«Он кивнул — и началась стрельба». Поселкового голову и депутата Харьковского облсовета судят за убийство главы ромской общины

Петр Каспицкий в Ольшанах, 16.05.2017. Фото: Павел Пахоменко, MediaPort
Петр Каспицкий в Ольшанах, 16.05.2017. Фото: Павел Пахоменко, MediaPort

Весной 2017 года в Ольшанах Харьковской области произошла массовая драка. С одной стороны участвовал поселковый голова Андрей Литвинов, его отец — бывший поселковый голова и депутат облсовета Алексей Литвинов, друг их семьи и местный бизнесмен Евгений Криворучко, и еще около 20 человек в масках. С другой стороны — ромская община Ольшан — семья Каспицких и их родственники. У людей Литвиновых видели огнестрельное оружие, у ромов —  только гаечные ключи и шиномонтажную монтировку. Чтобы вооружиться, они попросили лопату у местного дворника, но тот отказал.

Алексей Литвинов говорил с главой ромской общины Николаем Каспицким. Затем, по словам ромов, кивнул людям в масках — тут же началась драка и стрельба. Николай Каспицкий получил огнестрельное ранение в грудь и позже умер в больнице. В остальных ромов продолжали стрелять резиновыми пулями. «Ґрати» рассказывают, кого и как, спустя три года, судят за массовые беспорядки в Ольшанах и убийство главы местной ромской общины.

 

«Напился и хотел развлечений» 

Ольшаны — поселок городского типа в 30 километрах от Харькова. Здесь живет около восьми тысяч человек.

Три года назад, вечером 14 мая, 17-летний Руслан Каспицкий гулял с друзьями в центре поселка. Мимо них проезжал 30-летний поселковый голова Андрей Литвинов вместе со своим кумом. 

«Он напился и хотел развлечений, — рассказывал Руслан Каспицкий в этом году, 24 июля, во время заседания в Харьковском районном суде Харьковской области. — Подъехал, открыл окно и говорит: «О, цыгане!». Смотрит на меня втупую и говорит: «Цыгане такие-сякие». Я разворачиваюсь и спрашиваю: «Чего вы так говорите?». Он глушит машину, выходит, берет меня за лицо и говорит: «Я тебя сейчас задушу». Я спрашиваю: «Какая причина?». Он: «Я вас просто ненавижу и буду убивать». Взял меня за шею и ударил своей головой в нос».

По словам Руслана, в ответ он ударил Андрея ладонью по лицу, после чего тот опустил руки и сказал: «Ударь еще — и вам война». После этого Руслан пошел домой. Какое-то время сельский голова вместе с кумом шли вслед, пока парень не оторвался от них. Вскоре Руслана подобрал друг, отвез домой и рассказал о конфликте его родителям — Николаю Каспицкому и Людмиле Череповской.

Отец позвонил участковому. Тот сказал: «Приезжайте утром, разберемся».

 

«Что ты сделал для Ольшан?» 

Руслан Каспицкий дает показания в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Утром 15 мая отец приехал к участковому, чтобы подать заявление, — рассказывал суду Руслан. Он в это время спал дома. Участковый предложил его отцу не писать заявление, а позвонить поселковому голове и выяснить, что случилось. 

«Отец ему звонит и говорит: «Андрей Алексеевич, скажите, что за конфликт у вас случился с моим сыном». Он: «А, это твой сын! Я его поймаю — ноги отстрелю». Отец говорит: «Сынок, ты, если хочешь, со мной поговори. Он малой. Если что-то случилось, объясни, я ему дома по ушам настучу». Он: «Нет, давай встретимся и решим», — говорил Руслан.

«Почему не писали заявление?» — спрашивал его защитник Литвиновых Зиновий Галаван, адвокат и бывший начальник Следственного управления главка полиции в Харьковской области. 

«Я думал, разберемся по-нормальному. Ну, знаете, как бывает? Его отец возьмет за ухо его, мой — меня», — отвечал Руслан.

«Ну, он глава сельсовета… Его за ухо не берут», — заметил на это Галаван.

По словам Руслана, утром 16 мая его отец поехал в поселковый совет поговорить с Андреем Литвиновым. Возле здания стояли Андрей и его отец Алексей, бывший поселковый голова и действующий областной депутат. С ними был друг семьи и местный бизнесмен Евгений Криворучко, а также несколько неместных мужчин.

Андрей и Алексей Литвиновы в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Отец подходит и говорит Алексею: «Я хочу поговорить с твоим сыном». Он: «А что ты сделал для Ольшан?». Отец говорит: «А что я должен? Что ты сделал для Ольшан?». Он: «Я построил дорогу, больницу, дом культуры…». Отец говорит: «Хорошо, но при чем здесь мой сын?». Он не стал ничего говорить, схватил отца за петельки и начал дергать. Отец убрал его руки. И Литвинов говорит: «Вызывай свою цыганву, а то я приеду и буду вас из хат вытягивать, выселять», — рассказывал Руслан в суде.

После этого отец позвонил своим родственникам, которые живут в соседнем поселке Пересечное и селе Двуречный Кут, и попросил их приехать в Ольшаны. Среди родственников был его брат Александр Каспицкий. 

«Дядя Саша всю жизнь прожил в Ольшанах. Если Литвинов зовет отца — значит он и дядю Сашу зовет, понимаете?» — объяснял Руслан.  

 

«Спасай Колю»  

Адвокаты Литвиновых Зиновий Галаван и Людмила Бочарова в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Вторая защитница Литвиновых Людмила Бочарова удивлялась тому, что ромы всерьез восприняли слова об их выселении из Ольшан: «Вы живете в своих домах. Как вас могут выселить?».

«Они — могут», — коротко отвечал Руслан, имея ввиду Литвиновых.

«А в полицию не звонили?» — спрашивала Бочарова.

«Не подумали», — отвечал Руслан.

По его словам, в течение часа родственники собрались на площади у поселкового совета, с собой взяли автомобильные ремонтные инструменты, чтобы защищаться в случае нападения. По словам Руслана, со стороны Литвиновых было около 25 человек. Он не видел оружия в руках Литвиновых, но уверен, что Евгений Криворучко и еще несколько неместных мужчин были вооружены.

Отец и его брат Александр вели переговоры с Алексеем Литвиновым, остальные родственники стояли в стороне,— рассказывал Руслан.

«Дядя Саша подошел к Алексею, задал ему вопрос: «Что такое, чего ты будешь нас выселять?». Он начал матом: «Вы такие-сякие», взял дядю Сашу за петельки. Потом он стал улыбаться и кивнул в сторону, вправо. Он повернулся к джипу, и после его кивка оттуда начали вылетать люди. Люди в масках и в камуфляже начали нас бить, стрелять. За мной погнался неизвестный, ударил меня телескопической палкой, — свидетельствовал Руслан. —  Было много мелких выстрелов и один громкий. Буквально через две минуты, когда мы уже бежали к своей машине, мама закричала: «Колю убили!». Мы развернулись — лежит отец».

Людмила Каспицкая в Ольшанах, 16.05.2017. Фото: Павел Пахоменко, MediaPort

Руслан подбежал к нему — тот был без сознания. Его мать закричала Алексею Литвинову: «Спасай Колю!». Литвинов сел в машину, подогнал ее к лежащему на земле. Раненого погрузил в машину, и Литвинов повез его в больницу. По словам Руслана, когда машина отъехала, неизвестные продолжили стрелять в ромов. 

«Литвиновы были организаторами, потому что он (Алексей Литвинов — Ґ) вызвал отца, сказал, что, если он не приедет с цыганами, то будет вытаскивать нас из домов», — утверждал Руслан. 

«Почему убили именно его (Николая Каспицкого — Ґ)? У него был какой-то особый статус в вашей общине?» — спрашивал его адвокат пострадавших Станислав Мироненко.

«Да, он был лидер, глава, — отвечал Руслан. — Он вел переговоры. Я — его сын, он вел их за меня». 

 

«Длительное бытовое недоразумение» 

Кроме Николая Каспицкого, в больницу доставили еще троих ромов. О происшествии медики заявили в полицию. А в пресс-службе полиции сообщили, что конфликт в Ольшанах произошел «на почве длительного бытового недоразумения».

Глава ромской общественной организации «Чачимо» Николай Бурлуцкий не поверил в версию полиции. Он выехал в Ольшаны и позвал с собой Вадима Матюшенко, главу общественной организации «Харьковское национально-культурное сообщество «Ромэн». 

Когда приехали общественники и журналисты, у поселкового совета не оказалось никого из участников конфликта. Поселкового головы Андрея Литвинова не было и на рабочем месте. В его кабинете закрылся отец — Алексей Литвинов. Он открыл дверь журналистам и, комментируя происшествие, сказал: «Надоели цыганские разбои, их издевательства над местным населением».

Депутат заявил, что он не участвовал в потасовке, а только разговаривал. Тем не менее, на его лице была видна ссадина. Тогда же он сказал журналистам, что конфликты с ромами происходят часто: «Избивают молодежь, грабят бабушек. Конечно, я на стороне народа — своих, ольшанских жителей». Однако местные жители, с которыми в тот день говорили журналисты, не подтвердили его слова о постоянных конфликтах с ромами. Они, наоборот, не выделяют ромов среди односельчан.

Родственников Николая Каспицкого тоже не было на месте происшествия — они пошли в местную больницу, где раненого пытались спасти медики. Родственники попробовали попасть внутрь, но полицейские не пустили. Когда стало известно, что Николай умер, его жена Людмила упала на землю, родственники подняли крик, а еще один сын погибшего — Петр, стал разгонять журналистов. 

Уже после смерти полиция открыла два производства: по факту хулиганства с применением оружия (часть 4 статьи 296 Уголовного кодекса Украины) и умышленного убийства (часть 2 статьи 115 УК). В Дергачевский отдел полиции доставили 21 человека, среди них был Алексей Литвинов.

Родственники погибшего не хотели ехать в полицию — опасались за свою жизнь, рассказал «Ґратам» Вадим Матюшенко из сообщества «Ромэн». Поэтому он вызвался сопроводить ромов. Пока правоохранители опрашивали участников конфликта, общественник оставался в райотделе. Он утверждает, что при нем руководитель Дергачевской районной прокуратуры Владимир Писоцкий приехал в отдел и вывел оттуда Алексея Литвинова, сотрудники полиции этому не препятствовали. 

«Я спросил, куда его ведут. Сотрудник полиции сказал, что в СИЗО. Но оказалось, что его отвезли домой. Он переоделся, уничтожил улики — свою одежду, где могла быть кровь и порох от выстрела. А уже на следующий день его задержали», — отметил Матюшенко.

 

«Проезжал мимо» 

Родственники Николая Каспицкого с его портретом, 07.06.2017. Фото: MediaPort

На следующий день, 17 мая, общественники организовали пресс-конференцию семьи Каспицких. Ромы изложили свою версию конфликта и заявили, что в нем участвовали незнакомые люди в масках с оружием, которых, по их мнению, наняли Литвиновы. Они также заявили, что не чувствуют себя в безопасности и опасаются выселения из Ольшан.

В этот же день правоохранители задержали троих мужчин, в прокуратуре их назвали активными участниками конфликта. Им объявили подозрение в хулиганстве (часть 4 статьи 296 УК). Один из задержанных — Алексей Литвинов. Второй — друг семьи Литвиновых и местный бизнесмен Евгений Криворучко. 

«В Ольшанах его все знают и называют Женька Бритый. У него СТО, магазины, еще что-то. Он как правая рука Литвиновых. Он стоял рядом, у него было оружие, он стрелял. Все это видели, он не скрывал свое лицо», — рассказал «Ґратам» Вадим Матюшенко.

Третий мужчина был задержан по ошибке — он не участвовал в конфликте, и позже с него сняли подозрение. Но тогда Дергачевский районный суд назначил ему и Криворучко ночной домашний арест с применением электронного браслета.

19 мая Дергачевский районный суд избирал меру пресечения Алексею Литвинову. В суд его доставили на скорой — накануне он лег в больницу с жалобами на сердечные боли. Поддержать Литвинова пришли около 20 его друзей и коллег. Вопросы, которые судья Наталья Кононихина задавала Литвинову, были похожи на подсказки. Когда подозреваемый сказал, что здоров, судья возразила: «Как вы можете быть здоровы, если находитесь на стационарном лечении?».  

Прокурор просил арестовать Литвинова, поскольку, по его мнению, подозреваемый может влиять на пострадавших и свидетелей, а также уничтожить доказательства. «Пренебрегая правами общественной жизни и демонстрируя неуважение к лицам, которые, по его мнению, находятся ниже по положению, действуя из хулиганских побуждений, с исключительным цинизмом», оскорблял и унижал ромов», — говорил про подозреваемого прокурор. По версии обвинения, Литвинов, осознавая, что у других подозреваемых и «неустановленных лиц» есть оружие, подстрекал их «на совершение противоправных действий в отношении лиц ромской национальности».

Алексей Литвинов в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020. Фото: Анна Соколова, Ґрати

В суде Литвинов отрицал свое участие в конфликте и угрозы выселить ромов. Он сказал, что не планировал встречаться с Каспицкими, а проезжал мимо, возвращаясь с почты. Когда услышал выстрел, бросился к раненому Николаю и отвез его в больницу. Как выяснилось в диалоге с прокурором, Литвинов вез его в багажнике. «Я получил лен на «Новой почте», и как раз положили его на лен. В багажник», — объяснял суду Литвинов. 

Адвокаты Литвинова просили отпустить его под личное обязательство и приобщить к делу письма местных жителей, чиновников и депутатов, которые положительно характеризуют его. В одном из писем говорилось о предложении «на законодательном уровне выселить ромов, которые не зарегистрированы на территории поселка», которое высказывал Литвинов. 

Судья отправила его под ночной домашний арест с использованием электронного браслета. Но в июне Харьковский апелляционный суд арестовал Алексея Литвинова на месяц, затем стражу продлили еще на два.  

Алексей Литвинов  — депутат Харьковского облсовета от политической партии «Відродження» с 2015 года. После происшествия в Ольшанах его однопартийцы не стали инициировать исключение депутата из фракции или требовать сложения его полномочий. «Этот вопрос — преждевременный», — прокомментировал глава облсовета Сергей Чернов. 

 

«Вывели из дела» 

Еще в 2017 году общественники нашли семье Каспицких защитника — адвоката Станислава Мироненко. Он добился открытия производства по факту нарушения равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности (статья 161 УК).

«Мы обязали харьковскую прокуратуру начать производство по 161-й статье. Его открыли, но отправили на расследование в Полтаву и там закрыли, — рассказал «Ґратам» Станислав Мироненко. — Мы через суд отменили постановление о закрытии этого уголовного дела. Теперь оно на стадии расследования».

Происшествие расследовали в Дергачах, Полтаве и Киеве. Преступление переквалифицировали с хулиганства на массовые беспорядки, которые повлекли тяжкие последствия (часть 2 статьи 294 УК) и умышленное убийство с целью скрыть другое уголовное преступление (пункт 9 части 2 статьи 115 УК). Подозрение объявили обоим Литвиновым и Евгению Криворучко. Всем троим грозит до 15 лет лишения свободы. Но сейчас судят только Литвиновых.

«По обоим Литвиновым обвинительный акт был направлен в суд. Дело Криворучко оставили на дорасследование, а затем закрыли, — отметил Мироненко. — Мы дважды отменяли закрытие этого производства, но его и на третий раз закрыли. Более того, суд первой инстанции поддержал закрытие. И сейчас дело находится на слушании в Полтавском апелляционном суде».

«По Криворучко была проведена экспертиза, которая говорит, что на его куртке есть порох, производный от выстрела, — прокомментировал «Ґратам» Вадим Матюшенко из сообщества «Ромэн». — Его просто вывели из дела».

Матюшенко также недоволен тем, что к ответственности не привлекли сотрудников поссовета, которые, по его информации, собирали гильзы на месте преступления до прибытия полиции. Правоохранители опросили их, но подозрения не выдвинули. 

«Кроме того, около 20 участников конфликта — люди в масках и спецформе, до сих пор не установлены. Мы узнали, что это были наемники, группа бойцов, которая за определенную плату участвует в таких мероприятиях. Они занимаются в одном спортивном клубе с сотрудниками прокуратуры, у них есть связь. Но никто их не нашел», — заявил Матюшенко.

Он возмущен и тому, что не было расследовано нападение на его коллегу из сообщества «Ромєн», юриста Андрея Муху, который был еще одним адвокатом пострадавших. По словам Мухи, в мае 2018 года прокурор Дергачевского местной прокуратуры Харьковской области Ильгар Гасанов и трое неизвестных приехали в офис адвоката и начали бить его со словами «хватит защищать этих цыган».

«Причиной нападения была исключительно моя профессиональная деятельность. Мне об этом прямо сказали», — комментировал юрист. В прокуратуре причастность к нападению отрицали.

 

«Я не верю в нагрузку на суд» 

Родственники Николая Каспицкого пикетируют областную прокуратуру, 07.06.2017. Фото: MediaPort

Летом 2018 года материалы дела по обвинению Литвиновых направили в Дергачевский районный суд Харьковской области, но там не смогли «образовать состав суда». Поэтому процесс начался осенью в Харьковском районном суде Харьковской области. В деле 12 пострадавших — это родственники погибшего Николая Каспицкого, десятеро из них получили телесные повреждения во время драки. 

Отец и сын Литвиновы обвиняются в массовых беспорядках, которые повлекли тяжкие последствия. Кроме того, Алексея Литвинова обвиняют в умышленном убийстве с целью скрыть другое преступление. 

«По логике стороны обвинения, Николай Каспицкий был убит из-за того, что он владел информацией, кто наемники, кто лидер, и был в эпицентре происходящего. И чтобы он не заговорил на расследовании — как свидетель или потерпевший, его нужно было ликвидировать в день события, что и произошло. Весь ход расследования и все факты указывают на то, что выстрел нарезным огнестрельным оружием был всего один и он пришелся именно на Николая, который был лидером ромской общины на этой территории», — объяснил «Ґратам» Станислав Мироненко.

Он не согласен с квалификацией преступления.

«Мы считаем, что убийство произошло по другим мотивам — именно из-за расовой нетерпимости. Николай был лидером и, соответственно, его ненавидели больше всего. Неприязнь и нетерпимость были направлены и на тех, кто не получил телесные повреждения. В таком случае потерпевших было бы больше — вся ромская община Ольшан», — отметил Мироненко.

Первое заседание после направления обвинительного акта в суд состоялось в октябре 2018 года. На следующий год суд начал слушать пострадавших. После перерыва, в июне этого года, слушания продолжились. Официальная причина медлительности процесса — нагрузка на суд. 

«Я не верю в нагрузку на суд, я верю в неуважение к ромской национальности», — прокомментировал Вадим Матюшенко из сообщества «Ромэн».

 

«Это были их люди» 

Григорий Каспицкий дает показания в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020 Фото: Анна Соколова, Ґрати

24 июля этого года суд успел заслушать не только сына погибшего Николая Каспицкого Руслана, но и его двоюродного брата Григория. Андрей Литвинов не высказывался в суде и не задавал пострадавшим  вопросы. При этом в начале заседания он заявил суду, что против присутствия журналистки «Ґрат», потому что «скоро выборы» и потребовал ее удалить. Суд его не послушал. 

Показания Григория были идентичны тому, что говорил Руслан. «Он кивнул — и началась стрельба», — имея в виду Алексея Литвинова, говорил Григорий.

Вместе с родителями Григорий живет в соседнем поселке Пересечное. 16 мая 2017 года он поехал в Ольшаны вместе со своим отцом Александром. А Александра позвал его брат Николай.

«Вас лично никто не звал…», — комментировала слова Григория адвокатка Литвиновых Людмила Бочарова.  

В результате потасовки Григорий получил ранения в области паха, локтя и грудной клетки. Медики достали из него три резиновые пули, лечение длилось две недели. Поэтому, как и другие пострадавшие, Григорий подал в суд гражданский иск с требованием возместить ему ущерб. 

«В чем материальный и моральный вред именно со стороны Литвиновых?» — спрашивала адвокатка Бочарова.

«Это были их люди, — отвечал Григорий. — Откуда они там оказались? Я считаю, что я попал в больницу, выстрелы — это все из-за них. Я пострадал, мой брат, отец…».  

«Почему из-за них?» — спрашивала Бочарова.

«Когда мы туда приехали, никто не думал, что будет такая стрельбы. Вроде бы ехали мирно разговаривать. А после этого кивка все началось», — утверждал Руслан.

Иван Каспицкий (слева) в Харьковском районном суде Харьковской области, 24.07.2020. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Показания Ивана — еще одного сына погибшего Николая Каспицкого, суд не успел заслушать, поскольку закончилось рабочее время. Следующее заседание назначили на 24 сентября. Когда суд заслушает остальных пострадавших и еще 30 свидетелей, свои показания дадут обвиняемые, Алексей и Андрей Литиновы. Учитывая, что ни они, ни их адвокаты не комментируют дело, а журналистка «Ґрат» обращалась к ним неоднократно, остается только ждать их выступления.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов