«Там поговорим». В Крыму вновь задержали десятки крымских татар, пришедших поддержать подсудимых соотечественников, а потом и их адвоката

Бойцы ОМОН и полицейские, задержавшие крымских татар. Фото: «Крымская солидарность»
Бойцы ОМОН и полицейские, задержавшие крымских татар. Фото: «Крымская солидарность»

В Крыму полицейские вновь задержали несколько десятков крымских татар, пришедших к суду поддержать своих соотечественников — подсудимых по делу «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир». Среди задержанных — координатор и трое корреспондентов «Крымской солидарности».

«Ґрати» следят за ситуацией и рассказывают, что происходит на полуострове. Заметка обновляется.

 

Апелляция снова не состоялась

Сегодня в Апелляционном военном суде в подмосковной Власихе должно было состояться заседание по делу Рустема Эмирусеинова, Арсена Абхаирова и Эскендера Абдулганиева, осужденных в ноябре прошлого года по делу «Красногвардейской группы Хизб ут-Тахрир». Обвинение настаивало, что Эмирусеинов организовал в поселке Октябрьское Красногвардейского района Крыма ячейку исламской партии Хизб ут-Тахрир, куда вошли Абхаирова и Абдулганиев. Партия запрещена и признана террористической в России решением Верховного суда РФ в 2003 году, но свободно действует в Украине и большинстве европейских стран. Массовые преследования крымских мусульман по обвинению в принадлежности к Хизб ут-Тахрир начались в 2015 году.

В качестве доказательств обвинение представило в суде прослушки разговоров крымчан во время встреч и книги издательства исламской партии, якобы найденные при обысках. Кроме того, под псевдонимом «Татаров» в суде выступил засекреченный свидетель, который утверждал, что подсудимые вербовали у мечети после пятничного намаза новых последователей.

«Мама, ФСБ!». Бывший украинский участковый, секретные свидетели и прослушка — что мы узнали из первых заседаний «Красногвардейского дела Хизб ут-Тахрир»

Все обвиняемые отрицают причастность к террористической деятельности, Абдулганиев и Эмирусеинов утверждали в суде, что запрещенную литературу им подбросили во время обыска.

«Позиция защиты такова — ребята никаких терактов не планировали. Это подтверждают оба свидетеля, допрошенные на первых заседаниях. В этом деле нет ничего из того, что указывается, как признак террористической деятельности, в федеральном законе о борьбе с терроризмом», — комментировал «Ґратам» обвинение адвокат Абхаирова Эдем Семедляев.

После приговора защита крымчан подала апелляционные жалобы. Рассмотрение назначили почти через год — 11 октября 2021 года, однако за одно заседание справиться не смогли. Заседание отложили после того, как выяснилось, что Абхаирову не вручили заранее текст дополнительной жалобы его адвокатки Лили Гемеджи на русском и крымскотатарском языках. Заседание назначили на 25 октября. Но и в этот раз оно не состоялось — у Абдулганиева поднялась температура, и рассмотрение апелляций перенесли на 1 ноября.

 

Задержания

На заседание 11 октября у здания Крымского гарнизонного суда в Симферополе, откуда должны были участвовать адвокаты, собралось несколько сотен крымских татар — родственников и активистов объединения «Крымская солидарность». Некоторые из них попросили допустить их на заседание в качестве слушателей и ожидали разрешения суда.

Около 11:30 утра полицейские стали задерживать собравшихся — их по-одному проводили в пустые рейсовые автобусы, накануне припаркованные у суда. Некоторым, в том числе тем, кто предъявлял паспорта, они говорили, что задерживают для установления личности в райотделе. Другим объясняли, что собравшиеся нарушают административную статью 20.6.1 — «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». В Кодексе об административных правонарушениях РФ она была введена в апреле 2020 года с началом карантинных мер из-за эпидемии COVID-19.

Крымскотатарский конвейер. Полиция в Крыму задержала 15 крымских татар, пришедших к суду поддержать соотечественников, а потом еще пятерых, которые пришли поддержать задержанных

Всего тогда задержали 15 человек, которых увезли в Центральный райотдел на улице Футболистов. Там тоже стали собираться крымские татары. Вечером полицейские начали задерживать людей и там — в итоге задержанных стало 20 человек. Среди них был координатор «Крымской солидарности» Дилявер Меметов. Его и активиста Решата Параламова в эту ночь не отпустили, а отвезли в изолятор. На них составили админпротоколы об организации массового пребывания граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка часть 1 статьи 20.2.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ , которые суд рассмотрел на следующий день. Меметова оштрафовали на 20 тысяч рублей, а Параламова на 10 тысяч.

Всех остальных задержанных полицейские к ночи отпустили. На пятерых составили те же протоколы о нарушении общественного порядка при скоплении граждан. Позже их оштрафовали на суммы от 5 до 20 тысяч рублей, а на остальных — о нарушении карантинных норм часть 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ . Их протоколы суд еще не рассматривал.

Сегодня у Крымского гарнизонного суда вновь собрались крымские татары поддержать соотечественников. Среди них были родственники подсудимых, активисты и журналисты «Крымской солидарности» Зидан Аджикедямов и Руслан Параламов, а также координатор организации Дилявер Меметов.

Полицейский и крымские татары перед задержанием у здания Крымского гарнизонного суда. Фото: «Крымская солидарность»

Уже после задержания при опросе его в отделе полиции он рассказал, что примерно в 10:15 он приехал в Симферополь к суду, подал ходатайство о присутствии на заседании в качестве слушателя и вместе с другими ждал снаружи. Все были в масках и старались стоять на расстоянии нескольких метров друг от друга. В сам суд крымчан не пустили сотрудники охранной фирмы «Заслон ЮГ». Суд находится в здании Таврического университета, поэтому охрану осуществляют частники, а не полиция.

В 11:15 во двор перед зданием вышел полицейский и сказал, что собравшиеся нарушают постановление главы Крыма о карантине и им необходимо разойтись. Он не закончил речь, когда с десяток бойцов ОМОН, стоявших неподалеку у автобуса, бросились в толпу и стали задерживать всех подряд. Вместе с ними в гражданском были сотрудники Центра по противодействию экстремизму и оперативники ФСБ, которые раздавали указания, кого забирать. Сначала задержали и нескольких женщин, но позже вывели из автобуса.

Задержанный журналист «Крымской солидарности» и издания «Грани» Зидан Аджикелямов — он в жилете с надписью «пресса», удостоверением и редзаданием. Фото: «Крымская солидарность»

Всего задержали 21 человека, в том числе Дилявера Меметова и обоих корреспондентов «Крымской солидарности».

«Я им говорил, что я журналист и у меня есть разрешение. Мне ответили: «Там поговорим», и сразу скрутили руки, крича «Не сопротивляйся!». Я сообщил им, что их действия незаконны, но им было плевать», — рассказал потом Зидан Аджикелямов.

В автобусе крымчане спрашивали о причине задержаний, но им никто не ответил. Бойцы ОМОН ругались и угрожали.

Всех доставили в Центральный райотдел полиции, где стали составлять админпротоколы.

В этом время суд начал заседание, прервавшееся вскоре из-за болезни Эскендера Абдулганиева. Суд успел рассмотреть ходатайства о присутствии слушателей и разрешил запустить пятерых, но тех, кто подал ходатайства к тому времени уже задержали и увезли в райотдел полицейские.

 

Протокол на адвоката

К задержанным в отдел полиции приехали несколько адвокатов. Сначала их вовсе не хотели пускать, потом все же адвокат Эдем Семедляев зашел и начал общаться с крымчанами. Одного из задержанных попытались при этом увести, адвокат возразил и пригрозил, что запишет все происходящее на диктофон телефона. Оперативник Центра по противодействию экстремизму (Центр Э) Руслан Шамбазов, который, судя по участию в задержаниях и последующих опросах, руководил всей операцией, потребовал перестать снимать и выключить диктофон, а когда адвокат отказался и пытался доказать, что ничего еще не снимает, составил на адвоката админ протокол о неподчинении требованиям полицейского статья 19.3 КоАП РФ .

Сотрудники Центра Э Руслан Шамбазов (слева) и Юрий Цимбал. 2019 год. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Когда Семедляев и его коллега Назим Шейхмамбетов возразили вновь, полицейский потребовал от них раздеться для проведения личного осмотра — рассказал «Ґратам» Шейхмамбетов. Семедляев, сославшись на нормы ислама отказался, и Шамбазов выписал на него новый протокол о неподчинении.

Адвоката Эдема Семедляева увозят в изолятор из райотдела полиции. Фото: Эскендер Гъани, Ґрати

Поздно вечером задержанных, в том числе адвоката Эдема Семедляева, стали развозить после составления админпротоколов и объяснений по разным изоляторам Крыма — в Симферополе для всех не нашлось места. Стало понятно, что их оставляют на ночь до суда. Зидана Аджикелямова и Дилявера Меметова отвезли в ИВС Евпатории, а Семедляева — в Судак. Еще по несколько человек — в Джанкой, Красногвардейское, Бахчисарай и другие города.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов