Теракт во время «Марша достоинства» в Харькове. Как троим обвиняемым дали пожизненный срок и сразу же отпустили

Теракт во время «Марша достоинства» в Харькове. Как троим обвиняемым дали пожизненный срок и сразу же отпустили

Почти пять лет в Харькове рассматривали дело о теракте возале Дворца спорта, который произошел 22 февраля 2015 года во время марша в честь годовщины победы Евромайдана. Тогда из-за взрыва противопехотной мины погибли четверо, в том числе несовершеннолетний, еще около десяти человек были ранены. Обвиняемые в совершении теракта  — Владимир Дворников, Виктор Тетюцкий и Сергей Башлыков, отрицали свою вину и настаивали на расследовании пыток со стороны прокурора и следователей СБУ.

Время от времени появлялась информация о возможном освобождении Дворникова, Тетюцкого и Башлыкова в рамках обмена с Россией и самопровозглашенными республиками. Родственники погибших и общественность высказывались против. 26 декабря Фрунзенский районный суд Харькова перешел к дебатам, а уже 28 декабря вынес приговор. Всех обвиняемых приговорили к пожизненному заключению. И сразу же отпустили из-под стражи – на следующий день они участвовали в обмене заключенными. Их освобождение, сказал прокурор, – принципиальная позиция России. 

 

«Взрыв — и он умер»

22 февраля 2015 года в Харькове планировали провести акцию и марш в честь первой годовщины победы Евромайдана. Около 12:00 у Дворца спорта собрались несколько тысяч человек. Организаторы запустили в воздух гелиевые шары с портретами Владимира Путина, Виктора Януковича, Геннадия Кернеса и Михаила Добкина. Затем участники выстроились в колонну, развернули государственный флаг и отправились в сторону центра города. Они скандировали: «Одна, єдина, соборна Україна!». Участники акции успели пройти примерно 100 метров, когда прогремел взрыв.

«Во время теракта я держал 50-метровый флаг Украины, — в разговоре с «Ґратами» вспоминает Леонид Онищенко, один из координаторов харьковского Евромайдана. — Я шел рядом с Игорем Толмачевым, моим другом, мы разговаривали. У него зазвонил телефон, и он, чтобы не кричать мне на ухо, сделал пять шагов вперед. Взрыв — и он умер». 

Мина, спрятанная в сугробе недалеко от Дворца спорта, была активирована, когда возле него оказались марширующие активисты. Часть осколков приняла на себя проезжающая мимо «Газель». Пострадали 11 человек — участники марша и бойцы батальона «Харьков-1», которые охраняли акцию. Активист Евромайдана Игорь Толмачев и подполковник милиции Игорь Рыбальченко, умерли на месте. 15-летний Даниил Дидик и 18-летний Николай Мельничук получили тяжелые травмы и скончались в больнице. 

26 февраля СБУ задержала троих жителей Харькова – Владимира Дворникова, Виктора Тетюцкого и Сергея Башлыкова. Следователи называют их сторонниками харьковской общественной организации «Оплот», которую местные активисты связывают с нападениями на участников Евромайдана. Следствие также утверждает, что задержанные имеют «пророссийские настроения», а один  из них, Виктор Тетюцкий – бывший сотрудник подразделения МВД «Беркут».

Обвиняемые Виктор Тетюцкий, Сергей Башлыков и Владимир Дворников (слева направо). Фото: Анна Соколова, Ґрати

На следующий день после задержания, во время следственного эксперимента, Дворников, Тетюцкий и Башлыков признались в преступлении. Был составлен обвинительный акт, согласно которому трое задержанных совершили теракт по заказу российских спецслужб. По версии следствия, в конце 2014 года Владимир Дворников ездил в Россию, чтобы наладить контакт с представителями спецслужб, которые в начале февраля 2015 года передали ему инструкцию к противопехотной мине. За 10 тысяч долларов Дворников должен был организовать теракт. Помочь за вознаграждение — по тысяче долларов каждому — согласились двое его знакомых, Сергей Башлыков и Виктор Тетюцкий.

Согласно обвинительному акту, Дворников узнал о запланированном на 22 февраля марше активистов Евромайдана, сообщил представителям российских спецслужб о своих планах совершить теракт во время этой акции, и получил их одобрение. Через тайник он забрал мину, купил мобильный телефон и переделал его в детонатор. В ночь на 22 февраля Дворников заложил мину в сугробе возле Дворца спорта, Тетюцкий и Башлыков сопровождали его. Они договорились, что Тетюцкий и Башлыков будут наблюдать за маршем и сообщат Дворникову, когда активисты приблизятся к месту заложения взрывчатки. После сигнала Дворников позвонил со своего телефона на номер телефона, подсоединенного к детонатору мины. Около 13:00 прозвучал взрыв.

 

«Партизаны-одиночки»

В апреле 2015 года дело передали в суд. Уже на первом заседании, когда прокурор озвучил обвинительный акт, Дворников, Тетюцкий и Башлыков заявили, что невиновны, а признательные показания дали под пытками. Через год после теракта представитель пострадавших в суде Олег Головков опубликовал результаты негласных следственных действий – прослушки Дворникова в СИЗО, где он рассказывал о преступлении своему сокамернику. В апреле 2017 года из-за изменений в составе суда дело начали рассматривать сначала.

Представитель пострадавших Олег Головков. Фото: Анна Соколова, Ґрати

В суде, после того, как фигуранты отказались от своих первоначальных показаний, они стали говорить о возможной причастности к теракту украинских спецслужб. «Откуда вообще террористы могли знать, когда и куда закладывать бомбу, когда ее взрывать, если активисты сами до последнего не знали, где будут проводить марш – возле памятника Шевченко или у Дворца спорта, и будут ли проводить вообще. Владеть этой информацией могли только оперативные службы, сопровождавшие данное мероприятие, — заявлял Владимир Дворников во время заседания в октябре этого года. — В пользу участия в организации данного теракта Службы безопасности говорит… Почему кинологи с собаками не нашли бомбу во время обследования, почему автомобиль такси, стоявший напротив места установки бомбы, не заинтересовал следователей СБУ? Проанализировав хронологию происшествия, становится очевидно, что было сделано все, чтобы этот теракт состоялся при любых обстоятельствах. А это не под силу никаким партизанам-одиночкам».

В октябре прокурор Владимир Лымарь еще раз зачитал обвинительный акт. В него добавили подробности подготовки теракта, при этом квалификацию преступления не изменили. Дворникова, Тетюцкого и Башлыкова обвиняют в преступлениях, предусмотренных частью 3 статьи 258 и части 1 статьи 263 УК – теракт по предварительному сговору группы лиц, повлекший смерть, и хранение взрывчатки и боеприпасов. Максимальное наказание по статьям — пожизненное заключение.

 

«Превышение власти»

Еще в 2015 году Владимир Дворников, Виктор Тетюцкий и Сергей Башлыков подали жалобы о пытках со стороны прокурора Владимира Лымаря и следователей СБУ. Суд открыл уголовное производство по статьям «превышение власти или служебных полномочий работником правоохранительного органа» и «нарушение права на защиту». В мае этого года суд закрыл производство, но в ноябре обвиняемые оспорили это решение в апелляции. Жалобу направили на повторное рассмотрение в военную прокуратуру.

Виктор Тетюцкий. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Тетюцкого задержали рано утром. СБУ опубликовала фрагмент видео задержания. Там видно, что Тетюцкий не оказывает никакого сопротивления, он в трусах, и на его теле нет никаких телесных повреждений. Потом он был отведен в здание СБУ, — рассказал «Ґратам» адвокат Тетюцкого Дмитрий Тихоненков. — После чего его доставили в ИВС, и там врач зафиксировал телесные повреждения. Его повезли в больницу — там тоже зафиксировали телесные повреждения. Когда поступает в СИЗО — тоже зафиксировали телесные повреждения, которых не было на видео, когда его задерживали». 

По информации Дмитрия Тихоненкова, следователи СБУ пытали Виктора Тетюцкого током, обливали водой и имитировали расстрел. О жестоком обращении также заявляли Владимир Дворников и Сергей Башлыков. По мнению адвоката, дело о пытках мешает основному делу.

«Если вынесут приговор, но останется незакрытое дело о пытках — это вызовет сомнения, — отмечает Тихоненков. — Прокурор все время ссылается на то, что обвиняемые говорили во время следственного эксперимента. Но они говорили это под пытками».

Однако в комментарии «Ґратам» прокурор Владимир Лымарь отметил, что у следствия есть доказательства, подтверждающие слова обвиняемых во время следственного эксперимента, и суд уже исследовал их. 

 

«Геноцид русскоязычного населения»

С 2015 года Дворников, Башлыков и Тетюцкий находятся в СИЗО. Каждые два месяца им продлевали срок содержания под стражей. Они оспаривали эти решения в апелляции и каждый раз получали отказ. «Пребывание в СИЗО – это факт геноцида русскоязычного населения на исходно русской территории», – во время одного из судебных заседаний заявляет Дворников.

Он утверждает, что каждые два месяца ему и другим обвиняемым продлевают меру пресечения «по абсолютно шаблонным основаниям» и обвиняет в этом, в том числе, украинские спецслужбы и националистов. Говорит, что во время судебного разбирательства обвиняемые, их семьи и адвокаты находятся под давлением со стороны «антинародной Службы безопасности и подконтрольных им бандформированиям, аффилированным с некой военизированной организацией «полк «Азов», в отношении которой Конгресс США запустил процедуру признания ее террористической организацией». Говоря об «Азове», он выразительно смотрел на представителей «Національні дружин», которые регулярно приходят на заседания.

Прокурор Владимир Лымарь. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Прокурор Владимир Лымарь, пострадавшие и их представитель Олег Головков каждый раз высказываются против освобождения обвиняемых из-под стражи. «С учетом расстояния к Российской Федерации и неэффективного контроля над границей не исключаем перехода обвиняемых в Российскую Федерацию. Семья Тетюцького переехала в Российскую Федерацию, теперь он не имеет здесь социальных связей», — говорит Головков и добавляет, что обвиняемые могут влиять на свидетелей. 

 

«Негативный приговор вполне ожидаемый»

С февраля 2019 года суд перешел к ходатайствам обвиняемых и их защитников. С тех пор почти каждое заседание начиналось с их жалоб на условия в судебном зале и СИЗО, просьб предоставить им стол и переводчика с украинского на русский. В июле заседание не состоялось два раза подряд – один из обвиняемых Сергей Башлыков жаловался на здоровье и просил вызывать скорую. Это же повторялось в декабре: Башлыков просил вызвать скорую, медики фиксировали повышенное давление или температуру, и обвиняемый требовал перенести заседание. И прокурор Владимир Лымарь, и представитель пострадавших Олег Головков утверждают, что обвиняемые и их защитники затягивают процесс.

«Они считают, что негативный для них приговор является вполне ожидаемым, и пытаются использовать положения так называемого закона Савченко, который уменьшает им срок пребывания под стражей в два раза. Это первая выгода, – прокомментировал «Ґратам» Олег Головков. – И вторая выгода, которой они никогда не скрывали – они считают, что производство связано только с политической мотиваций, а значит, что в случае изменения политического курса в стране они могут рассчитывать на изменение отношения к ним до приговора». 

При этом, по мнению адвоката, суд в подобных случаях не может повлиять на скорость процесса.«Европейское право старается максимально не ограничивать свободу защиты. К примеру, сегодня суд ограничит право обвиняемых на многократное произнесение длинных монологов, скажет: «Ребята, ходатайство – не более пяти минут». А завтра Европейский суд по правам человека скажет, что ограничение во времени является нарушением, – говорит Олег Головков. Этим он объясняет лояльность суда к ходатайствам обвиняемых.

Виктор Тетюцкий и Сергей Башлыков (слева направо). Фото: Анна Соколова, Ґрати

 

«Достаточно напряженные отношения»

С начала октяря у Тетюцкого сменилось несколько защитников. 9 октября обвиняемый отказался от адвоката Дмитрия Тихоненкова, который вел его дело около четырех лет. Тетюцкий просил освободить его и других обвиняемых из прозрачного пластикового бокса или обеспечить их письменным столом. Суд не удовлетворил это ходатайство, на что Тетюцкий ответил отказом от своего адвоката, поскольку, по мнению обвиняемого, «в таких условиях» Тихоненков не может обеспечить ему защиту. 

Антон Шевченко и Диана Дугина, защитники Виктора Тетюцкого и Сергея Башлыкова (слева направо). Фото: Анна Соколова, Ґрати

Тетюцкому назначили бесплатного государственного защитника – Антона Шевченко. Он,  в свою очередь, несколько раз отказывался от подзащитного. «У меня с ним (с Тетюцким – Ґ ) сложились достаточно напряженные отношения», – подтверждает адвокат. Следующая бесплатная государственная адвокатка заявила самоотвод, поскольку она дружила с милиционером, погибшим в результате теракта. После чего новой адвокаткой Виктора Тетюцкого стала Мирослава Дюмина. Она несколько раз просила перенести заседание, поскольку не успевала ознакомиться с материалами дела. 

Время от времени обвиняемые требовали отвода коллегии судей, которая, по их мнению, необъективна. «На протяжение четырех с половиной лет абсолютно отчетливо прослеживается прямая зависимость данной коллегии судей от органа досудебного расследования и прокуратуры…», – почти каждое свое ходатайство Виктор Тетюцкий зачитывал как минимум десять минут. 

Прокурор отвечал коротко: нет оснований для отвода коллегии судей, а обвиняемый злоупотребляет процессуальными правами. Судья с ним соглашался.

 

«Никакого обмена без приговора»

В конце сентября адвокаты обвиняемых заявили, что не исключают освобождение их подзащитных во время следующего обмена заключенными.

«То, что такой вопрос ставился, что их там пытались включать, это факт. Какие сейчас списки? Этого не знает никто, – сказал журналистам Дмитрий Тихоненков, тогда еще защищавший Виктора Тетюцького. – Высока вероятность, скажем так, что такое может произойти». Адвокат Владимира Дворникова Игорь Нагорный подтвердил, что все трое обвиняемых находятся в списках на обмен.

Слушатели. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Спустя несколько дней после заявления адвокатов несколько десятков человек, среди которых были представители националистических организаций «Правий сектор», «Національний корпус», «Традиція і порядок», «Фрайкор», собрались под зданием Харьковского апелляционного суда. Они требовали не отпускать обвиняемых до вынесения приговора. Активисты скандировали лозунг «Террористам – вирок», а под дверьми суда оставили шины и разбитую матрешку, как символ российского следа в  этом деле.

С начала октября активисты стали чаще посещать судебные заседания, подтверждает один из организаторов акций Валентин Быстриченко. Они приходили с государственными флагами и плакатами «Терористи – загроза для кожного», «Жодного обміну без вироку» и «Непокаране зло повертається». На одном из заседаний активисты клеили наклейки с требованием «Терористам – вирок» на пол коридора суда. 

«Террористы должны получить приговор, только после этого их могут обменять, сказал «Ґратам» Валентин Быстриченко. – Те, кто совершает преступления в составе пророссийских террористических группировок на Донбассе, также должны осознавать, что за любое преступление они потом заплатят. Мы здесь, чтобы поддержать это мнение».

Родственники погибших тоже ждут приговора и не допускают обмена до решения суда. «Они (обвиняемые – Ґ ) и до этого были достаточно несостоявшимися людьми, которые были готовы совершить преступление за деньги. И я думаю, четыре с половиной года в СИЗО не добавили им профессиональных способностей. Поэтому, выйдя на свободу, они будут людьми, готовыми для использования ФСБ. Кто даст гарантию, что они не сделают этого снова?» — сказал «Ґратам» Андрей Дидик, отец погибшего во время теракта 15-летнего Даниила.

В отличие от адвокатов, сами обвиняемые об обмене выражались скептически, На вопрос журналистов, известно ли им об обмене, Виктор Тетюцкий во время одного из заседаний ответил: «Мне даже теоретически никто ничего не предлагал».«О каком обмене идет речь, если мы реально невиновны? Одну тюрьму поменять на другую тюрьму? Вы о чем?», – возмутился Сергей Башлыков. 

 

«Нужен мир и примирение»

С середины ноября общественный интерес к этому делу спал, на заседаниях становилось все меньше слушателей. 18 декабря обвиняемые продолжали заявлять ходатайства. Прокурор Владимир Лымарь преждевременно просил продлить обвиняемым срок пребывания под стражей, поскольку, как он заявил,  опасался срыва следующих заседаний. Адвокат Владимира Дворникова Игорь Нагорный доказывал в ответ, что обвиняемых нужно освободить из-под стражи: «Мы должны посмотреть на риторику политиков, она изменилась, говорят о том, что нужен мир и примирение».

«Поддерживаю адвоката, — отвечал Дворников. — Хотя я не все понял из того, что он сказал, потому что не совсем понимаю украинский язык, а переводчика мне не дали». 

Суд удовлетворил ходатайство прокурора — обвиняемые остались в СИЗО до 14 февраля. «Пока вы оглашали решение, я несколько раз терял сознание», — обратился  после этого к судье Сергей Башлыков. На самом деле он сидел на скамье с закрытыми глазами, а когда в зале прозвучал его храп, другие обвиняемые засмеялись и стали его будить.  

21 декабря снова появилась информация о возможном обмене. Первой об этом написали представители националистической организации «Фрайкор». Ее глава Георгий Тарасенко в комментарии «Ґратам» сказал, что узнал о возможном обмена из своих источников в силовых структурах, в каких именно — не уточнил.

Из-за информации о возможном обмене 24 декабря на заседание пришло много журналистов и активистов националистических организаций. Заседание длилось дольше обычного. «На лицо — форсирование процесса и желание за два заседания закончить процесс», — возмутился Владимир Дворников. 

Коллегия судей. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Судья отклонил многочисленные ходатайства обвиняемых, чтобы выслушать показания обвиняемых и сразу перейти к дебатам. Виктор Тетюцкий около часа зачитывал список из 545 имен с контактными данными, а после попросил суд допросить их – по его словам, все они могут подтвердить его алиби.

«Вы злоупотребляете своими процессуальными правами», — прервал Тетюцкого судья. «Это просто срыв судебного разбирательства», — согласился с ним прокурор. 

Тетюцкий потребовал перерыв для конфиденциального общения с адвокатом, после чего адвокат Дворникова Игорь Нагорный попросил перенести заседание. Причина — обвиняемые хотят есть. 

На следующий день, 25 декабря родственники пострадавших и активисты провели акцию протеста под Харьковской облгосадминистрацией. Они выступили категорически против освобождения Дворникова, Тетюцкого и Башлыкова в рамках обмена. Такая же акция прошла под Офисом президента в Киеве.

 

«Принципиально заявленные»

Следующее заседание 26 декабря началось с сообщения прокурора о закрытия дела о пытках, в котором Дворников, Тетюцкий и Башлыков проходят как пострадавшие. Судья попросил обвиняемых дать показания, но Сергей Башлыков намеревался закончить со своими ходатайствами. Обвиняемый достал из рюкзака фломастер и начал рисовать точки и стрелки на стене «аквариума». Судья, не понимая, что он делает, попросил его «не работать на СМИ».

«Я хочу доказать, что телефон, который, как утверждает прокурор, был присоединен к мине, находился в другом месте», — ответил Башлыков. Но из его рисунка все равно ничего непонятно. 

Суд отказал Башлыкову и перешел к показаниям обвиняемых. Первым выступал Виктор Тетюцкий: «Я считаю, что каждый имеет полное право сходить с ума по-своему: хоть прыгая на Майдане, хоть участвуя в хоровом пении гимна во время марша, хоть заворачиваясь в желто-голубую простынь во время судебных заседаний».

Виктор Тетюцкий и Владимир Дворников. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Когда Тетюцкий начинает оскорблять участников Евромайдана и украинских военных, глава националистической организации «Фрайкор» Георгий Тарасенко выкрикивает из зала: «Сука, черт, закрой свой рот».

Следующим выступал Владимир Дворников: «Турчинов и Аваков на деньги американских монополистов начинали кровавую людскую мясорубку на Донбассе с целью спровоцировать Российскую Федерацию на ответные действия…». Сергей Башлыков показания дать отказался. Все трое не признали своей вины, и суд оперативно перешел к дебатам.

Прокурор Владимир Лымарь повторил, что вина обвиняемых полностью подтверждается доказательствами и попросил для них максимальное наказание — пожизненное заключение. В то же время он ходатайствовал об их освобождении из-под стражи под личное обязательство.

«К сожалению, я должен констатировать, что российской стороной среди других в список обмениваемых лиц принципиально заявлены Башлыков, Дворников и Тетюцкий, обвиняемые в этих преступлениях, что еще раз подтверждает факт действий обвиняемых на расшатывание ситуации в Украине, — говорил Лымарь — Мы все стали свидетелями убедительной доказанности вины Башлыкова, Дворникова и Тетюцкого в инкриминируемых преступлениях. Свидетелями их общественного осуждения, свидетелями их циничного, вызывающего поведения не только во время совершения террористического акта, но и во время судебного процесса». 

Он обратился к потерпевшим: «Я понимаю вашу боль по потерянным сыновьям и родным, но наш долг — сохранить светлую память героев. Понимаю желание получить справедливый приговор суда и адекватное наказанию обвиняемым. Ваши дети, ваши родные выполнят еще один героический поступок — вернут из плена живых патриотов, которые продолжают защищать Украину».

Пострадавшие — отец погибшего 15-летнего парня Андрей Дидик, вдова погибшего в теракте 52-летнего Игоря Толмачева Марина и сестра погибшего полицейского Вадима Рыбальченко Татьяна Сухорукова — высказались против обмена обвиняемых.

Жена погибшего во время теракта Марина Толмачева. Фото: Анна Соколова, Ґрати

«Этим обменом наши права, пострадавших, которые каждое заседание приходили пять лет сюда, они грубо нарушаются. И мне очень жаль, что это сейчас происходит», — сказала Марина Толмачева. 

В то же время прокурор передал суду заявления от семи других пострадавших, которые не возражают против изменения обвиняемым меры пресечения. Заседание, на котором должны огласить сразу два решения, переносят на 28 декабря. 

«Мы против обмена, — прокомментировал журналистам представитель пострадавших Олег Головков. — Указанные лица не являются участниками конфликта, не являются комбатантами. Они совершили преступление в мирном городе, в результате чего погибли люди».

 

«Позор Зеленского»

Перед началом заседания 28 декабря Фрунзенский районный суд проверили взрывотехники. Почти никто из журналистов и слушателей не успел попасть в здание суда вовремя – когда суд приступил к оглашению приговора, журналистов и слушателей только начали проверять металлоискателем. В итоге один из корреспондентов местного издания вызвал полицию из-за препятствования профессиональной деятельности.

В коридоре суда произошла стычка между слушателями и полицейскими, которые не пускали людей в зал. Часть активистов начали скандировать «Слава Україні – героям слава», «Слава нації – смерть ворогам». Полицейские потребовали тишины, на что активисты ответили оскорблениями в адрес правоохранителей, и люди в коридоре начали толкаться.

Приговор оглашали больше двух часов. Владимира Дворникова, Виктора Тетюцкого и Сергея Башлыкова не доставили в суд, они были на связи в режиме видеоконференции. Суд признал их виновными в теракте по предварительному сговору группы лиц, повлекший смерть, и хранение взрывчатки и боеприпасов. Их приговорили к пожизненному заключению с конфискацией имущества. Суд также удовлетворил гражданские иски пострадавших — им назначены компенсации от 100 тысяч до двух миллиона гривен.

Одновременно Дворникова, Тетюцкого и Башлыкова отпустили из СИЗО для участия в обмене. Представитель пострадавших Олег Головков сказал, что будет обжаловать это решение. «Мы считает это решение политическим, не связанным никаким образом с законом. Напомню, что ни одного международного договора, подписанного в нормандской формате, Украина не имеет, — прокомментировал журналистам Головков. — Если мы не найдем понимания в национальной системе правосудия, будем обращаться к международной системе».

«Жаль, но только так Украина может выполнить свои международные обязательства», — коротко ответил прокурор Владимир Лымарь. 

Все это время у здания суда стояли активисты националистической организации «Національні дружини» с плакатом «Обмін терористів — ганьба Зеленського».

Фото: Анна Сколова, Ґрати

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов