«Самое страшное мы услышали в новостях». Год назад «чернобыльцы» пытались не пустить в свою больницу пациентов с COVID-19, теперь за это судят пенсионера

Обвиняемый Виктор Собко во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 24 мая 2021 года. Фото: Ганна Соколова
Обвиняемый Виктор Собко во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 24 мая 2021 года. Фото: Ганна Соколова

Летом 2020 года пациенты Харьковского областного диспансера радиационной защиты населения протестовали из-за госпитализации больных COVID-19 в эту больницу. Они перекрыли въезд для машины скорой помощи, а полицейские пытались вытеснить протестующих. В потасовке пострадали двое полицейских.

Виктора Собко, приехавшего на протест из Лубен Полтавской области, обвинили в нанесении легких телесных повреждений одному из полицейских — Ивану Шелкоплясу. 

«Ґрати» рассказывают, как «чернобыльцев» напугал коронавирус, за что судят пенсионера и что ему грозит.

 

«…Схватил левой рукой за запястье правой руки Шелкопляса, вывернув ее наружу…, и толкнул последнего, …потерпевший упал назад, …потеряв сознание», — читала обвинительный акт прокурорка Марина Рабцун во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова 24 мая. 

69-летнего Виктора Собко обвиняют в умышленном причинении работнику правоохранительного органа легких телесных повреждений часть 2 статьи 345 Уголовного кодекса в связи с выполнением им служебных обязанностей. Ему грозит до пяти лет лишения свободы.

Собко утверждает, что невиновен, а уголовное дело против него сфальсифицировано.

«Вы поменяете кабинет на нары!» — грозился прокурорке его адвокат Владимир Тимошенко. 

Полицейский Иван Шелкопляс — потерпевший в деле — убеждал «Ґрати»: все было так, как изложено в обвинительном акте.

 

«Случилось то, что случилось» 

Виктор Собко — пенсионер из Лубен Полтавской области и глава общественной организации «Ветераны Чернобыля». Он участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и получил инвалидность, из-за чего стал постоянным пациентом специализированной больницы — Харьковского областного диспансера радиационной защиты населения.

В этой больнице лечатся «чернобыльцы» из разных областей. Но в апреле прошлого года их перестали принимать — диспансер начали готовить к приему больных COVID-19, а постоянным пациентам предложили обращаться в другие медучреждения. «Чернобыльцы» в свою очередь жаловались, что в других больницах им приходится самостоятельно оплачивать медикаменты и некоторые процедуры. Поэтому они решили протестовать.

Полицейский коридор под Харьковским областным диспансером радиационной защиты населения, 22 июня 2020 года. Фото: Анатолий Демченко

12 июня «чернобыльцы» пикетировали Харьковскую облгосадминистрацию с требованием открыть больницу для их лечения. А уже 15 июня во время протеста под самой больницей они требовали вообще не принимать туда больных коронавирусом. Объясняли это угрозой здоровью других пациентов, считая, что больница не приспособлена для лечения инфекционных заболеваний: на полу лежит паркет, стены поклеены обоями и нет возможности изолировать пациентов.

На следующий день один из корпусов больницы открыли для приема «чернобыльцев». Но к тому времени, после второй акции протеста, в СМИ появилась информация об отказе части медиков диспансера работать с больными коронавирусом. «Чернобыльцев» это напугало еще больше. 

22 июня несколько десятков человек снова пикетировали больницу. Среди протестующих был Виктор Собко. Он приехал в Харьков вместе с другими участниками своей общественной организации. 

«В это время там как раз лежал наш лидер Владимир Проскурин (глава общественной организации «Всеукраинское объединение ветеранов Чернобыля» — Ґ ). Мы приехали, чтобы проведать его. Я лично хотел узнать, смогу ли я тоже лечь. Заодно там проходила мирная акция, сказали, что будет Кучер (глава Харьковской облгосадминистрации Алексей Кучер — Ґ ). А самое страшное — в новостях мы услышали, что будут туда, где находятся наши чернобыльцы, завозить коронавирусных», — рассказал «Ґратам» Собко.

«Чернобыльцы» передали Проскурину фрукты и зачитали обращение к руководству обладминистрации. Требование было одно — не госпитализировать в диспансер больных COVID-19. 

«А потом случилось то, что случилось», — разводил руками Собко. 

Протестующие перекрыли въезд для машины скорой помощи с больным коронавирусом. Кто-то даже лег под машину. Полицейские пытались вытеснить протестующих, чтобы скорая могла проехать. Произошла стычка — один из полицейских упал, ударившись головой об асфальт. 

Пострадавший полицейский Иван Шелкопляс под Харьковским областным диспансером радиационной защиты населения, 22 июня 2020 года. Скриншот с видео Суспільне Харків

«Там непонятно что было. Но честно скажу, никаких помыслов не было. Пишут, что я левой рукой… А я с 1991 года перенес операцию на позвоночнике и инфаркт, у меня левая сторона — и рука, и нога — я их меньше чем на половину ощущаю», — оправдывался Собко.

На видео, опубликованном пресс-службой полиции, видно, как один из полицейских, стоявший у ворот, падает. Но не понятно, кто его толкает. Участники протеста предполагают, что он мог упасть от удара ворот, которые с разных сторон толкали протестующие и полицейские.

Об этом после происшествия говорил и представитель полиции Сергей Бирбасов: «На мой взгляд, их кто-то толкнул воротами, когда пытались их закрыть. И они не ждали этого и упали». 

«Этот, который упал, я краем глаза увидел, я даже не понял, то ли его толкнули, то ли его воротами, то ли как. Я к нему наклонился, хотел ему голову поднять, но откуда-то появилось женщина с рюкзаком и оказала ему помощь», — сказал Собко.

Полицейский получил закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга, а его коллега — ушиб голени. Обоих госпитализировали.

После этого полицейские сняли ворота с петель и организовали коридор для проезда скорой помощи. На этом протест закончился. 

В обладминистрации протест «чернобыльцев» осудили и напомнили, что заранее предупреждали их о подготовке диспансера к приему больных коронавирусом. 

«То, что происходило вчера, мне там местами было стыдно», — на следующий день прокомментировал глава облгосадминистрации Алексей Кучер. 

 

«Закрывайте меня уже тут» 

В тот же день полиция задержала Виктора Собко с подозрением сразу по трем статьям: о хулиганстве часть 2 статьи 296 УК , блокировании транспортных коммуникаций часть 1 статьи 279 УК и насилии в отношении работника правоохранительного органа часть 2 статьи 345 УК .  

В отделе полиции Собко стало плохо, и скорая госпитализировала его с гипертоническим кризом. Пока он лежал в больнице, его палату охранял конвой. 

25 июня Дзержинский райсуд Харькова отправил Собко под ночной домашний арест до конца августа. Судья Алексей Шишкин согласился со следователем и прокуроркой, что подозреваемый может скрыться и влиять на свидетелей. Во время заседания Собко был в наручниках.

В конце августа меру пресечения подозреваемому не продлевали.

В октябре его дело передали в Дзержинский райсуд Харькова. В деле только один потерпевший — Иван Шелкопляс. Его коллега, получивший травму голени, отказался от медицинской помощи — уточнил пресс-секретарь областной прокуратуры Дмитрий Чубенко в комментарии «Ґратам». 

Сам Шелкопляс на подготовительные заседания не являлся. Как он объяснил «Ґратам», у него нет времени приходить в суд из-за нагрузки на работе.

Адвокат Владимир Тимошенко и судья Ирина Грищенко во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 3 ноября 2020 года. Фото: Ганна Соколова

«Я считаю, что это неуважение к суду, — возмущался адвокат Собко Владимир Тимошенко во время заседания 3 ноября, когда, кроме потерпевшего, в суд не явилась и прокурорка Марина Рабцун. — Не мой подзащитный совершил преступление, а должностные лица досудебного следствия, прокуратуры и [следственный] судья. Поэтому, Ваша честь, я считаю, что преступники должны сидеть на скамье подсудимых, а не мой подзащитный, и я все сделаю, чтобы они сели на скамью подсудимых!».

Собко жаловался на дорогу в суд — 300 километров только в одну сторону. Автобус ходит по неудобному расписанию, поэтому пенсионер вынужден нанимать водителя. 

«Если скажете опять ехать — то не знаю, закрывайте меня уже тут. Я больше не смогу ездить, я больше не выдержу. Я себя действительно очень плохо чувствую», — говорил Собко. 

Судья Ирина Грищенко понимающе кивала и предложила ему участвовать в заседаниях в режиме видеоконференции. 

«Вы человек уже в таком возрасте, что болезни все уже настигли. А те события, которые произошли, я понимаю, что здоровья не добавляют, а только хуже и хуже становится. Вы себя берегите, хотя бы не нервничайте», — обращалась к Собко судья Грищенко.

Обвиняемый Виктор Собко во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 24 мая 2021 года. Фото: Ганна Соколова

Но Собко отказался от видеосвязи, пояснив, что будет чувствовать себя неуверенно, если рядом не будет адвоката. Кроме того, поддержать обвиняемого в суд приезжают «чернобыльцы» из Полтавской области и местные коллеги.

Обвиняемый еще несколько раз впустую приезжал в Дзержинский райсуд. Например, однажды его не предупредили заранее, что судья ушла на больничный. А потом заболел и сам Собко — у него выявили онкологию, и почти всю зиму он провел в больнице. 

Закрыть подготовительное заседание суд смог только в марте, когда наконец-то собрались все участники процесса. Первое заседание по существу назначили на конец апреля, но в тот день участникам сообщили о замене состава суда — Высший совет правосудия отстранил от работы судью Ирину Грищенко из-за обвинения во взяточничестве.

Дело Собко передали новому судье — Евгению Невеницыну.

 

«Возникло намерение причинения телесных повреждений» 

24 мая, на первое заседание с новым судьей, снова не явился потерпевший полицейский Иван Шелкопляс. 

«Не смог», — коротко ответила прокурорка Марина Рабцун на возмущения Виктора Собко и его коллег.

Прокурорка Марина Рабцун во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 24 мая 2021 года. Фото: Ганна Соколова

Перед началом заседания адвокат Собко Владимир Тимошенко скандалил с прокуроркой, обвиняя ее в фальсификации производства.

 — Вы поменяете кресло на нары! — грозился он.

 — Если вы считаете, что ваш подзащитный невиновен, доказывайте это в судебном процессе. Мы для этого и собрались, — пыталась успокоить его Рабцун.

Судья Евгений Невеницын предложил провести заседание по существу без потерпевшего.

«Я видел его в суде только раз…», — возмущался Собко, но не стал возражать.

Прокурорка Рабцун зачитала обвинительный акт.

Обвинение считает, что 22 июня прошлого года потерпевший, оперуполномоченный полиции Иван Шелкопляс, охранял правопорядок во время акции протеста возле чернобыльской больницы. В то время «группа неустановленных лиц пыталась блокировать проезжую часть к больнице с целью недопущения проезда медицинского транспорта с больными COVID-19». Среди них, возле центральных ворот на территории больницы, находился обвиняемый Собко, у которого «возникло намерение причинения телесных повреждений Шелкоплясу с целью препятствования последнему выполнять возложенные на него служебные обязанности по охране общественного порядка».

«Собко схватил левой рукой за запястье правой руки Шелкопляса, вывернув ее наружу таким образом, что Шелкопляс был лишен возможности удержаться на ногах, и толкнул последнего, из-за чего потерпевший упал назад, ударившись затылочной частью головы об асфальтовое покрытие и потеряв сознание. В результате умышленных действий Собко, в соответствии с выводом судебно-медицинской экспертизы, Шелкоплясу причинена закрытая черепно-мозговая травма в форме сотрясения головного мозга», — читала прокурорка Марина Рабцун.

«Не понятно вообще», — прокомментировал обвинение Собко. Он заявил, что не признает вину и готов рассказать суду свою версию событий.

Его адвокат Тимошенко напомнил суду, что еще в октябре прошлого года он подавал жалобу на действия следствия и прокуратуры, и судья Грищенко обещала рассмотреть ее до начала заседаний по существу. 

«Если суд удовлетворит жалобу, то полностью рассматривать уголовное производство не будет необходимости, потому что в жалобе изложены все обстоятельства дела, фиктивность обвинения, совершение преступления прокурором и следствием», — объяснял Тимошенко.

Судья Невеницын его проигнорировал и попросил участников определиться с порядком следующих судебных заседаний. 

Судья Евгений Невеницын во время заседания в Дзержинском райсуде Харькова, 24 мая 2021 года. Фото: Ганна Соколова

Тимошенко настаивал, чтобы суд все же сначала рассмотрел его жалобу.

«Если этого будет недостаточно, суд обязан всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело и принять законное решение», — отметил Тимошенко.

Он также ходатайствовал о приобщении к материалам дела видеозаписи с места событий. В ответ прокурорка Рабцун назвала просьбу преждевременной. Судья Невеницын согласился с ней и посоветовал адвокату подать это ходатайство позже.

Планируя следующее заседание, адвокат предложил допросить 22 свидетелей со стороны защиты.

«Могу и больший список предоставить. Там людей было много. Все все видели», — с насмешкой говорил он.

«Со мной было 14 человек из Лубен», — робко добавил Собко. 

Но судья решил, что 22 свидетеля — это слишком, и попросил ограничиться пятью. 

Процесс явно будет неспешным — следующее заседание назначили на 9 июня. Суд планирует допросить потерпевшего полицейского Ивана Шелкопляса и свидетелей со стороны обвинения.

В разговоре с «Ґратами» Шелкопляс был краток и сказал только, что обвинительный акт полностью соответствует его позиции. Уверен ли он, что его толкнул именно Собко, полицейский не ответил.  

После Шелкопляса и свидетелей со стороны обвинения суд будет допрашивать свидетелей — участников протеста и жителей Лубен.

«Найму для этого автобус, только допросите их всех в один день», — попросил суд Собко.

В комментарии «Ґратам» он жаловался на нерасследование нарушений со стороны полиции во время протеста под «чернобыльской» больницей. По его словам, тогда пострадало несколько участников протеста, которые затем обращались с жалобами в Госбюро расследований.

За комментарием о судьбе этих жалоб «Ґрати» обратились в Территориальное подразделение Госбюро расследований, но ответа пока не получили.

 

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов