«Я еще год посижу. Так давайте все-таки узнаем, кто заказал Катю Гандзюк». Защита Алексея Левина и Владислава Мангера намерена допросить 101 свидетеля

Акция участников движения «Хто замовив Катю Гандзюк?». Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Акция участников движения «Хто замовив Катю Гандзюк?». Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Два года спустя после смерти херсонской чиновницы и активистки Катерины Гандзюк от ожогов серной кислотой, дело организаторов нападения на нее дошло до рассмотрения в суде. Обвиняемые — глава Херсонского облсовета Владислав Мангер и помощник депутата облсовета Алексей Левин. Оба не признают вины и сейчас находятся под стражей в Лукьяновском СИЗО.

«Ґрати» следили за первым заседанием по существу в Днепровском райсуде Киева, на котором сторона защиты предложила допросить 101 свидетеля, потерпевшие заявили о сумме компенсации в 23 миллиона гривен, а судья Юлия Иванина определила порядок рассмотрения доказательств.

На заседании присутствовал единственный слушатель — сын Мангера Иван. Из-за карантина журналисты наблюдали за процессом по видеоконференции в другом зале. Суд вел онлайн-трансляцию.

 

Вопрос подсудности

Прежде чем перейти к оглашению обвинительного акта, сторона защиты Мангера и Левина — адвокаты Дмитрий Ильченко, Александр Шадрин, Андрей Мурашкин и Игорь Мокин — просили суд снова рассмотреть вопрос подсудности. В своем ходатайстве защитники просили перенести процесс в Херсон, где проживает большинство свидетелей, и поэтому хотели сразу же рассмотреть вопрос вызова свидетелей. Прокурор Андрей Синюк выступил против и отметил, что подсудность уже рассматривали в Верховном и Апелляционном судах. Судья Иванина согласилась с обвинением и отклонила ходатайство как необоснованное, оставив дело в Днепровском райсуде Киева.

 

Обвинение и позиция защиты

Владислав Мангер (в красном). Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Сторона обвинения намерена доказать в суде, что Левин и Мангер заказали и организовали «циничное преступление» в отношении Катерины Гандзюк — нападение, во время которого ей нанесли тяжелые телесные повреждения, облив серной кислотой. Согласно обвинительному акту, заказчики преступления наперед определили способ нападения и знали о возможных последствиях для жизни потерпевшей. Мотив — активная общественная позиция Гандзюк и ее деятельность в горсовете.

Согласно обвинительному акту, Мангер в начале июля 2018 года, будучи главой Херсонского облсовета на почве личной неприязни к Катерине Гандзюк, исполняющей обязанности руководителя делами исполкома Херсонского горсовета, с целью запугивания и чтобы исключить ее из общественной и политической деятельности решил организовать нанесение ей тяжелых телесных повреждений. Мангер вполне осознавал противоправность своих действий. Он обратился к своему знакомому Алексею Левину (который до 2016 года носил фамилию Москаленко — Ґ ) — консультанту депутата херсонского облсовета 7 созыва Николая Ставицкого. Мангер попросил его найти исполнителей нападения на Гандзюк.

Из обвинительного акта следует, что план нападения был разработан Мангером, а Левин согласовывал с ним все дальнейшие действия. Он нашел Сергея Торбина, бывшего сотрудника угрозыска и бойца «Украинской добровольческой армии» Дмитрия Яроша, а тот привлек еще четверых бывших добровольцев: Вячеслава Вишневского, Никиту Грабчука, Владимира Васяновича и Виктора Горбунова. Левин координировал из действия через Торбина, оплатил ему залог в размере 500 долларов, а после нападения отдал остаток суммы — 4500 долларов.

«Левин, действуя заранее разработанным и согласованным с Мангером планом, определил Торбину способ исполнения: переломать ей кости рук и ног или облить серной кислотой, что должно было привести к длительному расстройству здоровья потерпевшей».

Левин и Торбин для координации нападения встречались в Приднепровском парке в Херсоне и переписывались в вотсапе. Левин также навел исполнителей на фактическое место проживания Гандзюк. После нападения, Торбин и Васянович встречались с Левиным дома у другого помощника депутата — Игоря Павловского, и взяли у него в долг 2 тысячи долларов на побег.

Левин и Мангер, заслушав обвинительный акт, заявили, что им непонятна суть обвинений.

«Мне непонятно время, место, способ и другие обстоятельства якобы совершения мною преступления. Мне непонятен мотив и цель этого преступления. Мне непонятно на сегодня, инкриминируется ли мне умысел наступления смерти потерпевшей», — пояснил Мангер суду. Представляясь в суде, он назвал себя «незаконно удерживаемым политическим заключенным».

Сторона защиты заявила, что изложение обстоятельств преступления в обвинительном акте — неверное.

«Если смотреть на этот документ, как на обвинительный акт, то к нему возникает много вопросов. Мотив какой? Формулировки обвинения Мангера и Левина идентичные. Исходя из этого, Левин обвиняется, что в начале июля Мангер занимал должнось главны Херсонского облсовета», — отметил адвокат Мокин.

После того, как судья еще несколько раз озвучила обвинение, Мангер продолжал настаивать: «Прокурор, по моему мнению, изложил не обвинение, а сочинение на вольную тему, которую он себе представил. Мне понятно, что это произведение, но непонятно, что это [обвинительный] акт».

Алексей Левин в разорванных шортах и Владислав Мангер на подготовительном заседании в Днепровском райсуде Киева. 18 августа 2020. Фото: фейсбук руху Хто замовив Катю Гандзюк?

На вопрос судьи, признают ли обвиняемые вину, оба ответили отрицательно.

Сторона защиты настаивала, что дело политически мотивировано: «в нем мало уголовного процесса, а много грязной политики».

«Единственная причина, по которой Мангер оказался на скамье подсудимых, это то, что в феврале 2019 года политическая ситуация в стране повернулась таким образом, что действующей на тот момент власти было необходимо привлечь к ответствености представителя оппозиционной политической партии. Так выбрали Мангера, который был членом партии «Батькивщина», с целью нанесения репутационного вреда Юлии Тимошенко, которая была фаворитом президентской гонки», — заявил адвокат Ильченко.

По мнению его коллеги Мокина, Левин же появился в деле с одной целью — нужно было связать Мангера с криминальным миром.

«Поскольку когда-то в далеком прошлом Левин допустил ошибку в своей жизни и привлекался к уголовной ответственности, то это был счастливый лотерейный билет для органов следствия, чтобы связать Мангера с криминальным миром», — заявил Мокин.

Сторона защиты намерена доказать, что Мангер и Гандзюк фактически не были знакомы и между ними не было конфликта, а Мангер не только не участвовал в вырубке леса, о которой много писала и говорила Гандзюк, но и системно с ней боролся. Адвокаты заявили, что обвинение на протяжении двух лет фальсифицирует доказательства против Мангера — и это тоже они постараются доказать в суде.

«Мы докажем, что Мангер не заказывал нападение на Гандзюк, а расследование не соответствует действительности и нормам КПК. Произошел эксес исполнителся по факту. А смерь Катерины Гандзюк — халатность врачей», — уточнил адвокат Мурашкин.

 

Компенсация для потерпевших

Виктор Гандзюк. Фото: Стас Юрченко

Потерпевших в деле трое: Виктор Гандзюк — отец Катерины, ее мать — Инна Гандзюк и муж — Сергей Денисов. Они подали гражданский иск о компенсации морального ущерба на сумму 23 миллиона гривен. Исковые заявления в суде огласила представительница потерпевших Ольга Веретельник.

О страданиях потерпевших свидетельствуют их же публикации в соцсетях. Веретельник зачитала одну из записей отца Гандзюк о том, какие мучения переносит его дочь после нападения. Виктор Гандзюк по профессии врач и понимал всю сложность ее состояния и шансы на выживание.

В своем исковом заявлении потерпевшие ссылаются на медицинский рассчет, который указывает на «почти мгновенную смерть» при повреждениях, которые получила Гандзюк в результате нападения серной кислотой.

Дополнительные моральные страдания потерпевшим, говорится в иске, причиняли обвиняемые тем, что не признавали вину, не сотрудничали со следствием и публиковали свою позицию в соцсетях. К иску приложили публичные посты Мангера о следствии.

«Обвиняемый Мангер пытался создать впечатление, что следствие никогда не достигнет своей цели — привлечь к ответственности организаторов преступления», — пояснила адвокатка Веретельник.

Она указала и на то, что отец и муж Катерины Гандзюк после нападения на нее были вынуждены покинуть свои привычные занятия, работу и переехали в Киев, чтобы быть рядом с ней в киевской больнице.

Веретельник подала суду ходатайство об аресте имущества подозреваемых, чтобы обеспечить взыскание суммы в иске.

Мангер и Левин гражданский иск не признали.

 

Списки свидетелей

Прокурор Андрей Синюк. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Прокуратура заявила, что хочет допросить в суде 38 свидетелей, в том числе родных и близких Гандзюк, уже осужденных исполнителей преступления, обвиняемого в деле Игоря Павловского и других участников инкриминируемой ему преступной организации. Речь идет о свидетелях Сергее Браге, Павле Пилипенко и их женах, которые, по версии обвинения, могут предоставить суду сведения об обстоятельствах преступления, а также угрозах им со стороны Мангера. В списке — очевидцы встречи исполнителей преступления в доме Павловского и те, кто может пояснить связи Павловского с Левиным и Мангером. А также журналисты, местные чиновники, депутаты, в том числе мэр Херсона Владимир Николаенко, которых обвинение допросит об общественной и политической деятельности Гандзюк и о конфликтах с Мангером по поводу вырубки леса в Херсонской области.

Адвокаты обвиняемых передали суду список своих свидетелей — в нем 101 человек. Часть фамилий пересекается со списком стороны обвинения. В нем также есть депутаты херсонского областного и горсовета, врачи, медперсонал и охрана Гандзюк в больнице, генерал СБУ Даниил Доценко, которого защита считает причастным к организации нападения на Гандзюк, херсонский блогер Кирилл Стремоусов, который может рассказать о конфликтах Гандзюк с СБУ, партийный руководитель Мангера и заммэра Игорь Козаков.

Сторона защиты также хотела вызвать в качестве свидетелей экспертов, составлявших заключения о причинах смерти Гандзюк, а также мэра Львова Андрея Садового — в деле есть диск с записью разговора Садового с другим лицом о том, что тому не нужно заниматься делом Катерины Гандзюк.

Левин просил добавить в список свидетелей защиты Шевченко, который вез его из Херсона в Болгарию, чтобы доказать, что он никуда не убегал.

«Почему так много свидетелей? У нас ситуация, когда мы должны доказать невиновность. Все понимают, что никто не даст Мангеру свободу, если мы не докажем, что он невиновен… Нам необходимо разбить каждое обвинение, только тогда вы сможете обоснованное решение о невиновности нашего клиента», — заявил в суде адвокат Ильченко.

Прокурор Синюк выразил недовольство большим количеством свидетелей защиты и просил суд исключить из их списка несколько десятков фамилий.

«Некоторые свидетели не владеют информацией по данному производству. Их допрос неизбежно приведет к затягиванию уголовного производства и не принесет пользы в суде, поскольку это будет пустой звук, и они не имеют никакого отношения к делу», — пояснил он суду.

Затягивание процесса, заявил в ответ прокурору Левин, — не аргумент.

Алексей Левин в Печерском суде 26 июня 2020 во время продления меры пресечения. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Я еще год посижу. Так давайте все-таки узнаем, кто замовив Катю Гандзюк… Мы же хотим установить истину. И я, ваша честь, еще ни разу не попросился на свободу. Надо — я еще год посижу. Ну давайте мы это дело, раз оно уже дошло до суда, расследуем действительно тщательно», — обратился он к суду.

Судья приняла списки, исключив из них только экспертов и Садового, которого не допрашивали на досудебном следствии, пояснив, что у стороны защиты будет возможность вызвать их в суд после того, как рассмотрят письменные доказательства.

Заслушав стороны, судья определила следующий порядок рассмотрения доказательств: сначала изучат документы, аудио- и видеозаписи, после чего рассмотрят материалы гражданских исков и допросят потерпевших; далее заслушают в суде свидетелей обвинения и свидетелей защиты. Допрос обвиняемых Мангера и Левина судья определила в самую последнюю очередь.

 

Мангер и Левин остались в СИЗО

Приступив к стадии ходатайств, судья заслушала защиту Мангера, которая просила смягчить ему меру пресечения — заменить арест на залог в размере 1 млн 150 тысяч 600 гривен, которые уже были внесены ранее.

Адвокат Дмитрий Ильченко. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Адвокат Ильченко заявил в суде, что появилось новое обстоятельство — начало предвыборной кампании, поэтому он раньше срока просит изменить его подзащитному меру пресечения.

«Если Мангер будет находиться под стражей, его лишат права баллотироваться на должность главы территориальной общины и депутата облсовета. Он выпадает из политического процесса», — пояснил свое ходатайство Ильченко.

Прокурор выступил против. По его мнению, дата выборов известна уже давно, и этот довод озвучивался на предыдущем заседании во время избрании меры пресечения Мангеру.

Суд решил оставить ходатайство без рассмотрения, и Мангер, как и Левин после суда отправились в Лукьяновское СИЗО.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов