«Я положил на это жизнь». Житель Одесской области пытается привлечь к ответственности полицейских, которые избили его и не давали машине скорой увезти на операцию

Коллаж: Эва Ганская, Ґрати
Коллаж: Эва Ганская, Ґрати

В декабре 2020 года ГБР передало в суд дело полицейских, которые, по версии следствия, отбили жителю Ананьева Сергею Граждану почку и не пускали его в больницу. Сами полицейские отрицают свою вину.

«Ґраты» рассказывают, как встреча с патрульной полицией посреди ночи закончилась инвалидностью. 

 

Внезапное нападение

19 февраля 2018 года около полуночи Сергей Граждан возвращался из гостей с тремя друзьями и женой. Сергей вспоминает, что сидел на заднем сидении «Форда Фокус». В какой-то момент машина заглохла. Компания застряла ночью посреди зимнего поля с плохой связью. Водитель машины решил вернуться к гостям и попросить о помощи. Сергей пересел на его место, чтобы не тесниться на заднем сиденье. Через 20 минут он вышел из машины по нужде и спустился в ерик. 

«В то же время навстречу едет машина, видно только фары. Остановилась в лоб. И что я вижу? За мной бежит один непонятно кто. Бьет меня в спину и сбивает меня с ног», — рассказывает Сергей.

Неизвестный мужчина крикнул ему, что он пьяный, а затем начал быть коленями и кулаками в область поясницы и живота, затем повалил на землю, заломил руки и заковал их в наручники. Сергей говорит, что не знал о том, что это полицейский — мужчина не представился, на остановившейся машине не было проблескового маячка. 

Позже следствие установило, что это был патрульный полицейский Александр Слесаренко. В материалах уголовного дела начало истории описывается несколько иначе: ночью Слесаренко с коллегой Сасаном Бабаевым патрулировали на служебном ВАЗе район возле моста в селе Ананьев и увидели, как перед ними остановился «Форд Фокус». Когда Сергей Граждан вышел из автомобиля, полицейские восприняли это как попытку скрыться от них, хотя он утверждает, что они не приказывали ему остановиться. 

По версии ГБР, Сасан Бабаев подошел к «Форду», открыл дверь и вытащил ключ из замка зажигания. 

«Ко мне подошел мужчина в форме, не представившись, не спросив, ничего не сказав, он вырвал сразу ключи с машины», — рассказывала журналистам жена Сергея Олеся Граждан.

Слесаренко повел избитого Сергея обратно к машине. Полицейские начали бить Сергея ногами, повалили его на землю, Бабаев сел на него сверху. 

«Он начал цепочку рвать, душить меня, за волосы тянуть. В этот момент его рука оказалась у меня во рту. Ну я соответственно его и грызнул. На что он взбесился. Встал сапогом мне на голову», — вспоминает Граждан. 

Друзья пытались защитить Сергея. По словам одного из них — Александра Мирзы, Бабаев достал пистолет, направил оружие на его жену и угрожал всех перестрелять. Вскоре Сергей потерял сознание. Друзья вызвали еще один наряд полиции и скорую помощь. 

В Ананьевскую центральную районную больницу Сергея доставили в крайне тяжелом состоянии. Предварительный диагноз — закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга. По словам и.о. главы больницы Вячеслава Глизнуцы, у Сергея по дороге в клинику произошла остановка дыхания, но состояние удалось стабилизировать.

 

Жажда крови

Сергей очнулся на следующий день около 6 утра, в больничной кровати, с  несколькими капельницами. По его словам, пока он был без сознания, у него взяли анализ крови на алкоголь. Хирург пропальпировал тело, в районе почки Сергей чувствовал острую боль. После УЗИ врач сказал жене Сергея — Олесе: «Тут шутить не с чем, я у него почки не вижу, все в крови». Его решили везти в областную больницу в Одессе. 

Сергей вспоминает, что в 9 утра пришел полицейский и опросил его под протокол. Через час пришел старший следователь Ананьевского отделения Вячеслав Бабич и опросил его снова.

«Эй, Сережка, ну как ты?», — зашел к нему в палату следователь. С Бабичем Граждан учился в одной школе.

В 11:00 в присутствии Бабича Сергея осмотрел врач-нарколог и не выявил у него следов опьянения. Следователь сообщил это по телефону начальнику следственного отдела Артуру Рябому и не давал Сергею выйти из палаты. Около 12 часов больного все же положили в реанимобиль, чтобы отвезти в Одессу. 

«Бабич бегает и кричит, мол никто никуда не едет, нам еще нужно провести некоторые следственные действия. Говорит, у него есть постановление прокурора на дополнительный отбор крови», — рассказывает Сергей.

Когда Олеся Граждан спросила, где результата анализа, который брали утром, ей сначала ответили, что не знают, а затем — что он передан в полицию. По версии Госбюро расследований, Бабич и Рябой хотели в больнице заставить Сергея признаться в том, что ночью он был пьяным и за рулем. По словам Сергея, медики намекали ему, что полицейские могут испортить новый образец крови. Поэтому он настаивал, чтобы нашли первый и только после этого снова брали анализы. Или чтобы кровь взяли уже в Одессе. 

Граждан рассказывает, что в ответ на его требования Бабич залетел в реанимобиль, начал трясти Сергея и угрожать, что сам возьмет у него кровь. К этому времени в больницу прибыл Артур Рябой. В материалах дела указано, что с ним были еще полицейские, которых следствие установить не смогло. 

Фельдшер Анатолий Лесота рассказывал журналистам, что полицейские не выпускали скорую два часа. Говорили, что никто никуда не поедет, пока не возьмут кровь. 

«Машину не выпускали, блокировали. Два милиционера стало спереди, один сзади», — вспоминал Лесота. 

Жена Сергея помогла ему выйти из реанимобиля, чтобы поехать в Одессу на такси. 

«Я уже стою никакой. Стою под стенкой. Рябой подходит, берет меня за грудки и тыц меня по челюсти, говорит, что сука тебе легче стало? Ну я и поплыл», — вспоминает Сергей. Бабич заломил ему руки за спину, надел наручники и потянул обратно в палату реанимационного отделения. 

Около двух часов дня врачи все же смогли увезти Сергея в Одессу. По словам заведующего отделением урологии Одесской областной клинической больницы Ивана Пустовойта, потерпевшего доставили с тупой травмой поясничной области, разрывом нижнего полюса левой почки. Сразу прооперировать Сергея не смогли. По его словам, в больнице не оказалось плазмы. Из-за этого операцию перенесли на утро следующего дня. Почку удалось спасти, но впоследствии понадобились еще две операции, и, по словам Сергея, его ожидает еще одна. После произошедшего он получил 3-ю группу инвалидности. 

 

Бес/пристрастное расследование

Коллаж: Эва Ганская, Ґрати

Граждан говорит, что изначально он хотел наказать только тех полицейских, которые его избили на дороге. Он заявил на них, правоохранители открыли дело о нанесении легких телесных повреждений статья 125 Уголовного кодекса . Выяснилось, что расследовать его поручили все тому же Вячеславу Бабичу. 

Сергей рассказывает, что через год после произошедшего его послали в Кодыму на проведение экспертизы для установления степени тяжести увечий. По его словам, у эксперта не было квалификации для того, чтобы установить тяжкие телесные повреждения, поэтому она просто сделала описание всех повреждений, и в марте 2019 года Бабич направил документы в одесское бюро Судмедэкспертизы. Граждан утверждает, что следователь послал в бюро только титульный лист от документов, поэтому эксперты не могли дать никакого заключения. О том, что Сергея трижды вызывали на освидетельствование, следователь не сообщил.

Сергей нанял адвоката Николая Ворсуляка, который добился, чтобы дело передали из полиции в ГБР. В январе 2020 года следователь госбюро расследований огласил подозрение в превышении полномочий часть 2 статьи 365 Уголовного кодекса полицейским Бабаеву и Слесаренко. В феврале подозрения в пытках часть 2 статьи 127 УК получили следователи Рябой и Бабич. 

Суд временно отстранил от службы всех четверых. Судья отправил Рябого и Бабича в СИЗО с возможностью выйти под залог 105 тысяч гривен. На следующий день они внесли деньги и сейчас уже на свободе. Бабаева и Слесаренко суд отпустил сразу под личное обязательство, хотя прокурор просил домашний арест.

Генеральная прокуратура в начале июня 2020 года снова инициировала экспертизу по установлению степени тяжести. По словам Сергея, на этот раз специалисты Одесского бюро судмедэкспертизы осмотрели его и изучили все медицинские документы. Но пришли к выводу, что повреждения следует квалифицировать, как легкие телесные. 

Адвокат Ворсуляк в комментариях «Ґратам» назвал экспертизу «незаконной и наплевательской» по отношению к его подзащитному. 

«Делать вывод о том, что это легкие телесные — это просто насмехательство над людьми», — заявил он. 

По словам Ворсуляка, они обратились в Генеральную прокуратуру, чтобы экспертизу провели повторно. Это сделали киевские специалисты, которые решили, что телесные повреждения, причиненные полицейскими Слесаренко и Бабаевым, относятся к средней тяжести. Ворсуляк добавил, что и с этим заключением они не совсем согласны: не могут быть повреждения средней тяжести, если человек получил инвалидность. 

16 декабря ГБР сообщило, что следствие завершено и дело направлено в Ананьевский горрайонный суд. Сергей Граждан сказал «Ґратам», что там оно рассматриваться не будет из-за нехватки судей. Одесский апелляционный суд направил дело в Котовский горрайонный суд. 

«Такое впечатление, что я на это жизнь положил. Вы понимаете, у меня единственная цель в жизни, я не знаю, отомстить, наказать. Но чтобы это безнаказанно прошло — для меня это самому себе плюнуть в лицо», — говорит Сергей. Он намерен требовать возмещения морального и материального ущерба, но пока признается, что не знает, в какую сумму его оценить. На лечение он уже потратил около 150 тысяч гривен. 

Подозреваемые полицейские вину не признают. Адвокат Игорь Елуашвили, который защищает Бабаева и Слесаренко, утверждает, что его клиенты не били Граждана, а только заковали в наручники.

«Давность травм, которая была у потерпевшего, установлена комиссионной судебно-медицинской экспертизой. Те телесные повреждения, которые возникли, не состоят в причинно-следственной связи со спецсредствами в виде наручников, которые были применены», — сказал адвокат «Ґратам».

Адвокат Александр Билецкий, который защищает остальных двоих полицейских, отказался от комментариев, утверждая, что его клиенты против общения с журналистами.

В суде он указывал на то, что июньская экспертиза не подтвердила, что задержание машины скорой Рябым и Бабичем привело к ухудшению состояния Сергея и получению им инвалидности.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов