«Нас всех хотели завалить». Что говорят в суде свидетели массовой драки в Ольшанах и родственники убитого лидера ромской общины

Вдова погибшего Людмила Каспицкая в Ольшанах, 16 мая 2017 года. Фото: Павел Пахоменко, MediaPort
Вдова погибшего Людмила Каспицкая в Ольшанах, 16 мая 2017 года. Фото: Павел Пахоменко, MediaPort

16 мая 2017 года в поселке Ольшаны Харьковской области произошла массовая драка. С одной стороны в ней участвовал поселковый голова Андрей Литвинов, его отец — бывший поселковый голова и депутат облсовета Алексей Литвинов, друг их семьи и местный бизнесмен Евгений Криворучко и вооруженные люди в масках. С другой стороны — семья Каспицких и их родственники из ромской общины Ольшан.

Алексей Литвинов спорил с главой ромской общины Николаем Каспицким — за два дня до этого поссорились их сыновья. Спор Литвинова и Каспицкого заканчился массовой дракой и стрельбой. Николая Каспицкого ранили в грудь и позже он умер в больнице. В остальных ромов стреляли резиновыми пулями. 

В 2018 году дело Литвиновых о массовых беспорядках и умышленном убийстве передали в Харьковский районный суд Харьковской области. А дело Евгения Криворучко выделили в отдельное производство, которое в феврале этого года уже в четвертый раз закрыла прокуратура. Вооруженных людей в масках следствие не установило.

Летом прошлого года суд выслушал потерпевших. Они рассказали, что Алексей Литвинов позвал ромов на встречу, угрожая выселением из Ольшан, и он же инициировал стрельбу — кивнул «своим» вооруженным людям, после чего они открыли огонь. 

В сентябре и декабре суд допросил несколько свидетелей обвинения — всего их больше 30. 3 марта суд возобновил их допрос.

«Ґрати» вместе с судом выслушали свидетелей и рассказывают, что они говорили о происшествии в Ольшанах. 

 

«Собирай всех своих цыган»

Алексей Литвинов позвал ромов на встречу под угрозой выселения из Ольшан — Галина Юрченко, местная жительница и родственница погибшего.

Галина Юрченко во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

16 мая Галина Юрченко планировала поехать к дочери в Харьков. Когда она ждала маршрутку на остановке возле центра Ольшан, к ней подошел сын Ян. Он сказал, что ему позвонил Николай Каспицкий и позвал с собой в центр, потому что этого потребовал Алексей Литвинов.

«Сказал: «Собирай всех своих цыган, чтобы все были в центре». А то я, говорит, из окон их повытягиваю всех», — свидетельствовала Галина Юрченко.

Женщина испугалась.

«Я говорю: «Сын, хоть не будет там скандала какого? Он говорит: «Ма, какой скандал? Все будет нормально», — вспоминала Юрченко.

«Он кивнул — и началась стрельба». Поселкового голову и депутата Харьковского облсовета судят за убийство главы ромской общины

Ее сын пошел к поселковому совету, а она осталась на остановке. Через десять минут женщина услышала выстрелы. Потом увидела, как ее родственники бегут через дорогу, на противоположную от поселкового совета сторону.

«Я с сумками бегу туда. Потому что хлопцы там. Кто через трассу бежит, а кто еще там. Я очень перепугалась за сына. Там и мои братья родные были. Я плачу, кричу: «Ян!». Истерика. Его шапка лежит на земле, а его не видно. Мой брат в крови. Хлопцы тоже все в крови. Я кричу. Я чуть не упала — у меня с сердцем плохо. Тогда гляжу — а он за ларьком спрятался. Все растерянные. Коля Каспицкий падает. Но я больше за сына перепугалась. Как там с Каспицким получилось, я не знаю. Он лежал. Я не поняла, мертвый ли он», — рассказывала Галина Юрченко.

На месте перестрелки она увидела Литвиновых и «их людей», которых она не знала. 

Раненого Николая Каспицкого отвезли в больницу. Остальные — кто на машинах, кто пешком — отправились следом. Галина вместе с ними. Там уже женщина услышала, что Николай мертв. 

 

«Если я пришел, а в меня начали стрелять — кто это, значит, виноват?»

Алексей Литвинов был инициатором массовой драки и стрельбы — Богдан Череповский, житель Ольшан и крестник погибшего Николая Каспицкого.

Богдан Череповский во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

Утром 16 мая Богдан Череповский был дома. К нему заехал Николай Каспицкий — он как раз возвращался со встречи с Алексеем Литвиновым, отцом поселкового головы.

«Коля говорит: «Вызывает нас Литвинов, всех цыган. Если мы не приедем — значит будет по хатам ездить, будет вытягивать». Угрожал», — рассказывал Богдан Череповский в суде.

На встрече у поселкового совета планировали разрешить конфликт сыновей Литвинова и Каспицкого — накануне «Андрюха с Русиком поскандалил». По словам Руслана, 14 мая в центре Ольшан он встретил Андрея Литвинова, который стал оскорблять местных ромов и ударил его в нос. Руслан ответил ему, ударив по лицу. Литвинов и его кум стали преследовать Руслана.

Выслушав Николая Каспицкого, Богдан Череповский поехал с ним к нему домой, где уже собрались остальные родственники и друзья семьи — около десяти человек. Все вместе они отправились к поселковому совету. Там их ожидали около 30 человек, часть из которых Богдан Череповский не знал. 

Николай Каспицкий подошел к Алексею Литвинову. Череповский стоял в нескольких метрах от них и не слышал, о чем они говорили.

Разговор продолжался не дольше пяти минут, после чего началась стрельба. Кто выстрелил первым — Богдан Череповский не видел.

«Слушайте, если бы в вас стреляли, вы бы видели? Я тикал, я убегал оттуда! Там вот так было: в нас стреляют, а мы бежим. Колю сразу убрали. А нас — кому в голову с травмата попали, кому куда», — Богдан Череповский возмущался уточняющим вопросам прокурора.

Он видел оружие в руках «чужих ребят» и Евгения Криворучко. Оба Литвиновы были без оружия. Тем не менее, Алексей Литвинов был инициатором массовой драки и стрельбы, уверен Богдан Череповский.

«Он же вызвал нас всех. Если я пришел, а в меня начали стрелять — кто это, значит, виноват? — рассуждал Богдан. — Как без команды нанятые люди будут стрелять? Конечно, была команда. Кто точно дал команду, я не видел. Люди стояли наготове. Нас всех хотели завалить там». 

Как выстрелили в Николая Каспицкого, Богдан Череповский не видел.

«Я обернулся — он уже падал. Я вам еще раз говорю, вы поймите, стреляют в упор — я за ГАЗель забегаю, там рядом машина стояла. Я только увидел — думал, его битой ударили и он вырубился. А оказывается, что его убили…».

Когда раненый Николай Каспицкий упал, Алексей Литвинов, который инициировал встречу, повез его в больницу на своей машине. Тем временем, стрельба продолжалась, хотя у Богдана Череповского и его родственников оружия не было.

«Чем стрелять, палкой? Вы видите, у меня эмоции? Я не могу… Как можно вести себя, когда в тебя стреляют, когда убили человека на глазах? Ну какие действия? Мы пытались отбиваться», — объяснял Богдан Череповский. 

 

«Разобрались как будто мирно»

Массовую драку и стрельбу спровоцировал Евгений Криворучко — Николай Череповский, житель поселка Двуречный Кут и родственник погибшего. При этом он сказал, что на встречу ромов позвал не Алексей Литвинов, а он сам.

Родственники погибшего Николая Каспицкого во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

Утром 16 мая, около 11:00, Николай Череповский ехал в больницу через центр Ольшан. 

«Вижу, в центре стоит мой племянник и еще человек 15 наших хлопцев, — рассказывал Николай Череповский. — Я остановился возле них, подхожу, поздоровался с Алексеем Ивановичем [Литвиновым]. Говорю: «Что такое?». Он: «Мы знаем друг друга больше 40 лет, уважаем друг друга, а сейчас молодежь делает беспредел». «Что такое?» — говорю. Он: «Та ваш мальчик побил мужика какого-то».

Услышав это, Николай Череповский предложил Алексею Литвинову позвонить отцу «мальчика» и разобраться. «Если виноват, накажем по-цыгански», — обещал Николай Череповский.

Он сам позвонил Николаю Каспицкому и сказал ему приехать. Вскоре тот приехал к поссовету вместе с остальными родственниками и друзьями семьи.

«Стали рассказывать, кто виноват, кто прав. Алексей Иванович спросил своего сына, как так случилось. Тот — своего. Получается, что тот мужик (кум Андрея Литвинова — Ґ) пьяный ударил Русланчика, а потом Русланчик его ударил. Ну, разобрались как будто мирно, как будто хорошо, успокоились. Уже хотели разойтись домой», — вспоминал Николай Череповский.

Андрей и Алексей Литвиновы во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

Затем подошел местный бизнесмен Евгений Криворучко, сказал, что один ром из Ольшан — Владимир Ярмак, ударил официантку в его ресторане и побил посуду. Началась перепалка. 

«Выскочили хлопцы, человек пять или шесть, в масках — и началась стрельба», — рассказывал Николай Череповский. 

Вместе с племянником он спрятался за ГАЗель. Оружия не видел ни у кого из пришедших к поссовету, но уверен, что стреляли люди в масках. 

«Когда уже выглянул — кровь бежала с головы у Каспицкого», — вспоминал Череповский.

Раненого Николая Каспицкого погрузили в машину и отвезли в больницу. Череповский поехал с племянником домой, а затем в больницу, где ему сообщили, что Николай скончался. 

 

«Мы бежим туда, слышим — выстрелы»

Огонь открыли вооруженные люди в масках — Лиана Ковяченко, жительница Ольшан и кума погибшего.

Лиана Ковяченко во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

16 мая Лиана Ковяченко планировала поехать в Харьков продлить вид на жительство в Украине. Ее муж Евгений Солодовник вызвался подвезти ее. Супруги вышли из дома и по дороге к машине встретили Николая Каспицкого. Он был взволнован.

«Коля говорит: «Нам срочно надо в сельсовет. Всем. Потому что [Алексей Литвинов] сказал, что, если мы все не приедем, пойдут по хатам и будут… Я не знаю, что будут делать. Вытягивать или что», — рассказывала Лиана Ковяченко. 

Ее муж поехал с Каспицким к нему домой, а оттуда вместе с другими родственниками —  к поссовету. Тем временем Лиана Ковяченко пошла к жене Николая Людмиле, и уже вместе они отправились к поссовету.

«Мы бежим туда, слышим — выстрелы. Караул! Люди с магазинов, полно было людей на трассе, на все это смотрели. Я подбежала, вижу — Коля лежит. И мужа моего подстрелили. Там такое было… Рассказываю — и у меня все внутри телепает. Я страх пережила — мужа моего подстрелили! Хорошо, хоть он живой, слава Господу Богу!», — вспоминала Лиана Ковяченко.

Она уверена, что стреляли люди в масках. Оружия в руках Литвиновых женщина не видела.

«Там был страх. Я не смотрела, у кого какие пистолеты. Я мужа спасала», — говорила Лиана Ковяченко. 

Пока продолжалась перестрелка, она подняла мужа, чтобы отвести его в больницу. Но кто-то — она не помнит, кто именно, подвез их. Когда Евгения доставили в больницу — там уже были другие раненые ромы.

 

«Я думал, нормально разберемся и все»

Алексей Литвинов оглядывался на вооруженных людей в масках, прежде чем они открыли огонь — Александр Солодовник, житель поселка Пивденне и родственник погибшего.

Участники процесса во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области 3 марта 2021 года. Фото: Ганна Соколова, «Ґрати»

Утром 16 мая Александр Солодовник был в гостях у Александра Каспицкого. Каспицкому позвонил его брат Николай и сказал, что Литвиновы зовут ромов «на разговор» к поссовету. 

«Старший Литвинов сказал ему, что, если ромы не придут, он их выселит», — свидетельствовал Александр Солодовник.

Оба Александра отправились к Николаю. По дороге они проезжали поссовет и видели, что там уже собралось много людей. Забрав Николая, они вернулись к поссовету.

Солодовник увидел толпу местных жителей и около десяти неизвестных — «молодые, спортивные, все, кроме одного, с бородой, как кавказской внешности». Они располагались по разным сторонам площади.

«Литвинов и Коля говорили на высоких тонах. Я подошел и сказал: «Перестаньте, давайте миритесь», — вспоминал Александр Солодовник.

Он слышал, как Литвинов и Каспицкий говорили о конфликте своих сыновей. 

«Потом подошел Криворучко, сказал Вове Ярмаку, что он девочку ударил в ресторане, посуду бил. Ярмак говорит: «Это моя невеста, она заслужила, она меня нехорошими словами называла». А те, что чужие, говорят: «А, ты девочек бьешь». И с ноги его, ударил цыганчонка. Тот не упал, правда. И тут сразу пистолет и начали стрелять. Я потерялся. Я думал, нормально разберемся и все», — рассказывал Александр Солодовник.

Затем он увидел незнакомого «пацана с железякой», возмутился и хотел ударить его. Но отвлекся: увидел, что его брата Евгения Солодовника ранили в спину. Он посадил его в машину и повез его в больницу. 

Солодовник не видел оружия в руках Литвиновых, но видел, что Алексей оглядывался на незнакомцев перед тем, как они начали стрелять.

«Мне вот что обидно: откуда вот те взялись, чужие? Если бы их не было, может быть, все бы нормально закончилось. Вроде бы и разговор уже затих. А Женя [Криворучко] спровоцировал — и пошло-поехало. Со всех сторон бегут, стреляют», — говорил Александр Солодовник.

 

 

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов