«Надеялись, что я убегу». Больше года понадобилось суду, чтобы отправить депутатку горсовета Славянска Нелю Штепу под ночной домашний арест

Обвиняемая в поддержке боевиков «ДНР» экс-мэрка Славянска Неля Штепа во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати
Обвиняемая в поддержке боевиков «ДНР» экс-мэрка Славянска Неля Штепа во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

В среду 20 января Орджоникидзевский районный суд Харькова назначил ночной домашний арест бывшей главе Славянска, а теперь депутатке горсовета Неле Штепе. Ее обвиняют в пособничестве в проведении незаконного референдума на Донбассе и поддержке боевиков «ДНР». Меру пресечения суд избирал больше года.

«Ґрати» рассказывают о затянувшемся процессе.

 

«Я больше трех лет нахожусь без какой-либо меры пресечения. Если я только не болею, я приезжаю в суд и выполняю все свои обязанности. Никому я не угрожаю», — обращалась к суду Неля Штепа во время заседания 20 января, после того как четверо свидетелей обвинения заявили об угрозах со стороны обвиняемой и просили суд взять ее под круглосуточный домашний арест.

Штепу, обвиняемую по статьям о посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины и создании террористической группы или организации, впервые арестовали в 2014 году после того, как украинские войска вернули контроль над Славянском. Судебный процесс продолжается уже более шести лет. За это время несколько раз менялись коллегии судей и сами суды. А Европейский суд по правам человека частично удовлетворил иск Штепы против Украины, обязав государство выплатить ей компенсацию за затягивание рассмотрения дела. 

В 2017 году Ленинский райсуд Харькова, который на тот момент рассматривал ее дело, выпустили Штепу из СИЗО под круглосуточный домашний арест. Его срок закончился в начале 2018 года — с того времени обвиняемая находится на свободе. 

В октябре 2019 года на подготовительном заседании в Орджоникидзевском райсуде Харькова, куда в очередной раз передали дело Штепы, гособвинение запросило для нее круглосуточный домашний арест. Прокуратура вызвала в суд четверых жителей Славянска, которые должны были свидетельствовать о том, как бывшая городская голова им угрожала.

Два свидетеля выступили в феврале прошлого года: адвокат Артур Стуликов и активист Фридон Векуа. Стуликов рассказал суду, что во время случайной встречи в 2019 году в Славянске Штепа сказала ему: «Ты будешь сидеть». А Векуа сообщил, что неизвестные, которых он связывает со Штепой, угрожали ему по телефону. 

«Тех людей, которых прокуратура выставила, что я им угрожаю или угрожала когда-то, я живу сейчас от них в радиусе десяти километров. Я сняла жилье так, чтобы вообще с ними не встречаться», — выступала Штепа в свою защиту на последнем подготовительном заседании в январе. Ранее ее позицию поддержали ее невестка Елена Огаркова, которая до 2018 года работала в исполкоме Славянского горсовета, и «друг семьи» и однопартиец Штепы Евгений Кушаков.

 

«Одного споили, другого уговорили, третьего купили»

Митинг в центре Славянска против участия бывшей городской головы Славянска Нели Штепы и ее партии на местных выборах 24 сентября 2020 года. Фото: Дмитрий Торец, Ґрати

Девять месяцев пришлось ждать продолжения допроса свидетелей обвинения — предпринимателя и активиста Алексея Пивовара и его жены Елены. В прошлом феврале они не смогли прийти в суд по состоянию здоровья. Потом то был карантин, то были заняты адвокаты и судьи, то болела Штепа. 

За это время прокуратура сменила представителей обвинения, участница коллегии судей взяла самоотвод после изменений в Уголовно-процессуальном кодексе, и теперь дело рассматривает одна судья — Елена Глибко. Затем прокуроры снова сменились. А Штепа успела поучаствовать в местных выборах, баллотировалась на должность мэра Славянска и в горсовет. Она не стала мэром, но прошла в горсовет от «Партии мира и развития». Вместе со Штепой баллотировался свидетель защиты Евгений Кушаков, но безуспешно. 

23 ноября свидетель обвинения Алексей Пивовар все же дал свои показания. В зале харьковского суда он не был — вышел на связь по видео из суда в Славянске. 

Пивовар начал с того, что прокомментировал слова Штепы — еще в 2015 году она сказала суду, что Пивовар свидетельствует против нее из мести за ее отказ выйти за него замуж. 

«Это все неправда. Более чем половой дисфункции у меня эта женщина не вызывает», — свидетель сразу решил перейти к оскорблениям. Но Штепа, которая обычно реагирует на реплики в ее сторону, не ответила Пивовару. Судья Елена Глибко посчитала, что такой комментарий допустим в стенах суда, и замечание свидетелю делать не стала.

По сути ходатайства прокуратуры об аресте Штепы Пивовар рассказал, что конкурировал с ней во время выборов мэра Славянска в 2010 году. А в 2015 году, когда он стал свидетелем обвинения в деле его политической оппонентки, началось давление с ее стороны. 

«Тогда это были попытки договориться, поулыбаться», — говорил Пивовар. 

Но потом, по его словам, Штепа «воспользовалась» делом, которое открыло против него СБУ. В 2017 году он провел в СИЗО четыре месяца по обвинению в вымогательстве. Это дело он считает преследованием и связывает со своей антикоррупционной деятельностью. Тем не менее, суд признал его виновным и назначил условное наказание. 

Пока он находился в СИЗО, его семье поступали угрозы от сотрудников СБУ — якобы человек, представившийся сотрудником СБУ, вызвал его жену на встречу, где пытался ее запугать. 

«Они (Штепа и ее адвокаты — Ґ ) вычленяли полностью свидетелей по этому делу (делу Штепы — Ґ ), их было много, насколько я знаю, со стороны обвинения. Я просто знаю действительно, как это происходило: одного споили, другого уговорили, третьего купили. Такое количество свидетелей обвинения на суде ее (Штепу — Ґ ) не устраивает. И они начали потихоньку свидетелей убирать. Любыми путями», — утверждал в суде Пивовар.

Он уточнил, что «никто никого не убивал», но свидетели обвинения по делу Штепы, его знакомые, начали менять показания. 

«Но я этого делать не буду», — заверил суд Пивовар. 

Потом он утверждал, что два месяца назад ему позвонил Владимир Панибратченко, активист из Славянска и еще один свидетель обвинения по делу Штепы. По телефону тот настойчиво предлагал Пивовару встретиться с адвокатом обвиняемой Дмитрием Марченко.

«Я воспринимаю это как попытку давления. У меня даже сейчас опасения. Черт его знает! Это ж бывший милиционер, по-моему. У них же там все схвачено. Я боюсь за свою жизнь, за жизнь своей семьи», — говорил суду Пивовар. 

«Этот человек — Штепа, я знаю, не успокоится из-за принципа», — добавил он.

Во время допроса прокуроры пытались несколько раз уточнить у Пивовара, кто именно и когда ему угрожал. 

«Что вам конкретно надо? Чтобы мне голову отрезали и вам показали?» — возмущался в ответ свидетель. Он заявил, что конкретных фактов он предоставить не может. 

«Если бы они у вас были, вы бы это дело шесть лет не проводили. Вот и разбирайтесь, пожалуйста», — злился Пивовар на обвинителей.

Адвокат Штепы Александр Тананакин также хотел узнать у свидетеля, когда, на чье имя и при каких обстоятельствах тот писал заявление об угрозах со стороны Штепы. 

«Скорее всего, писал я его рукой и такой штучкой, похожей на ручку», — иронизировал в ответ Пивовар, но по сути вопроса снова ничего не сказал.

Последовала перепалка между свидетелем и адвокатом. Судья остановила их, после чего Тананакин пояснил суду, что в то время, когда было написано заявление об угрозах, Пивовар находился в СИЗО и не мог сам его подать. Также адвокат предоставил суду ответ СИЗО в Бахмуте в доказательство того, что Пивовар там удерживался и в тот период не передавал корреспонденцию по адресу прокуратуры и суда. Пивовар никак это не прокомментировал. 

Штепа, в свою очередь, высказала свою версию произошедшего: Пивовар стал свидетелем обвинения только после того, как его освободили из СИЗО осенью 2017 года, и эти события могут быть связаны.

«Люди поняли в тюрьме, что есть такой шанс. Если надо было, чтобы он это сказал, чтоб его выпустили из тюрьмы, то ладно», — прозрачно намекала Штепа. 

Однако Пивовар свидетельствовал против Штепы еще в 2015 году.

— Вы в курсе, что я сижу по обвинению СБУ? — обращалась к Пивовару Штепа. — Как вы думаете, могла я договориться с СБУ, чтобы они вам угрожали?

— Все местное СБУ у вас было под каблуком, когда вы были мэром. Это правда жизни сегодняшней Украины, — отвечал ей Пивовар. 

На том же заседании суд планировал допросить последнюю свидетельницу — жену Алексея Пивовара Елену. Но она не явилась. Судья Глибко в который раз терпеливо повторила прокурорам, что явка свидетелей — их обязанность, и назначила допрос на 2 декабря. 

 

«В интернете читаем, что мы срываем заседания»

Неля Штепа (по центру) и ее адвокаты Дмитрий Марченко (слева) и Александр Тананакин (справа) выступает на подготовительном заседании в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Но в назначенную дату заседание не состоялось — заболела сама Штепа. Накануне следующей даты, 7 декабря, она сообщила суду, что она все еще болеет. Но уже 11 декабря она присутствовала на заседании Славянского горсовета как новоизбранная депутатка. Тогда на сессию пришли ветераны войны на Донбассе, и один из них выступил с трибуны.

«Посмотрите, кто у нас тут сидит в депутатах. Неля Игоревна, как вы можете сюда вообще прийти?! У нас погибло 15 тысяч человек», — ветеран напомнил о событиях весны 2014 года, когда Славянск захватили поддерживаемые Россией боевики. Его выступление закончилось конфликтом между ветеранами и депутатами от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь».

До нового года суд по делу Штепы так и не состоялся. Так что участники процесса над Штепой собрались только 20 января. Обвиняемая громко кашляла. На входе в здание суда ей померяли температуру — она была повышенная.

«Я приехала из уважения к суду», — не преминула заявить Штепа. Судья Глибко поставила ее действия в пример свидетелям.

Свидетельница Елена Пивовар, жена Алексея Пивовара, участвовала в заседании по видеосвязи. Ее долго не могли наладить, и Штепа, ссылаясь на плохое самочувствие, начала предлагать перенести заседание на другой день. 

Адвокат Александр Тананакин возмущался, что свидетельница не  приехала в суд в Харьков. 

— Потом в интернете читаем, что мы срываем судебные заседания, — попытался пожаловаться Тананакин.

— Та чего вы, — перебила его судья Елена Глибко. — Пишут, что и суд срывает судебные заседания. 

— За мужем гонялись полгода, теперь за женой… Может, прокуратура как-то обеспечит явку? — причитал адвокат.  

Прокурор Александр Чекин на их слова не реагировал. 

После перерыва суд все же установил связь со свидетельницей Пивовар.

Она сообщила, что знает Штепу, но не лично, и отношений у них нет. 

«Когда моего мужа арестовали, я это связала с этой женщиной. То есть его арест, его увоз из Славянска — все сводилось к Штепе. Или так совпало. Но, по моему мнению, слишком много было про эту женщину сказано. Поэтому мне пришлось написать заявление, у меня не было другого выхода», — говорила свидетельница.

По ее словам, после ареста супруга в 2017 году ей звонили с неизвестных номеров и угрожали.

«Говорили, что в СИЗО будет расправа над мужем, а потом уже в Славянске доберутся до меня. В связи с тем, что он идет свидетелем», — рассказывала Пивовар.

Говорили и другое: «Не дойдешь домой», «У тебя дети сами дома бывают» и «Передай мужу, чтобы отказался от своих показаний». Поэтому Пивовар была вынуждена написать заявление в Ленинский районний суд Харькова, который тогда рассматривал дело Штепы. К правоохранителям женщина не обращалась.

«Мне устно объяснили, что нет смысла», — пояснила. Кроме того, по ее словам, человек, представившийся сотрудником СБУ, вызывал ее на встречу и пытался запугать. 

Адвокат Тананакин, как и во время допроса Алексея Пивовара, задавал Елене уточняющие вопросы об обстоятельствах написания заявления.

«Возможно, вам подсказывали, как писать?» — спрашивал адвокат и объяснил суду, что ее с мужем заявления идентичны.

Елена не стала отрицать, что муж ей помогал — они связывались по телефону, когда он находился в СИЗО в Бахмуте.

Неля Штепа и ее адвокат Александр Татанакин во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

— А каким образом вы общались, если телефонная связь запрещена в следственном изоляторе? — Тананакин изображал удивление.

— Ну, неужели я вам буду объяснять. Вы же прекрасно знаете, как там телефоном общаются, — раздражалась Пивовар.

Адвокат спрашивал свидетельницу, есть ли связь между ее заявлениям об угрозах и освобождением ее мужа из СИЗО, но Пивовар это отрицала.

Во время допроса Пивовар за кадром был слышен мужской голос. Адвокаты стали возмущаться, что рядом со свидетельницей сидит ее муж Алексей, и помогает ей с формулировками. Елена сначала отрицала, потом призналась, что он действительно ненадолго зашел в кабинет. Судья Глибко сделала замечание работнику славянского суда, и тот вывел мужчину.

Штепа утверждала, что Алексей и Елена Пивовары работали у нее агитаторами во время избирательной кампании в 2009 году. Об этом она задавала наводящие вопросы свидетельнице. 

— Когда я вас уволила, мы потом виделись? — спросила Пивовар Штепа.

— Я с вами никогда не работала и не знакома, — ответила свидетельница.

—А, да? Хорошо, — Штепа удивилась. 

— Вы, наверное, меня путаете с первой женой Алексея, тоже Еленой, — прояснила ситуацию Пивовар. 

В ходе допроса свидетельница также отрицала, что Штепа ей лично угрожала.

В свою защиту Штепа пояснила суду сказала, что никак не могла угрожать семье Пивовар, потому что в то время находилась в СИЗО без телефона. 

Ее адвокат Дмитрий Марченко также просил суд обратить внимание на то, что угроз Пивоварам очевидно не поступало.

 

«Я хочу, чтобы меня оправдали»

Обвиняемая в поддержке боевиков «ДНР» бывшая городская глава Славянска Неля Штепа во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

В подтверждение позиции обвинения о том, что Штепа на свободе может давить на свидетелей в процессе, прокурор попросил приобщить к материалам дела документ, в котором говорится, что она фигурирует в еще двух уголовных производствах. Одно — об угрозах свидетелю обвинения Артуру Стуликову. 

Адвокаты Штепы в ответ пояснили, что они уже предоставляли суду выписку о закрытии дела об угрозах Стуликову. Поэтому, по их мнению, документ стороны обвинения неактуален. 

Прокурор также предоставил суду выписку из другого уголовного дела — Штепа там упоминается в связи с убийством офицера СБУ Геннадия Биличенко в апреле 2014 года. Адвокаты возражали и тут — так как, по их информации, Штепа не обвиняемая, а потерпевшая сторона в деле. 

Судья Глибко пообещала разобраться в документах прежде чем вынести решение по мере пресечения.

Прокурор, приводя аргументы за арест Штепы, также отметил, что обвиняемая не явилась в суд 7 декабря, но пришла на заседание Славянского горсовета 11 декабря.

«Это я считаю затягиванием процесса», — заявил прокурор.

Штепа ответила, что в суд она не приехала, поскольку в этот день сдала ПЦР-тест на COVID-19 и еще не получила результат. Но пошла на сессию, так как накануне получила негативный результат теста.

Штепа в который раз заявила, что процесс против нее — политический, и она сама заинтересована «в правдивом решении этого вопроса». Штепа говорила, что, пока находилась в СИЗО, ей много раз предлагали участвовать в обмене, но она отказывалась, так как считает, что невиновна.  

«СБУ и прокуратура надеялись, что я убегу. Никуда я убегать не собиралась, — заявила обвиняемая. — Если бы я думала куда-то убегать или что-то делать, извините, вот, раз — и ты уже пересек границу. Я хочу, чтобы меня оправдали!».

Штепа попросила суд не применять к ней круглосуточный домашний арест также и потому, что днем ей нужно ходить на работу — «зарабатывать деньги на аренду жилья вдали от свидетелей».

Как только судья Глибко ушла в совещательную комнату, участники разошлись, — огласить решение было некому. Потом в приемной судьи «Ґратам» сказали, что она удовлетворила ходатайство обвинения частично — отправила Штепу под ночной домашний арест. Адвокаты заявили, что планируют подать апелляцию.

Так, спустя больше чем год судья закрыла подготовительное заседание. В четверг, 28 января, суд должен начать рассмотрение дела по сути.

77 нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році
77

нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов