«Мы все образованные и культурные». Жители поселка в Харьковской области требуют выселения местных ромов

Местные жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати
Местные жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

29 августа в поселке Андреевка Харьковской области несколько сотен жителей напали на дома местных ромов, требуя их выселения. Полиции пришлось вывезти одну ромскую семью на служебной машине и организовать постоянное патрулирование поселка. Что этому предшествовало и можно ли было избежать насилия — в репортаже «Ґрат». 

 

В субботу утром местные жители собираются на центральной площади, которую уже окружили полицейские. На спинки лавочек приклеены объявления с призывом соблюдать дистанцию, пользоваться масками и антисептиками. Взять их можно со стола возле импровизированной сцены.

Объявление на центральной площади Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Это мирное собрание на счет поведения ромов, — объясняет корреспондентке «Ґрат» местная жительница. — У нас их очень много (около 300 человек, всего жителей 9 тысяч — Ґ ), они воруют, обижают наших детей, пьяные гоняют на машинах, у них есть наркотики. Нам это обидно! Мы — русские, мы здесь родились, а нас обижают. Вот мы и собрались, чтобы что-то с ними решить». 

Инициатор собрания — Виталий Степаненко, житель Андреевки и брат Евгения Степаненко, пострадавшего недавно в конфликте с местными ромами. По словам Виталия, 19 августа Евгений ехал на машине и задел пешехода — рома. Тот пожаловался своим родственникам и вместе с ними избил Евгения, который попал в больницу.

«Жека ехал с футбола, по дороге шел пьяный цыган, и он зацепил его зеркалом. Цыган встал и пошел, а через три секунды выбежали остальные и избили Жеку. Полиция приехала и никого не арестовала», — рассказывает «Ґратам» местный житель Игорь, который не был свидетелем происшествия, но слышал о нем со слов Евгения Степаненко. Сам пострадавший на собрание не пришел.

Пока организаторы подключают микрофоны, площадь заполняется людьми — всего около 500 человек, ромов среди них не видно. Первым берет слово Виталий Степаненко. 

 

«Назревает военный конфликт» 

Местный житель Виталий Степаненко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Событие, которое произошло 19 августа — это последняя капля, — обращается к односельчанам Степаненко. — Напомню представителям власти, представителям правоохранительных органов статью Конституции Украины номер три: человек, его здоровье, безопасность, жизнь, неприкосновенность, честь и достоинство являются наивысшей ценностью в нашем государстве. Конституция является высшим правовым актом. Администрация поселка Андреевка и правоохранительные органы Балаклейского района пренебрегают Конституцией Украины…».

Односельчане кричат ему: «Да!».

«… замалчивая все не единичные случаи, которые произошли, с самоуправством, хулиганством и криминальными делами со стороны представителей ромской общины, они закрывают глаза, они не хотят с этим связываться!  — продолжает он. — А страдаем от этого мы!».

Односельчане аплодируют. Степаненко обращается к местной власти и правоохранителям, намекая на их лояльное отношение к преступлениям, якобы совершенным ромским населением: «Если вы хотите получать зарплату, то, пожалуйста, защищайте интересы наших граждан. А если вы хотите получать зарплату перьями, арбузами, металлоломом или крадеными телефонами, то снимайтесь с должностей».

Выступающий замечает машину наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ и резюмирует: «Если они сюда приехали — они тоже почувствовали, что здесь назревает военный конфликт. Давайте не доводить до линии разграничения! Давайте не делать улицу Садовую (где произошел конфликт 19 августа — Ґ ) линией разграничения!».

Односельчане снова аплодируют. А Степаненко приглашает их по очереди выйти на сцену и высказать свои претензии к ромам, проживающим в поселке.

«Я родом из Андреевки, — представляется пожилой мужчина, выйдя на сцену, и продолжает криком. — Сколько можно?! Когда мы уже сплочимся против них?! Они, что хотят, то творят! Власть ничего не делает, милиция ничего не делает! Попрописывали их, дома им подавали, социалку! А ты попробуй социалку добиться — хреночки, блять! Сплотиться надо и взяться! Взяться, блять!». 

«Просто спросите у людей, пусть поднимут руки, кто пострадал от цыган», — доносится из толпы. Степаненко повторяет вопрос в микрофон, и почти все поднимают руки.

На сцену выходит следующий выступающий, мужчина средних лет, и начинает общими фразами жаловаться на беспорядок в поселке.

«Я был здесь участковым, вы знаете. Но такого беспорядка никогда не было. Потому что мы тогда служили справедливости. И самая большая взятка была — это сто грамм водки выпить. А то, что сейчас творится, это следствие того, что мы не контролируем власть», — говорит мужчина и меняет тему на проблемы с местными ромами.

«Почему ромы не служат на Донбассе?», — внезапно спрашивает выступающий. Он предлагает создать наблюдательный совет, чтобы контролировать власть, и специальную комиссию, чтобы «проверять ромов».

Жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Не надо насилия, но надо законодательный порядок», — говорит бывший участковый. Еще минут 15 он рассказывает о предстоящих местных выборах, о распределении налогов и формировании государственного бюджета, о децентрализации, ремонте дорог и даже добыче газа.

«При чем здесь это?» — возмущаются односельчане и просят его покинуть сцену.

Микрофон снова переходит к Степаненко. Он зачем-то вспоминает известных людей, родившихся в Андреевке, — государственного деятеля времен Советской Украины Петра Шелеста и фармацевта Ивана Перцева, создателя мази «Левомеколь».

«Я к чему веду, — объясняет Степаненко. — Мы все образованные и культурные. И в нашем поселке не нужны наркотики и наркоторговля, которая тоже завязана на представителях ромской общины».

Степаненко обращается к полицейским, просит их организовать патрулирование Андреевки и соседнего поселка Донец. 

 

«Будем делать самосуд» 

Людмила Панченко, местная жительница, начальница предприятия жилищно-коммунального хозяйства «Андреевское» и депутатка Донецкой объединенной территориальной громады. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Людмила Панченко, местная жительница, начальница предприятия жилищно-коммунального хозяйства «Андреевское» и депутатка Донецкой объединенной территориальной громады, в состав которой недавно вошла Андреевка, выступает в защиту местной власти. Говорит о нехватке кадров и трудностях местного бюджета в условиях децентрализации. Предлагает организовать инициативную группу для решения проблемы с ромами.

Односельчане кричат, очевидно, не поддерживают Панченко, и она, чувствуя это, сразу же меняет тему. 

«Я еще хочу сказать о произволе цыган, — продолжает она. — Большинство из вас ходит на детскую площадку. Я хочу, чтобы правоохранительные органы обратили внимание: нам там уже нет места. Большое количество ромов, которые там находятся, ведут себя неадекватно. И мы не может сделать замечание. Следующией вопрос — ромы за рулем. Надо проверить, есть ли у них права. Так, как они ездят… Это катастрофа! И следующий вопрос — я не один раз обращалась к правоохранительным органам, потому что ромы лезут, вытягивают все, что можно. Я даже ездила по Андреевке, искала барона, чтобы это остановить…».

«Выселять!» — выкрикивает кто-то из толпы.

«Выселять!» — повторяет Панченко в микрофон, и большинство собравшихся следом за ней скандирует «Выселять!». А Панченко продолжает перечислять претензии к ромам: сидят на лавочке с ногами, плюют на землю, мусорят. 

Жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Я даже не мог представить, что у нас здесь — а я родился здесь, но живу в Донце — есть такая проблема с ромами, — говорит глава Донецкой тергромады Анатолий Наздрачов, выйдя на сцену. — Что я должен был сделать?».  

«Барон в ответе, надо ему пизды дать», — выкрикивает кто-то из толпы. 

«Не надо никому ничего давать… — Наздрачов пытается успокоить сельчан. — Будучи в девятом классе, ромы учили меня играть на гитаре. Для меня то, что сейчас творится в Андреевке, и то, что не озвучивались эти вопросы, это странно. Когда Виталий (Степаненко — Ґ ) ко мне приехал, я схватился за голову».

Он тоже предлагает создать инициативную группу для общения с ромами, тут же пытается набрать в нее людей, но Виталий Степаненко отбирает у него микрофон и говорит, что главное не это, а «привести в порядок полицию». 

«Если вы не хотите делать ничего — значит мы будем делать самосуд», — подхватывает кто-то из толпы.

Сельчане начинают требовать выступления кого-нибудь из полиции. Стоящие возле сцены полицейские, среди которых и начальник Балаклейского отдела Михаил Муленко, никак на это не реагируют. Тогда Степаненко предлагает вызвать полицию по телефону.

«Вызываем начальника полиции, — демонстративно говорит в трубку местный депутат Евгений Галушка, выйдя на сцену. — Алло, вы в эфире, вас вызывает вся громада, 500 человек. Ромский вопрос».

Пока сельчане ждут полицию, Галушка предлагает собрать в вайбере группу для самостоятельного патрулирования поселка. Вскоре на сцену все же поднимается подполковник Муленко и начинает дежурно отчитываться о расследовании событий 19 августа:

Местный житель Виталий Степаненко и подполковник Муленко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«В Единый реестр досудебных расследований внесено два уголовные производства. Одно  — по признакам ДТП, другое — за нанесение телесных повреждений. Повторяю: на данное время проводятся необходимые следственные действия. В случае установления доказательств, виновные будут привлечены к ответственности. Я вас очень прошу не раскачивать ситуацию».

Сельчане прогоняют его со сцены криками «Позор!». 

 

«Главенство закона для всех и каждого» 

Глава ромской общественной организации «Чачимо» и советник по ромским вопросам при обладминистрации Николай Бурлуцкий. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Слово дают главе ромской общественной организации «Чачимо» и советнику по ромским вопросам при обладминистрации Николаю Бурлуцкому, который приехал в Андреевку из Харькова вместе с другими ромскими общественниками. Пока он поднимается на сцену, женщина выкрикивает вслед: «Когда вы уедете из Украины?».

Бурлуцкий начинает свое выступления словами «Слава Украине!».

«Давай по делу!», — отвечают сельчане.

«Дорогие мои, я так понимаю, что мы хотим, чтобы был закон. Главенство закона для всех и каждого. Это правильно?», — продолжает Бурлуцкий.

«Мы хотим, чтобы не было цыган в Андреевке», — отвечает ему кто-то криком из толпы. Сельчане аплодируют. 

«Я слышу: чтобы не было цыган в Андреевке, — реагирует Бурлуцкий. — Скажите, а есть здесь люди, с которыми живут цыгане, коренные, с которыми вы выросли?».

Из толпы слышны утвердительные выкрики.

«Вся проблема, которая существует, это не проблема какой-то национальности, это проблема власти, это проблема того, как работает закон», — пытается достучаться до толпы Бурлуцкий.

Но сельчане перебивают его, выкрикивая оскорбления в адрес ромов.

«Я понимаю, что у вас накипело, — пытается успокоить их Бурлуцкий. — Но давайте услышим друг друга». 

Харьковчанин ромского происхождения Петр Золотарев. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Сельчане не дают ему выступать, Степаненко отбирает микрофон и передает следующему — Петру Золотареву, харьковчанину ромского происхождения. Он обещает сельчанам поговорить с местными ромами и просит всех относиться друг к другу толерантно.

«Я не приехал с вами ругаться, я не приехал их защищать…», — пытается объяснить Золотарев, но и ему не дают высказаться. 

Из толпы доносятся крики пожилой женщины — Светланы Кузьменко, единственной местной жительницы ромской национальности, пришедшей на собрание. Она ругается с мужчиной, который выкрикивал оскорбления в адрес ромов.

«Я пришла сюда за свою семью, — говорит она корреспондентке «Ґрат». — Я здесь с 80-го года живу. Моя семья нигде ничего плохого не делала, никаких преступлений. У меня внук здесь родился, ему 24 года сейчас. Моя дочка ходила в школу, как и все. Что нам делать? Взять узелок и бежать? Это же не война! Почему мы должны отвечать за все преступления?».

Рядом со Светланой стоят две местными женщины. Они поддерживают ее в споре и говорят, что у них никогда не было конфликтов с односельчанами-ромами.

Местная жительница ромской национальности Светлана Кузьменко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Тем временем на сцену выходит пожилой мужчина и вспоминает, как 12 лет назад у его сына украли велосипед, и сделали это, по его мнению, ромы. Он призывает людей, которые поддерживаю выселение ромов, поднять руки. Сельчане снова поднимают руки.

Успокоить толпу пытается Вадим Матюшенко, глава общественной организации «Харьковское национально-культурное сообщество «Ромэн». 

«Я приехал, чтобы построить диалог. Какие методы решения? Выгнать? Каким образом?» — Матюшенко пытается сказать сельчанам, что выселение незаконно. Из толпы слышны оскорбления. 

«Тогда у нас, наверное, не выйдет диалога. Я зря приехал», — говорит Матюшенко и уходит со сцены.

Его место занимает местный житель, директор коммунального предприятия «Пятигорск» Андрей Дьяченко. Он также призывает сельчан успокоиться и начать диалог.

«Чем вы лучше других наций? Почему?» — возмущается Дьяченко.

Местный житель, директор коммунальное предприятие «Пятигорск» Андрей Дьяченко. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Но другой местный житель, не понимая, что вопрос риторический, выходит на сцену и отвечает: «Я работаю, плачу налоги, не получаю субсидию, а они получают социальную помощь и ходят с котлетами денег…». 

Дьяченко спрашивает односельчан: «Кто за то, чтобы жить с цыганами?». Поднятых рук не видно.

Тем временем местная жительница подходит к главе Донецкой громады Анатолию Наздрачову, стоящему в стороне, просит его выйти на сцену и, пользуясь своим авторитетом, сказать, что выселение ромов незаконно. «Бесполезно», — вздыхает Наздрачов.

 

«Драка неизбежна» 

Местные жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Еще одна женщина, выступающая на сцене, сравнивает местных ромов с ромами в другом селе Харьковской области — Шелудьковке. Там в январе 2017 года часть жителей также требовала их выселения после того, как одного из них поймали на воровстве. Напряжение удалось снять после вмешательства Николая Бурлуцкого из «Чачимо» и создания рабочей группы по интеграции ромов. 

«В Шелудьковке они мирно работают. А у нас уроды», — выкрикивает женщина со сцены. Люди снова начинают скандировать «Выселять!» и «Самосуд!».

Степаненко предлагает идти на Садовую, где живут семьи ромов. «Все, кто против и у кого есть время, идем маршем на Садовую. А потом собираем подписи про выселение», — призывает Степаненко.

«Драка неизбежна», — резюмирует пожилой мужчина, садится на велосипед и вместе с другими — почти половиной собравшихся, отправляется в сторону домов ромов.

Местные жители у дома ромов. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Сельчане останавливаются у одного из них, уже окруженного полицейскими. В сторону дома летят яйца и камни, слышен звук бьющихся стекол. Сельчане скандируют «Уезжай» и пытаются попасть во двор, где видны испуганные дети, полицейские встают цепью и никого не пускают. 

Полицейские охраняют дома ромов. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Правоохранители устраивают коридор, во двор заезжает служебный автомобиль, и под аплодисменты сельчан на нем вывозят ромскую семью. Куда — полицейские не говорят для безопасности.

А сельчане толпой отправляются к следующему дому ромов. По дороге пишут заявления «против власти и полиции», а Степаненко собирает подписи «за выселение ромов». Полицейские следуют за толпой, но не останавливают ее.

У ворот следующего дома уже дежурит полиция, хозяев нет. Сельчане решают ждать их возвращения, и через несколько минут подъезжает машина. Из нее выходят супруги и их взрослый сын. Хозяин подходит к одному из сельчан, спокойно здоровается с ним за руку и спрашивает, почему все сюда пришли. Не дожидаясь ответа, хозяйка уходит в дом и возвращается оттуда с паспортом. Демонстративно показывает толпе. Она — гражданка Украины, зарегистрирована в Андреевке.

Полицейские охраняют дома ромов. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Нести домовую книгу?», — спрашивает женщина. Какое-то время сельчане молча рассматривают штамп в паспорте, после чего кричат о претензиях ко всем ромам в Андреевке, но уходят к следующему дому. Так, в сопровождении полиции толпа обходит еще несколько домов и постепенно расходится. Как сообщат потом правоохранители, — без происшествий. 

«Под вечер мне позвонил Виталий, сказал подойти подписаться под «протоколом о выселении ромов», — рассказывает «Ґратам» глава Донецкой громады Анатолий Наздрачов. — Я послал его и сказал больше мне не звонить». 

Вечером того же дня полиция открыла уголовное производство по факту хулиганства  (часть 2 статьи 296 Уголовного кодекса) и нарушения равноправия граждан в зависимости от их расовой принадлежности (часть 1 статьи 161 УК).

 

«Заведомо неправомерное собрание» 

Местные жители Андреевки. Фото: Анна Соколова, Ґрати

На следующий день представители ромской национальности из разных городов Украины публиковали в соцсетях видеообращения, в которых осуждали насилие в  Андреевке.

«Я — ром, который вырос в ромской семье, в ромских традициях. Я — ром, у которого есть высшее образование, чья дочь тоже учится в университете, а еще я воспитываю сына. Я — ром, который десять лет работает в органах местного самоуправления и является местным депутатом, — заявил Мирослав Горват из Ужгорода. — Так почему же вы всех ромов ровняете под одну гребенку? Почему вы позволяете себе пренебрегать законами Украины, позволяете совершать самосуд? Позиция ромов очень проста: у преступника нет этнической принадлежности, за преступление должен отвечать каждый». 

«Мы увидели, как легко используют межэтнические конфликты в манипуляциях и подстрекают людей только с одной целью — чтобы кто-то стал главой ОТГ или села, — отметила Зола Кондур из Киева. — Этого не должно быть ни в Украине, ни в любой другой стране. Поэтому я хочу призвать правоохранительные органы провести эффективное расследование не только того, что произошло в Харьковской области, но и всех тех погромов, нападений и убийств ромов, которые произошли за последние десять лет. Мы — ромы Украины, хотим жить в этой стране, иметь равные права и возможности и не бояться, что на нас могут напасть, или убить, или выселить только потому, что мы — ромы».  

31 августа Уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова также выразила обеспокоенность событиями в Андреевке. В этот же день ромские общественники провели пресс-конференцию в Харькове, где заявили: собрание в Андреевке было заведомо неправомерным.

«Кто дал одобрение, кто дал разрешение на заведомо противозаконное собрание? Можно сказать, что оно было основано на почве национальной ненависти», — возмутился глава «Чачимо» Николай Бурлуцкий.

По мнению главы «Ромэн» Вадима Матюшенко, события в Андреевке — это следствие безнаказанности предыдущих случаев насилия в отношении ромов. 

В 2016 году в селе Лощиновка Одесской области некоторые местные жители громили их дома, выгоняя из села. В том же году часть жителей города Лозовая Харьковской области также требовала выселения ромов. В 2017 году в поселке Ольшаны Харьковской области произошел конфликт двух групп местных жителей, в одной из которых были только ромы, а в другой — поселковый голова, депутат облсовета и их сторонники. Перепалка закончилась стрельбой и смертью рома.

«Он кивнул — и началась стрельба». Поселкового голову и депутата Харьковского облсовета судят за убийство главы ромской общины

В 2018 году радикально настроенные группировки как минимум пять раз нападали на ромские временные поселения в Киеве, Тернопольской и Львовской областях, куда ромы приезжали на сезонные работы. 

После происшествия в Ольшанах представители общественной организации «Чачимо» задумались о превентивных мерах, внедрять их начали в городе Мерефа Харьковской области. В 2018 году общественники собрали местную ромскую общину и в течение полугода проводили для них образовательные тренинги с юристами, соцработниками и врачами. В результате нашли самого активного представителя общины, который в случае конфликта может стать посредником. Общественники занимались и с местными госслужащими и, по мнению Бурлуцкого, изменили их стереотипное отношение к ромам. 

После того, как был завершен пилотный проект в Мерефе, к Бурлуцкому обратился житель Андреевки и сообщил, что в поселке растет напряжение между местными жителями и ромским населением. Бурлуцкий приехал в Андреевский поссовет и предложил поработать с местным населением так, как это уже было испытано в Мерефе. Но местная власть не заинтересовалась. 

«Я тогда говорил: если конфликт не разрешать на этом этапе, то возникнет более серьезная ситуация. Эти прогнозы, к сожалению, сбылись, — отметил Бурлуцкий. — Да, спасибо за реакцию. Но я думаю, что очень важно государству и правоохранительным органам принимать превентивные меры, а не тушить пожары». 

По информации общественника, ромская семья, которую 29 августа вывезли из Андреевки полицейские, сейчас скрывается и не выходит на связь. Остальное ромское население поселка напугано.

«Мне сейчас позвонили люди из Андреевки. Говорят: мы не знаем, что нам делать, мы боимся за наших детей, как наши дети могут пойти в школу, если мы не знаем, что с ними может случиться, если нас выгоняют из домов», — сказал Бурлуцкий. 

31 августа полиция направила в Андреевку дополнительные силы. Сотрудники полка полиции особого назначения намерены круглосуточно патрулировать поселок в течение месяца. По информации главы Донецкой громады Анатолия Наздрачова, в этот день в поселке собралось пять человек, которые планировали поговорить с местными ромами, но вскоре разошлись.

А тем временем, в 2018 году Европейский суд по правам человека стал на сторону ромов в деле о попытке местной власти выселить их из Петровки Одесской области в 2002 году. Украину обязали выплатить компенсацию каждому из 17 пострадавших.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов