценки немного позже будете давать, сейчас дайте доказательства», — призывал Кичмаренко, но Стерненко настоял на том, чтобы продолжить. 

«Это однозначно говорит о том, что высшие должностные лица были заинтересованы в том, чтобы преследовать меня в уголовном процессе, исключительно из политических, а не процессуальных мотивов», — заявил Стерненко. 

Кичмаренко опять напомнил, что хотел бы слышать больше о фактических материалах дела.

«Ваши суждения очень важны, но еще будет для этого время», — заверил судья, но настаивать не стал, сразу добавив, что это только «предложение для повышения эффективности работы». 

Прокурор Юрий Бачинский заявил, что вообще не понимает, для чего суд смотрит интервью разных должностных лиц. Он напомнил, что сейчас слушается дело об особо тяжком преступлении, а защита, по его мнению, с помощью таких видео пытается влиять на суд. Бачинский отметил, что прокурор мог написать жалобу или официально уведомить о давлении, если бы оно было. Тогда бы проводилась проверка. 

«Мы сейчас рассматриваем дело по обвинению лица в других преступлениях», — напомнил Бачинский. 

 

Руслан Рябошапка

Руслан Рябошапка. Фото: Офис президента

Еще одно видео, который показала защита Стерненко — интервью бывшего генпрокурора Руслана Рябошапки. 

«В этом деле были доказательства того, что к покушениям на Стерненко, потому что их было несколько, могли быть причастны работники правоохранительных органов», — заявляет он на видео. 

Рябошапка говорит, что в деле были результаты двух экспертиз, которые противоречили друг другу. Поэтому они решили провести третью, чтобы четко квалифицировать действия и Стерненко, и напавших на него Ивана Кузнецова и Александра Исайкула. Но сам Рябошапка считает, что дело следовало бы квалифицировать как превышение самообороны, учитывая при этом предыдущие нападения на активиста. 

В своей отставке, за которой последовала квалификация дела Стерненко в качестве умышленного убийства, Рябошапка винит «пророссийские, прокремлевские силы». 

«Дело Стерненко — это одна из частей возможного пророссийского реванша», — считает Рябошапка. 

Адвокат Николай Ореховский, комментируя слова бывшего генпрокурора, утверждал, что после смены руководства расследование начали проводить «предвзятые следователи и прокуроры». Прокурора Андрея Радионова, который не согласовал подозрение Стерненко в умышленном убийстве — просто отстранили, напоминает адвокат. 

Прокурор Бачинский снова повторил, что не понимает, какое отношение такие интервью имеют к делу. 

«Рябошапка сказал: по моему мнению, как юриста. Если мы будем прислушиваться к каждому юристу в стране, это будет очень долго», — говорил Бачинский. 

 

Андрей Радионов

Прокурор Андрей Радионов во время избрания меры пресечения Сергею Стерненко в Шевченковском райсуде Киева 15 июня 2020 года. Фото: «Пятый канал»

Защита представила суду письмо того самого отстраненного прокурора — Андрея Радионова. Он был старшим группы прокуроров, и когда следователь обратился к нему за согласованием проекта подозрения, отказал. 

Радионов пишет в письме, что документы, приложенные к подозрению, не базируются на доказательствах, носят предвзятый характер и не соответствуют законодательству. Прокурор отмечает, что ни экспертизы, ни протоколы следственных экспериментов, ни показания свидетелей не говорят о том, что Стерненко совершил именно умышленное убийство, и не опровергают его версию о самозащите. 

Радионов указывает на противоречия в экспертизах, на то, что во время прошлого нападения Нападение произошло 1 мая 2018 года, меньше чем за месяц до нападения Кузнецова и Исайкула. По словам Стерненко, Абзал Баймукашев стрелял ему в затылок, неподалеку от его дома. Дело сейчас слушают в Приморском райсуде Одессы Стерненко сам задержал нападавшего на него, что вызвал Кузнецову скорую и не пытался скрыться с места преступления. 

Прокурор пишет в письме, что и он, и следователь во время совещаний говорили о том, что в действиях Стерненко нет состава преступления. То, что следователь потом поменял свое мнение, по словам Родионова, говорит о том, что тот не принимает решения «самостоятельно». К тому же Стерненко вызвали в СБУ для вручения подозрения, еще до того как Радионов его согласовал. 

По поводу видео, где Венедиктова говорит о «подозрении Стерненко в любом случае», Радионов отмечает, что ее высказывания не только противоречат уголовно-процессуальному кодексу, но и могут говорить о предвзятости, необъективности, нарушении презумпции невиновности и вмешательстве в работу следователя и прокурора. Радионов обратился в Совет прокуроров Высший орган прокурорского самоуправления в период между всеукраинскими конференциями прокуроров  с уведомлением об угрозе независимости, но результатов рассмотрения этого обращения к тому моменту он не получил. 

«Фактически, тут криминал, если брать по этому заявлению», — прокомментировал судья Кичмаренко, выслушав письмо Радионова, и интересуясь была ли дана юридическая оценка тому, о чем он пишет. 

Стерненко заявил, что защита планирует вызвать Радионова на допрос в суд, и он сможет, в том числе, рассказать о том, чем закончилась история с его обращением в Совет. 

Судья спросил, не оспаривали ли адвокаты смену прокурора. Стерненко ответил, что не успели — через неделю после уведомления о подозрении уже составили обвинительный акт. 

Прокурор Бачинский напомнил в ответ, что, в соответствии с законодательством, прокурор принимает процессуальные решения постановлениями, а не письмом. Он назвал его «личным мнением, а не документом». 

 

Виктор Трепак

Виктор Трепак. Фото: страница Трепака в фейсбуке

Защита попросила суд посмотреть интервью бывшего замгенпрокурора Виктора Трепака с журналистом Дмитрием Гордоном. 

«В этом деле перед следствием стояла одна задача — выяснить, было ли превышение самообороны или нет», — говорит Трепак.

По словам Трепака, генпрокурорка сказала ему, что ждет подозрение, в первый же их разговор после ее назначения. Трепак сказал, что в деле есть две противоречивые экспертизы и назначили комиссионную.

«Только по ее завершению процессуальный руководитель, не я, не генпрокурор, а именно процессуальный руководитель, сможет принять решение», — пересказывает Трепак их разговор.

После этого, говорит Трепак, он провел совещание с руководителями подразделений, в результате которого они написали рапорт, где сказано, что в данный момент, и Трепак подчеркнул это, оснований для оглашения подозрения Стерненко нет. 

Адвокат Виталий Коломиец отметил, что после увольнения Трепака новых доказательств в деле не появилось, только новая экспертиза, которую адвокат назвал еще более противоречивой. 

Фактически, Трепак подтвердил давление на прокуроров, которые ранее представила защита, утверждал Коломиец. 

Прокурор Бачинский обратил внимание, что Трепак сказал — «по моему мнению» нет оснований для подозрения «на тот момент», то есть еще до результатов комиссионной экспертизы.

Судья Кичмаренко неожиданно спросил: 

«Скажите, пожалуйста, я вот слушаю-слушаю, а согласие было прокурора и следователя, которые продолжали работать по этому делу, на разглашение этой информации?». 

Адвокаты ответили, что спросят у Трепака. 

 

Арсен Аваков

Арсен Аваков. Фото: МВД Украины

Также Коломиец зачитал публикации с сайта МВД и Офиса генпрокурора об определении общих принципов работы. Там говорится о процессуальных действиях по ряду резонансных дел — в том числе, по делу Стерненко. Коломиец отметил, что ни генпрокурор, ни тогдашний глава МВД Арсен Аваков не имели никаких полномочий в деле, тем более, что дело тогда расследовала СБУ. 

В том числе, из-за этой публикации, утверждал Стерненко, он подал иск против Офиса генпрокурора. 

«Я вообще не понимаю, что мы рассматриваем. Какое оно отношение имеет к нашему делу. Я думаю, никто не понимает. Это не доказательство», — заявил прокурор Бачинский. 

На следующем заседании суд рассмотрит еще несколько документов, которые защита просила ранее предоставить прокуратуру — первый проект подозрения, постановление о смене группы прокуроров и технические выводы по ножам, импортируемым в страну. 

Стерненко сообщил суду, что им потребуется два-три заседания для того, чтобы представить все письменные доказательства — в ответ на медэкспертизы следствия и по его ножу. После этого защита намерена допросить 18 свидетелей. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов