Тьма перед «Світанком». Как расследовали дело о пытках в одесском детском приюте

Рисунок: Анна Щербина
Рисунок: Анна Щербина

Истории из одесского приюта «Світанок» последние несколько лет часто появляются в СМИ. Общественники регулярно сообщают о нарушении прав детей в учреждении, которое должно было стать прибежищем для самых уязвимых из них. В этом году к ответственности привлекли троих людей, причастных к издевательствам в «Світанке». Правда все они получили условные сроки. 

«Ґрати» рассказывают, как полиция расследовала резонансное дело, и кто в результате ответил за насилие над детьми. 

 

Время посадок

«Что, картошка есть? Ты садила? Я вот вчера копала, — говорит одна женщина другой. — Кабачки тоже уже скоро будут». 

На скамейке в коридоре второго этажа Малиновского районного суда Одессы сидят 44-летняя Наталья Долинская и 37-летняя Андриана Кальчева — воспитательницы приюта «Світанок». За разговорами об урожае они коротают время перед приговором. Вскоре их признают виновными в ненадлежащем исполнении обязанностей по охране жизни и здоровья детей, которое повлекло тяжкие последствия (часть 2 статьи 137 Уголовного кодекса). 

Слушания проходят в закрытом режиме. Из материалов дела известно, что 27 июля 2019 года Долинская и Кальчева вызвали охрану из частного агентства «Центр», чтобы она разобралась с подростками, которые занялись сексом в приюте.

Воспитательницы оставили детей без присмотра на полтора часа, пока охранник Дмитрук пытал воспитанников приюта. 13-летнюю Диану С., которая проходит единственной потерпевшей по делу, Дмитрук заставлял жевать использованный презерватив, стоять в планке, он бил ее ремнем и поливал холодной водой. В результате издевательств, как установила судмедэкспертиза, Диана С. получила телесные повреждения средней тяжести — «посттравматическое стрессовое расстройство» и «острую стрессовую реакцию». 

Суд решил, что Долинская и Кальчева, которые не первый год работают с детьми, нарушили свои должностные инструкции, по которым воспитатели должны «уважать достоинство воспитанников, защищать их от каких-либо форм физического или психологического насилия, ни по каким причинам не оставлять детей без присмотра и отвечать за их жизнь и здоровье».

17 июня 2020, после трех с половиной месяцев разбирательств, судья Малиновского райсуда Одессы Ирина Полищук приговорила работниц приюта к трем годам условно, с испытательным сроком в один год. Несмотря на их просьбы и раскаяние, им на год запретили работать воспитательницами. 

Охранника Дмитрука судили за пытки (часть 1 статьи 127 УК). И он также получил условный приговор — 7 февраля тот же Малиновский райсуд Одессы назначил ему три года лишения свободы, с испытательным сроком в два года. 

 

Не приют

Чтобы попасть в «Світанок», нужно перейти дорогу от Малиновского суда и пройти метров двести вдоль запущенного озерца по замусоренной тропе — и в конце упираешься в ворота приюта. К его территории примыкает «заброшка». Полуразрушенное здание стоит за забором, но в одних местах он совсем прохудился, а в других непонятно — это забор поддерживает уставшие деревья или деревья поддерживают забор. Это место служит ночлегом для бездомных. Стоит запах мертвечины: на обочине лежит дохлая черная кошка. Каждый день в «Світанок» по этой дороге ходят воспитатели и дети. За его воротами, на первый взгляд, находится островок благополучия — просторная территория с отремонтированным зданием песочного цвета посередине. Внутри приют выглядит так же ухожено: радуги и карта Украины на стенах, новая цветная мебель, игровая комната, библиотека и своя стоматология. 

Сейчас «Світанок» — не приют, а Центр социально-психологической реабилитации детей. В соответствии с типовым положением, это учреждение социальной защиты для детей от 3 до 18 лет, которые оказались в трудных жизненных обстоятельствах. Они попадают в центр по направлению службы по делам детей, в соответствии с актом уполномоченных подразделений Нацполиции или по личному обращению самого ребенка. Здесь им должны оказывать комплексную социальную, психологическую, педагогическую, медицинскую и правовую помощь. Воспитанники могут находится в нем не больше 9 месяцев, если речь идет о стационаре, и не больше 12 месяцев, если речь идет лишь о дневном пребывании. Дети, принятые в центр, должны быть под круглосуточным присмотром персонала. 

Реорганизовать «Світанок» из приюта в ЦСПР решили после того, как там вскрылись факты насилия над детьми. 

В августе 2018 года Зоя Мельник, которая тогда еще была сотрудницей патрульной полиции, опубликовала у себя в фейсбуке видео с малолетней воспитанницей приюта.

На нем девочка рассказывала, что воспитатели бьют их «ладошками, по лицу, по рукам, по животе, по попе» и ставят на колени. Мельник в посте написала, что ребенку около пяти лет, и она была вся в синяках и ссадинах, укусах насекомых, и от нее плохо пахло. После этого видео сотрудники отдела ювенальной превенции Нацполиции возбудили дело о побоях и истязаниях (часть 1 статьи 126 УК). Но уже 19 октября его закрыли в связи с отсутствием состава преступления. 

Тем не менее, приют проверила спецкомиссия, в которую вошли сотрудники ювенальной превенции и психологи. После ее отчета в администрации области признали, что в учреждении сложилась «критическая ситуация». Причину нашли «в неудовлетворительной материально-технической базе и текучке кадров»: за полгода там уволилось 16 работников, на момент проверки в приюте не было директора и психолога. Областной службе по делам детей поручили разработать план реформирования учреждения в Центр социально-психологической реабилитации детей.

На время служебного расследования руководительницу областной службы Аллу Кирияк сначала отстранили от исполнения обязанностей, а потом она уволилась по собственному желанию — как она сама пояснила, в связи с поступлением в университет. Но прямо перед ее увольнением советник губернатора по правам детей Артем Поланский рассказал в своем фейсбуке, что один из старших воспитанников приюта, который вместо положенных трех месяцев находился там три года, насиловал других детей. Поланский утверждал, что Алла Кирияк была в курсе ситуации, но ничего не предприняла. Кирияк же отрицала свою причастность к случившемуся, и после увольнения подала в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к советнику губернатора и изданию «Думская», которое опубликовало у себя пост Поланского. 23 июля 2020 года в Приморском районном суде Кирияк отказали в исковых требованиях. Впрочем, Поланский удалил свои публикации о «Світанке».

В связи с насилием в приюте Максим Степанов, тогда еще глава Одесской областной госадминистрации, также пообещал уволить директрису «Світанка» Инну Ищенко, но этого так и не произошло

В сентябре 2018 года правоохранительные органы открыли сразу два уголовных производства в связи с насилием в отношении  восьмилетнего мальчика из приюта (часть 3 статьи 153 УК) и в связи с возможным сокрытием сотрудниками приюта особо тяжкого преступления (статьи 396 УК). Дело о насилии сейчас слушают в Приморском районном суде. Как рассказали «Ґратам» в прокуратуре Одесской области, дело о сокрытии преступления закрыли в феврале 2020 года в связи с отсутствием состава нарушения.

 

Частная охрана издевательств

Рисунок: Анна Щербина

Реорганизация «Світанка» закончилась в 2019 году. Но издевательства над детьми снова повторились. Об этом стало известно в августе прошлого года. 

О новом случае узнал одесский волонтер движения «911», которое занимается поиском пропавших детей, Лучезар Панфилов. Он был знаком с воспитанниками приюта уже около двух лет, и дети рассказали ему о том, что воспитатели вызывают в «Світанок» частную охрану. Панфилов обратился за помощью к Зое Мельник, которую к тому времени уже уволили из патрульной полиции после обвинений начальства в коррупции, и она занялась правозащитной деятельностью. Мельник направила волонтера к старшему инспектору по особым поручениям отдела ювенальной превенции ГУНП Дмитрию Ревуну. Правоохранитель начал проверять информацию, опросил детей, после чего материалы дела направил в Хмельницкий отдел полиции, но там они пролежали три месяца без движения.

Дело активизировалось только после того, как 26 октября 2019 года Мельник написала большой пост в фейсбуке о пытках в приюте. Она описала в деталях произошедшее с воспитанницей Дианой С. — «ребенке с громадной жизненной трагедией». А также об избиениях и нескольких побегах других девочек. Воспитанницы указали на Андрея Крецула, инспектора ювенальной превенции Хмельницкого отдела полиции, который приезжал в приют проводить профилактические беседы со сбегавшими детьми. В этот же отдел полиции направили расследовать дело потерпевшей Дианы С. Мельник заявила, что к издевательствам над детьми также причастны сотрудники приюта. 

Публикацию Зои Мельник быстро подхватили СМИ, и дело стало резонансным. Директор «Світанка» Инна Ищенко и ее заместитель Виталий Кондратюк, в ответ на обвинения собрали пресс-брифинг. На нем Кондратюк заявил, что по всем фактам, которые излагает Мельник, ведется досудебное следствие, все остальное — ее «огульные домыслы».

В обладминистрации назвали брифинг «инициативой отстраненных от работы сотрудников приюта»

«Психологи определили состояние детей как критическое. За последний месяц территорию учреждения покинули 7 детей. Один из воспитанников находился в остром психологическом состоянии», — сообщили в Службе по вопросам детей. Служба также нашла нарушения в условиях содержания детей и в праве на их воспитание в семье.  

Узнав о «Світанке» из новостей, Одесская прокуратура подключилась к делу. Материалы забрали из Хмельницкого райотдела полиции в Малиновский, и там расследование пошло скорее. В Офисе Генерального прокурора пообещали проконтролировать следствие.

 

Сговор

После того, как следствие активизировалось, уже новый начальник областной службы по делам детей Владимир Самборский вместе с начальницей городской службы Ириной Дамаскиной заявили на старшего инспектора полиции Ревуна в прокуратуру, Госбюро расследований и Управление внутренней безопасности Нацполиции. Они утверждали, что полицейский вступил в сговор с правозащитницей Мельник и волонтером Панфиловым, организовал искусственные побеги детей со «Світанка» и способствовал их незаконному укрытию. Самборский, рассказывая о ситуации журналистам, говорил, что Мельник четко знала, что делать в таких случаях — обращаться в правоохранительные органы, а не заниматься укрытием детей. По его мнению, Мельник действовала не по закону. Чиновники просили правоохранительные органы привлечь к уголовной ответственности всех троих за похищение детей, превышение служебных полномочий, мошенничество, подделку документов и незаконное удержание. 

В отношении Ревуна начали служебное расследование. Но в итоге факты, о которых написали Самборский и Дамаскина, опровергли. Сам Ревун назвал ситуацию попыткой его дискредитации, хотя и утверждал, что был готов к такому, поэтому документировал каждый свой шаг.

Параллельно с обращением чиновников в прокуратуру заявления в полицию на Ревуна, Мельник и Панфилова стали поступать от родителей воспитанников «Світанка». По словам Ревуна, они состояли из 2-3 строчек и были очень похожи друг на друга. В рамках служебного расследования комиссия опросила родителей и выяснила, что полицейский Андрей Крецул, общественница Наталья Михайлюк и и.о. директора «Світанка» Виталий Кондратюк, ездили к ним и упрашивали написать эти заявления. 

«Мама основной потерпевшей девочки дала показания, что приехали трое сотрудников полиции, как они представились, или как она поняла. По описанию она опознала троих людей, о которых я сказал. И они предложили написать заявление в отношении меня и Зои Мельник, мол мы нарушили права ее ребенка. Но случился форс-мажор — мама была парализована на всю правую сторону и она правша, не могла писать. Тогда они ничего лучше не придумали, как дать ей деньги, написать заявление своей рукой от ее имени и отослать это на адрес Главного управления», — рассказал Ревун. 

В октябре 2019 года Ирину Дамаскину, начальницу городской службы по делам детей, уволили со скандалом после того, как органы опеки пришли изымать 11-летнюю девочку из семьи во время уроков в школе. 

 

Суды за закрытыми дверями 

Рисунок: Анна Щербина

Прежде чем направить дело в суд, трех воспитанниц «Світанка» опросила прокуратура. По словам прокурорки Мелании Корчевой, у правоохранителей были опасения, что дети могут фантазировать, а за это  им все равно ничего не будет. На допросе руководство приюта, по словам Корчевой, пыталось убедить следствие, что дети обманывают, а воспитатели утверждали, что ничего не видели. 

В ноябре 2019 года в офисе охранного агентства «Центр» провели обыски. В ходе расследования выяснилось, что у агентства нет никакого договора с приютом, но вызовы оттуда поступают, как от обычного объекта под охраной. Сотрудники рассказали следствию, что и сами жаловались начальству на воспитательные работы, проводить которые их просили в приюте. 

Правоохранители также установили, что непосредственно 27 июля 2019 года охранник Николай Дмитрук приехал на вызов с еще одним сотрудником. Но против него не стали возбуждать дело. Как пояснила прокурорка Корчевая, он вышел, когда Дмитрук начал кричать на детей. И сама Диана в своих показаниях делала акцент только на Дмитруке. Однако правозащитница Зоя Мельник считает, что Дмитрук взял всю вину на себя, чтобы обвинение не квалифицировали по части второй — сговор группой лиц. Из «Центра» его уволили. Через неделю после обысков — арестовали. 15 ноября суд отправил охранника под круглосуточный домашний арест. Дмитрук пошел на сделку со следствием и дал показания на других причастных к издевательствам над воспитанниками приюта. 

Так, в марте 2020 года о подозрении в ненадлежащем выполнении служебных обязанностей по охране здоровья несовершеннолетних (часть 1 статьи 137 УК) сообщили воспитательницам приюта Наталье Долинской и Андриане Кальчевой. В мае этого же года подозрение в превышении служебных полномочий вручили уже бывшему инспектору ювенальной превенции Андрею Крецулу — по ходатайству Госбюро расследований, его отстранили от исполнения обязанностей на время следствия.

Из-за того, что потерпевшая — несовершеннолетняя, все суды по этому делу проходят в закрытом режиме. Сама девочка в заседаниях не присутствует. В судебно-психиатрической экспертизе указано, что Диане не рекомендовано принимать участие в судебно-следственных действиях, чтобы избежать дальнейшей «психотравматизации». У нее было два представителя в суде, сначала от одесского горсовета, затем от дальницкого сельсовета, но они не принимали активного участия в процессе. Заседания они не посещали, особых пожеланий о наказании для обвиняемых не высказывали. Адвоката у Дианы не было, гражданского иска на возмещение морального ущерба никто не заявлял. 

Когда речь зашла о соглашении про признание вины между Дмитруком и прокуратурой, Диану все-таки пришлось подключить — на такую сделку требуется разрешение потерпевшей. Корчевая рассказывает, что они вместе с представителем поехали в ЦСПР, куда перевели Диану после «Світанка», и показали девочке проект соглашения. По словам прокурорки, она объяснила девочке, в чем состоит суть соглашения и что Диана может требовать более жесткого наказания. Но Диана ответила, что простила охранника.

7 февраля суд утвердил соглашение Дмитрука, назначив ему условный срок. Адвокат подсудимого Михаил Алин заявил, что его подзащитный  «искренне раскаивается в содеянном и, если потерпевшая согласится встретиться с Дмитруком, то хотел бы извиниться лично».

О наказании для воспитательниц у Дианы уже не спрашивали. Кальчева и Долинская не заключали соглашений, но признали свою вину в суде и тоже получили условный срок. Обвинительный акт из-за этого рассматривали по упрощенной процедуре — ограничились допросом обвиняемых и изучением характеристик. Обе воспитательницы заявили, что искренне раскаялись. А Долинская сказала в суде, что не учла, какие сложные дети находятся в «Світанке», поэтому и не справилась со своей работой. 

Андрей Крецул находится под ночным домашним арестом. Досудебное расследование по нему продолжается

 

Дисциплинарные расследования 

Что же до руководства «Світанка», то, по словам прокурорки Корчевой, правоохранители «не смогли найти статью, по которой их можно привлечь». Но в их отношении, а также сотрудников областной службы по делам детей, начали дисциплинарное расследование.

Не дождавшись его окончания, начальник областной службы по делам детей Владимир Самборский написал заявление об увольнении. Следом за ним ушла руководительница отдела социально-правовой защиты детей Светлана Кузнецова. Директорке «Світанка» Инне Ищенко сделали выговор за халатность. 

После вынесения приговора охраннику Дмитруку прокурор попросила службу по делам детей привлечь Ищенко к ответственности. Но так как новых фактов издевательств над детьми зафиксировано не было, привлечь ее повторно было невозможно. Тем не менее, Ищенко уволилась по соглашению сторон в середине июня. Ее заместитель Виталий Кондратюк уволился 30 июня. 

Рисунок: Анна Щербина

Сейчас в «Світанке» новая и.о. директора Галина Миронюк, а руководство области занялось сменой сотрудников. 20 августа в облгосадминистрация объявили конкурс на должность директора учреждения. Он пройдет 10 сентября. 

Диану, которой уже 14, перевели в другой областной центр социально-психологической реабилитации в селе Троицком.

Диана, согласно судебной экспертизе, из-за произошедшего год назад испытала острую стрессовую реакцию и посттравматическое стрессовое расстройство. Отвечая на вопрос о том, получает ли Диана помощь специалистов, новая руководительница службы по делам детей Наталья Утюпина говорит, что с ней работают в ЦПСР «на том уровне, что прописан у них». Но в целом, добавляет, что особых нареканий на девочку нет, из учреждения она не убегает. 

«Ничего такого, все стабильно», — говорит чиновница. 

17 июля стало известно, что в Троицком детском реабилитационном центре случилась вспышка коронавируса — там заболела сразу половина детей.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов