В Крыму арестовали таксиста из Херсонской области. ФСБ обвиняет его в участии в крымскотатарском добровольческом батальоне, которого давно нет

Рустем Гугурик. Фото: «Крымская солидарность»
Рустем Гугурик. Фото: «Крымская солидарность»

Вечером 27 марта Рустем Гугурик выехал вместе с женой и 6-летней дочерью из села Новоалексеевка Херсонской области в Крым. В мирное время многодетный крымский татарин подрабатывал таксистом — возил людей до Чонгара и обратно. На этот раз, из-за российского вторжения, он попытался увезти семью к родственникам — в Бахчисарай, но так и не доехал. Машина подъехала к пропускному пункту, пассажиры отдали документы на паспортном контроле. После этого Гугрика задержали пограничники. Его обвинили в причастности к крымскотатарскому добровольческому отряду имени Номана Челебиджихана, который Россия признает незаконным вооруженным формированием. Херсонскому таксисту грозит от 8 до 15 лет. Гугурик ранее никогда не был судим.

«Ґрати» поговорили с адвокатом и супругой Гугрика и рассказывают, как в Крыму появилось новое уголовное дело об участии в добровольческом батальоне, которого уже давно нет.

 

58 часов ожидания

31 марта Виктория Гугурик приехала в Киевский районный суд в Симферополе, чтобы попытаться пройти на судебное заседание к мужу. Спустя трое суток после задержания сотрудники спецслужб передали материалы дела в суд. Она была вместе с мужем, когда его задержали.

«Мы приехали на пропускной пункт. Сначала нас задержали на двое суток, но мы там просидели 58 часов без еды. Мы были с маленьким ребенком — дочери всего 6 лет. Мы ничего не ели, только пили воду. Знакомые хотели передать нам еду, но им сказали, что ничего не нужно, что у нас все есть. Потом на глазах у ребенка просто забрали отца. Она расплакалась. Нам сказали, что его задерживают до выяснения обстоятельств. Когда я спросила, за что забирают моего супруга, мне ответили: «Значит, есть за что».

Супругу таксиста не допрашивали и даже предложили вернуться назад — в Новоалексеевку. Но она решила сопровождать мужа.

«Я сказала, что буду здесь, пока они не отпустят моего мужа. Супруг говорил, что его в пять разных кабинетов заводили. Ему там говорили, чтобы он все рассказал, но он не понимал о чем идет речь. С границы его посадили в микроавтобус и увезли, мне сказали, что везут на бульвар Франко Здание крымского управления ФСБ в Симферополе по адресу бульвар Франко, 13  в Симферополь. Ему 50 лет. Когда его доставляли, положили на пол, наступили ногой и таким образом его везли, завязали глаза. Муж говорил: «Я думал меня просто убьют». Поесть ему дали только на второй день. Ему постоянно говорили: «Рассказывай!». Он им постоянно отвечал, что ему нечего рассказать. Говорил: «Мне что, придумать?». Его обвиняют в участии в батальоне, о котором он ничего не знает», — говорит Виктория.

Батальон имени Номана Челебиджихана был создан из участников акции «Гражданская блокада Крыма», которые выступали за прекращение товарного сообщения с Крымом и в сентябре 2015 года блокировали пропускные пункты на админгранице. Тогда же в Херсонской области подорвали столбы линии электропередачи в Крым — российские правоохранители расценили это, как диверсию и обвинили, в том числе, участников батальона. Подразделение так и не было зарегистрировано, а Министерство обороны Украины отказалось присвоить ему официальный статус. Его основатель — бизнесмен Ленур Ислямов настаивает, что батальон никогда не был воинским подразделением, а после отказа в регистрации и вовсе превратился в общественное объединение «Аскер». Российские власти в Крыму неоднократно задерживали и судили местных жителей за участие в батальоне. Самого Ислямова заочно приговорили в Крыму к 18 годам заключения за создание отряда и подрыв линии электропередач.

Обвинение в Крыму запросило для Ленура Ислямова 19 лет заключения. Его обвиняют в диверсии, сепаратизме и создании незаконного вооруженного формирования

Рустема Гугурика по просьбе семьи защищает крымский адвокат Марлен Халиков. Он рассказал «Ґратам», что постановление о возбуждении уголовного дела следователь следственного отдела крымского управления ФСБ Александр Абрамов подписал утром 29 марта. В этот же день он направил его прокурору, а вечером, в присутствии государственного адвоката Александра Полянского оформил протокол задержания.

«Приехала его жена. Мы заключили соглашение. Несколько суток он провел со спецслужбами. С его слов, его никто не пытал. Каких-либо признаков насильственных действий я не увидел. Его сначала допросили с адвокатом по назначению Полянским в статусе подозреваемого. Потом его задержали по статье 91, 92 УПК РФ еще на двое суток. На вторые сутки адвокат заявил ходатайство о том, что везут документы медицинские и будет адвокат по соглашению. Потом я вступил в дело. Суть допроса сводилась к выяснению — является ли он членом батальона Номана Челебиджихана. На что он ответил, что таковым не является и вообще не знает, о чем речь. Да, он жил в Новоалексеевке, он таксовал и, возможно, с его слов, мог кого-то подвозить, если такси кто-то заказывал, на территорию, где вблизи был расположен батальон. Это парковка или рынок. Но каких-либо активных действий как участник он не предпринимал».

В протоколе задержания Гугурик написал, что подозрения он считает полностью необоснованными и с задержанием не согласен. Он добровольно отдал все документы на автомобиль и карту Приватбанка. На допросе он рассказал, что с 2015 года проживает в Херсонской области, в Новоалексеевке, и все это время работает таксистом. Присягу о вступлении в батальон он не давал, с Ленуром Ислямовым лично не знаком.

 

Суд и документы на украинском языке

Материалы дела Гугурика оказались в производстве судьи Оксаны Карчевской — она избирала ему меру пресечения. Кроме адвоката, следователя и прокурора в зал она больше никого не допустила. В Крыму до сих пор ссылаются на эпидемиологические меры, введенные во время пандемии коронавируса. Формально они позволяют судам переводить любое заседание в закрытый режим — без каких-либо юридических последствий.

По версии следствия, которую на заседании представил следователь ФСБ, крымский татарин не позднее ноября 2015 года, «находясь на территории Украины, вступил добровольно в незаконное вооруженное формирование, крымскотатарский добровольческий батальон Номана Челебиджихана, и принимал активное участие в его деятельности, направленной против интересов Российской Федерации».

ФСБ считает, что крымский татарин обеспечивал отряд продовольствием и вещами. При этом Гугурик до настоящего времени «не заявил о добровольном прекращении участия в этом формировании».

Судя по документам дела, представленным в суде, подозрение Гугурика базируется на показаниях двух свидетелей, которые утверждают, что тоже находились в батальоне и видели, как он привозил продукты и обмундирование. По мнению следствия, это доказывает участие Гугурика в в батальоне. Один из свидетелей добавил, что «Рустем Гугурик был идеологически убежден в правильности своих действий, поскольку с политикой Российского государства он не был согласен, законность вхождения Крыма в состав России, считал актом агрессии и оккупации».

«Он на стадии предварительного следствия дал четкие показания, где сообщил, что никакого отношения к батальону не имеет. Он действительно проживал на территории Новоалексеевке, он действительно таксист, он осуществлял перевозки различных людей, то есть у человека стимул был — взять клиента, довезти до места назначения, получить денежные средства и поехать к своей семье», — объяснял суду адвокат Халиков.

Следователь Абрамов утверждал, что, оказавшись на свободе, крымский татарин может оказать давление давление на свидетелей. Следователь настаивал на аресте Гугурика, утверждая, что он, не имея дома в Крыму, может скрыться.

Рустем Гугурик с женой Викторией. Фото: «Крымская солидарность»

«У него отсутствуют прочные социальные связи на территории Республики Крым, у него супруга является гражданкой Украины, дети — точно так же граждане Украины, его здесь в Крыму ничего не держит. Также он может попытаться установить личность закрытых свидетелей и воздействовать на них с целью изменить показания и с целью уклонения от уголовной ответственности, на основании этого прошу избрать меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, то есть до 29 мая 2022 года», — выступил следователь.

Прокурор его поддержал и лишь посетовал, что документы Гугурика, представленные защитой, на украинском языке .

«Большинство из них доставлены на украинском языке и, кроме того, имеют медицинский характер, не всегда представляется возможным дать какую-то оценку степени заболевания», — заявил прокурор.

В суде Гугурик все обвинения отрицал, а его защитник Марлен Халиков утверждал, что никакой связи его подзащитного с добровольческим крымскотатарским батальоном нет.

Адвокат просил, чтобы суд ограничился домашним арестом и даже предоставил адрес дома родственников, где Гугурик мог бы находиться до завершения следствия.

Родственники приобщили справки, что у Гугурика несколько заболеваний. Судья Корчевская исследовала их, но при избрании меры пресечения не приняла во внимание.

«Состояние здоровья, возраст и семейное положение не препятствуют содержанию его в условиях следственного изолятора. Суд полагает, что представлено достаточно данных для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу на срок предварительного следствия и оснований для избрания в отношении него менее строгой меры пресечения не имеется», — решил суд.

Рустема Гугурика отправили в изолятор на два месяца — до 29 мая 2022 года. На свободе у него осталось пятеро детей, все кроме младшей дочери уже совершеннолетние. В Крыму по схожим обвинениям уже арестованы как минимум семь человек.

«Состояние у него подавленное. Переживает очень за семью, он же их содержал. Будем бороться», — резюмировал адвокат Халиков.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов