Всех не на всех: кого из граждан Украины не затронул «большой обмен»

Родственники заключенных украинцев. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Родственники заключенных украинцев. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

В результате «большого обмена» в Украину вернулись тридцать пять человек. Однако в России и Крыму остаются в заключении еще более восьмидесяти, судебное преследование которых Киев называет незаконным. «Ґрати» рассказывают, кого именно обмен обошел стороной.

Почти все заключенные, оставшиеся за решеткой – это крымчане или люди, задержанные на полуострове. В первую очередь, речь идет о крымских мусульманах, фигурантах дела Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России исламской организации, действующей свободно в Украине и в большинстве европейских стран. В Крыму массовые аресты по обвинению в принадлежности к Хизб ут-Тахрир начались в январе 2015 года и сейчас 63 человека находятся в заключении в рамках этого дела, разбитого следствием на отдельные группы. Очередное массовое задержание прошло в марте 2019 года, когда за один день в Симферополе и пригородных поселках было задержано более двадцати человек. Первые осужденные по делу Хизб ут-Тахрир из «Севастопольской группы», в том числе Руслан Зейтуллаев, осужденный на 15 лет лишения свободы, отбывают наказание, так же как «Бахчисарайская группа» и «Симферопольская». Судебный процесс сейчас идет у «Ялтинской группы», в число которых обвинение включило правозащитника Эмира-Усейна Куку и с 13 сентября начнется процесс по делу «Второй Бахчисарайской группы», куда входит в том числе Сервер Мустафаев, координатор правозащитного объединения «Крымская Солидарность». Большинство из задержанных по делу Хизб ут-Тахрир после 2016 года — активисты «Солидарности» и гражданские журналисты, освещавшие факты нарушения прав человека в Крыму. Все они проходят во время следствия психиатрическую экспертизу, находясь в течение месяца в клинике.

Фигуранты дела Хизб ут-Тахрир. «Бахчисарайская группа». Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Кроме фигурантов дела Хизб ут-Тахрир, под арестом находится гражданский журналист Нариман Мемедеминов, обвиняемый в публичных призывах к террористической деятельности за несколько видеороликов на ютуб.

«Это преследование в отношении меня происходит, чтобы подавить мою активность, гражданскую позицию и не дать возможности предавать огласке происходящее в Крыму. Также на это указывает отказ следователя еще в момент ареста указать в анкетных данных, что я – гражданин Украины»,–

говорил Мемедеминов. Его дело слушается сейчас в Ростовском Северо-Кавказском окружном военном суде.

Нариман Мемедеминов. Фото Антон Наумлюк, Ґрати

По аналогичному обвинению за переписку в чате Вконтакте на шесть лет лишения свободы был осужден анархист из Евпатории Евгений Каракашев, приговор которому уже вступил в силу после апелляции. Вину Каракашев не признал и называл дело против него политически мотивированной местью за протесты против застройки побережья Евпатории.

Крымский татарин Ренат Сулейманов был осужден на четыре года лишения свободы по обвинению в принадлежности к организации Таблиги Джамаат, которая признана в России экстремистской, а Февзи Саганджи и Дилявер Гафаров признаны виновными в участии в добровольческом батальоне имени Номана Челебеджихана, который следствие называет незаконным вооруженным формированием, причастным к энергоблокаде полуострова в 2015 году.

Кроме десятков крымских татар в результате «большого обмена» не были освобождены почти все фигуранты «дела крымских диверсантов», – обвиняемые в подготовке диверсий на полуострове. В августе 2016 года после боестолкновения российских вооруженных сил и спецслужб с украинской группой, перешедшей админграницу на севере Крыма, были задержаны Андрей Захтей, занимавшийся частным извозом и Евгений Панов, пытавшийся проехать в Крым через официальный КПВВ. Оба заявили о пытках, с помощью которых были получены признания вины в подготовке диверсий. Евгений Панов – один из освобожденных при «большом обмене», тогда как Андрей Захтей продолжает отбывать наказание в Симферопольской колонии. Супруга Захтея неоднократно обращалась в МИД Украины с просьбой помочь мужу, однако ответа не получила. Еще один фигурант дела – Дмитрий Штыбликов, задержанный в ноябре 2016 года, признал вину и отбывает наказание в колонии. Его приговор вступил в силу, хотя у других фигурантов дела и Владимира Дудки и Алексея Бессарабова приговор в 14 лет лишения свободы, вынесенный в апреле 2019 года, Верховный суд РФ только еще собирается рассматривать во время апелляции.

Геннадий Лимешко, также обвиняемый в подготовке диверсий в Крыму, находится сейчас в колонии и в обмене не участвует. Лимешко был задержан в августе 2017 года. По версии следствия, он приготовил взрывчатку для подрывов объектов на полуострове. На видео задержания утверждается, что он ночью пытался пилить столбы линии электропередач. В мае 2018 года Судакский горсуд приговорил его к восьми годам заключения.

Геннадий Лимешко. Фото Антон Наумлюк, Ґрати

Кроме того, по делу «крымских диверсантов» осуждены Глеб Шаблий и Алексей Стогний, Юнус Машарипов, заявлявший о пытках, которым подвергся со стороны сотрудников ФСБ. Все они в «большом обмене» не участвуют. Вместе с Владимиром Балухом, который был освобожден, в колонии находился житель Херсона Александр Шумков, осужденный на 4 года по обвинению в участии в «Правом секторе», запрещенном в России. Он в обмене не участвует.

Запрет «Правого сектора» обосновывался Верховным судом РФ в том числе материалами дела режиссера Олега Сенцова, который на тот момент еще не был осужден. Это не помешало следствию обвинить его и других фигурантов дела в принадлежности к националистической организации. Из фигурантов дела Сенцова освобождены он сам, а также анархист Александр Кольченко и Геннадий Афанасьев. При этом Алексей Чирний продолжает оставаться в заключении. По сведениям украинского консула, посетившего Чирния несколько дней назад, последние месяцы тот провел в ШИЗО с ужесточенным режимом заключения, и даже не знал о готовящемся обмене.

В списке «большого обмена» почти отсутствуют крымчане, кроме Сенцова, Кольченко и Эдема Бекирова, судебный процесс над которым в Крыму еще не завершился. Очевидно, что их освобождение затрудняется позицией России, оспаривающей украинское гражданство жителей полуострова. Но при этом сложно объяснить отсутствие в списке, например, Андрея Захтея, которого лишили российского гражданства, обвинив в незаконном его получении, или Алексея Чирния, который единственный из фигурантов дела Сенцова успел написать отказ от получения российского паспорта в 2014 году. Не были освобождены не только крымские татары, число которых в заключении по политическим мотивам уже больше семидесяти, но и украинцы, не имеющие отношения к полуострову: например, Андрей Коломиец и Николай Шиптур, осужденные по обвинениям, связанным с их участием в Евромайдане. Среди них также юрист из Полтавы Игорь Кияшко, осужденный на 8 лет колонии строгого режима. В декабре 2018 года суд Нижнего Новгорода признал его виновным в том, что он собирал секретную документацию по установке военного оборудования по заданию СБУ.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов