Убийство адвоката Юрия Грабовского. Приговор, который ничего не объяснил

Похороны Юрия Грабовского на Лесном кладбище Киева, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Похороны Юрия Грабовского на Лесном кладбище Киева, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Шевченковский районный суд Киева 25 июля признал виновными 33-летнего Артема Яковенко и 23-летнего Максима Чмилева в убийстве адвоката Юрия Грабовского и 65-летнего жителя Переяслав-Хмельницкого — его имя в реестре судебных решений скрыто, но «Ґрати» выяснили, что его зовут Аркадий Бугайов.

Яковенко приговорили к пожизненному сроку, Чмилева — к 15 годам тюрьмы. Адвокаты подали апелляционную жалобу, то есть решение еще не вступило в силу.

Чмилев признал вину и признался в двойном убийстве по корыстным мотивам. Яковенко тоже сначала написал явку с повинной, но в суде все отрицал и заявил, что дал признательные показания под давлением правоохранителей.

Суд длился почти шесть лет и проходил в закрытом режиме. И хотя приговор опубликован в судебном реестре, а «Ґратам» удалось пообщаться с коллегами Грабовского о расследовании и судебном процессе, но понятнее дело не стало.

 

Юрий Грабовский работал адвокатом с 2007 года. Был заместителем председателя Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры, которая рассматривает решение низшего органа — квалификационно-дисциплинарных комиссий по жалобам на адвокатов. Последнее громкое дело, которое вел Грабовский, — судебный процесс кадровых офицеров Главного разведуправления российской армии Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Грабовский защищал Александрова. После приговора россиян обменяли на украинскую военную Надежду Савченко, которую осудили в России, но Грабовский до этого не дожил — в марте 2016 года его убили.

 

Убийство №1

В мае-июле 2015 года — точное время следствие не установило — квартиру Артема Яковенко, жившего в Дарницком районе Киева, затопил сосед сверху Аркадий Бугайов. Он жил в Переяславе-Хмельницком и наведывался в столичную квартиру каждую среду. После этого мужчина дал Яковенко ключ, чтобы тот сделал дубликат — если потоп повторится, а его не будет дома, можно было перекрыть воду.

Яковенко каким-то образом узнал, что у соседа есть депозит на сумму более миллиона гривен и увидел у него дома документы на квартиру, которую решил забрать. Он договорился со своим знакомым Максимом Чмилевым убить Бугайова, чтобы забрать деньги. Точную дату убийства следствие так и не установило — 21 или 28 июля 2015 года.

Об убийстве соседа Яковенко Максим Чмилев рассказал после того, как его задержали по подозрению в убийстве Грабовского. По его словам, он познакомился с Яковенко в мае 2015 года через свою двоюродную сестру, с которой тот встречался и жил в Киеве. Через несколько дней после знакомства они начали общаться и несколько раз встречались.

Как-то Яковенко сказал ему, что нужно проследить за мужчиной, живущим этажом выше, чтобы получить от него возмещение за затопленную квартиру. Чмилев согласился. По его словам, Яковенко оказывал на него определенное влияние.

Несколько раз они следили за соседом. А в июле 2015 года Яковенко попросил Чмилева о помощи: дождаться соседа, вырубить его и помочь занести в квартиру. Так и вышло. Яковенко положил соседа на пол и стянул ему руки за спиной стяжками. Он стал расспрашивать его, где тот живет и есть ли деньги для возмещения ущерба его квартире. Тот ответил, что в Переяславе-Хмельницком. Яковенко начал делать вид, что проверяет информацию в компьютере, а сосед внезапно закричал. Тогда Яковенко стал избивать его, а затем схватил лежавший рядом резиновый молоток для укладки плитки и несколько раз ударил по голове. Чмилеву, по его словам, стало плохо при виде крови, и он вышел в ванную. Когда вернулся, сосед уже был мертв. Яковенко сказал ему тоже несколько раз ударить по телу молотком, что тот и сделал. Тело замотали в пледы и одеяла и положили в мусорный пакет. Яковенко пошел арендовать авто, потом они вместе съездили за лопатами и углем в «Эпицентр», чтобы создать видимость костра на месте зарытого тела. Дождались ночи и увезли труп.

В карманах соседа они обнаружили 1700 долларов, 700 из которых получил Чмилев. Он говорит, что сначала не осознавал, что совершил преступление. И после того, как они закопали труп, сказал Яковенко, что больше «не подпишется» на подобного рода истории. Яковенко, по его словам, ответил, что все будет хорошо, и не отпускал его. Так они вместе жили до февраля 2016 года, периодически Чмилев ездил к матери в Котовск Одесской области.

Документы на депозит Яковенко и Чмилев так и не нашли. А фото документов на квартиру Яковенко отправил своим знакомым, спрашивая, можно ли ее продать или приватизировать. Ему ответили, что это невозможно, поскольку право собственности оформлено на другого человека.

Падчерица соседа Яковенко впоследствии сообщила полиции о его исчезновении. По ее словам, она редко с ним виделась. Но однажды летом 2015-го к ним домой пришла женщина, которая каждую среду ездила с отчимом в Киев на общественном транспорте, но не видела его последние несколько недель. Судя по квартире в Переяславе-Хмельницком, дома его не было давно. Соседка по киевской квартире тоже давно не видела его, говорила, что приходил парень в возрасте около 25 лет, говорил об аренде квартиры, но она ему не открыла. После исчезновения соседа замки в тамбуре и его квартире заменили.

Артем Яковенко. Фото: страница Яковенко в ВКонтакте

Позже следствие установило, что замок квартиры соседа Яковенко, возможно, открыли с помощью инструментов или подобранного ключа — не обязательно дубликата настоящего. Из всех 13 обнаруженных у Яковенко ключей ни один к замку не подошел.

Также эксперты допустили, что можно было подобрать ключ или открыть подручными средствами и замок от подвала в доме, где жила мама Яковенко — там нашли кошелек убитого соседа с его фотографией внутри — одну из главных улик в этом деле.

Яковенко, в отличие от Чмилева, отрицал причастность к убийству, опираясь, в том числе, на эти результаты экспертиз. Он утверждал, что не знает даже имени соседа и никогда не имел ключа от его квартиры.

В начале 2016 года Яковенко решил переехать жить в Одессу. А Чмилев уехал домой. Периодически они продолжали встречаться.

 

Убийство №2

О встрече с Грабовским в Одессе Яковенко договорился через инстаграм 1 марта. Месяцем ранее он переехал к морю из Киева и работал тренером в спортивном клубе «Спортлайф». По его словам, у него были влиятельные клиенты и зарабатывал он от 500 до 1500 гривен за тренировку.

Грабовского, по словам Яковенко в суде, до этого он видел только раз. Это было возле киевского «Vodka Bar» в ТРЦ «Глобус» где-то в октябре 2012 или 2013 года, когда он вступился за Грабовского. Того, по словам Яковенко, хотели избить несколько по виду выходцев с Кавказа за его ориентацию — в клубе адвокат якобы целовался с парнем. После этого Грабовский дал ему свою визитку. К тому времени он был помощником народного депутата. Таким образом, объяснял Яковенко, номер его мобильного телефона очутился в телефонной книге Грабовского. Яковенко отрицал переписку в соцсетях и какие-либо отношения с адвокатом. Правда, так и не смог вспомнить название своего аккаунта в инстаграме, ссылаясь на то, что у них было несколько.

Один из свидетелей по делу (фамилия в реестре скрыта, выяснить ее не удалось — Ґ ) утверждал, что Яковенко был знаком с Грабовским где-то с 2011 года. Познакомились они, по словам свидетеля, действительно в ночном клубе. Следствие подтвердило переписку между Яковенко и Грабовским — по меньшей мере, они обменялись телефонами перед встречей, которая закончилась смертью адвоката.

До встречи с Яковенко 5 марта у Грабовского была еще одна встреча — он виделся с двумя молодыми людьми в отеле «Атлантик». Они общались около часа, после чего Грабовский рассчитался, и все разошлись. Адвокат и близкий друг Грабовского Игорь Черезов, знакомый с результатами следствия, говорит, что это были двое знакомых Грабовского, не имевших отношения к убийству.

Отпевание Юрия Грабовского в Трапезном храме Киево-Печерской лавры, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Позже у Грабовского состоялась встреча с Яковенко возле гостиницы «Аркадия», где поселился адвокат. Яковенко попросил у него 12 тысяч долларов на лечение матери. Адвокат сказал, что деньги хранит в офисе, а при себе у него только телефон — Айфон 6 и значительная сумма денег, но сколько — не сказал. После этого Яковенко якобы пригласил Грабовского в свою съемную квартиру, где уже находился Чмилев. Угрожая адвокату, они забрали у него телефон, из которого вынули симкарту, и кредитную карточку, с которой Яковенко потом снял семь тысяч гривен.

Вернувшись, они связали Грабовскому руки стяжкой и заставили выпить снотворное.

На следующее утро, 6 марта, они арендовали Шевроле Авио, за который заплатили деньгами, снятыми с кредитки Грабовского, посадили его в автомобиль, угрожая пистолетом и надев на ногу заранее купленный собачий электронный ошейник — ему сказали, что это датчик от взрывчатки, которая сработает в случае, если адвокат будет сопротивляться.

Вечером, около 18-19 часов, Грабовский пришел в свой офис в Киеве вместе с Яковенко, достал из сейфа 13 тысяч долларов и отдал ему. Чмилев из этих средств получил пять тысяч.

После того, как получили деньги, Яковенко и Чмилев завезли Грабовского в лес возле села Конела Черкасской области, где сначала Чмилев, а потом Яковенко били адвоката по голове баллонным ключом. В конце концов Яковенко выстрелил адвокату в живот из стартового пистолета STALKER-M906. Тело убитого адвоката оттащили в яму и зарыли, а инструменты выбросили в озеро.

Еще 5 марта Яковенко начал маскировать преступление. Он написал на странице Грабовского в фейсбуке: «Гуляем)) Спасибо что приняли». А через несколько часов: «Ужин удался» — с геолокацией в Одессе и фотографией адвоката, сделанной на мобильный телефон раньше.

На следующий день он опубликовал еще один пост: «Накрылась зарядка, на связи буду завтра».

После убийства Яковенко купил тур в Египет и вместе с девушкой, с которой познакомился накануне, уехал отдыхать.

9 марта он написал якобы от имени Грабовского: «Простите, что подвел вас, мои друзья. Пришлось уехать из Украины, не по своей воле! Зато в безопасности! Не знаю, когда вернусь, по возможности буду отвечать вам. Очень хочу обратно на Родину» А 13 марта выложил фото торгового центра «Genena City» в египетском Шарм-эль-Шейхе  с подписью: «У меня все хорошо, скоро вернусь. 16 марта — в последний день тура — Яковенко ​​выбросил телефон адвоката в Красное море.

За три года до этих событий — в мае 2013 года во время празднования дня рождения одного из своих знакомых в арендованном доме в Днепровском районе Киева возле торгового центра «Sky Mall» Яковенко нашел чужой паспорт. Он вклеил туда свою фотографию и в феврале 2016 года воспользовался им, когда подписывал договор аренды квартиры. Больше об использовании поддельного паспорта в приговоре не упоминается.

 

Задержание и признание

Яковенко задержали сразу же после возвращения из Египта 17 марта. Чмилева — 24 марта. Яковенко тогда же отправили на полиграф, показавший, что именно он организовывал и реализовывал убийство адвоката. Полиграф также показал, что он не сотрудничал со спецслужбами иностранных государств.

В тот же день он написал явку с повинной, показал места обоих убийств и куда выбросил орудия. Однако в суде начал все отрицать, ссылаясь на давление со стороны правоохранителей.

Отпевание Юрия Грабовского в Трапезном храме Киево-Печерской лавры, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Он утверждал, что нет ни одного доказательства, что он был в офисе Грабовского или что уезжал из Одессы в Киев. А свидетель Сергей Федосенко — помощник коллеги Грабовского Оксаны Соколовской, который был в офисе 7 марта, когда туда за деньгами приехал адвокат, его не узнал. Он настаивал, что все доказательства против него сфальсифицированы.

Он отрицал, что оставил в подвале дома, где живет его мама, кошелек соседа, а тело Грабовского вместе с Чмилевом захоронил возле села, где живет отец.

Новую позицию Яковенко озвучил в интервью российскому изданию «Взгляд» в 2019 году из Лукьяновского СИЗО. Он утверждал, что сотрудничал с СБУ, сотрудники которого вынудили его «разобраться с Грабовским», угрожая отнять бизнес по обмену валюты. Он повторил рассказ о знакомстве с адвокатом в заведении «Vodka Bar» и утверждал, что СБУ имела доступ к телефону Грабовского, в том числе к его контактам — якобы так спецслужба вышла на него.

Часть интервью, где идет речь о том, как Грабовский оказался в одесской квартире, где его связали и записали несколько видео, совпадает с показаниями Яковенко. Однако дальше он утверждает, что передал связанного адвоката сотрудникам СБУ и больше его не видел. Ответственность за убийство Грабовского Яковенко в интервью возлагает на СБУ.

Среди документов Яковенко следствие обнаружило поддельное удостоверение помощника участкового инспектора полиции — с фото Яковенко в форме с погонами старшего лейтенанта. Но ни ГУР Минобороны, ни СБУ не подтвердили, что он числился в их структурах — в штате или внештатно. В МВД ответили, что такого удостоверения не выдавали.

В свою очередь, Чмилев признал вину частично. По его словам, 5 марта Яковенко позвонил ему и сообщил, что познакомился с человеком нетрадиционной ориентации на сайте знакомств и попросил приехать и подстраховать его. Яковенко сказал, что раньше не был знаком с Грабовским, но тот изнасиловал его несовершеннолетнего знакомого, и разговор будет об этом. Чмилев ждал их в квартире, арендованной Яковенко. Грабовский, по словам Чмилева, пришел туда добровольно и был спокоен.

Через несколько минут Чмилев по разговору понял, что Грабовский стал предлагать Яковенко вступить в половую связь. Яковенко позвал Чмилева и сказал, что за такие слова Грабовского «надо наказать». У Яковенко, по словам Чмилева, был испуганный вид, но он держал пистолет. Яковенко сказал Чмилеву ударить адвоката, тот так и сделал. Яковенко достал стяжки, скрутил руки Грабовскому за спиной, включил видеозапись на телефоне и начал спрашивать об адвокатской деятельности, потребовал признаться в нетрадиционной ориентации, причастности к изнасилованию несовершеннолетнего и спрашивал о деле российских спецназовцев.

Российские военные Александр Александров и Евгений Ерофеев, перед ними — адвокатка Оксана Соколовская в Голосеевском райсуде Киева, 2016 год. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Грабовский разволновался, стал спрашивать, не отправит ли он эти видеозаписи кому-то, предлагал деньги, которые находятся в киевском офисе, и за которыми они могут съездить. Яковенко взял его банковскую карту, записал код и пошел снять деньги, чтобы арендовать авто и поехать в Киев.

Утром Яковенко взял авто, принес и надел на ногу Грабовского так называемую «бомбу» — электронный браслет для дрессировки собак. Все вместе они поехали в Киев.

По словам Чмилева, Яковенко и Грабовский зашли в офис и вернулись через три минуты. Возле машины Грабовский взволнованно спрашивал Яковенко, не планирует ли тот публиковать записанное видео. Яковенко пообещал Грабовскому его отпустить, отъехав подальше от Киева.

Чмилев говорит, что по дороге он засыпал, в какой-то момент проснулся и увидел, что они съехали с трассы. Они остановились у села Конела. Следствие установило, что в село они прибыли 6 марта в 21:12, выехали в 03:30 7 марта.

Когда остановились у леса и вышли из автомобиля, Яковенко приказал ударить Грабовского баллонным ключом. Чмилев подумал, что Яковенко хочет, чтобы Грабовский потерял сознание, и у них было время уехать. Он ударил его один или два раза. Грабовский не упал. Только испуганно смотрел, руки у него были развязаны. Яковенко сказал присмотреть за ним, пока отъедет. Через 5-10 минут он вернулся, достал из багажника лопату, подошел к Чмилеву, вложил ему ее в руки и сказал ударить адвоката. Тот так и поступил. Грабовский стал просить отпустить его, как ему обещали. Но Яковенко взял лопату и начал сам избивать адвоката. Чмилева стало тошнить, и он отвернулся. Потом Яковенко позвал его закапывать тело в яму. Он выстрелил в Грабовского из пистолета, вместе они засыпали труп землей, а сверху место прикрыли ветками.

После всего они поехали к отцу Яковенко в соседнее село, где передали незнакомому Чмилеву мужчине — это был отец Яковенко, пакет с вещами, в том числе, очки Грабовского, которые тот забыл в машине. Яковенко сказал их сжечь.

У отца Яковенко проводили три обыска. Только к третьему разу нашли следы костра возле огорода, где он сжег вещи. В костре нашли оправу от очков Грабовского. Отец сам выдал правоохранителям пистолет под резиновые патроны ПМР 9 мм и 7 патронов с маркировкой «СОВА п 9 мм», а также разрешение на него (в приговоре скрыто имя, на которое выдано разрешение — Ґ ). Ни отец, ни мать Яковенко, судя по приговору, не давали никаких показаний.

После встречи с отцом Яковенко и Чмилев вернулись в Одессу. Яковенко дал Чмилеву пять тысяч долларов и заверил, что подобного больше не повторится, посоветовал взять деньги, уехать на отдых и снять стресс — рассказал Чмилев в суде. Он взял деньги и уехал домой. Какую сумму оставил себе Яковенко, он не знает. Чмилев дал признательные показания, показал места захоронения убитых и утверждал, что для него это стало облегчением.

Яковенко тоже показал место захоронений во время следственного эксперимента, однако потом утверждал, что сделал это под давлением. Якобы его бывший адвокат сказал ему повторять за ним, когда следователи потребовали показать место убийства и захоронения.

В ходе обыска в квартире, автомобиле и офисе Грабовского следствие не нашло никаких доказательств по делу. Следователи обнаружили, что за два-три дня до обыска на ноутбуке Грабовского кто-то почистил браузер, в том числе, историю просмотра сайтов. Правоохранители изъяли всего четыре фото, на которых был Грабовский.

В арендованной квартире Яковенко в Одессе, как и в арендованных автомобилях, следователи обнаружили пятна крови, экспертиза подтвердила, что это кровь его соседа и Грабовского.

В телефоне Яковенко обнаружили шесть видео с Грабовским. На большинстве из них плохой звук. На одном из видео Грабовский, отвечая на вопрос Яковенко, говорит, что имел половые отношения с несовершеннолетними и что защищает российских военнослужащих, поскольку это его работа. На другом видео он говорит, что впредь не станет защищать Александрова.

Суд признал показания Яковенко ложными, поскольку он сначала признался в убийстве, а затем изменил позицию, чтобы избежать наказания. Показания Чмилева суд, напротив, признал последовательными и правдивыми. Хотя он, по мнению судей, и пытался преуменьшить свою роль в преступлениях — утверждал, что не знал о корыстных намерениях Яковенко, старался наносить не сильные удары и тому подобное. При этом именно он первым ударил Грабовского, а соседа Яковенко избивал даже после смерти — отметили судьи.

Ольга Грабовская на похоронах брата, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Потерпевшая по делу — сестра Грабовского Ольга, живущая в Израиле, — просила взыскать с Яковенко и Чмилева материальный ущерб — 13 тысяч долларов, которые они забрали из сейфа адвоката и 7 тысяч гривен, снятые с него карты. А также компенсировать моральный вред суммой в миллион гривен. Суд с ней согласился.

Яковенко и Чмилева суд признал виновными в похищении человека, двойном убийстве в корыстных целях по предварительному сговору и разбое пункты 6, 12 части 2 статьи 115; часть 3 статьи 146; часть 4 статьи 187, пункты 3, 6, 9, 12, 13 части 2 статьи 115 Уголовного кодекса , а Яковенко еще и в подделке паспорта часть 1 статьи 358; часть 4 статьи 358; пункты 6, 12 части 2 статьи 115; часть 3 статьи 146; часть 4 статьи 187, пункты 3, 6, 9, 12, 13 части 2 статьи 115 Уголовного кодекса .

 

Поиски и сомнения

Коллеги Грабовского начали бить тревогу после того, как он не пришел на очередное заседание по делу российских ГРУшников — 9 марта. По словам Оксаны Соколовской, которая была адвокатом второго обвиняемого — Евгения Ерофеева, Грабовский был очень пунктуален и ответственен — он не мог не прийти на заседание без предупреждения.

Посты на его странице в фейсбуке были странными, не похожими на те, которые обычно писал адвокат.

Адвокат Игорь Черезов на похоронах Юрия Грабовского, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

По словам друга Грабовского и бывшего адвоката его сестры Игоря Черезова, в поиске помогло то, что пароли от его соцсетей знал его помощник. Таким образом смогли определить местонахождение телефона, с которого писал в соцсетях Яковенко.

«Мы попытались получить доступ к его квартире — подали ходатайство в суд и получили его. Нанимали альпинистов, чтобы не ломать двери — крепкие были. В квартире казалось, что был кто-то чужой, или Юра очень торопился, когда уезжал. Но он был достаточно чистоплотным, поэтому вряд ли оставил бы беспорядок перед выездом в Одессу», — рассказывает Черезов.

Он говорит, что перед поездкой Грабовского в Одессу виделся с ним — передавал часть гонорара по делу, которое они вместе вели. Поэтому он сомневается, что в сейфе Грабовского было всего 13 тысяч долларов. Сколько именно, без доказательств предполагать не хочет.

Он сомневается и в официальной версии мотивов убийства.

«Если бы они хотели его ограбить, то зачем его вытаскивать в Одессу. Разумеется, он не возьмет с собой много денег. Потом вернулись в Киев за деньгами, а потом снова так далеко отъехали от столицы, чтобы убить… Такое впечатление, что задача для исполнителей постоянно менялась».

Черезов считает, что не все причастные к преступлению обнаружены. С ним согласна и Оксана Соколовская. 

«Допускаю, что Яковенко во время совершения своего первого преступления был задержан по подозрению органом досудебного расследования. Однако было принято решение официально не раскрывать преступление, а вербовать Яковенко для реализации других преступлений, которые финансировались и сопровождались органом досудебного следствия», — сказала Соколовская «Ґратам»

Она отказалась сказать, какой «орган досудебного следствия» имеет в виду.

Адвокатка Оксана Соколовская на похоронах Юрия Грабовского, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Соколовская считает, что видео, которые снимал Яковенко с участием Грабовского, были сделаны для разных сценариев мотивов убийства.

«Очень противоречивые доказательства по делу, на которых основывается приговор. Единственное, что на мой взгляд имеет право на существование, это то, что в результате эксцесса исполнителя — действий, не согласованных с заказчиком — был убит наш коллега», — предполагает адвокатка.

6 марта, когда Грабовский в сопровождении одного из преступников пришел в офис, там был помощник Соколовской Сергей Федосенко. В ходе расследования он не узнал ни Яковенко, ни Чмилева, хотя, как утверждает следствие, Яковенко заходил в офис. Впрочем, как отмечает адвокат потерпевшей — сестры Грабовского Ольги Сергей Вилков, Федосенко не давал показаний в суде.

«Это происходило быстро, 60 секунд. Открылась дверь, забежал, открыл шкаф и выбежал. Человек зашел, встал на пороге между двумя столами. Он был выше ростом, чем я, а я — метр седьдесят два. Он был среднего телосложения. Темные волосы, одет в темную одежду. Стилизация бороды под носом и губами. Он легонько мне кивнул, а Грабовский умчался. Я поздоровался с ним, он в ответ ничего не сказал», — рассказывал в 2016 году Федосенко журналисту российского издания «Медиазона».

В октябре 2016 года Федосенко исчез. Соколовская утверждает, что он просто не пришел на работу и больше не появлялся. В январе следующего года она заявляла, что ездила на опознание тела, похожего на Федосенко «на 90%». Его мать отказалась приехать на опознание сына, якобы отказываясь верить в его гибель. Связаться с ней «Ґратам» не удалось. Адвокат Сергей Вилков отрицает, что Федосенко умер.

«Спросите у Соколовской, почему он не давал показаний [в суде]», — говорит он, отказываясь объяснить, что имеет в виду.

Уже после того, как Соколовская заявила об опознании трупа своего помощника, пресс-секретарка Нацполиции Одесской области Олена Войтенко заверила hromadske, что это — не Федосенко.

Игорь Черезов отмечает, что убийцы Грабовского заказывали пиццу в одесскую квартиру, где его держали. И доставщик тоже не узнал впоследствии Яковенко и Чмилева в том, кто забирал заказ. Черезов знакомился с материалами дела еще в 2016 году, как адвокат потерпевшей стороны, и тогда заявлял, что удовлетворен всеми собранными доказательствами.

Адвокаты из окружения Грабовского и связанные с его делом, с которыми общались «Ґрати», постоянно обвиняют друг друга — в бездействии на ошибки следствия или в пиаре на убийстве их коллеги.

Похороны Юрия Грабовского на Лесном кладбище Киева, 2 апреля 2016 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Несмотря на приговор в деле Грабовского, так и осталось несколько вопросов без ответов. Адвокаты из окружения Грабовского тоже ситуацию не прояснили. 

Например, почему помощник Соколовской — Сергей Федосенко, который последним видел Грабовского в сопровождении одного из преступников, не давал показания в суде, и действительно ли он умер. Если да, то при каких обстоятельствах и может ли это быть связано с убийством адвоката. Или почему отцу Яковенко не предъявили подозрения в уничтожении улик и нет даже протокола его допроса.

«Ґрати» связались с Артемом Яковенко в одной из его соцсетей и предложили рассказать свою позицию, он прочитал сообщение, но не ответил. С адвокатами Яковенко связаться также не удалось, адвокат Чмилева Владимир Гришко сказал, что не будет давать комментарии до решения апелляции, которую они подали. Возможно, во время ее рассмотрения удастся получить ответы хотя бы на какие-то из оставшихся вопросов.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов