Российский суд подтвердил приговор крымским татарам по делу «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир». А в Крыму в это время впервые массово задержали крымских татарок

Задержанные крымские татары в окне Центрального райотдела полиции, 1 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»
Задержанные крымские татары в окне Центрального райотдела полиции, 1 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Апелляционный военный суд в подмосковной Власихе подтвердил приговор троим крымским татарам, обвиняемым по делу «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир». Одновременно, в Крыму полиция задержала почти два десятка человек, пришедших поддержать соотечественников, в том числе впервые — семерых женщин. На них составили административные протоколы о нарушении карантина.

«Ґрати» рассказывают, что сегодня происходило в Крыму и российском суде.

 

Апелляция

«Ґрати» уже рассказывали о деле «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир» — заседание по апелляции переносили дважды.

3 ноября 2020 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил Рустема Эмирусеинова к 17 годам заключения в колонии строгого режима по обвинению в создании террористической ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир в Красногвардейском районе Крыма. Арсена Абхаирова суд приговори к 13 годам, а Эскендера Абдулганиева к 12 годам за участие в ячейке.

Обвиняемые по делу Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир во время приговора. Фото: «Ґрати»

Партия Хизб ут-Тахрир запрещена и признана террористической в России решением Верховного суда в 2003 году, но действует свободно в Украине и большинстве европейских стран. После аннексии российские власти массово преследуют крымских мусульман по обвинению в причастности к Хизб ут-Тахрир. Все они признаны российским правозащитным Центром «Мемориал» политзаключенными.

Крымчан из поселка Октябрьское Красногвардейского района сотрудники ФСБ задержали в феврале 2019 года, после обысков у них дома. По версии следствия, Эмирусеинов организовал ячейку Хизб ут-Тахрир, куда вошли также Абхаиров и Абдулганиев.

В качестве доказательств обвинение в суде представило несколько брошюр и книг издательства исламской партии, изъятые при обысках. Запрещенные в России материалы следствие обнаружило также в файлах, изъятых во время обыска компьютеров, планшетов и телефонов подсудимых. Их отношение к Хизб ут-Тахрир следствие доказывало с помощью лингво-религиоведческой экспертизы. Эти же эксперты проанализировали прослушки собраний мусульман, в которых участвовали подсудимые, и так же решили, что темы разговора и характер фраз позволяют причислить участников к адептам Хизб ут-Тахрир.

«Мама, ФСБ!». Бывший украинский участковый, секретные свидетели и прослушка — что мы узнали из первых заседаний «Красногвардейского дела Хизб ут-Тахрир»

Главный свидетель обвинения был засекречен под псевдонимом «Татаров». Он утверждал, что подсудимые вербовали новых последователей возле мечети после пятничной молитвы. А на встречах — «халакатах» — читали запрещенную в России литературу и обсуждали ее. «Татаров» рассказал в суде, что Рустем Эмирусеинов как глава ячейки, знакомил новичков с учением партии.

В суде обвинение представило три аудиозаписи, очевидно записанные засекреченным свидетелем. Судя по ним, на встречах были три человека. Самого свидетеля к уголовной ответственности привлекать не стали, поскольку «он быстро разочаровался в идеологии организации и не успел подписать никаких документов о вступлении», — утверждает следствие. Но никаких документов о вступлении в партию обвиняемых в деле тоже нет, да и учение организации их не предполагает.

Все обвиняемые отрицают причастность к террористической деятельности, Абдулганиев и Эмирусеинов утверждали в суде, что запрещённую литературу им подкинули во время обыска.

«Позиция защиты такова — ребята никаких терактов не планировали. Это подтверждают оба свидетеля, допрошенные на первых заседаниях. В этом деле нет ничего из того, что указывается, как признак террористической деятельности, в федеральном законе о борьбе с терроризмом. Следствие пытается доказать участие в запрещенной организации, но делает это безуспешно и снова использует скрытых свидетелей. А скрытым может оказаться кто угодно, их нельзя проверить», — комментировал «Ґратам» обвинение адвокат Абхаирова Эдем Семедляев.

После приговора защита крымчан подала апелляционные жалобы, где продолжала настаивать на их невиновности. Их рассмотрение назначили почти через год — 11 октября 2021 года, однако за одно заседание справиться не смогли. Заседание отложили после того, как выяснилось, что Абхаирову не вручили заранее текст дополнительной жалобы его адвокатки Лили Гемеджи на русском и крымскотатарском языках. Заседание назначили на 25 октября, но и тогда оно не состоялось — у Абдулганиева поднялась температура, и рассмотрение апелляций перенесли на 1 ноября.

Адвокаты крымчан участвовали в апелляции по видеосвязи из Крымского гарнизонного суда в Симферополе. 

Защита в апелляционной жалобе настаивала, что фоноскопическую экспертизу, которая доказывала, что голоса на прослушке встреч мусульман — это голоса обвиняемых, нельзя принимать в расчет из-за того, что она была проведена учреждением, которое подчиняется ФСБ, то есть органу следствия.

Кроме того, адвокатка Лиля Гемеджи, ссылаясь на рекомендации Европейского суда по правам человека, говорила об отсутствии необходимости засекречивать свидетелей обвинения, как это было сделано во время процесса. 

В дополнение к жалобе защита заявила отвод всей судейской коллегии, утверждая, что она относится к подсудимым с предубеждением. В том числе, из-за того, что судьи апелляции не дали им время на ознакомление с протоколами процесса, как они просили.

В итоге суд оставил приговор крымчанам без изменений.

«Никто не рассчитывал на справедливое решение. Но тем не менее, защита изложила все свои доводы, почему приговор Южного окружного военного суда нужно отменить. В последнем слове и фигуранты дела говорили о том, что не ждут справедливости от суда. О том, что репрессиям против народа, которые берут свое начало еще задолго до них со времен Екатерины II, не будет сегодня положен конец. Сегодня лишь очередной виток этих репрессий, а они рассчитывают только на суд Всевышнего», — рассказала «Ґратам» адвокатка Лиля Гемеджи.

 

Задержания в Крыму

К 10 утра у здания Крымского гарнизонного суда собралось несколько десятков крымских татар — в том числе родственники обвиняемых и активисты объединения «Крымская солидарность» — чтобы поддержать соотечественников. Так происходит всегда, когда идут важные судебные заседания — аресты, приговоры и апелляции. Так же крымские татары собирались 11 и 25 октября. Тогда десятки из них были задержаны. На некоторых составили протоколы об организации и участии в несогласованном массовом мероприятии, но на большинство — о нарушении карантинных норм.

Родственники, активисты и слушатели ждут начала судебного заседания у здания Крымского гарнизонного суда, 1 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Ровно то же самое произошло сегодня. К 10 утра ОМОН полиции стал задерживать собравшихся. Крымские татары стояли в медицинских масках метрах в двух-трех друг от друга и по обочине тротуара, чтобы их нельзя было обвинить в препятствовании прохода. Тем не менее, сначала полицейский прошел мимо них, проговаривая в громкоговоритель о запрете на собрания, а потом дал отмашку бойцам ОМОН.

«Все, работаем» — сказал полицейский.

ОМОН стал уводить собравшихся по одному в пустой автобус, стоявший неподалеку. Всего задержали 19 человек, в том числе — 7 женщин, что было впервые с момента аннексии. Среди прочих задержали журналиста «Крымской солидарности» и издания «Грани» Куламета Ибраимова, который говорил, что он корреспондент и ведет стрим в фейсбуке в момент задержания.

«Там разберутся», — ответили ему и завели в автобус. Там он продолжал стрим еще минут десять, расспрашивая задержанных и объясняя происходящее.

Задержанных крымских татар везут в Центральный райотдел полиции, 1 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Задержанных увезли в Центральный отдел полиции и завели внутрь. К ним попытался пройти адвокат Назим Шейхмамбетов, но его долго не пускали.

Среди задержанных оказался координатор «Крымской солидарности» Дилявер Меметов. Его дважды задерживали и в октябре. Уже в отделе полиции выяснилось, что задержана Суваде Бекирова с диабетом. К двум часам дня ей нужно было делать инъекцию инсулина, но ее не выпускали. Шейхмамбетов принес в полицию ее медицинские документы, и лишь через час ее отпустили, не составив никаких протоколов.

После нее стали выпускать женщин. На них составили протоколы о нарушении карантина статья 20.6.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ . Последней в полиции оставалась несовершеннолетняя девушка. На нее тоже составили админпротокол, но сказали, что рассматривать его будет не суд, а комиссия по делам несовершеннолетних.

После этого до вечера с протоколами отпускали мужчин. Все это время крымские татары ждали соотечественников у отдела полиции. К обеду привезли пиццу и горячий чай. Когда уже стемнело из отдела вышли полицейские с бойцами ОМОН и цепью стали идти на людей, заставляя их отходить все дальше от здания. На вопросы, почему людям нельзя здесь находиться, полицейский сначала ответил в громкоговоритель, что собравшиеся мешают проходу граждан. Уже стемнело, прохожих, кроме одинокого сотрудника Центра по противодействию экстремизму не было. Когда на это указали крымские татары, полицейские стали говорить, что улица оцеплена, потому что проводятся следственные действия. Все отошли на соседнюю улицу и остались там ждать.

Полиция и ОМОН перед там, как оцепить улицу с райотделом полиции, 1 ноября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Через полчаса отпустили всех мужчин. Всего полицейские составили 17 админпротоколов, которые в ближайшие дни будет рассматривать Центральный райсуд Симферополя.

 

Реакция Киева

Прокуратура Крыма в Киеве сообщила вечером, что открыла уголовное производство по фактам незаконного лишения свободы часть 2 статьи 146 Уголовного кодекса крымских татар сегодня.

«За последние два месяца это уже пятый случай безосновательных массовых задержаний крымских татар в оккупированном Крыму. Сначала «силовики» запрещали посещать судебные заседания по так называемым «делам Хизб ут-Тахрир», а теперь даже приближаться к стенам суда. К тому же постоянное давление оказывается и на адвокатов, представляющих интересы лиц по этим делам», — говорится в сообщении прокуратуры.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов