Война и «Мирная хода». С чего начались расстрелы на Майдане, кто за это ответил, а кто пошел на повышение

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)
«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

Ожесточенные уличные бои на Майдане, унесшие жизни более ста человек, начались с «Мирной ходы». Так протестующие назвали свою демонстрацию, начавшуюся утром 18 февраля 2014 года. Тысячи манифестантов отправились от Майдана к Верховной Раде — требовать от депутатов урезать полномочия президента Виктора Януковича. Возле парламента протестующие столкнулись с силовиками, и «Мирная хода» в одночасье превратилась в вооруженное противостояние.

К шестилетию Евромайдана «Ґрати» выясняли, каким образом эти события расследовались после победы революции. Как бойцы «Беркута» получили свинцовую картечь под видом резиновых пуль, а главный обвиняемый в разгоне демонстрации пошел на повышение и стал одним руководителей Нацгвардии.

 

— Повторяйте за мной: я присягаю говорить суду только правду… — обращается судья Подольского райсуда Киева Юрий Зубец к пожилому мужчине с седой бородой, стоящему за трибуной.

— Я присягал только Богу! Мои дети в армии служат и то не принимают присягу, — возмущается старик.

— То есть вы возражаете против приведения вас к присяге? Да или нет? — спрашивает судья раздраженно.

В зале на несколько секунд повисает тишина.

— Я буду говорить правду и ничего кроме правды, — находит выход мужчина.

Судью удовлетворяет такой ответ, и он объявляет о начале допроса. Мужчина за трибуной — священник евангелистской церкви Иван Бубляс. 18 февраля 2014 он получил тяжелую травму во время демонстрации Евромайдана. И, спустя шесть лет после этих событий, суд вызвал его, чтобы допросить в качестве потерпевшего по делу командира роты харьковского «Беркута» Сергея Шаповалова, обвиняемого в силовом разгоне шествия.

 

Революция глазами священника

Священник евангелистской церкви Иван Бубляс. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

17 февраля 2014 года, вспоминает Иван Бубляс, он услышал со сцены Майдана, что на следующее утро запланирована большая манифестация — «Мирная хода» к Верховной Раде. С целью потребовать от депутатов вернуть Конституцию образца 2004 года и тем самым урезать полномочия президента Виктора Януковича.

На следующий день Бубляс засиделся в церкви и прибыл на Майдан с опозданием, когда там уже почти никого не было. До этого многотысячные колонны отправились к парламенту по улице Грушевского и Институтской. В этот момент Верховную Раду оцепили внутренние войска и бойцы «Беркута», а близлежащие дороги силовики перегородили грузовиками.

Когда демонстранты подошли к оцеплению, между сторонами сразу начались столкновения. Силовики применили водомет и свето-шумовые гранаты, протестующие закидывали их камнями и коктейлями Молотова. Кто применил силу первым, остается неизвестным — позже на допросах представители обеих сторон обвиняли в этом друг друга.

Когда Бубляс подошел к перекрестку Институтской и Шелковичной, бои были уже в разгаре. Там священник встретил свою дочь, которая стояла в толпе с красно-черным флагом. По его словам, посмотрев на крыши домов, они увидели на них бойцов «Беркута», которые кидали вниз свето-шумовые гранаты и стреляли из помповых ружей.

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

«Я увидел, как другой священник вышел на перекресток — показать тем, кто стрелял оттуда, что тут мирные люди. Я также снял свой головной убор — фуражку и вышел туда, к тому священнику, показывая, что наши головы открытые, чистые», — вспоминает Бубляс.

Через несколько минут священник вдруг ощутил сильный удар в висок. Сверху ему в голову прилетела граната, но не разорвалась. Бубляс упал, его подхватили другие манифестанты и повели к стоящим неподалеку машинам скорой помощи. Там ему оказали первую помощь, после чего вместе с дочкой он отправился обратно на Майдан.

Тем временем, на перекрестке Институтской и Шелковичной продолжались ожесточенные бои. Майдановцы стали обращаться к медикам с огнестрельными ранениями. Как выяснило позже следствие, «Беркут» стрелял в демонстрантов из помповых ружей Форт-500. Официально в МВД это оружие числилось как «спецсредства для отстрела боеприпасов несмертельного действия». Но некоторые бойцы «Беркута», как установила прокуратура, в тот день зарядили ружья не резиновыми пулями, а охотничьими патронами со свинцовой картечью.

Бои также шли в Мариинском парке, где на стороне силовиков участвовали бойцы Антимайдана — титушки, избивавшие протестующих битами и металлическими прутами.

Первое правило «Бойцовского клуба». Как титушки сдавали друг друга в судах по делам Майдана

Спустившись на Майдан, Иван Бубляс с дочкой отправился в Октябрьский дворец, где протестующие оборудовали медпункт.

«Меня сразу подхватили и отвели к врачу. Тогда там были уже сотни раненных, очень много, я еще такого не видел. Врач бегал от одного к другому, оказывал помощь. В основном ранения были в голову, глаза и ноги», — вспоминает священник.

Врач зашил ему рану, после чего дочь повела его домой. Там Бубляс узнал из СМИ о том, что в боях на Крепостном переулке,где в него кинули гранатой, погибли трое протестующих. Смертельные ранения картечью получили 44-летний охранник из Киева Сергей Шаповал, его ровесник из Кременчуга Игорь Сердюк и 57-летний предприниматель из Киевской области Владимир Кищук. 

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

По подсчетам офиса верховного комиссара ООН, всего во время разгона «Мирной ходы» погибли 14 человек, 11 из которых — протестующие. Они умерли не только от пулевых ранений, но и от избиений силовиками и титушками, а также от травм, полученных в давке. При штурме Майдана погибли также двое солдат внутренних войск — их застрелили из пистолета Макарова. Еще один погибший — Виталий Захаров, инженер офиса Партии регионов, который подожгли разъяренные протестующие. Он задохнулся угарным газом.

После разгона «Мирной ходы» в городе еще два дня шли ожесточенные бои, итогом которых стала гибель еще 82-х человек и побег президента Виктора Януковича. Иван Бубляс узнавал об этих событиях, будучи в больнице. Когда он вернулся с Майдана домой, ему стало хуже, голова распухла, и его госпитализировали. В итоге священник пережил несколько операций, одну из которых проводили в Германии, и получил третью группу инвалидности по зрению.

Пока он лечился, в стране сменилась власть, и генпрокуратура создала департамент спецрасследований, который занимался только делами Майдана. В том числе он принялся расследовать события «Мирной ходы» — искать виновных в массовых избиениях и убийствах того дня.

 

Судьба «Беркута»

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

«Мирная хода» была отдельным направлением нашей работы, — вспоминает в беседе с «Ґратами» бывший глава управления спецрасследований Сергей Горбатюк. — Проводились допросы свидетелей и потерпевших, судебно-медицинские, баллистические экспертизы, выемка документов в МВД города Киева по поводу расположения подразделений и заданий, которые они получали».

Судя по материалам дел о «Мирной ходе», позиция следствия строилась на том, что 18 февраля 2018 участники Евромайдана организовали мирную демонстрацию «с целью прекращения произвола государственных органов». Однако президент Виктор Янукович «решил осуществить разгон этой акции правоохранительными органами», желая «запугать протестующих и тех, кто их поддерживает». По версии прокуратуры, для этого он отдал министру внутренних дел Виталию Захарченко приказ «на применение сотрудниками МВД чрезмерного насилия к митингующим с целью их запугивания и силового подавления протеста». 

Как считает следствие, глава МВД привлек для этого своего заместителя Виктора Ратушняка и руководителей киевского главка министерства Валерия Мазана и Петра Федчука. Всем им, включая Януковича, прокуратура огласила подозрение в превышении полномочий, убийствах и нанесении телесных повреждений протестующим. Но никто их них не был задержан — все пятеро сбежали в Россию.

Всего по делу о разгоне «Мирной ходы» прокуратура объявила 20 подозрений. 11 фигурантов сбежали, а 9 — остались в стране. Первыми из них были задержаны бойцы харьковского «Беркута», которые 18 февраля зачищали от протестующих Институтскую. Подозрения получили командир батальона Владислав Лукаш и его бывший подчиненный — начальник оперативной роты №2 Виктор Шаповалов.

Командир роты харьковского «Беркута» Виктор Шаповалов. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Прокуратура расследовала их производства отдельно. В марте 2016 года Подольский райсуд Киева начал рассматривать дело командира роты Шаповалова. 

Он обвинялся в превышении полномочий и препятствовании митингам. У следствия нет данных о том, что лично он избил или убил кого-то из протестующих. Позиция обвинения строится на том, что Шаповалов, как командир роты, участвовал в разгоне «Мирной ходы» на Институтской, а значит косвенно виновен во всех совершенных там избиениях и убийствах — в смерти трех протестующих от выстрелов картечью и нанесении телесных повреждений 107 майдановцам. Один из них — священник Иван Бубляс, который давал показания в суде над Шаповаловым.

Дело командира роты слушается уже 4 года. Почти весь процесс он находился в СИЗО. Только в ноябре 2019 года суд отпустил его под домашний арест, ссылаясь на то, что экс-боец «Беркута» отбыл под стражей почти весь срок, предусмотренный статьями, которые ему вменяются.

В 2016 году на допросе Шаповалов частично признал вину и извинился перед потерпевшими. Он подтвердил, что бойцы харьковского «Беркута» жестоко избивали протестующих и стреляли свинцовой картечью по толпе из помповых ружей Форт-500. Обвиняемый также назвал фамилии 12-ти сослуживцев, которым выдавались ружья. По его словам, сослуживцам выдали резиновые пули вперемешку с охотничьей картечью за день до «Мирной ходы».

«Мы стояли возле Кабинета Министров, приезжала машина та же. Это было 17 февраля. Лукаш (командир батальона, задержанный в один день с Шаповаловым — Ґ ) собрал личный состав с «фортами» и туда к этой машине повел… Личным составом «фортами» командовал Лукаш, и команды «форты вперед»это все он», — сказал Шаповалов.

Он добавил, что сам не пытался остановить сослуживцев, потому что боялся осуждения и мести от Лукаша. По словам Шаповалова, комбат заранее предупредил подчиненных, что по возвращению в Харьков «будет разбираться» с теми, кто не выполнит его приказов.

Бывший командир харьковского батальона «Беркута» Владислав Лукаш. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

При этом в отличии от Шаповалова, Лукаш вышел из СИЗО быстро — уже через полгода после задержания. Суд отпустил его под личное обязательство по ходатайству прокурора за сотрудничество со следствием.

Суд над комбатом начался только через три года после задержания. До этого его дело несколько лет переходило из одного районного суда Киева в другой. За это время Лукаш успел сменить адвоката и линию защиты, и теперь, находясь на свободе, полностью отрицает вину и не сотрудничает со следствием. Показания Шаповалова о том, что он причастен к раздаче свинцовой картечи, защита комбата называет ложью.

В 2016 года прокуратура задержала еще двух рядовых бойцов харьковского «Беркута» Виталия Гончаренко и Александра Белова. Их фамилии Шаповалов назвал среди тех, кто расстреливал протестующих охотничьими патронами. Экспертиза их ружей подтвердила, что из них стреляли свинцовой картечью. После задержания суд отправил Гончаренко и Белова под стражу по подозрению в покушении на убийство майдановцев.

Сами спецназовцы не признали вину, а их адвокаты стали добиваться освобождения подзащитных. В итоге им это удалось: суд отпустил Белова под домашний арест в декабре 2016 года, а Гончаренко — в апреле 2017-го. После этого они сбежали в Россию. Оттуда они записали обращение, в котором объяснили свой побег тем, что на родине не находятся на справедливый суд.

«Мы офицеры харьковского «Беркута». Наша профессия — защищать закон и охранять правопорядок. А на Майдане мы выполняли свой конституционный долг», — говорит на видео Гончаренко.

Помимо харьковского «Беркута» в зачистке Институтской участвовали спецназовцы из Львова. Командиру их батальона Ростаславу Пацелюку также объявили подозрение. Он находится на свободе, суд над ним тянется больше трех лет.

 

Закон один не для всех

Леонид Бибик. Фото: страница Бибика в фейсбуке

За шесть лет, минувших с разгона «Мирной ходы», приговор за эти события получил только один боец «Беркута». И его дело уникально не только тем, что оно доведено до конца, но и обвинениями, которые ему предъявила прокуратура. Суд признал спецназовца виновным в том, что он избил демонстранта за несколько секунд до того, как его убил другой протестующий.

Во время боев в правительственном квартале 18 февраля участники Евромайдана остановили грузовик внутренних войск в начале улицы Грушевского. Демонстранты силой выволокли из кабины водителя и пассажира, после чего один из протестующих — Леонид Бибик сел за руль.

На захваченном ГАЗе он поехал вверх по Грушевского и свернул в Крепостной переулок. На перекрестке на скорости майдановец сбил двух бойцов внутренних войск. Они упали и получили сильные гематомы, а Бибик продолжил движение.

Он заехал в Крепостной переулок, где шел бой между протестующими и «Беркутом». Бибик попытался наехать на спецназовцев, стоящих группами на проезжей части. Позже на суде он расскажет, что таким образом хотел «отвлечь внимание на себя и помочь протестующим». В ответ бойцы «Беркута» стали стрелять по водителю и ранили его в лопатку и руку. Тогда Бибик сделал разворот, и помчался по Крепостному переулку обратно на Грушевского.

За минуту до этого на перекрестке Крепостного и Грушевского спецназовцы накинулись на другого демонстранта — главу ивано-франковской сотни партии «Свобода» Сергея Дидыча. По данным следствия, бойцы «Беркута» «не меньше пяти раз» ударили его дубинкой. Дидыч попытался сбежать и рванул от силовиков в сторону Грушевского.

Адвокатка Леонида Бибика на заседании Печерского суда Киева. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Бегущего демонстранта заметил боец харьковской роты «Беркута» Андрей Ефимин. Пытаясь остановить сотника, спецназовец ударил его дубинкой по голове. В момент удара ни боец «Беркута», ни майдановец Дидыч не видели, что сзади на них на всей скорости мчит грузовик Бибика. Через несколько секунд ГАЗ сбил спецназовца и переехал сотника «Свободы». В результате Ефимин сломал ногу, а Дидыч погиб на месте от полученных травм.

Расследуя смерть Дидыча, в 2015 году прокуратура задержала спецназовца Ефимина и предъявила ему подозрение в превышении служебных полномочий — по версии следствия, он необоснованно применил к Дидычу спецсредство и не оказал ему медпомощь.

Ефимин на суде признал вину и заключил соглашение с прокуратурой. На допросе он сказал, что приказ на применение спецсредств ему и его сослуживцам отдал командир батальона Лукаш.

«Прошу суд строго меня не наказывать, так как я признаю вину в полном объеме, искренне раскаиваюсь. Имею несовершеннолетнего ребенка, у меня болеет отец. Также в свое время был в зоне антитеррористической операции», — обратился к суду боец «Беркута».

4 мая 2016 года судья Подольского районного суда Киева Елена Павленко признала Ефимина виновным и приговорила к 5 годам лишения свободы с испытательным сроком три года. Также на три года она запретила спецназовцу работать в правоохранительных органах.

По делу об убийстве Дидыча прокуратура попыталась привлечь к ответственности не только Ефимина, но и Леонида Бибика, который переехал погибшего. В 2015 года ему огласили подозрение в нарушении правил дорожного движения, повлекшее смерть человека.

Дело Бибика попало в Печерский районный суд Киева. Он стал единственным участника Евромайдана, которого судили за преступления, совершенные во время акций протеста. Прокуратура обвинила Бибика в том, что он незаконно завладел грузовиком внутренних войск, и, нарушая правила дорожного движения, наехал на двух солдат, спецназовца Ефимина и демонстранта Дидыча.

На суде адвокат Бибика подал ходатайство об освобождении его от ответственности. Защитник ссылался на закон о недопущении преследований участников Майдана — Верховная Рада приняла его 21 февраля 2014 года. Участники Евромайдана освобождались от ответственности за преступления при условии, что «действия этих лиц связаны с участием в акциях протеста».

В марте 2016 года судья Светлана Шапутько удовлетворила ходатайство защиты и освободила Бибика от ответственности. Жены погибшего Дидыча не было на этом заседании. Она не согласилась с решением суда, и ее представитель — адвокат Евгения Закревская — подала апелляцию.

Адвокатка Евгения Закревская на заседании Печерского суда Киева. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

По ее мнению, к Бибику нельзя применять закон об амнистии участников Евромайдана, поскольку действие этого документа не распространяется на преступления, совершенные одним участником протеста против другого.

«Логика закона — исключить ответственность за деяния, которые совершаются в условиях, близких к военному противостоянию, в условиях восстания. И в этой ситуации причинение вреда своим — умышленное или по неосторожности — явно не охватывается логикой этого закона», — пояснила Закревская свою позицию «Ґратам».

6 сентября 2016 года Киевский апелляционный суд удовлетворил ее жалобу и отправил дело на повторное рассмотрение в Печерский суд. Свое решение судьи обосновали формальной причиной — суд первой инстанции принимал решение о снятии с Бибика уголовной ответственности в отсутствии потерпевших, что недопустимо по Уголовно-процессуальному кодексу.

Но несмотря на это, Бибика так и не осудили. В 2018 году он просто перестал посещать заседания. Суд объявил его в розыск, и только в марте 2019 года прокуратура нашла подсудимого в Одесской области, где он работал на стройке. После этого обвинение просило на время слушаний отправить Бибика в СИЗО, но суд отказался это делать и отпустил майдановца под личное обязательство. После этого он продолжил прогуливать заседания и, помимо всего прочего, потерял паспорт. Теперь, даже если он приходит на заседания, их откладывают, потому что суд не может установить личность Бибика.

Последнее заседание по его делу было назначено на 4 марта. Бибик на него снова не пришел.

 

Главный подозреваемый

Начальник департамента общественной безопасности Нацгвардии Владимир Гриняк. Фото: Алексей Арунян, «Ґрати»

В декабре 2016 года прокуратура огласила еще одно подозрение в разгоне «Мирной ходы» — генерал-майору Нацгвардии Владимиру Гриняку. Это самый высокопоставленный подозреваемый по этому делу, который после смены власти в 2014 году остался в Украине.

Во время протестов он был заместителем начальника департамента общественной безопасности МВД Виктора Ратушняка, которого следствие считает одним из основных координаторов всех силовых акций власти против Майдана. Но не смотря на это после победы революции Гриняк продолжил работу в органах. И не просто продолжил, а пошел на повышение.

2 марта 2014 года новый министр внутренних дел Арсен Аваков назначил его главой департамента общественной безопасности. А через 5 месяцев президент Петр Порошенко присвоил Гриняку звание генерал-майора. Спустя год Гриняк перешел на работу в Нацгвардию, где занял ту же должность, что и раньше в МВД — начальник департамента общественной безопасности.

А еще через год прокуратура вручила ему подозрение в причастности к разгону «Мирной ходы» и последующему за ней ночному штурму Майдана. Следствие заявило, что Гриняк, как один из ключевых чиновников в департаменте общественной безопасности, координировал силовиков 18 и 19 февраля.

Прокуратура обратилась в суд с ходатайством об аресте генерала. Но неожиданно за него вступились четверо народных депутатов от фракции «Народный фронт» — Владимир Соляр, Андрей Левус, Николай Величкович, Михаил Бондарь, которые во время Майдана состояли в руководстве «Самообороны». Они заявили, что в ходе протестов Гриняк был на стороне майдановцев и негласно информировал их о действиях силовиков.

«Возможно кому-то в органах прокуратуры хочется удовлетворить свой психологический комплекс зависимости от популярности в соцсетях, и для этого была избрана сакральная жертва — целый генерал в тюрьме «за преступления против Майдана». Считаю, что сознательно или нет Горбатюка подставили. Это штанга. Владимир был с нами в дни Майдана, и тому есть много свидетельств и свидетелей», — заявил депутат Андрей Левус — бывший глава комендатуры «Самообороны Майдана»

Суд отказал прокуратуре в аресте генерала, и отдал его депутатам на поруки. Однако впоследствии заявления депутатов о сотрудничестве Гриняка с Майданом не подтвердились. По словам экс-главы управления спецрасследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка, ни генерал, ни его поручители на допросах не смогли пояснить, когда, кому и какую информацию он передавал во время протестов. Более того, Гриняк отказался свидетельствовать против своих бывших руководителей и подчиненных.

«Мирная хода» и последовавшие столкновения в Киеве 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

«На Майдане он якобы помогал, а после Майдана он ничего не знает. Он же наверху был, в министерстве, на совещаниях Ратушняка, Захарченко и всех остальных! Продолжительное время мы его допрашивали как свидетеля, пытались достучаться. Есть статья об организованной преступной группе: тот, кто рассказал обо всем, может быть освобожден от ответственности. Ну расскажите, как все было, а мы пойдем навстречу. Но нифига!» — сердится в беседе с «Ґратами» Горбатюк.

В 2018 году следователь передал дело Гриняка в суд. Прокуратура обвинила генерала в незаконном препятствовании митингам и превышении власти при разгоне Майдана 18 и 19 февраля 2014 года, а также в убийстве и нанесении повреждений 381 человеку.

Во время разгона «Мирной ходы» Гриняк с утра до вечера был в правительственном квартале. В подтверждение этому следствие собрало массу фото и видео. По версии прокуратуры, основная роль Гриняка в тот день сводилась к тому, что он получал указания от руководителя департамента общественной безопасности Рутушняка и передавал их замначальнику милиции Киева Федчуку. А последний уже отдавал непосредственные приказы по силовому разгону демонстрантов.

Следствие подтверждает это данными мобильного оператора о звонках Гриняка: за день он созвонился с Ратушняком 42 раза и постоянно был на связи с другими руководителями милиции общественной безопасности и «Беркута». Прокуратура считает, что Федчук отдал приказ жестко зачистить правительственный квартал после того, как это распоряжение передал ему Гриняк.

Сам генерал вину отрицает. Он говорит, что 18 февраля 2014 года вообще не нес службу, а в правительственном квартале был, потому что там находилась его служебная квартира. Год назад съемочная группа «Слідства.інфо» спросила Гриняка, о чем он говорил во время многочисленных звонков с Ратушняком. Генерал игнорировал вопрос, но журналисты не отставали, и тогда генерал раздраженно ответил, что «говорили про любовь».

Окончательную оценку действиям Гриняка на Майдане должен дать суд, но уже два года он стоит на месте. Из-за нехватки судей из Печерского районного суда Киева, дело Гриняка перешло в Шевченковский. Там заседания проходят редко, уже больше года прокуроры читают обвинительный акт.

«В деле больше 300 потерпевших, с такими темпами, как оно рассматривается, это еще на 20 лет, если не на 30», — жалуется бывший руководитель управления Генпрокуратуры по делам Майдана Сергей Горбатюк.

Его подопечные трижды подавали ходатайства об отстранении Гриняка от должности на время следствия, но суды каждый раз им отказывали. По мнению Горбатюка, генерал остался на своем посту и вообще на свободе, благодаря своему нынешнему начальнику — главе МВД Арсену Авакову, которому он помогал взять под контроль личный состав милиции после революции.

 

За 6 лет, минувших с разгона «Мирной ходы», суды вынесли только один приговор — харьковскому спецназовцу Ефимину, ударившему дубинкой протестующего Дидыча.

Впрочем, эти события не остались без последствий для руководства МВД и непосредственных участников зачистки. Первым лицам министерства и десяткам спецназовцев пришлось бежать из страны, отдельные бойцы «Беркута» отсидели в СИЗО от нескольких месяцев до пяти лет.

Из протестующих прокуратура пытается привлечь к ответственности только Леонида Бибика, насмерть сбившего соратника. Следствие не установило, кто из демонстрантов причастен к смерти работника офиса Партии регионов и убийству двух солдат внутренних войск.

А самый главный фигурант дела о разгоне «Мирной ходы» Владимир Гриняк не только находится на свободе, но и занимается тем, чем и во время Майдана — командует силовиками, которые несут службу на митингах и демонстрациях.

214 лиц незаконно лишены свободы на неподконтрольных территориях
214

лиц незаконно лишены свободы на неподконтрольных территориях

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов