«Связанные лица». Как проходил судебный процесс по делу семьи Суркисов против «Приватбанка»

«Приватбанк». Фото: Стас Юрченко, Ґрати
«Приватбанк». Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Спустя три с половиной года судебный процесс семьи Суркисов против государства закончился в пользу последнего. Большая Палата Верховного Суда в понедельник 15 июня отменила решения судов предыдущих инстанций по иску Суркисов против «Приватбанка», Нацбанка, Министерства финансов, Фонда гарантирования вкладов физических лиц, которые обязали вернуть им 1 млрд грн. депозитных средств, которые в процессе национализации «Приватбанка» были изъяты с их счетов по процедуре bail-in.

«Ґрати» рассказывают как проходил судебный процесс и что значит это решение.

 

«Приватбанк» был создан в 1992 году и до национализации принадлежал двум бизнесменам – Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову (они владели 91,5% акций). Вопрос о национализации возник после того, как Нацбанк и международные аудиторы обнаружили финансовые проблемы, в том числе нехватку капитала, что могло привести к признанию его неплатежеспособным. 

Банковский кризис длился с 2014 года. Полтора года шли переговоры для разрешения ситуации, но собственники банка называли проблемы временными или искусственно созданными Нацбанком.

Согласно выводу международного детективного агентства Kroll, презентованного Нацбанком в январе 2018 года, «Приватбанк» был объектом мошеннических действий, ущерб от которых составил $5,5 млрд.

Поскольку банк обслуживал очень большое количество людей, ситуация угрожала всей финансовой системе и экономике страны.

В декабре 2016 года «Приватбанк» перешел в собственность государства. И хотя эта процедура была запущена после обращения владельцев банка к правительству и Нацбанку, спустя несколько лет они оспорили ее итоги. Они подали несколько исков, но рассмотрение некоторых из них было приостановлено до решения Большой Палаты Верховного Суда.

 

На оздоровление

Отделение «Приватбанка». Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Национализация «Приватбанка» проходила в несколько этапов. Сначала Фонд гарантирования вкладов физических лиц ввел в банк временную администрацию.

Для того, чтобы покрыть «дыру» в почти 150 млрд грн, Министерство финансов внесло в капитал банка государственные облигации на сумму 116 млрд грн, а остальные удалось покрыть за счет средств, которые хранили в «Приватбанке» связанные с бывшими акционерами и руководством банка лицами – применив так называемую операцию bail-in. Она сводится к тому, что средства были конвертированы в акции банка. А 100% акций были проданы Министерству финансов за условную одну гривну.

Именно под bail-in попала семья Суркисов (Игорь Суркис, Григорий Суркис, Рахмиль Суркис — их отец, Полина Ковалик — жена Григория Суркиса и Марина Суркис — дочь Игоря Суркиса), которая хранила в банке в общей сумме чуть больше 1 млрд грн.

В 2016 году они подали иск, чтобы обжаловать процедуру ball-in и вернуть деньги, утверждая, что никак не связаны с владельцами «Приватбанка».

 

Судебные тяжбы

Заседание по делу Суркисов против «Приватбанка». Фото: Пресс-служба Верховного суда

В мае 2017 года Окружной административный суд Киева (ОАСК) признал незаконным и отменил решение комиссии Нацбанка о признании членов семьи Суркисов — лицами, связанными с «Приватбанком», а также отменил приказы временного администратора «Приватбанка», касающиеся их счетов. В ноябре того же года Киевский апелляционный административный суд подтвердил это решение, после чего оно вступило в законную силу.

Рассмотрение дела и в первой, и во второй инстанции проходило в закрытом режиме из-за банковской тайны. Решения не опубликованы и в Едином реестре судебных решений.

Во время заседания в Большой Палате Верховного Суда представитель Нацбанка Иван Прицак, восстанавливая хронологию рассмотрения дела, рассказал, что со стороны семьи Суркисов 26 декабря 2016 года было подано в ОАСК несколько идентичных исков без оплаты судебного сбора. И после распределения дел между судьями судебный сбор был оплачен только по иску, который попал к судье Евгению Аблову.

Аблов фигурирует в уголовном производстве Национального антикоррупционного бюро Украины о вынесении неправосудных решений и вмешательстве в работу Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС). Следствие считает, что его голос был на аудиозаписях, обнародованных НАБУ в июле прошлого года, на которых глава ОАСК Павел Вовк обсуждал с некоторыми судьями возможность блокирования работы ВККС. 

Аблов также был несколько раз отстранен от осуществления правосудия после жалоб на него в Высший совет правосудия, но в конечном итоге, оставался на должности. 

Представитель Нацбанка Иван Прицак. Фото: Пресс-служба Верховного суда

«Таким образом, фактически осуществлялся выбор коллегии судей, что свидетельствует о том, что суд мог быть предвзятым», — сказал представитель Нацбанка.

Адвокат семьи Суркисов Богдан Слободян не смог объяснить этот факт, ссылаясь на то, что присоединился к делу уже после подачи иска, но допустил, что произошла ошибка либо со стороны того, кто его подавал, либо со стороны работника суда, который принимал документы.

Адвокат семьи Суркисов Богдан Слободян. Фото: Пресс-служба Верховного суда

В тот же день в ОАСК поступило еще три идентичных иска от «Акцент-банка», акционерами которого являются Григорий и Игорь Суркис, а также их дочери: Светлана и Марина соответственно. Иски также были поданы против Нацбанка и «Приватбанка». И также на рассмотрение пошел только тот иск, который попал к судье Аблову, — сообщил во время заседания судья Большой Палаты Виктор Пророк. Это совпадение адвокат Суркисов тоже объяснить не смог.

 

Исполнение решения

Заседание по делу Суркисов против «Приватбанка». Фото: Пресс-служба Верховного суда

После апелляции решение об отмене процедуры bail-in в отношении семьи Суркисов вступило в законную силу. И «Приватбанк», по словам адвоката Олега Лазовского, его исполнил, вернув деньги на счета всех истцов, кроме Игоря и Григория Суркисов, у которых была задолженность перед банком, а также их отца — Рахмиля Суркиса.

Лазовский пояснил в суде, что процедура bail-in в отношении Рахмиля Суркиса была проведена, но деньги со счета не списали, поэтому не видят нарушения его прав.

«Очевидно, так случилось, поскольку bail-in проводилась в один день и на сумму 30 млрд грн», — пояснил он судьям, намекая на ошибку.

Адвокат семьи Суркисов подтвердил, что «Приватбанк» провел какие-то операции для исполнения решения, но, по его мнению, поскольку деньги банк перечислил истцам напрямую, а не через исполнительную службу, то нельзя считать решение исполненным, согласно законодательству. Он также отрицал, что со счета Рахмиля Суркиса не была списана вся сумма денег по процедуре bail-in.

Представители Нацбанка, «Приватбанка» и Кабмина сначала обжаловали решения предыдущих инстанций в Высшем административном суде, который работал до судебной реформы 2016 года. После его ликвидации все нерассмотренные им дела были направлены в Кассационный административный суд в составе Верховного. Но, в конечном итоге, дело было передано в Большую Палату Верховного Суда, поскольку адвокаты Нацбанка, «Приватбанка» и Кабмина подали заявление о нарушении юрисдикции — этот вопрос решает только Большая Палата.

Адвокаты считают, что иск Суркисов не мог рассматривать административный суд, поскольку договор о купле акций банка, который оспаривают истцы, не является административным. По их мнению, этот спор мог рассматривать гражданский суд, инициированный физическим лицом, и хозяйственный — юрлицом. 

 

Степень связанности

Связи семьи Суркисов. Версия Нацбанка. Схема составлена Викторией Матолой, инфографика — Антон Наумлюк, Стас Юрченко

Указывая на связанность семьи Суркисов с владельцами «Приватбанка», представители Нацбанка ссылались на то, что Игорь Суркис владеет 100% акций офшорной компании BOLVIK VENCHURES LTD, которой принадлежит 25% акций телерадиокомпании «1+1».

Источником информации они называли сообщение о структуре собственности «1+1» на сайте канала. В перечне связанных с владельцами канала лиц указана дочь Игоря Суркиса – Марина, отец – Рахмиль Суркис и брат – Григорий Суркис.

По словам адвоката Суркисов, доля собственности Игоря Суркиса в компании BOLVIK составляет 33,3%, и он передал их в доверительный траст. Но даже если не учитывать этот факт, добавил адвокат во время заседания, Суркис непосредственно владеет лишь 8,33% акций «1+1», что меньше уровня существенной доли в уставном капитале компании.

Для подтверждение этой информации защита Суркисов предоставила суду часть текста иска Суркиса к Петру Порошенко и Валерии Гонтаревой в Высокий суд Лондона по поводу невыполнения соглашения о покупке доли Суркиса в «1+1» экс-президентом.

Представитель Нацбанка, в ответ на новую информацию от защиты Суркисов, снова ссылался на данные с сайта «1+1».

Судьи Большой Палаты несколько раз переспрашивали, почему изменилась позиция защиты, которая на предыдущих заседаниях утверждала, что Игорь Суркис совсем не владеет акциями телеканала, а сегодня говорит о 8%. В ответ адвокат повторил, что эта доля не является существенной для управления компанией. Согласно украинскому законодательству, она должна быть — 10% и больше.

«Почему относительно одних родственников [связанность] была определена, а относительно других — нет. Относительно Светланы Григорьевны – дочки Григория Михайловича – определена, а относительно ее брата – Вячеслава – не определена. Марина Суркис – определена, ее родная сестра – не определена. И таких примеров – много», — возмущался во время заседания адвокат семьи Суркисов.

Представитель Нацбанка пояснил, что для установления родственных лиц учитывался характер их отношений с владельцами или акционерами банка, которые подтверждали в том числе особенные процентные ставки по их счетам, проведение операции по транзакциям без предоставления соответствующих документов и так далее. 

 

По второму кругу

Судья Дмитрий Гудима. Фото: Пресс-служба Верховного суда

После четырех часов в совещательной комнате Большая Палата отменила предыдущие судебные решения, ссылаясь на то, что спор должен рассматриваться в судах гражданской юрисдикции. И дала возможность семье Суркисов обратиться с подобным иском еще раз.

Адвокат семьи Суркисов не комментировал решение суда. А представители Нацбанка и «Приватбанка» отказывались прогнозировать, какие будут действия по поводу возвращения денег, пока не получили на руки полного судебного решения.

«В случае отмены Верховным Судом решений предыдущих инстанций «Приватбанк» получит право взыскания этих средств с истцов», — еще до решения комментировал «Ґратам» адвокат «Приватбанка» Олег Лазовський.

После — он отметил, что банк примет решение о возвращении денег после получения полного решения суда, но для взыскания денег нужно снова обращаться в суд. 

«[После решения Большой Палаты] все правоотношения должны вернуться в то состояние, в котором были после национализации «Приватбанка», — отметил, в свою очередь, представитель Нацбанка Виктор Григорчук.

По его словам, Верховный Суд учел нормы банковского закона 590-IX (известного как «антиколомойский» — Ґ ), на который ссылалась сторона НБУ, «Приватбанка» и правительства, ходатайствуя о закрытии производства по этому делу.

Верховная Рада приняла этот закон в мае этого года с целью, в частности, усиления позиции государства в судах в спорах с  владельцами проблемных банков.

Закон запрещает признавать недействительными договора, заключенные в процессе вывода банков из рынка, но предусматривает право бывших акционеров банков на компенсацию причиненного вреда.

«Если отменяется какой-то акт государственной власти, то факт такой отмены не может тянуть за собой признание недействительными договоров купли-продажи акций (процедуры «bail-in» — Ґ )… То есть исковые требования по данному делу не могут быть удовлетворены в том понимании, как просили истцы. Каким образом они будут формулировать свои требования в новом деле (если подадут новый иск — Ґ ), увидим», — подытожил Григорчук.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов