Харьковский транзит. Суд приговорил двоих граждан Азербайджана к десяти годам тюрьмы за переправку боевиков «Исламского государства»

Боевики ИГИЛ. Иллюстративное изображение. Фото: M.Dairieh, ZUMA Press
Боевики ИГИЛ. Иллюстративное изображение. Фото: M.Dairieh, ZUMA Press

Суд над организаторами пункта переправки боевиков-исламистов в Харьковской области длился пять лет. Процесс проходил без огласки, а о приговоре стало известно только из пресс-релиза СБУ. «Ґрати» изучили материалы дела, чтобы разобраться, как украинские спецслужбы разоблачили террористическую ячейку, что за люди в нее входили и скольким боевикам они успели помочь.

 

Текст приговора Коминтерновского районного суда Харькова появился в судебном реестре еще 1 июня. Осужденные — Давуд Алиев и Анар Эрол, граждане Азербайджана. Их признали виновными в создании террористической организации (часть 1 статьи 258-3 УК), финансировании терроризма (часть 2 статьи 258-5 УК), незаконном обращении с оружием, боеприпасами и взрывчаткой (часть 1 статьи 263 УК). Суд назначил наказание в виде десяти лет лишения свободы. 

Следствие установило, что с октября 2013 по май 2015 года они создали в Харьковской области пункт переправки боевиков «Исламского государства» из Кавказа и Центральной Азии в зону боевых действий в Сирии и Ираке. Бойцов ИГИЛ обеспечивали жильем, деньгами и поддельными документами. Деятельность харьковской ячейки координировали и финансировали руководители «Исламского государства» в Турции и Сирии.

 

«Возомнил себя террористом»

Давуд Алиев и Анар Эрол. Фото: СБУ

Информации как о процессе, так и о фигурантах дела в СМИ почти нет. Адвокаты приговоренных сначала также неохотно шли на контакт: «Подзащитные признались, что тут еще говорить». Но позже адвокат Виктор Летючий, представлявший в суде интересы Давуда Алиева, встретился и пообщался с корреспонденткой «Ґрат».

Защитник рассказал, что следствие вышло на Алиева и Эрола после того, как на них указал гражданин Казахстана Дмитрий Николаев — боевик «Исламского государства», планировавший теракты в Казахстане и Кыргызстане. Как утверждают правоохранители, в 2013 году Алиев и Эрол встретили Николаева в Харькове и поселили в области — в поселке Новая Водолага, дали ему деньги, снабдили поддельными документы и помогли добраться до Казахстана. Там в 2014 году его задержали сотрудники Комитета нацбезопасности страны, а в 2015 году суд в Караганде приговорил его к 11 годам лишения свободы за пропаганду терроризма и участие в террористической деятельности.

«Николаев — человек славянской национальности, гражданин Казахстана. Он принял ислам и возомнил себя террористом. Поехал сначала изучать язык в Египет, потом — в Сирию, где его научили стрелять из стрелкового оружия и дали какое-то представление об изготовлении самодельных бомб», — рассказал адвокат. Он ознакомился с приговором Николаева и допрашивал его по видеоконференции во время следствия по делу Алиева и Эрола. 

По мнению Летючего, спецслужбы «сделали» из Николаева террориста, который в итоге сыграл ключевую роль в украинском деле.

Дмитрий Николаев. Фото: газета «Новый Вестник»

В казахстанской газете «Новый Вестник» есть несколько материалов о суде над Николаевым и его сообщником — Адилетом Темиркановым. 

Следствие утверждало, что Николаев и Темирканов планировали взорвать отдел полиции в своем родном городе Темиртау и напасть на военный склад на трассе «Алматы-Астана».

Николаев прошел подготовку в Египте, где его обучили арабскому языку, стрельбе и минно-взрывному делу, — утверждает следствие. В конце января 2013 года казахстанец нелегально перешел турецко-сирийскую границу и прибыл в лагерь боевиков, которые воевали против правительственных войск Сирии. Там он вступил в группировку «Жамагата Абу Ханифа», где служил разведчиком.

Сообщника Темирканова, гражданина Кыргызстана, который также прошел соответствующую подготовку, Николаев нашел по возвращению из Сирии в Темиртау. Вместе они распространяли в интернете видео казни «неверных» и искали новых сообщников: для организации взрыва на военном складе им нужно было не меньше 50 опытных боевиков. 

«В случае отсутствия возможности ведения «джихада» в Казахстане, он планировал осуществлять разбойные нападения на богатых людей, и из награбленного одну треть оставлять себе для подготовки условий ведения «джихада», — цитирует материалы дела с показаниями Николаева газета «Новый Вестник». 

Журналисты издания поговорили с матерью осужденного боевика — Надеждой Николаевой. Она рассказала, что раньше ее сын работал машинистом тепловоза на металлургическом комбинате, какое-то время много пил, затем устроился в магазин экспедитором. Тогда же, по мнению матери, Николай «поддался влиянию» и принял ислам. Позже он открыл свою мастерскую по изготовлению мебели, но разорился, из-за чего «закрылся в себе». В 2012 году Дмитрий поехал в Египет «по путевке», после чего собрался в Турцию, но не сказал, зачем. В Казахстан Дмитрий возвращался через Украину. Он звонил матери из Харькова, говорил, что у него здесь работа и друзья. После возвращения домой в 2014 году Дмитрий сказал, что скоро снова уедет. Затем Надежда узнала, что сына задержали на кыргызско-казахстанской границе.

«Он такой добродушный у меня, он не мог бы воевать, он по природе не очень смелый, — говорила Надежда Николаева журналистам «Нового Вестника». — Как он будет сидеть целых 11 лет? У него кости болят, почки могут отказать в таких условиях. Он плакал, когда я пришла к нему на свидание в тюрьму, это было уже после суда. Он сказал: «Мамочка, прости меня, меня с толку сбили, заблудился, не знал, что все так плохо будет».

Темирканову дали меньший срок — восемь лет лишения свободы.

 

«Подарили пистолет» 

Анар Эрол. Скриншот с видео телеканала АТН

Во время судебного процесса в Караганде Дмитрий Николаев дал показания против граждан Азербайджана Давуда Алиева и Анара Эрола и рассказал, как они помогли ему в Харькове. Спецслужба Казахстана сообщила об этом своим коллегам в Украине, и следователь СБУ вылетел допросить Николаева. 

Как объяснил «Ґратам» адвокат Алексей Скорбач, который специализируется на миграционном праве, сотрудничество спецслужб стран СНГ, несмотря на то, что Украина  вышла из него, предусмотрено Минским соглашением, или Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Такая практика распространена, хотя, по мнению адвоката, может быть вредной с позиции прав человека, поскольку спецслужбы не совсем демократических стран могут пытать обвиняемых, чтобы получить показания. 

Так, весной 2015 года сотрудники СБУ задержали в Харькове Алиева и Эрола, а также их соседа Фариза Мамедова. Во время обысков в их доме и машинах правоохранители нашли символику «Исламского государства», оружие, боеприпасы и взрывчатку, оборудование для изготовления поддельных печатей и штампов, паспорта и водительские права. 

Правоохранители открыли производства по факту создания террористической организации (часть 1 статьи 258-3 Уголовного кодекса Украины), финансирования терроризма (часть 2 статьи 258-5), незаконного обращении с оружием, боеприпасами и взрывчаткой (часть 1 статьи 263), а также по факту подделки удостоверения или другого официального документа и использования заведомо поддельного документа (части 1 и 4 статьи 358). Производство о подделке документов закрыли через два года, поскольку истек срок давности. Эрола подозревали по всем четырем статьям, Алиева — по статьям о терроризме и хранении оружия, а Мамедова — только по статье о хранении оружия. Адвокат Летючий утверждает, что Мамедов попал в это дело случайно.

Фариз Мамедов. Фото: СБУ

«Все трое жили в одном доме, дружили, и ребята подарили Мамедову пистолет, — рассказал Летючий. —  При обыске у Мамедова также нашли копии документов молодых людей азербайджанской внешности и приняли их за потенциальных боевиков. Но оказалось, что Мамедов просто занимался со студентами». 

После задержания Алиева, Эрола и Мамедова поместили в следственный изолятор СБУ в Киеве. В декабре 2015 года, когда дело передали в Коминтерновский районный суд Харькова, Алиева и Эрола перевели в Харьковское СИЗО и каждые два месяца продлевали им меру пресечения. Мамедова отпустили под личное обязательство.

Адвокат Виктор Летючий не рассказал биографию своего подзащитного и других обвиняемых, сославшись на то, что все трое «достаточно закрытые». Но сказал, что у Алиева было украинское гражданство. Его отец, который давно жил в Харькове и торговал здесь запчастями, через суд добился гражданства для себя и сына еще в 2005 году. После ареста сына он переехал в Сирию и создал там свою боевую группировку. Из-за этого СБУ обратилась в суд и добилась отмены гражданства для Алиевых.

 

«Под давлением срока» 

В суде Алиев и Эрол не признавали своей вины, не говорили, скольким боевикам они помогли, и не называли их имен. В суде также не изучали эти обстоятельства, как и другие доказательства: в конце прошлого года обвиняемые все же решили признать вину. Суд учел это как смягчающее обстоятельство. 

Судья Марина Онупко приговорила Алиева и Эрола к 10 годам и трем месяцам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права заниматься коммерческой деятельностью, связанной с оформлением документов для въезда-выезда и временного пребывания иностранцев в Украине, на два года. Суд также решил, что они должны компенсировать около 149 тысяч гривен, потраченных на судебные экспертизы. 

Поскольку Алиев и Эрол пять лет находились в СИЗО, это время им зачтут в срок отбывания наказания. На момент ареста еще действовал «закон Савченко», поэтому один день содержания под стражей приравнивается к двум дням лишения свободы. Соответственно, Алиев и Эрол вскоре выйдут на свободу. 

Именно «закон Савченко» повлиял на то, что обвиняемые спустя пять лет признали свою вину, — пояснял Виктор Летючий. 

«Мне обидно, что они признались, — говорит адвокат. — Потому что смогла бы СБУ доказать все то, что вменяла им? Я очень сомневаюсь. Но когда за пять лет в суде мы не продвинулись и на 10%… И возник такой компромисс: если они признают вину, то прокурор будет просить не очень строгое наказание. Поэтому они решили во всем сознаться, лишь бы их выпустили. А когда вина признается, доказательства не исследуются».

Эпизод с Мамедовым выделили в отдельное производство о незаконном обращении с оружием, боеприпасами и взрывчаткой (часть 1 статьи 263), которое до сих пор рассматривает Коминтерновский районный суд Харькова. Мамедов не отрицает, что хранил пистолет, но вину не признает, объясняя это тем, что пистолет был небоевым. Заседание по его делу, назначенное на 13 июля, не состоялось — стороны не явились в суд.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов