Руководство к захвату власти в трех актах. Пьеса, разыгранная по ролям

Руководство к захвату власти в трех актах. Пьеса, разыгранная по ролям

Украина, 2016-2020 годы. Президент Петр Порошенко объявил о проведении судебной реформы. Чтобы отобрать добропорядочных судей, ввели специальное оценивание. Те, кто его не пройдет, не смогут продолжать работать.

В феврале 2016 года судьи начали сдавать экзамены и проходить собеседования, чтобы подтвердить, могут ли они остаться в должности. Некоторые из них попытались обойти эту процедуру. Они организовали подачу исков по поводу законности полномочий членов Высшей квалифкомиссии судей (ВККС), которые проводили оценивание, а вскоре — их замену. Судьи, которые попытались избежать проверки, попали в поле зрения Национального антикоррупционного бюро (НАБУ).

В основу этой пьесы легли прослушки судей детективами НАБУ. Не стесняясь, люди на записях говорят о том, как заменить участников квалификационной комиссии на лояльных им членов, по версии следствия, чтобы избежать проверки или сфальсифицировать ее результат. Мы не можем утверждать, что голоса на прослушке — наших действующих лиц, но следуем, в этом случае, за детективами, которые определили, кому именно они принадлежат.

 

Действующие лица

Подозреваемые

Павел Вовк — судья с 2007 года, в 2010-м возглавил Окружной административный суд Киева (ОАСК). Принимал участие в конкурсе в Верховный суд, но по собственному желанию прекратил.

Евгений Аблов — заместитель Павла Вовка.

Судьи ОАСК: Владимир Келеберда, Игорь Качура, Алексей Огурцов, Игорь Погрибниченко, Богдан Санин.

Зеновий Холоднюк — на момент событий глава Государственной судебной администрации.

Ростислав Кравец — адвокат.

Александр Кротюк — адвокат, с августа 2007 по февраль 2016 года работал судьей ОАСК, принимал участие в конкурсе в Верховный суд, но по результатам тестирования и практического задания не набрал проходной балл. В январе этого года подавал документы на отбор членов нового состава Высшей квалификационной комиссии судей.

Сергей Остапец — адвокат.

Николай Сирош — работал судьей с 1983 по 2016 год. Ушел в отставку. Занимал должность первого заместителя главы Высшего административного суда Украины.

 

Национальное антикоррупционное бюро подозревает их в создании преступной организации для установления контроля над Высшей квалификационной комиссией судей, Высшим советом правосудия, в создании искусственных препятствий в их работе и вмешательстве в деятельность государственных деятелей.

 

Потерпевшие

Сергей Козьяков — на момент событий был главой Высшей квалификационной комиссии судей — избран в октябре 2014 года по квоте Министерства юстиции. Действующее на то время законодательство предусматривало шесть лет полномочий членов комиссии. В 2016-м срок был сокращен до четырех лет, в связи с чем, и возникли судебные споры.

Станислав Щотка — заместитель Козьякова. Попал в ВККС по квоте председателя Государственной судебной администрации, назначен в декабре 2014 года.

Наталья Весельская — членкиня ВККС, назначена Омбудсменом в декабре 2014 года.

Андрей Козлов — член ВККС. Назначен по квоте уполномоченного по правам человека в Верховной Раде в 2016 году. В июне 2019-го омбудсмен Людмила Денисова уволила его с должности из-за претензий к опыту работы.

Сергей Пушкар — руководитель секретариата Высшего совета правосудия (ВСП). Стал победителем в конкурсе на должность главы Государственной судебной администрации, но Зеновий Холоднюк подал по этому поводу иск и приостановил назначение Пушкаря на должность. В июле 2020 года Пушкаря уволили из ВСП по согласию сторон.

 

Другие лица

Руслан Арсирий — судья Окружного административного суда Киева.

Людмила Денисова — Уполномоченный Верховной Рады по правам человека с марта 2018 года. В ее полномочия входит, кроме прочего, назначение двух членов ВККС. В сентябре того же года Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции сообщило о нарушениях в декларировании доходов со стороны Денисовой за три предыдущих года.

Лидия Изовитова — глава Национальной ассоциации адвокатов Украины и Совета адвокатов Украины. Ее дочь Елена Изовитова-Ваким — судья Харьковского окружного административного суда, прошла квалификационное оценивание в октябре 2019 года.

Павел Гречковский — член Высшего совета правосудия, по данным НАБУ, пребывает в дружественных отношениях с Павлом Вовком.

Александр Грановский — на тот момент народный депутат провластной фракции «Блок Петра Порошенко».

Руслан Князевич — на тот момент депутат «Блока Петра Порошенко», глава комитета по вопросам правовой политики и правосудия.

Игорь Бенедисюк — на тот момент глава Высшего совета правосудия, сейчас — судья Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного суда.

 

Акт первый

Сцена первая или эпиграф

Март 2016 года. Сергей Козьяков дает интервью телеканалу «Еспресо». Он без галстука, сидит в белой тесной студии на фоне стеллажа с книгами.

 

Сергей Козьяков: Действительно, сразу после революции очень много людей, политиков говорили, что надо уволить всех судей сразу. Я не судья, мне легче говорить откровенно: это привело бы к коллапсу конституционной функции государства, к невыполнению правосудия на всей территории страны. Причем это было бы несколько лет.

Поэтому была придумана процедура, которая называется первичное квалификационное оценивания, которой никогда раньше у нас не было. Нужно было написать практическое задание, сдать тест, пройти собеседование. Комиссия должна исследовать судейские досье, которых раньше не было, — это вся информация о судье, которая накапливается еще с того времени, когда он не был судьей.

 

Звук стихает, за сценой слышен голос Павла Вовка.

«…Мне интересно было показать, что, допустим, мы можем быть уникальными. Ну, а чего мы не уникальные? Мы — единственный суд, которые вообще, нахуй, 5 лет пережил их всех. Неликвидированный, нереформированный, неоцененный».

 

Сцена вторая

13 февраля 2019 года. Посреди кабинета судьи Павла Вовка стоит большой коричневый стол с приставной тумбой. На двух окнах по обе стороны стола свисают занавески с вышитыми трезубами сверху. Слева от входа на полу — сейф черного цвета. Рядом на подоконнике — две небольшие иконы, приставленные к стене.

 

В кабинет к Павлу Вовку заходит Евгений Аблов.

Аблов: Шеф, давай что-то учудим. Я готов.

Вовк: Учудим. Тебе скучно? (слышен смех) Там твой этот товарищ подводит. Написали ему, все сказали.

Аблов: Я ему написал, сейчас…

Вовк: Сегодня среда, а исков нема.

 

Евгений Аблов звонит адвокату Ростиславу Кравцу.

Аблов: Алло, алло. Ростик, привет. Слышишь, а шеф спрашивает, просто нельзя ли там все как-то сдать вместе, там через пятнадцать минут разницы? Да и все. Нет?… А, что-то не видно. Сейчас будем искать…

Вовк: Когда сдал?

Аблов: Ты вчера… Ага, понял, все, есть. Понял… Пока. Спасибо.

Аблов: По почте отправил…

 

15 февраля 2019 года. В кабинет заходят Игорь Погрибниченко, Богдан Санин, Руслан Арсирий и неизвестный мужчина.

Вовк: Все написано, истцов ищите.

Аблов: Да.

Вовк: Чем больше истцов, тем меньше шансов ВККС, блять, нас достать. По другим членам пойдут в конце марта.

В кабинете повисает пауза.

Вовк: Но нам надо еще искать. Смотри, классные истцы бы были, если бы они готовы были. Понятно, оно им лично ничего не даст. Но они для нас классные истцы.

Погрибниченко: Но не надо говорить…

Вовк: Не надо говорить, что оно им лично ничего не даст. Ты говоришь, что, сука, будут бояться, может с вами вступят в переговоры.

В кабинете снова тишина.

Вовк: Нет. Они не будут звонить, они будут думать, что мы — дураки, сцыкуны и никогда их не вжарим. Они ж не понимают, что может быть критическая ситуация, при которой нам будет похуй реакция тех, кто их гладит по головке, и считает, что и говорит какие вы — охуительные.

Неизвестный: Ну, это до первого обеспечительного иска.

Санин: Жалко, что, блять, полномочий нет. Можно было и въебать.

Арсирий: Если бы у тебя были полномочия, у тебя бы не было желания.

Присутствующие в кабинете смеются.

Аблов: Не, я бы въебал, если бы мне зашло. Я знаю, что если бы я въебал «забезпечення», меня бы эта квалифкомиссия больше никогда не могла бы оценивать.

Все выходят. В кабинете остается Вовк, заходит Александр Кротюк. Они говорят об исках, которые должны заблокировать работу членов квалификационной комиссии, и ждут выборов президента, которые состоятся 31 марта.

 

Вовк: Привет, Саша. Кажи.

Кротюк: Так вот, вам что это… надо иски поподавать?

Вовк: Чем больше, тем лучше.

Кротюк: На всех этих товарищей?

Вовк: На всех, да. Создавай конфликт интересов в наших действиях с ними и в ихних с нами.

Кротюк: Чтоб оценивание?

Вовк: Ну, хуй его знает. По крайней мере, может, лишний раз задумаются, надо ли нас туда тянуть на оценивание.

Кротюк: Чисто перспективы в плане не известны вам?

Вовк: Ну сейчас точно тебе никто не скажет. Ситуация поменяется с 31-го числа.

Кротюк: Ага… Понятно. Ну, хорошо, зробим. Пошли тогда, не будем отвлекать. Все, счастливо.

 

Голос за сценой: 15 мая 2019 года судья Окружного админсуда Игорь Погрибниченко удовлетворил иск Александра Кротюка и решил, что у Сергея Козьякова нет полномочий члена Высшей квалификационой комиссии с 25 октября 2018 года. Впрочем, 29 сентября 2020 года Шестой апелляционный административный суд отменил это решение.

 

Акт второй

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Сцена первая

11 марта 2019 года. Судья Вовк говорит с неизвестным и коллегой Игорем Погрибниченко. Они обсуждают замену членов квалификационной комиссии на, очевидно, лояльных людей.

 

Вовк: Денисова нас услышала. Объявила конкурс на вакантную посаду Весельской. Пусть теперь они сидят и думают, что делать. Холоднюк сидит, ссыт, объявлять конкурс на посаду Щотки. Адвокаты зассали, потому что у Изовитовой дети проходят квалификационное оценивание, блять, нахуй, на съезде рассмотреть вопрос. Иски у нас. По этой логике Денисова идет отлично.

Неизвестный: Там на Денисову три уголовных дела, да? НАБУшники?

Вовк: Оно у нас обжалуется. Она ж дура нахуй не может понять, что ей надо было прийти, мы бы ебанули этих три решения Национального агентства по вопросам противодействия коррупции. Это про решения НАЗК.

Неизвестный: Да?

Вовк: НАЗК установили в ее действиях…

Неизвестный: Что-то она там скрыла…

Вовк: И она у нас обжалует, но так, как-то…

Погрибниченко: Неуверенно она обжалует.

Вовк: Вяло.

Погрибниченко: Без активной позиции.

 

Сцена вторая

13 марта 2019 года. В кабинете сидит Павел Вовк, к нему заходит Николай Сирош. Они обсуждают омбудсмена Людмилу Денисову и конкурс в квалификационную комиссию, который она проводит.

 

Сирош: А я думал, ты тут уже какие-то зехеры…

Вовк: Не зехеры…

Сирош: Якщо Павло В’ячеславович нюх втрачає, давайте будем його трошки відмовляти.

Вовк: Та ну, какие зехеры… По-первых, смотрите.

Сирош: Ну, откуда я знаю.

Вовк: Яйца этой Уполномоченной у нас. А у нас, ее ж НАЗК выебала три декларации…

Сирош: Кстати, а какой там конкурс у Денисовой? Это что — билеты какие-то будут, не билеты?..

Вовк: Я не знаю, как оно проходит. Но, по идее, ее конкурсная комиссия, абсолютно должна быть.

Сирош: Никакой прессы…

Вовк: Ну, по идее, да. По идее, вам надо сделать так, вам надо, чтобы Сергей Иванович или министр дернули Денисову, познакомил вас.

Сирош: Я уже думал, да.

Вовк: И с ней уже согласовать, как вот это все, со всех сторон.

Сирош: Она ж упиралась, не хотела.

Вовк: Я знаю, она ссыкло, но у нее проблема другая.

Сирош: Три проблемы.

Вовк: Проблема, что идет, — выборы. Раз.

Сирош: Нет, три дела. Три дела было.

Вовк: Правильно. А три дела по решениям НАЗК. А НАЗК она обжалует у меня. И хочет, чтоб мы ей помогли, отменили эти все решения. Это первая проблема. Причем она тупо три месяца ничего не делала, думала, что оно само собой решится…

Вовк: Ну, в любом случае вам надо думать не только о себе. Вы же хотите туда зайти не рядовым членом сидеть. Оно вам нахуй не надо. Значит, если вы хотите думать крепко, вы заинтересованы, в том числе обратитесь к Сергею Ивановичу, чтоб он дрочил министра. И, чтобы Денисову раскачали на вторую вакансию. Это раз, потому что это ваша как раз ваша зона ответственности… Человек с помощью вас всегда будет слышать, но амбиции… Видимо. Это один человек уже у вас был на регистрации. Второе — не забывайте, что надо общими усилиями это качать… 

 

Голос за сценой: 4 апреля 2019 года Людмила Денисова назначила членом Высшей квалификационной комиссии судей Николая Сироша.

 

Сцена третья

4 апреля 2019 года. В том же кабинете — Павел Вовк и член Высшего совета правосудия, скорее всего, — Павел Гречковский. Они говорят о назначении Николая Сироша в Квалификационную комиссию от уполномоченной по правам человека.

 

Вовк: Ты знаешь, что Уполномоченная назначила?

Член ВСП: В ВККС?

Вовк: Да.

Член ВСП: Кого?

Вовк: Сироша Николая Васильевича сегодня. И я его завтра туда «заведу».

Член ВСП: Та ты что?!

Вовк: Да. Ты думал, то мы что лохи?

Член ВСП: Ахуеть.

Вовк: Мы не просто обкладываем со всех сторон. Мы еще и «заводим» нормальных людей.

Член ВСП: Ахуеть. Сирош.

Вовк: Сирош. Наказ, тебе показать? У Сироша его еще нема, а у меня уже он есть.

В кабинете раздается общий смех.

 

Акт третий

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Сцена первая

25 февраля 2019 года. Павел Вовк — в своем кабинете говорит по телефону, очевидно с Зеновием Холоднюком. В том числе, речь идет об обеспечительном иске Холоднюка, чтобы остановить решение комиссии о победе в конкурсе на должность главы судебной администрации Сергея Пушкаря.

 

Вовк: Зеновий Васильевич, смотрите, я еще в пятницу с Грановским говорил, просил его переговорить с вышестоящим товарищем нашим, самым главным. И объяснить, что не то время, когда надо, скажем так, конфликтовать в таком вопросе, как посада голови ДСА. Он сказал, что он вас знает, вы где-то с ним встречались, за вас Князевич просил там, и так далее. Он с ним говорил.

Сегодня у него было еще раз общение с президентом. И президент сказал, что поддержит, что никаких изменений сейчас резких не должно быть. Не должно быть конфликта на ровном месте. И набрал Бенедисюка, и сказал не выносить рассмотрение вопроса и не менять на данный момент никого.

И поэтому Саша мне отзвонился, говорит: «Смотри, ты можешь передать это Зеновию Васильевичу. И пока тогда с обеспечением не торопись…»

Если вдруг, узнаете, что кто-то кого-то не слышит, и все равно будут назначать… тогда будем реагировать.

 

Сцена вторая

12 марта 2019 года. В кабинете — Павел Вовк и Сергей ОстапецОни говорят об участии Остапца в конкурсе на место в квалификационной комиссии от уполномоченной по правам человека.

 

Вовк: Не исключено, что мы докачаем ситуацию и будет второй конкурс от Уполномоченного. Мы хотим по Козлову раскачать ситуацию. Я этим лично занимаюсь и, может быть, получится…

Если объявит ДСА, туда тоже подавайтесь.

Остапец: Понятно. Скажи мне, пожалуйства, этот… Кто сегодня в «Народном фронте» в общем-то решает… решалово?

Вовк: Вам не надо ничего делать, Сергей Леонидович. Если у нас будет вакансия… Ну, просто мы создали этот конкурс под другого человека, так как это было изначально согласовано. Но человек — то хочу, то не хочу, то хочу, то не хочу, то у меня сын проходит, то не проходит оценивание… Ну, то есть там много таких вопросов. То я, как бы, не в праве перебить это. Но он такой, что сейчас хочет, завтра подумает, скажет: «Я хочу после выборов». А тут есть вы и это хорошо, мы с вами этот вопрос решим.

 

Голос за сценой: 6 мая Холоднюк назначил Сергея Остапца членом квалификационной комиссии.

 

Сцена третья

30 сентября 2020 года. В зал заседания Высшего антикоррупционного суда заходит следственная судья Оксана Олийнык. Со стороны обвинения — прокурор Специализированной антикоррупционной прокуратуры Олег Макар, со стороны защиты — глава Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк и его адвокатка — Анжелика Моисеева. Они садятся напротив друг друга. 

 

Судья: Продолжаем рассмотрение ходатайства об отстранении Зеновия Холоднюка от должности… Мы рассмотрели материалы дела, которые насчитывают десять томов… Переходим к стадии судебных дебатов. Слово предоставляется прокурору.

Прокурор поднимается с кресла.

Прокурор: Спасибо, ваша честь! 

За несколько заседаний мы прослушали большое количество материалов, в том числе негласных следственных розыскных действий, большое количество диалогов, монологов… Думаю, что у многих сторонних наблюдателей сложилось впечатление о наличии уголовного преступления и о возможной причастности Зеновия Васильевича к его совершению. На этом этапе не требуются доказательства вины подозреваемого, но с такими доказательствами мне не было бы стыдно идти в суд и доказывать вину…

Исследуя материалы ходатайства, обсуждая предоставление этой неправомерной выгоды способом «даш на даш», показали суду, что правонарушение было совершено способом выдачи соответствующих приказов председателя госсудебной администрации о назначении соответствующих конкурсов и назначении членом Высшей квалификационной комиссии господина Остапца. То есть, для совершения уголовного преступления было использовано служебное положение.

Мы обсуждали протокол осмотра видеорегистратора и выноса из кабинета Зеновия Васильевича 16 июля, накануне обыска, вещей и документов, которые могли быть доказательствами по делу. Сторона защиты говорила, что Зеновий Васильевич во время отпуска выносил личные вещи. Ну кто из нас придет в отпуск забирать свои вещи и позовет постороннего человека, который будет по всем сейфам, шкафам забирать личные вещи…

Второй момент. Когда проводился обыск, и сотрудники сообщили о том, что детективы хотели бы его видеть, Зеновий Васильевич не появился. Когда детективы набирали его на мобильный, он не отвечал. Когда его сотрудники набирали из приемной, он телефон поднимал. Услышав, что с ним хотят пообщаться детективы, выключает телефон. По месту жительства, по месту работы не появился, чтобы усложнить вручение подозрения.

Еще один факт — проведение аудита черниговского суда, который давал разрешение на проведение негласных следственных розыскных действий в другом уголовном производстве по подозрению Вовка, Погрибниченко, Аблова и Шепитько, когда не стоял вопрос об ответственности Холоднюка… Им был организован аудит, в котором был посвящен целый раздел — правильно или неправильно было вынесено соответствующее постановление о разрешении на проведение негласных розыскных действий. И были обнаружены какие-то нарушения, помахали пальчиком… Не знаю, понес ли кто-то какое-то наказание…

И еще один момент. Зеновий Васильевич сегодня был вызван в суд в качестве подозреваемого. А попал в суд в качестве председателя Госсудебной администрации. Я зашел через центральный вход, прошел соответствующие проверки, а Зеновий Васильевич использовал служебное положение и попал к вам через соответствующую стоянку, к которой нет доступа у других подозреваемых. Таким образом, Зеновий Васильевич, по нашему мнению, склонен к использованию служебного положения для достижения тех целей, рисков, предусмотренных Уголовным процессуальным кодексом. Поэтому есть все основания для отстранения его от должности на два месяца.

Прокурор садится.

Судья: Слово в судебных дебатах предоставляется адвокату.

Адвокатка поднимается с кресла.

Адвокатка: Мы считаем, что происходит повторное давление на Зеновия Васильевича, чтобы не допустить нормальной работы Государственной судебной администрации. Мы не знаем, по каким причинам, но считаем, что это происходит незаконно…

Мы увидели, что нет доказательств, которые бы подтверждали совершение Зеновием Васильевичем любых правонарушений. Есть доказательства, полученные с другого уголовного дела… Я не вижу ни одной нормы права, когда с одного уголовного производства осматривают доказательства, а затем их используют в другом…

Судья: Слово предоставляется лицу, относительно которого решается вопрос… Холоднюку…

Глава Государственной судебной администрации поднимается с кресла. 

Холоднюк: Спасибо, ваша честь! Прокурор отметил, что 17-го числа, когда проводился обыск в моем рабочем кабинете, якобы шли звонки, и я на них не отвечал. Это не отвечает действительности. Я отвечаю на все звонки с номеров, которые есть в моей телефонной книге. Если посторонние люди звонят, я на такие звонки не отвечаю. Кстати, работники судебной администрации не звонили, а звонил детектив Олейник с рабочего телефона приемной одного из заместителей… 

В 2019 году проводился обыск в моем кабинете, и ничего не нашли. И в 2020 году ничего не нашли, потому что в моем кабинете в принципе ничего нет, кроме некоторых секретных документов. Кстати, обыск не могли проводить те детективы, которые не имеют доступа к государственной тайне.

Когда узнал, что происходит  попытка вручения подозрения, я принял решение вернуться из отпуска и по собственной инициативе обратился к детективу, чтобы была организована встреча… На все вызовы детектива, следователя я своевременно появлялся. В том числе, мы договорились, чтобы не тратить время, не тратить бумагу, элементарно — звонок, и я появляюсь в НАБУ для предоставления информации и проведения следственных действий…

Я не понимаю из тех доводов (кивает на прокурора), где роль председателя ГСА — лично Холоднюка? Кто-то с кем-то разговаривал, называл или Зеновий, или Зеновий Васильевич, или Холоднюк. Я не могу запретить называть свое имя. Я к этому никакого отношения не имею… Я считаю, что ни подозрение, ни ходатайство не имеют никакого основания.

Он садится.

Судья: Реплики будут?.. 

Прокурор: Нет, ваша честь.

Адвокат: Нет, ваша честь.

Холоднюк: Нет, ваша честь

Судья: Суд удаляется в совещательную комнату.

 

Голос за сценой: Следственная судья Оксана Олийнык отстранила Зеновия Холоднюка от должности до 1 декабря 2020 года. В конце октября он подал заявление об отставке.

 

Сцена четвертая

1 сентября 2020 года. В зал Высшего совета правосудия заходят прокуроры, подозреваемые судьи и их адвокаты. Они усаживаются в зеленые кожаные кресла с массивными деревянными ручками, достают стопки бумаг и начинают в них копаться, переговариваются между собой в ожидании начала заседания.

Из боковой комнаты входят 14 членов Высшего совета правосудия и садятся в свои кресла — напротив участников заседания.

 

Член Высшего совета правосудия Владимир Говоруха: В Высший совет правосудия поступило ходатайство Генерального прокурора Ирины Венедиктовой об отстранении от правосудия главы Окружного административного суда Киева Павла Вовка, в связи с привлечением к уголовной ответственности…

Вовк: Мы с вами встречались год назад. И с того времени ничего не изменилось, даже есть сдвиг. Например, адвокат по другому делу инициировал проведение аудита суда, где давали разрешение на проведение негласных следственных розыскных действий — Черниговского апелляционного суда… Был сделан запрос провести проверку и дать ответ, есть ли нарушения. И ГСА провела такую проверку и установила, что при распределении ходатайства о негласных следственных действиях по поводу судьи Вовка и Аблова не был соблюден принцип распределения дел, а именно — дела были распределены на одного судью. 

Скажите, пожалуйста, это не ставит вопрос о допустимости вообще этого фейкового дела? Фейковые доказательства протоколом осмотра прошлого уголовного дела используются в этом. Мне кажеться, что юридически нельзя на это ссылаться. 

Адвокатка Павла Вовка Ольга Просянюк: Эти пять томов, поданных к этому ходатайству, не имеют никакого значения… Они создали дело-клон. В прошлом уголовном производстве проводят осмотр и протоколом осмотра присоединяют все те доказательства в новое производство. Конструкция подозрения следующая: Вовк, не желая проходить квалифоценивание, создал преступную организацию, имея целью создание контроля над Высшей квалификационной комиссией и Высшим советом правосудия… Вы же все профессионалы, самостоятельные, самодостаточные. Вы же понимаете абсурдность обвинений! Ну, как над уважаемыми членами ВСП можно установить контроль или завладеть властью? Я не понимаю. 

Я считаю, что действия стороны обвинения нарушают и статью 61 Конституции Украины, и статью 19 Уголовно-процессуального кодекса, которая запрещает привлекать к уголовной ответственности несколько раз за совершение одних и тех же действий.

Говоруха: Прокурор, есть разрешение на использование негласных следственных розыскных действий в этом производстве?

Прокурор Специализированной антикоррупционной прокуратуры Сергей Козачина: Да, протоколы НСРД есть и в одном, и в другом производстве. В последствии, они были объединены, а прокурор обратился к Высшему антикоррупционному суду для получения разрешения на их использование…

Член ВСП Алексей Маловацкий: Вы нам предоставили протокол осмотра протокола осмотра НСРД, который содержится на флеш-накопителе, и считаете это доказательством?

Козачина: Это не протокол осмотра НСРД, а протокол осмотра флеш-накопителя.

Маловацкий: Понятно… То есть были получены какие-то материалы расследования в 46-м производстве, эти материалы были использованы в 19-м производстве? На каком правовом основании?

Козачина: Согласно статье 257 Уголовно-процессуального кодекса, если в результате проведения негласных следственных действий выявлены признаки уголовного преступления, которые не расследуется в данном уголовном производстве, то полученная информация может быть использована в другом уголовном производстве на основании постановления следственного судьи, которая выносится по ходатайству прокурора.

Маловацкий: Понятно. 

Глава Высшего совета правосудия Андрей Овсиенко: Члены Высшего совета правосудия удаляются в совещательную комнату для принятия решения.

Члены ВСП выходят в боковую комнату зала, и через некоторое время возвращаются.

Говоруха: Приобщенные к ходатайству материалы уголовного производства не содержат доказательств надлежащего вручения Вовку сообщения о подозрении, что дает основания утверждать о не надлежащем вручении уведомления о подозрении… Ходатайство о временном отстранении от правосудия предлагаю вернуть генпрокурору без рассмотрения.

Овсиенко: Прошу голосовать.

Члены ВСП нажимают на кнопки и на табло высвечивается «14 — за», «0 — против».

Овсиенко: 14 — за, 0 — против. Высший совет правосудия решил вернуть ходатайство Генпрокурора Ирины Венедиктовой об отстранении главы Окружного административного суда Киева Павла Вовка без рассмотрения. 

Павел Вовк поднимается с кресла, медленно и торжественно выходит из зала.

 

Голос за сценой: Позже, с разными промежутком времени, из зала выходят остальные подозреваемые судьи со своими адвокатами. Они не скрывают радости — улыбаются и фотографируются. Высший совет правосудия не отстранил от правосудия ни одного из шести подозреваемых судей.

 

 

77 нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році
77

нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов