Русские поневоле. Кого Украина отдала в обмен на военнопленных и политзаключенных

Освобожденные участники российского списка на обмен. Фото посольства РФ в Украине
Освобожденные участники российского списка на обмен. Фото посольства РФ в Украине

Российская сторона до сих пор не опубликовала официальный список заключенных, прилетевших в Москву в субботу в рамках «Большого обмена». «Ґрати» постарались найти подтверждение для большей его части

VIP-персоны

Из опубликованных украинскими и российскими СМИ списков, а также фотографий и видео встречи фигурантов «российского списка» на обмен можно сделать вывод: большинство участников обмена с украинской стороны — граждане Украины. Только двое из них активно упоминались за последний месяца, как ключевые для процесса фигуры.

После изменения меры пресечения зенитчику из Снежного Владимиру Цемаху с ареста на личное обязательство, президент РФ Владимир Путин официально подтвердил подготовку к обмену. В Украине Цемаха до сих пор подозревают в участии в террористической организации и подготовке теракта. В то же время, прокуратура Нидерландов подозревает его в причастности к катастрофе боинга Малазийских авиалиний. Голландцы успели его допросить перед обменом, а сейчас требуют от РФ экстрадиции. Адвокат Цемаха Роман Гонтарев отказался комментировать перспективы участия своего подзащитного в дальнейшем расследовании.

Зато Кирилл Вышинский, главный редактор «РИА Новости-Украина» утверждает, что планирует и дальше участвовать в судебных заседаниях и доказывать свою невиновность в государственной измене которую ему инкриминирует СБУ. Вышинский имеет также российский паспорт, но его адвокат Игорь Мокин предположил, что его подзащитный вернется в Киев, чтобы принять участие в ближайшем судебном заседании 16 сентября.

Для российской стороны обмена особенный интерес мог представлять еще один украинец — Станислав Ежов, бывший переводчик премьер-министра Владимира Гройсмана. Ежова задержали в декабре 2017 году на рабочем месте и обвинили в госизмене — якобы он передавал российским спецслужбам секретную информацию о встречах своего шефа. Процесс над Ежовым продолжался год, но в августе он неожиданно признал вину, получил наказание в 3 года и 28 дней лишения свободы, — ровно столько, чтобы выйти на свободу по «закону Савченко». Ежов — единственный участник обмена, который формально отбыл назначенное ему наказание и может считаться свободным человеком. Адвокат Валентин Рыбин сказал «Ґратам», что его бывший подзащитный намерен вернуться в Украину, никаких претензий со стороны правоохранительных органов к нему нет.

«Добровольцы»

Всех остальных участников обмена с украинской стороны можно условно разделить на три группы: российские добровольцы, взятые в плен во время боевых действий на Донбассе, украинские граждане, которые остались в оккупированном Крыму и перешли на службу в российскую армию или органы власти, и фигуранты многочисленных «шпионских дел» СБУ.

В первую группу входит том числе 23-летний житель Алтайского края Виктор Агеев, взятый в плен украинскими военными в июне 2017 года. В 2015-2016 году он проходил срочную службу в Вооруженных силах РФ, а позже, по словам матери, остался служить по контракту. Минобороны РФ опровергло эту информацию. В января 2018 года Новоайдарский суд Луганской признал Агеева виновным в участии в террористических организациях и незаконном обращении с оружием и приговорил к 10 годам лишения свободы.

Еще как минимум четверо россиян, принявших участие в обмене попали в плен во время боевых действий на Донбассе: Аркадий Жидких, Денис Сидоров (в 2016-м), Алексей Седиков (в 2016-м) и Сергей Егоров (в 2017 году). Все они в настоящее время уже осуждены за участие в террористических организациях или незаконных вооруженных формированиях, но перед обменом были помилованы президентом.

К условной группе «добровольцев» можно отнести и Игоря Кимаковского, экс-директора Центра информационных технологий Санкт-Петербургского государственного аграрного университета. Кимаковский приехал на Донбасс осенью 2014 года, некоторое время работал советником мэра Дебальцево, и по версии СБУ собирал информацию для российских спецслужб. Его задержали в июне 2015 года в Волновахском районе Донецкой области, — он якобы перепутал блокпосты и предъявил украинским военным справку «снайпера ДНР». СБУ и прокуратура обвинили Кимаковского по целому ряду статей, от незаконного обращения с оружием до развязывания агрессивной войны против Украины. Суд над ним продолжается с февраля 2018 года, но процесс еще не окончен.

«Крымчане»

Среди «крымской группы» наибольшее внимание привлекало «дело дезертиров», — Максима Одинцова и Александра Баранова, украинских военных, которые в 2014 году перешли на службу в Вооруженные силы РФ и получили российское гражданство.

Обоих СБУ задержала в ноябре 2016 года на админгранице с Крымом в результате спецоперации: крымчанам пообещали передать дипломы Харьковскиой академии воздушных сил, которую они не успели закончить. В 2018 году суд в Киеве признал Одинцова и Баранова виновными в госизмене и дезертирстве и приговорили к 14 и 13 годам лишения свободы соответственно. Перед обменом обоих, судя по всему, помиловал президент Украины Владимир Зеленский.

Среди крымчан-участников обмена также сержант ВМС Олег Хоменко с военной базы в Судаке, которого обвиняли в дезертирстве, бывший боец «Беркута» Александр Саттаров, осужденный за сепаратизм, и экс-депутат горсовета Севастополя Владимир Галичий. Судебное разбирательство в отношение последнего также не закончился, и перспективы его участия в заседаниях непонятны.

«Шпионы»

Среди участников «большого обмена» фигуранты «шпионских дел» составляют едва ли не самую большую группу, однако россиян из них только трое.

Павел Черных и Ольга Ковалис проживали в Волновахском районе Донецкой области с 2010 года, в 2015-м их задержали возле Мариуполя, — супруги якобы формировали сеть информаторов и корректировщиков артобстрелов. В октябре 2018 года их приговорили к 10 годам лишения свободы за содействие террористической организации, оба обжаловали приговор, но накануне обмена отозвали апелляцию и были помилованы президентом.

Александр Валехидис хоть и родился во Львове, но долгое время жил в Мурманске, где получил российское гражданство и служил в органах МВД. После выхода на пенсию переехал в Севастополь, но летом 2014 был задержан во Львове по обвинению в сборе информации о передислокации местных подразделений СБУ. В том же году Валехидиса приговорили к 10 годам лишения свободы за шпионаж.

Еще один фигурант «шпионского дела», освобожденный в субботу, — гражданин Молдовы Петр Мельничук. Он член так называемой «одесской резидентуры» — так СБУ называла группу жителей Одессы во главе с медсестрой Еленой Бобовой. Группу, участники которой участвовали в «антимайдановских» протестах на Куликовом поле в 2014 году, задержали в марте 2017-го. По информации СБУ все они собирали данные о передвижении воинских частей на юге Украины, вербовали новых шпионов. Судебный процесс против «одесской резидентуры» продолжается, и, по информации «Ґрат» на обмен согласились лишь трое подозреваемых: Бобова, Мельничук, и майор ВСУ Денис Хитров.

Все остальные «шпионы» из списка участников обмена, — граждане Украины. Среди них, владелец охранной фирмы из Мариуполя Александр Ракушин, сотрудник СБУ Андрей Васьковский, деловод Нацгвардии Антонина Родионова, капитан ВМФ Юрий Ломако, полковник ВВС Сергей Лазарев и другие. Судебные процессы по многим из них до сих пор не завершены. По словам адвокатов, участие освобожденных в дальнейших судебным заседаниях будет предметом отдельных переговоров.

Прочие

Еще один россиянин, участие которого в обмене удалось подтвердить «Ґратам», — Евгений Мефедов. С 2014 года он подозревается в организации массовых беспорядков в Одессе 2 мая, а также в действиях направленных на свержение конституционного строя и посягательстве на территориальную целостность Украины. В 2017 году Мефедова и остальных участников одесского «Антимайдана» оправдали в деле о массовых беспорядках, но оставили под стражей по другим обвинениям. Процесс по ним до сих пор не закончен.

Гражданку Украины Юлию Просолову СБУ обвинило в громком убийстве полковника спецслужбы Александра Хараберюша, чей автомобиль взорвали в марте 2017 года в Мариуполе. Просолова призналась в том, что именно она заложила взрывчатку под автомобиль контрразведчика и, по информации СБУ, дала показания на руководства центра спецопераций «МГБ ДНР».

По итогам  «большого обмена» остается несколько вопросов, прежде всего юридического оформления тех его участников, у кого нет вступившего в силу судебного приговора, а значит не может быть президентского помилования. Также остается вопрос передачи России граждан Украины, что нарушает 25 статью Конституции Украины. Руководитель адвокатского объединения «Агора» Павел Чиков считает, что этот вопрос можно решить с  помощью нескольких процессуальных мер.

“Выдаваемые граждане Украины должны быть отказаться от украинского гражданства, а Россия должна была им пожаловать российское. Делается это тоже указом президента. Либо украинские граждане должны получить в России политическое убежище”,

— предположил Чиков.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов