Заключение врача. Как первый российский глава Минздрава Крыма получил 10 лет за госизмену, но остался на свободе

Петр Михальчевский, июль 2019 года. Фото: Ґрати
Петр Михальчевский, июль 2019 года. Фото: Ґрати

Два года Днепровский районный суд Киева рассматривал дело Петра Михальчевского — министра здравоохранения в первом российском правительстве Крыма. Прокуратура доказывала, что на этом посту подсудимый содействовал подрывной деятельности России на полуострове. Сам Михальчевский настаивал, что не вредил Украине, а лишь обеспечивал бесперебойную работу больниц в сложный период. «Ґрати» рассказывают, как суд приговорил экс-министра к 10 годам заключения, но сразу отпустил, и почему коллегия осудила Михальчевского за государственную измену, но признала невиновным в сепаратизме.

 

27 февраля 2014 года в центре Симферополя было непривычно безлюдно и тихо. Утром премьер-министр Крыма Анатолий Могилев вышел в прямой эфир и объявил, что здания Совета министров и местного парламента захватили неизвестные вооруженные люди. Потом станет известно, что это был российский спецназ. Глава правительства объявил выходной и попросил симферопольцев не приближаться к захваченным зданиям.

Вечером депутаты собрались в Верховном Совете, отправили Могилева в отставку и назначили новым премьером лидера партии «Русское единство» Сергея Аксенова. На следующий день в здании парламента, которое удерживали российские спецназовцы, депутаты заменили весь состав Совета министров. Пост министра здравоохранения в правительстве Аксенова получил Петр Михальчевский, который до этого дня возглавлял республиканскую больницу.

Через три года в Киеве его задержат сотрудники Службы безопасности Украины и объявят подозрения в государственной измене и сепаратизме.

 

Взлеты и падения

Адвокат Валентин Рыбин и экс-министр здравоохранения Крыма Петр Михальчевский, 1 февраля 2019 года. Фото: Ґрати

Петр Михальчевский родился в 1959 году в Скадовске — курортном городке в Херсонской области. Окончил Крымский государственный медицинский университет в Симферополе, где остался жить и устроился хирургом в республиканскую больницу имени Семашко.

В 90-х возглавил там отделение, в 2013 году стал заместителем главного врача, но хирургическую практику не бросил. Имел репутацию одного из лучших специалистов в регионе. Житель Керчи Николай в беседе с «Ґратами» вспоминает, как Михальчевский поставил ему точный диагноз и выявил проблему, которую не могли найти другие врачи.

«Денег Михальчевскому за операцию лично я не платил ни копейки! Моя жена все платила в кассу клиники!… Я заплатил бы с благодарностью ему, но такого предложения не было!» — поделился Николай.

В 2012 году Михальчевский стал главврачом республиканской больницы, а через два года, в роковой момент для Крыма, — министром здравоохранения. На этой должности он курировал переход местной медицины с украинских стандартов на российские.

В интервью Михальчевский заявлял, что от этих перемен крымские медики и пациенты только выиграют. Больницы получат больше денег и оборудования, зарплаты врачей вырастут, медицина будет по-настоящему бесплатной, а тяжелые больные смогут получать высококлассную помощь в России.

«Приведу пример. В Крыму в эндопротезировании суставов нуждается 700 человек… Нашими силами мы можем выполнить около 150 операций в год. Теперь мы этих больных сможем направлять в центр высокотехнологической помощи в России, где при наличии российского паспорта им будет оказана бесплатная медицинская помощь», — говорил Михальчевский в интервью.

Однако в кресле министра он продержался всего три месяца, пока не попал в коррупционный скандал. Премьер Сергей Аксенов обвинил Михальчевского в том, что гуманитарная помощь из России оказывается в частной продаже, врачи вымогают у пациентов «благотворительные взносы», а цены в аптеках завышены. 9 июня 2014 года медик подал в отставку и вернулся к врачебной практике.

Через год он собрал вещи и вместе женой и двумя детьми переехал в Киев. «Мотивом моего переезда была в первую очередь пожилая мама и сестра. Потому что, находясь там, я не мог ухаживать за ними», – позже расскажет Михальчевский.

В Киеве он продолжил хирургическую практику и стал главврачом частной клиники. Первые два года у правоохранителей не было к крымчанину претензий. Но утром 5 января 2018 года сотрудники СБУ пришли к Михальчевскому с обыском, вручили подозрение в государственной измене и сепаратизме, а также обратились в суд с ходатайством об аресте.

На заседании медик отрицал вину и просил оставить его на свободе. Он убеждал судью, что не вредил суверенитету Украины, а министром стал еще до того, как Россия объявила о присоединении Крыма. Однако суд к нему не прислушался и отправил в СИЗО.

 

Отказ от обмена

Суд смотрит интервью Михальчевского, июль 2019 года. Фото: Ґрати

Через полгода дело Михальчевского начал рассматривать Днепровский районный суд Киева. Прокуратура указала в обвинительном акте, что Михальчевский в 2014 году «получил от неустановленных представителей России предложение занять пост министра здравоохранения Крыма, который является политической должностью, в незаконно созданном органе оккупационной власти». Михальчевский согласился и, по версии обвинения, тем самым «предоставил России помощь в проведении подрывной деятельности против Украины» — то есть совершил государственную измену (часть 1 статьи 111 Уголовного кодекса).

Прокуроры указали, что на посту министра в Крыму Михальчевский издал не меньше пяти приказов, «придавая им вид законных и правомочных, легитимизируя таким образом деятельность оккупационной власти».

Прокуратура также обвинила медика в посягательстве на территориальную целостность (часть 2 статьи 110 УК). По версии обвинения, Михальчевский совершил это преступление, когда «дал указание всем медучреждениям Крыма организовать на их территории избирательные участки для проведения так называемого референдума, который состоялся 16 марта 2014 года». Прокуроры утверждали, что Михальчевский требовал от медиков «голосовать за отделение Крыма от Украины и присоединение к России» и «отчитывался об этом высшему руководству органов оккупационной власти».

Подсудимый и его адвокат отрицали все обвинения. Михальчевский заявил, что министром его назначили не «неустановленные представители России», а Верховная Рада Крыма, которая в тот момент была легитимным органом украинской власти.

«Присяги на верность народу Крыма и Российской Федерации я не принимал. Главным итогом своей работы в Крыму в рассматриваемый период считаю то, что никто из крымчан, по-прежнему граждан Украины, не пострадал от неоказания медицинской помощи, ни один человек!» — говорил Михальчевский.

Его адвокат Валентин Рыбин утверждал, что министр обеспечивал работу гражданских больниц во время военного конфликта, и его нельзя преследовать по Женевской конвенции о защите гражданского населения.

«Сторона обвинения считает, что настоящий гражданин Украины должен был вредить другим людям, если остался на полуострове, или хотя бы покинуть полуостров. Уважаемый суд, к сожалению, не смотря на прямой запрет в международном праве, на скамье подсудимых находится лицо, которое всю свою жизнь посвятило предоставлению медицинской помощи людям, и в конце концов именно за это его пытаются осудить», — сказал адвокат.

Он также добавил, что обвинения Михальчевского в организации референдума — это всего лишь предположение прокуроров, которое ничем не подтверждается.

В июле 2018 года у Михальчевского появилась возможность оказаться на свободе. Вице-спикерка Рады Ирина Геращенко опубликовала список лиц, которых Украина готова обменять на политзаключенных в России. В перечне была фамилия медика. В ответ Михальчевский обратился к президенту Петру Порошенко с требованием исключить его из списка.

«Я категорически против участия в каких-либо обменах с Российской Федерацией или любым другим государством мира», — заявил Михальчевский. Он повторил, что невиновен в госизмене, является гражданином Украины, и Конституция запрещает высылать его из страны.

 

Освобождение

Петр Михальчевский выходит из под стражи после полутора лет ареста, июль 2019 года. Фото: Ґрати

Несмотря на все протесты Михальчевского, прокуратура настаивала на его виновности. Чтобы обосновать свою позицию, прокуроры вызвали свидетелей. Ключевым был бывший главврач симферопольского противотуберкулезного диспансера Олег Тимченко, который в 2014 году переехал в Киев.

На допросе он сказал, что Михальчевский был сторонником России, принуждал подчиненных к получению российских паспортов и активно содействовал проведению референдума в больницах.

«Участки в больницах, конечно же, подконтрольны министру здравоохранения. На разного уровня совещаниях рекомендовалось провести с хорошими результатами этот референдум. Специфика участков в больницах в том, что главные врачи могут очень активно агитировать среди больных и своих подчиненных, могут иметь влияние непосредственно на избирательные комиссии», — сказал Тимченко.

Бывший главврач симферопольского тубдиспансера Олег Тимченко, 1 февраля 2019 года. Фото: Ґрати

В то же время он признал, что сам не присутствовал на совещаниях, где Михальчевский давал указания по поводу референдума. По словам Тимченко, о таких распоряжениях он узнал от других главврачей. Михальчевский заявил, что показания свидетеля — ложь, и медик оговорил его из-за личной неприязни.

Еще одним доказательством прокуратуры была лингвистическая экспертиза заявлений подсудимого на посту министра. Исследование провела сотрудница института судебных экспертиз СБУ Наталья Ковбасенко. Она изучила высказывания Михальчевского о пользе перехода крымской медицины на российские стандарты и решила, что они содержат «одобрение и публичное оправдание вхождения Крыма в состав России» и «пророссийскую пропаганду».

Вторая адвокатка Михальчевского Ольга Головина утверждала, что экспертиза составлена с нарушениями и просила признать ее недопустимым доказательством. По мнению защитницы, экспертка института СБУ была предвзятой и, чтобы подыграть следствию, даже изменила формулировки вопросов, на которые ее просил ответить следователь.

Адвокаты настаивали, что обвинения в адрес Михальчевского бездоказательны, и постоянно просили отпустить его из-под ареста. Однако, судьи отказывали, ссылаясь на норму УПК, в соответствии с которой обвиняемым в государственной измене можно назначать только одну меру пресечения — содержание под стражей.

25 июня 2019 года Конституционный суд признал это положение УПК противозаконным. Через две недели, ссылаясь на это решение, адвокат Рыбин вновь попросил судей освободить Михальчевского. На этот раз судьи пошли на встречу и после года и семи месяцев содержания в СИЗО отпустили крымчанина под домашний арест.

 

«Я никуда не уеду!»

Глава судейской коллегии Мирослава Марченко оглашает решение, июня 2019 года. Фото: Ґрати

В августе коллегия снова смягчила Петру Михальчевскому меру пресечения и заменила круглосуточный домашний арест на ночной. Это позволило подсудимому вернуться к врачебной практике. В октябре адвокат Рыбин заявил в суде, что иногда Михальчевскому нужно оперировать ночью, и попросил вообще отменить домашний арест.

Судьи снова пошли медику навстречу и отпустили его под личное обязательство являться в суд. Каждые два месяца коллегия продлевала эту меру пресечения, но весной прокуратура и вовсе не стала подавать ходатайство о продлении, и срок личного обязательства истек 3 апреля. Михальчевский оказался на свободе.

Не смотря на все послабления прокуратура от обвинений не отказывалась и на финальных дебатах запросила для медика 13 лет лишения свободы. Прокурор попросил признать Михальчевского виновным в госизмене, но не привлекать к ответственности за сепаратизм в связи с истечением сроков давности по этой статье.

Сам Михальчевский стоял на своем. «Прошу вас рассмотреть это дело в соответствии с законодательством, наконец, вынести справедливое решение и оправдать меня, избавить от этого позорного клейма, которое на меня пытаются навесить», — обратился он к судьям в последнем слове.

13 июля председательствующая судья Мирослава Марченко огласила приговор. Не смотря на возражения защиты, она признала показания свидетелей, экспертизу и остальные доказательства надлежащими. Судьи указали, что правительство Сергея Аксенова, в которое входил Михальчевский, было нелегитимным органом и создано в результате вооруженной агрессии России. Суд отклонили аргументы защиты о том, что должность Михальчевского не была политической, и он, как медик, находится под защитой Женевской конвенции.

Коллегия пришла к выводу, что подсудимый все же содействовал подрывной деятельности России и совершил государственную измену. Судьи приговорили его к 10 годам лишения свободы — минимальное наказание по этой статье.

В то же время суд оправдал Михальчевского в сепаратизме, поскольку обвинения базируются на предположениях. Коллегия сочла недоказанным, что подсудимый причастен к проведению референдума в больницах.

В приговоре судьи не назначили экс-министру меру пресечения. Это значит, что, несмотря на суровый вердикт, Михальчевский останется на свободе, пока решение не вступит в силу. Это произойдет только после решения апелляционного суда. Адвокат Валентин Рыбин уже заявил, что в течении 30 дней подаст туда жалобу, поскольку считает приговор незаконным.

Петр Михальчевский, июнь 2019 года. Фото: Ґрати

Сам Михальчевский явно не ожидал такого жесткого приговора, после оглашения поник и на просьбу «Ґрат» прокомментировать решение ответил отказом. Он сказал лишь, что, хоть и находится на свободе и может выехать за границу, не собирается бежать.

«Куда мне уезжать? — сказал он раздраженно. — Я бы уже давно уехал, если бы хотел. Я никуда не уеду!».

 


Материал подготовлен при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Чешской Республики в рамках Transition Promotion Program. Взгляды, изложенные в тексте, не отражают официальную позицию МИД Чешской Республики.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов