Смерть в «непринужденной атмосфере». Экс-министра иностранных дел арестовали за убийство своего друга — карантинный репортаж из суда по видеосвязи

Леонид Кожара. Фото: Senat Rzeczypospolitej Polskiej
Леонид Кожара. Фото: Senat Rzeczypospolitej Polskiej

Дружеская встреча в доме Леонида Кожары закончилась смертью гостя. Полиция считает, что глава правления фонда «Институт мира» и экс-министр иностранных дел убил своего давнего товарища Сергея Старицкого. Сам хозяин с супругой утверждают, что тот застрелился. «Ґрати» рассказывают открытые в суде обстоятельства трагедии, в которой алкоголь сыграл ключевую роль.

 

Посиделки с водкой и пистолетом

Вручение подозрения Леониду Кожаре. Фото: с фейсбука Антона Геращенко

В пятницу 21 февраля Леонид Кожара, дипломат с многолетним стажем и министр иностранных дел Украины времен Виктора Януковича вместе с женой Мариной Козерод принимали в доме под Киевом старого друга. Сергей Старицкий, один из первопроходцев украинского рекламного рынка, владелец холдинга Atlantic Group был знаком с хозяином еще с 1980-х, и не раз бывал в этом доме. 

Друзья практически сразу принялись пить водку «в непринужденной атмосфере», — вспоминает Козерод.

«Они позвонили мне, поздравили с днем рожденья, все у них было классно», — рассказывает депутат пятого и шестого созывов Верховной Рады Владислав Лукьянов. 

Эти показания им приходится давать в суде — вечер закончился трагически: Старицкий мертв, а Кожара — в тюрьме. 

В пятницу 27 марта Шевченковский суд отправил Леонида Кожару под арест на два месяца с возможностью выйти под внушительный залог — свыше 14 млн грн. Заседание длилось два дня и в конце судья Андрей Трубников согласился с доводами прокуратуры и следователей Главного управления Нацполиции. Накануне они объявили Кожаре о подозрении в предумышленном убийстве.

«Почему он так поступил с другом? Я думаю, потому что оба были в состоянии сильного алкогольного опьянения», — предположил в суде прокурор Алексей Олешко.

Следствие считает, что во время застолья между мужчинами возник конфликт, который перерос в драку. В ней Кожаре разбили очки — на них осталась кровь Старицкого. Тогда хозяин сходил на второй этаж за пистолетом Jericho 941, вырубил гостя ударом в затылок, а затем выстрелил ему в лицо.

Полицию в ту ночь вызвала жена Кожары — она сообщила, что Старицкий застрелился. Но прокурор Алексей Олешко считает, что супруги инсценировали самоубийство и месяц пытались обмануть следствие.

Он просил судью обратить внимание на записи нагрудных камер патрульных, прибывших в ту ночь на место происшествия. Сами записи в суде не включают, но, по словам Олешко, на них нетрезвый Леонид Кожара произносит две фразы: «Блин, я все равно буду расстреливать, кто мне будет угрожать» и «Я защищал свой дом».

Полицейских смутило и неестественное расположение трупа, лежавшего на кухне совсем прямо, и кровь Старицкого на одежде Леонида Кожары и низко вошедшая в стену пуля. Но главное — рана на затылке и кровь из нее на полу.

«То есть имела место драка. Вряд ли эту рану можно нанести рукой», — говорит прокурор Олешко. По его словам, сейчас проводится экспертиза полимера из раны — возможно, он совпадет с материалом из которого сделан пистолет Кожары Jericho.

 

Запутанные следы

Сергей Старицкий (слева). Фото: фейсбук Atlantic Group

–Вы стреляли в Сергея Старицкого? — спрашивает своего клиента адвокат Алексей Шира.
– Нет, —  отвечает Леонид Кожара.

Его допрос продолжат только после того, как суд выключит трансляцию заседания в YouTube. На этом настаивает Шира, несколько раз пытавшийся закрыть заседание, которое и без того проходит без лишних слушателей из-за карантина.

В пятницу он настойчиво обращает внимание судьи на результаты уже проделанной экспертизы: ни на курке, ни на рукоятке пистолета нет биологических материалов Кожары — только на предохранителе.

«Кожара действительно достал это оружие, принес показал Старицкому, а потом спрятал в ящик шкафа на первом этаже», — рассказывает он свою версию событий.

Клеточный материал Старицкого действительно нашли и на курке, и на рукоятке пистолета, и на предохранителе, а также на гильзе и пуле. Последнее кажется странным прокурору Олешко.

«Получается, перед самоубийством он достал из магазина пулю, повертел ее в руке, вставил назад в обойму и потом застрелился?», — сомневается он, выступая в суде.

Однако адвокат Алексей Шира продолжает ссылаться на экспертизы: в смывах с рук и ногтей Кожары, взятых в ночь происшествия на анализ, не нашли следов пороховых газов. Зато они есть на лице Старицкого, а значит выстрел был с расстояния до одного метра. Впрочем, по словам прокурора, в патронах мог быть особый бразильский порох, его следы следствие ищет с помощью дополнительной экспертизы.

 

Неожиданное признание

Леонид Кожара и его жена Мария Козерод во время судебного заседания. Фото: Міллер, юридическая компания

С отключенной видео-трансляцией в пятницу суд заслушал показания жены Леонида Кожары Марины Козерод. Накануне она передала в суд и полицию признание в совершении преступления-казуса, то есть независящего от ее воли.

«Никаких предпосылок для конфликта не было. Мой муж морально поддерживал Старицкого во время развода, — зачитывает документ Алексей Шира. — Около 21:20 Старицкий был в состоянии сильного алкогольного опьянения. В 10 часов его должен был забрать водитель. Между 9 и 10 я увидела в правой руке у Старицкого пистолет. Мой муж тогда был на втором этаже».

На этом моменте в четверг он заканчивает читать заявление. Его содержание адвокат пересказывает «Ґратам» уже после заседания по телефону:

«Марина Козерод увидела, как Старицкий с пистолетом идет на террасу — возможно, чтобы пострелять во дворе. Она несколько раз попросила его положить оружие, а потом схватила за правую руку, чтобы остановить. Старицкий пытался освободить руку, левой рукой отталкивал Марину. В этой борьбе он потерял равновесие, после этого раздался выстрел».

 Шира не считает, что заявление Козерод является признанием в убийстве по неосторожности.

«Имел место казус, несчастный случай, то есть состава преступления нет как такового», — утверждает он в разговоре с «Ґратами».

Прокурор Алексей Олешко не поверил и в эту версию. Он, в частности, отметил, что на смывах с рук Марины Козерод эксперты тоже не обнаружили пороховых газов. Адвокат Шира утверждает, что такие следы есть на одежде женщины, правда, добавляет, что эту экспертизу еще не приобщили к делу.

 

Сомнения судьи

Адвокат Маси Найем. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В версию с несчастным случаем и самоубийством не верят и родственники Старицкого — жена Евгения и дочь Екатерина. Их интересы в суде представляет адвокат Маси Найем. В суде он заявил, что информация о болезненном разводе погибшего — неправда.

«У Старицкого с женой был билет на 3 марта в отпуск, у них были нормальные отношения», — утверждает адвокат в суде.

В разговоре с «Ґратами» уже после заседания он выразил сомнения в искренности показаний Марины Козерод.

«Мне кажется, что это стратегия защиты, а не реальные обстоятельства событий. Если все было так, как говорит жена Кожары, то почему они не сообщили об этом раньше», — говорит Найем.

Алексей Шира в суде объясняет: следствие до сих пор официально не допрашивало супругов, как вероятных подозреваемых. Он даже просил вызвать в суд следовательницу Киево-Святошинского отделения полиции Светлану Веселу, которая вела дело до передачи в Главк.

«Она сообщала нам, что на нее оказывают давление из области (областного управления — Ґ ), чтобы она не допрашивала Кожару и Козерод», — говорит адвокат экс-министра в суде. Суд ему в этом ходатайстве отказал.

Маси Найем говорит, что все же ожидает от следствия максимально объективной проверки показаний Марины Козерод. Александр Шира в свою очередь собирается обжаловать решение Шевченковского суда об аресте, после того как получит полный текст 30 марта. Он обращает внимание, что судья Андрей Трубников мог и вовсе не назначать залог, а значит, засомневался в версии следствия.

«14 миллионов гривен — большие деньги, такой суммы нет у Леонида Кожары. Рассчитываем, что друзья помогут собрать залог и он выйдет на свободу в ближайшие дни», — заявил он «Ґратам».

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов