«У нас очень сильная связь с Украиной». Родственники погибших в катастрофе МН17 в ожидании вердикта суда

Джейн Малколм (справа) выступает в поддержку украинского народа у мемориала жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Джейн Малколм (справа) выступает в поддержку украинского народа у мемориала жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

В течении почти трех лет «Ґрати» следили и описывали каждое заседание Окружного суда Гааги по делу о крушении пассажирского боинга «Малайзийских авиалиний», а теперь приехали в Нидерланды, чтобы услышать приговор. 

Родственники погибших, посетившие сегодня Мемориал жертвам катастрофы, рассказали о своих ожиданиях на завтра и о том, что изменилось для них после полномасштабного вторжения России в Украину.  

 

Около 240 родственников погибших в катастрофе МН17 приехали в Амстердам, чтобы 17 ноября услышать вердикт, который огласит Окружной суд Гааги. В течение четырех лет тут рассматривали дело об убийстве 298 пассажиров и экипажа боинга «Малайзийских авиалиний», и в четверг суд поставит в нем точку. Обвиняемые — россияне Игорь Гиркин, Сергей Дубинский, Олег Пулатов и украинец Леонид Харченко. Следствие установило, что они несут ответственность за организацию доставки с территории РФ зенитно-ракетного комплекса «Бук», из которого был сбит самолет в небе над Донецкой областью 17 июля 2014 года. Обвинение просила суд пожизненное заключение для всех четверых. Пулатов единственный, кто участвует в процессе — остальных судят заочно, попросил его оправдать. 

Накануне финального судебного заседания родственники погибших посетили реконструкцию боинга, собранную следствием из обломков, расположенную на авиабазе «Гильзе Рейн». Они также пришли к Мемориалу жертвам катастрофы МН17 неподалеку от аэропорта Схипхол, из которого в последний раз вылетел рейс МН17 «Амстердам-Куала-Лумпур». 

Мемориал жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

298 деревьев — ровно по количеству погибших — высажены в виде траурной ленточки. Возле каждого — табличка с именем убитого, на некоторых деревьях прикреплены фото, возле лежат игрушки, каменные ангелы. Есть статуи Будды — среди погибших много малазийцев. 

«Деревья подросли, приятно видеть, как все растет», — говорит Джейн Малколм из Австралии, оглядываясь на мемориал. 

Мемориал жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Она была здесь в 2017 году, когда только открывали мемориал. Джейн потеряла в катастрофе свою мать Кэролин и отчима Майкла. Они работали учителями в начальной школе. В 2014 году в первый раз отправились в Европу, чтобы отпраздновать уход Майкла на пенсию, и погибли.

Джейн пытается не иметь никаких ожиданий по поводу завтрашнего заседания. Но для нее важно, что суд установит правду о катастрофе. 

«Последние несколько лет нас атаковала российская дезинформация. Каждый раз, когда мы спрашивали, они нам говорили что-то другое… На мне постоянная ложь России сказалась хуже, чем то, что произошло с МН17. Годы лжи об этом», —  признается Джейн.

Джейн Малколм (справа) выступает в поддержку украинского народа у мемориала жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

У мемориала она сфотографировалась с украинским флагом. С февраля, когда Россия вторглась в Украину, Джейн выходит на протесты в поддержку украинского народа. 

Разговор начинает со слов: «Слава Украине — героям слава!». 

«Все стало масштабнее. Я очень жалею, что ситуацию в 2014 году не восприняли настолько серьезно, когда это все только началось. Австралия и Нидерланды были настроены серьезно, но это не было настолько серьезно, как должно было быть. Все вторжение в Крым не восприняли настолько серьезно, как должны были. Очень печально. Может сегодня было бы все по-другому», — говорит Джейн.  

На мемориале не ощущается гнетущего или траурного настроения, скорее дружеская атмосфера. Родственники погибших живо общаются между собой, фотографируются. Их визит организован официально, мероприятия происходят в закрытом от прессы формате. Родственников сопровождает Пит Плуг, глава фонда помощи жертвам катастрофы. Он также потерял брата, невестку и племянника в крушении МН17.

Пит Плуг с делегацией сотрудников «Малайзийских авиалиний» у мемориала жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Некоторые родственники отказываются разговаривать с журналистами, пришедшими к мемориалу, а другие соглашаются. Многие из них, как и Джейн Малколм, говорят, что завтра для них важно услышать от суда итог 8-летнего следствия, имена виновных и какие факты установлены. 

«Горе по нашему сыну никогда не закончится. Никогда. Но что важно для нас в этом суде — это установить правду. Потому что было столько лжи, дезинформации. И я надеюсь, что миру скажут: вот это произошло на самом деле, это ответственные», — говорят родители погибшего 25-летнего Джека Обраяна. 

Обвиняемый Пулатов, в своем последнем слове, записанном на видео, которое продемонстрировали суду его адвокаты, заявил, что «быть несправедливо обвиненным в страшном преступлении — тяжелейшая ноша». 

«Знаете что, он еще жив. Пулатов может стоять и говорить. В отличие от людей здесь», — говорит в ответ на это мать Джека и показывает на деревья вокруг. 

Дерево ее сына украшено его портретом, шарфом и флажком Австралии.

Родители Джека Обраяна (отец Джек — второй справа и мать — в центре) у мемориала жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

На пиджаке Джона, отца Джека, — булавка с флажком Украины. 

«Когда Россия вторглась в Украину, мы наблюдали, как это происходило, — вспоминает он. —  Мы все тронуты тем, как украинцы сочувствовали нам. Говорили, как сожалеют, что мы оказались вовлеченными в их конфликте. Сейчас страдания увеличились в сотни тысяч раз в Украине. Дикость и жестокость России — теперь весь мир это четко увидел».

Участница пикета в поддержку украинского народа обнимает украинский флаг, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

«У нас очень сильная связь с Украиной. И мы чувствуем, что понимаем трагедию, через которую украинцы проходят», — говорит Натэли Рассел. 

Ее муж Адам и два его брата Мэтью и Дэвид потеряли в крушении МН17 обоих родителей. 

Они говорят, что с самого начала им было понятно, что произошло в июле 2014 года и кто сбил пассажирский самолет, называя причастной ко всему Россию.

«О, мы знаем правду. С самого начала. В Австралии это все ясно, что происходит. Это даже не вопрос. Для нас лично тоже. Надеюсь, мы сможем получить какое-то правосудие. И что-то произойдет, чтобы остановить Россию от того, что она делает», — говорит семья о своих ожиданиях.  

С ними согласна Йолонда де Фош, нидерландка, у которой катастрофа забрала сына Мартена. 

«Самое важное, чтобы суд сказал, что обвиняемые виновны. Это не только для нас, а также для них, для Путина, чтобы он понял, что он не может портить жизни других людей. Это самое важное. И этот месседж мы должны отослать Путину, Ты не можешь начать войну, сбить самолет!» — говорит женщина. 

Мемориал жертвам катастрофы МН17, 16 ноября 2022 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Она волонтерка, помогает ухаживать за мемориалом. Сегодня она с другими волонтерами организовала перед входом в аллею палатку, где родные погибших — некоторые приехали семьями — могли отдохнуть и перекусить. Завтра она будет с другими родственниками в суде, чтобы услышать приговор. Каким он будет, она не берется прогнозировать.

«После всех этих лет мы выстояли», — говорит Йолонда. В ее голосе смешаны гордость и горечь.

Суд завтра также решит вопрос о компенсациях. Родственники попросили заплатить им суммы от 40 до 50 тысяч евро — только за моральный ущерб. Бремя выплаты будет лежать на обвиняемых, но как их заставить это сделать — непонятно, так как они до сих пор на свободе.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов