сМАЗанное подозрение: Как суд выбирал меру пресечения Олегу Гладковскому

сМАЗанное подозрение: Как суд выбирал меру пресечения Олегу Гладковскому

Высший антикоррупционный суд арестовал бывшего первого заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны и президента корпорации «Богдан» Олега Гладковского на два месяца с возможностью выплаты залога в размере 10,6 миллиона гривен. Судебное заседание началось в пятницу вечером и закончилось уже в субботу после обеда. Корреспондент «Ґрат» следил за тем, как суд выбирал меру пресечения одному из самых известных фигурантов журналистских антикоррупционных расследований этого года.

 «Богдан», но не тот

Олега Гладковского подозревают в превышении служебных полномочий (часть 2 статьи 364 Уголовного кодекса) и сокрытии доходов (статье 366-1 УК). Официальное подозрение предъявило ему в пятницу Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ).

По версии следствия, Гладковский в 2017 году оказал давление на министерство обороны, чтобы ведомство изменило требования к локализации белорусских грузовиков МАЗ с 60 до 26,4%, и, таким образом, обеспечил черкасскому автосборочному заводу компании «Богдан-Моторс» государственный оборонный заказ на 100 грузовиков МАЗ 6317, которые поставлялись якобы по завышенным ценам. В результате государству был нанесен убыток более 10 млн. гривен, считают в НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратуре (САП).

Прокурор Юрий Олефир, выступая в суде, отметил, что указанный ущерб касается лишь первой поставки автомобилей и не окончательный. «Часть контрактов, о которых идет речь, до сих пор действуют и убыток государству растет», – отметил он.

Кроме того, бывшего замсекретаря СНБО подозревают в сокрытии в декларации доходов жены от сдачи в аренду однокомнатной квартиры с двумя паркоместами в центре Киева – в общей сложности более $164 тысяч за 2016-2018 годы.

Гладковский заявил в суде, что вину полностью не признает: «Я занимался бизнесом 16 лет, если бы не война, я бы не пришел на эту должность (первого замглавы СНБО – ред.). Что я сделал? Наша армия стала 20-й в Европе, мы нормально противостоим крупнейшей армии России».

В перерыве судебного заседания Гладковский рассказал «Ґратам», что про незадекларированный доходы от аренды не знал, и семья деньги не получила. Недвижимость действительно принадлежала его жене, однако в аренду ее сдавал некто Николай Кащий, имевший на это доверенность и скрывавший эти доходы от владелицы. «Гладковский декларировал огромное имущество, какой смысл ему скрывать несколько тысяч долларов», – отметил в суде адвокат Руслан Волынец.

В ответ на подозрения в превышении должностных полномочий, Гладковский заявил, что является президентом корпорации «Богдан», тогда как в расследовании фигурирует компания «Богдан-Моторс». О том, что у следствия нет доказательств, что Гладковский является конечным бенефициаром «Богдан-Моторс» говорил и адвокат Волынец.

«Я не являюсь конечным бенефициаром «Богдан-Моторс», – утверждал в суде Гладковский. – Она была создана группой компаний, к которым я не имею отношения. В кредитовании компании приняли участие немецкий банк, УкрСиббанк, и другие банки, но я к ним тоже не имею отношения».

Закупки грузовиков МАЗ 6317 Гладковский объяснил необходимостью срочно заменить российские автомобили иными аналогами. «Нужно было создать оборонный комплекс, я лоббировал интересы как государственных так и частных предприятий. На поставки влиял Генштаб, а не СНБО. Никакого моего влияния на эти решения не было. Но если посмотреть рыночные цены, – заказ был сделан по самым низким из предложенных цен».

Об открытом лоббировании интересов «Богдана» при выборе поставщика заказа минобороны, судя по материалам дела, заявлял начальник юридического управления Кременчугского автомобильного завода, дававший показания по делу. В доказательство его слов следствие приводит статью 2016 года «Решение Минобороны закупать для армии МАЗы может полностью остановить КрАЗ» с сайта «Антикор», однако оригинал текста месяцем раньше был опубликован на сайте «Auto consalting».

Адвокат Руслан Волынец в зале суда 19 октября 2019 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Адвокат Руслан Волынец отметил, что госзаказ на военные грузовики касался и продукции Кременчугского завода, от которого минобороны получило 230 машин, а от «Богдана» – 100. «КрАЗ на тот момент находился в тяжелом финансовом положении и не справлялся с заказом. Они сами просили, чтобы поставки распределили на кого-то другого», – утверждал Волынец, ссылаясь на дело о банкротстве компании «АвтоКрАЗ», которое, впрочем, началось только в сентябре 2018 года.

Попытка бегства или загранкомандировка

Гладковский был задержан 17 октября после попытки вылететь из страны. В суде он утверждал, что летел через Рим в Брюссель для участия в технологической выставке и намеревался вернуться в Украину 25 октября. Сразу после задержания он объявил голодовку в качестве протеста «из-за того, что его заранее сделали виноватым», и утверждает, что продолжает голодовку и сейчас.

По версии прокуратуры, Гладковский вместе с семьей пытался бежать из страны.  «После того, как стало известно о том, что господин Гладковский с семьей предприняли меры, чтобы покинуть территорию страны, учитывая наличие имущества за рубежом, компаний, в том числе в офшорах, не было другого варианта, как задержать Гладковского, – рассказал прокурор Юрий Олефир. – Задержание было законным, мы доставили подозреваемого в суд максимально быстро. У Гладковского в Испании есть дом, размером 242 кв.м. куда он мог скрыться».

Прокурор САП Юрий Олефир выступает в зале суда, 19 октября 2019 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Впрочем, в материалах дела есть только один источник информации о возможной попытке бегства подозреваемого – это письмо главы СБУ Ивана Баканова, в котором тот ссылается на «оперативную информацию». «Есть и другие источники, но мы не можем их раскрыть в суде», – пояснил «Ґратам» Олефир.

Адвокат Руслан Волынец в ответ отмечал, что Гладковский за три года 267 раз выезжал за границу и не делал попыток остаться там. «В других уголовных производствах в статусе свидетеля Гладковский вел себя достойно и добросовестно – приходил на все допросы и сотрудничал со следствием. И даже хотел сам инициировать допрос по злоупотреблению служебным положением», – говорил адвокат.

Олег Гладковский в зале суда, 18 октября 2019 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Защита подала официальное ходатайство о незаконности задержания и необоснованности подозрения – по словам адвокатов, НАБУ нарушила процедуру, ведь в обед четверга Олег Гладковский еще не имел статуса подозреваемого, к тому же на тот момент не был определен размер нанесенного государству ущерба.

«Официальная экспертиза ущерба, требующая изучения трех томов дела заняла всего полдня и фактически повторяет выводы детективов НАБУ», – ставил под сомнение документ Руслан Волынец.

Задержание и подозрение Олегу Гладковскому действительно готовилось впопыхах. В ходатайстве о мере пресечения САП даже перепутала даты, попросив об аресте на три месяца, вместо максимальных двух, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом. Юрий Олефир признал описку и попросил суд не обращать на нее внимание.

Адвокаты также раскритиковали размер залога, который потребовала прокуратура – 100 млн гривен. «Такая сумма обоснована исключительно размера состояния подозреваемого. Но если все продать, чтобы собрать залог, то Гладковскому негде будет жить. В чем тогда смысл залога?, – обратился к суду адвокат. – Мы хотим, чтобы залог не превышал гипотетический ущерб в 10 миллионов гривен». «Мои действия не принесли никакого ущерба», – откликнулся на это из «аквариума» Гладковский.

В пятницу вечером в суд явились народные депутаты от фракции «Европейская Солидарность» Ростислав Павленко и Максим Саврасов, а также кандидат в депутаты, блогер Андрей Серебрянский, которые заявили, что готовы взять Гладковского на поруки. Защита при этом предложила изъять у подозреваемого все пять загранпаспортов, чтобы он не мог убежать, если не будет арестован.

Ростислав Павленко (в центре) в зале суда 18 октября 2019 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

В субботу к числу поручителей присоединился депутат четвертого созыва Олег Зимин, который также заявил, что знает подозреваемого более 30 лет и ручается за его готовность сотрудничать со следствием.

Однако прокуроры САП настаивают на том, что, находясь на свободе, Гладковский может оказывать давление на свидетелей и скрывать доказательства. «Подозреваемый уже не являлся на допросы, ссылаясь на то, что находится за границей», – утверждал Юрий Олефир. Беспрецедентный размер залога он обосновывал исключительно богатством Гладковского, считая, что такую сумму тот уж точно не захочет терять в случае побега.

«Следствие в отношение моего подзащитного длится уже восемь месяцев, за это время НАБУ провела всего два допроса и ряд обысков. Гладковский как никто другой заинтересован, чтобы все подозрения были сняты», – заявил в финальных прениях адвокат Волынец.

И в пятницу, и в субботу выступления в суде заглушались криками с улицы: «Свинарчука (фамилия Олега Гладковского до 2014 года – ред.) – за ґрати!». У здания суда на Крещатике активисты партии «Национальный корпус» проводили очередной пикет с требованием ареста Гладковского. Свои акции партия начала в феврале этого года после публикации журналистами проекта Bihus.Info цикла расследований о злоупотреблениях в оборонной сфере. В них в частности утверждалось, что сын Олега Гладковского Игорь организовал схему контрабандных поставок комплектующих к военной технике из России по завышенным ценам. При этом журналисты утверждали, что первый замглавы СНБО знал о схеме поставок и даже участвовал в них.

Партия Национальный корпус пикетирует здание Высшего антикоррупционного суда, 19 октября 2019 год. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Олег Гладковский и его сын отрицали обвинения журналистов. Тем не менее, опубликованное в разгар президентской кампании, расследование имело эффект политической бомбы и сильно подорвало рейтинги Петра Порошенко. В марте он уволил Олега Гладковского из СНБО и межведомственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

Текущее уголовное производство, объединившее несколько эпизодов, ведется с апреля 2018 года. Летом на предприятии «Богдан» и помещениях, принадлежавших Гладковскому, были проведены обыски, в результате которых были изъяты контракты и документация оплаты оборонного заказа, которые были представлены в суде в качестве основы подозрения, однако части необходимых следствию документов, по словам прокурора, обнаружены не были.

Олег Гладковский и его сын Игорь беседуют с адвокатами в коридоре Антикоррупционного суда, 19 октября 2019 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

После оглашения решения суда, адвокат Руслан Волынец заявил журналистам, что не согласен с вердиктом и будет оспаривать его в апелляционной палате после получения полного текста – это должно произойти в понедельник в 15:00. «При этом я рекомендую своему клиенту согласиться на залог и выйти под обязательства определенные судом: электронный браслет и запрет покидать Киевскую область без согласования с детективами НАБУ», – сказал адвокат.

Прокурор Юрий Олефир еще не решил, будет ли он оспаривать сумму залога. Журналистам он сказал, что также будет ждать оглашение полного текста судебного решения.

Игорь Бурдыга, Антон Наумлюк, Ґрати

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов