«Еще удивился — мы все отступаем, а они туда шли». В суде о расстрелах на Институтской выступил экс-командир взвода киевского «Беркута»

Столкновения между протестующими и силовиками на улице Грушевского во время Евромайдана, январь 2014 года. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати
Столкновения между протестующими и силовиками на улице Грушевского во время Евромайдана, январь 2014 года. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

Коллегия присяжных Святошинского райсуда Киева 9 декабря заслушала показания бывшего командира третьего взвода четвертой роты киевского полка «Беркут» Виталия Косенького — свидетеля защиты в деле о расстрелах протестующих на Майдане 20 февраля 2014 года.

В убийстве 48 человек и ранении 80-и обвиняют его коллег, бойцов столичной спецроты «Беркута», так называемой «Черной роты»: Олега Янишевского, Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Александра Маринченко и Сергея Тамтуру. Но на скамье подсудимых сейчас только двое последних — после прошлогоднего обмена заключенными с самопровозглашёнными республиками они вернулись в Киев из Луганска. Янишевского, Зинченко и Аброськина суд  объявил в международный розыск, так как они не являются на заседания. А 25 ноября суд постановил выделить материалы в их отношении в судебное производство и приостановил его рассмотрение.

Свидетеля Виталия Косенького вызвали адвокаты обвиняемых, чтобы расспросить о действиях митингующих и правоохранителей на Майдане 18-20 февраля 2014 года. Хотя его не допрашивали во время досудебного расследования убийств на Институтсткой, как пояснил на заседании прокурор Янис Симонов, потому что милиционер не был непосредственным очевидцем расстрелов 20 февраля. Но фамилия Косенького фигурирует в служебном расследовании МВД о событиях Евромайдана.

В суде экс-«беркутовец» рассказал, что его взвод «охранял порядок» во время мирной ходы протестующих к Верховной Раде. В столкновениях на перекрестке улиц Институтской и Шелковичной его ранило камнем в ногу, поэтому не участвовал в дальнейших противостояниях, но наблюдал за происходящим с площадки возле Октябрьского дворца. Когда «Беркут» покидал Институтскую 20 февраля, Косенький «мельком» видел людей в черной форме и желтыми повязками, но не идентифицировал их.

Косенький до сих пор продолжает работу в правоохранительных органах. Согласно декларации за 2019 год, он командир третьего взвода четвертой роты полка полиции особого назначения №1 Главного управления Нацполиции Киева.

Протестующие на Майдане Незалежности, февраль 2014 года. Фото: Евгений Фельдман

В суде Косенький подтвердил: 18-20 февраля 2014 года он действительно находился в центре Киева, но не видел там обвиняемых. Он «наглядно» знаком с Маринченко, но после событий на Майдане с ним не встречался. Под командованием Олега Янишевского весной 2014 года Виталий Косенький служил в АТО под Славянском .

Свидетель сообщил суду, что выполнял задания на Майдане, начиная с ноября 2013 года. Взвод Косенького вытеснял протестующих с Хрещатика, чтобы коммунальщики могли установить новогоднюю елку; 1 декабря 2013 года, во время штурма здания Администрации Президента, Косенький и его бойцы «стояли в резерве внутри Кабинета Министров». В резерве он был и во время столкновений возле стадиона Динамо 19 января 2014 года.

«А загорались мы часто»

18 февраля Косенький нес службу «по охране общественного порядка». Его подразделение сперва стояло в Мариинском парке, но около часа дня получило команду по рации: со стороны Институтской поднимается колонна людей и «идет штурмовать Верховную Раду». Тогда взвод вышел к перекрестку улиц Институтской и Шелковичной. «Беркутовцам» поставили задачу не пропустить митингующих к парламенту, чтобы «они не сделали никаких противоправных действий». Косенький уточнил, что им заранее не сообщали о мирном характере демонстрации.

«На перекрестке уже стояли два КАМАЗа, перекрытый проход к Раде, и перед ними стояли солдаты, ВВшники. Подошла толпа, начали толкаться, начали оттуда выбрасывать солдат. Загорелся КАМАЗ — кинули бутылку зажигательную. Солдат оттуда всех вывели, и на их место выставили уже полки беркутов», — описывал Косенький ход событий 18 февраля.

Война и «Мирная хода». С чего начались расстрелы на Майдане, кто за это ответил, а кто пошел на повышение

 

Весь перекресток был заполнен людьми — свидетель насчитал тысячу-полторы человек — демонстрантов прибывало. «Беркутовцев», по его словам, подошло около 60, в стандартной экипировке для массовых мероприятий они были защищены только легкой броней, алюминиевыми щитами и касками,  а из спецсредств имели только газовые балончики и резиновые палки.

Протестующие, рассказывал Косенький, то пытались прорваться, то отступали.  В милиционеров летела брусчатка и черенки от лопат, куски арматуры, в них стреляли из рогаток гайками и шариками из подшипников, которые могли пробить пластиковое забрало на шлеме. На некоторых митингующих были элементы защиты, отобранные у «беркутовцев» — щитки на руках и бронежилеты, на других — строительные каски и зеленые армейские шлемы. Летального оружия в руках у манифестантов Косенький не видел.

«Мы стояли в первом порядке, накрывались щитами. И в один момент из лавины, из атаки, прилетела брусчатка и перебила мне ногу. И потихоньку-потихоньку я за строй вышел назад и пошел в безопасное место», — вспоминал свидетель.

Отойдя в безопасное место, Косенький попытался найти карету скорой помощи. Медицинская бригада, оказавшаяся поблизости, сказала ему, что не возит правоохранителей. После этого он не пытался вызвать скорую и получил помощь только на базе полка — днем 20 февраля. Согласно судмедэкспертизе, он получил «ушиб тканей левой голени и сотрясение мозга».

«Лично я 18 числа поменял два комплекта защиты, — рассказывал Косенький в суде, — Нам постоянно старшина подвозил новый, потому что защита не выдерживала ударов, ломалась, сыпалась. И когда загораешься, то липучки перестают прилипать, и защита с тебя отпадает. А мы загорались часто».

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

Около четырех часов дня 18 февраля его подразделение спустилось по Институтской — до площадки возле Октябрьского дворца. Там киевский полк «Беркута» вместе с подразделениями из других городов — каких, Косенький не мог определить — находились до 20 февраля, пока им не приказали вернуться на базу.

«Начали выносить пацанов раненых много»

Первый день «Беркут» держал позиции; было холодно и милиционеры менялись каждый час. Из-за ранения Косенький в ротациях не участвовал, а наблюдал за происходящим на Майдане со смотровой площадки возле Октябрьского дворца.

Он утверждает, что приказы в те дни отдавал только командир киевского «Беркута» Сергей Кусюк и никто другой — а от Кусюка команды применять силу или спецредства против протестующих не было. Впрочем общий радиоэфир свидетель в те дни не слушал — только волну своего собственного подразделения.

Милиционеров с помповыми ружьями и автоматами Калашникова Косенький в центре Киева не видел. По его словам за все три дня кровавого противостояния он вообще не встречал ничего такого, что указывало бы на подготовку штурма Майдана.

«На удивление, было затишье. Обычные ротации. Друг друга меняли-меняли-меняли. Такого, чтобы наращивали силы, резервы — не ощущалось», — вспоминал он в суде.

Утром 20 февраля бойцы столичного «Беркута» продолжали нести дежурство возле Октябрьского дворца, а внизу, на Институтской стояли милиционеры из области и других регионов.

«Рано утром я вышел с коллегами перекурить… Начали собираться журналисты. Стояли с камерами, микрофонами. Шустренько начали уходить. — рассказывает свидетель о событиях 20 февраля, — Потом начали скорые снизу отъезжать от периметра нашего и водомет. Когда водомет сдавал назад, толкал скорую. То ли перестановка, переезд. И начали пацанов выносить реально — не сами шли, несли двух человек на щитах. Выносили. Услышали, что началась стрельба, дали команду всем отступать назад. Начали выносить пацанов раненых много».

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

После начала стрельбы сослуживцы Косенького, по его словам, решили сменить место дислокации и двинулись вверх по Институтской на автобусах.

По дороге, возле «двухэтажного здания голубого цвета» — здание клуба Кабинета министров на Институтской — Косенький из автобуса «мельком» видел как 15-20 человек в черной форме с желтыми повязками, организованным порядком по двое шли в сторону Октябрьского дворца.

«Еще удивился — мы все отступаем, а они туда шли. Почему?», — вспоминал Косенький, подтверждая, что именно спецрота ранее носила черную форму. Впрочем, желтых повязок на ней он никогда раньше не видел. Оружия в руках людей в черном он не заметил, лиц не опознал из-за балаклав.

Косенький и его подразделение вернулось на базу около полудня 20 февраля. Какое-то время, прежде чем покинуть центр Киева  — около получаса — автобусы «Беркута» стояли в правительственном квартале. Командир подразделения Юрий Шевченко и командир полка Сергей Кусюк в те минуты находились рядом с бойцами.

На базу вместе с киевским «Беркутом» прибыл полк из Днепропетровска и еще один полк из другой области — какой, Косенький не вспомнил. «Областники» разъехались — один полк поехал в аэропорт Жуляны, а другой на своих же автобуса к выезду из Киева.

«Построились, пересчитались. Командир подразделения попытался нам объяснить ситуацию, что случилось, почему так получилось, — рассказывал свидетель. — Сказал, что там начали стрелять из боевого оружия. Есть потери — много раненых, про убитых никто тогда еще не говорил. И мы получаем оружие. Если будет команда, поедем работать дальше. А пока получили оружие и сидим на базе. Вооружились».

Сам Косенький оружие не получил — из-за ранения. Он не в курсе, когда однополчане сдавали его обратно в оружейную. Об исчезновении автоматов и ружей, которые числились за «Беркутом», он знает только по слухам.

20 февраля на базе в Новых Петровцах Косенький в последний раз видел своего командира Кусюка — тот проводил инструктажи, собрания с другими командирами.

«Мы надеялись, что не найдутся отчаянные, кто захочет нашу базу штурмовать», — сказал свидетель.

***

После допроса свидетеля суд объявил перерыв до 16 декабря.  На следующих слушаниях адвокаты «беркутовцев» должны продолжить допрос свидетелей защиты.

 

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов