Разгон Майдана 30 ноября. За шесть лет единственный условный приговор по одному из ключевых эпизодов в истории страны

Протестующие на Майдане в ноябре 2013 года. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати
Протестующие на Майдане в ноябре 2013 года. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

События на Майдане в 2013-2014 годах стали переломным моментом для новейшей истории Украины. Начало ему было положено 30 ноября, когда бойцы спецназа «Беркут» жестоко разогнали митингующих, среди которых было много студентов. В то время как следствие установило организаторов разгона, уголовные дела застряли в судах. Только спустя пять лет был вынесен первый приговор – рядовому беркутовцу. 

«Ґрати» в серии своих материалов будут следовать за событиями Революции Достоинства, чтобы показать, что сейчас происходит с делами Майдана в судах, кто наказан, а кто избежал ответственности.

 

Вечером 21 ноября на Майдане Независимости начался митинг. Люди вышли в центр Киева в знак протеста против решения правительства Украины возобновить активный диалог с Таможенным союзом России и заморозить подготовку к заключению соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Оппозиция – партии Батькивщина, УДАР и Свобода – заявили о госизмене со стороны президента и правительства, заблокировали работу Верховной Рады и созвали народное вече на воскресенье, 24 ноября. Но люди не хотели ждать и вышли на Майдан в тот же день.

Протестующие на Майдане в ноябре 2013 года. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

До самого окончания саммита Восточного партнерства, который проходил 28-29 ноября в Вильнюсе, украинские граждане надеялись, что президент Виктор Янукович все-таки поставит свою подпись под соглашением об ассоциации с Евросоюзом. Новость о том, что этого так и не случилась, принесла большое разочарование – на Майдане, где каждый день на протяжении этой недели собирались люди, чувствовалась растерянность.

Тем временем в Киев съезжались автобусы с участниками антимайдана – у них были флаги и плакаты Партии регионов. Возле Мариинского дворца, где собирался контр-митинг, «титушки» напали на корреспондентов ГромадськеТВ Дмитрия Гнапа и Якова Любчича, а также атаковали съемочную группу «5 канала».

29 ноября около полудня нардеп от Батькивщины Александр Турчинов заявил о возможном разгоне митинга силовиками в ночь на субботу. Вечером Майдан снова наполнился людьми. Участники Евромайдана определились с дальнейшими требованиями – они утвердили резолюцию об отставке Виктора Януковича и правительства Николая Азарова.

После того, как сотрудники ГАИ заблокировали машины для выступления на Майдане, происходит небольшая стычка митингующих с «Беркутом». В ходе потасовки силовики разбивают голову Глебу Гараничу, журналисту информагенства Reuters. Но кроме этого на площади все более-менее спокойно, и люди начали расходиться. На Майдане оставались, в основном, студенты, которые всю эту неделю были активными участниками протеста.

«Зачистка» Майдана началась в четыре утра 30 ноября. Милиция потребовала митингующих освободить площадь, чтобы коммунальщики начали работу по установке новогодней елки, части которой привезли на грузовиках. Вместе с коммунальщиками на площади появились несколько тысяч бойцов «Беркута». После того, как стало понятно, что митингующие уходить не собираются, они начали действовать. Беркутовцы стали избивать людей дубинками, милиция пустила в ход светошумовые гранаты и слезоточивый газ. Больше сотни студентов укрылись в Михайловском Златоверхом монастыре. «Беркут» предпринимал попытки его штурмовать. Операция продлилась меньше получаса, после чего зачищенную территорию оградили заслонами.

Беркут на Майдане после разгона студентов, студентов. Фото: Евгений Фельдман, Ґрати

В результате действий правоохранителей пострадали 132 человека – получили телесные повреждения, шестеро из них – средней степени тяжести.

 

Следствие Виктора Пшонки

В тот же день Виктор Янукович и глава его правительства Николай Азаров публично осудили разгон митинга.

«Я глубоко возмущен теми событиями, которые произошли в ночь на Майдане Независимости. Я осуждаю действия, которые привели к силовому противостоянию и страданию людей. Несколько дней назад я перед всей страной заявил про поддержку гражданских ненасильственных акций. Те, кто не услышали слова Конституции и президента и своими решениями и действиями спровоцировали конфликт на Майдане – будут наказаны», – такое заявление президента Януковича выпустила пресс-служба 30 ноября.

Он потребовал от Генпрокуратуры срочно расследовать инцидент, чтобы наказать виновных. Таким образом расследование по разгону Майдана начала прокуратура, еще находясь под руководством Виктора Пшонки.

На Майдане в ту ночь были провокаторы, а не мирные протестующие, их и разгонял «Беркут» – такую версию событий озвучивали в дальнейшем Янукович и представители его правительства. Эту версию поддержал начальник главного управления МВД в Киеве Валерий Коряк во время брифинга после «зачистки».

На брифинге Коряк заявил, что это он отдал приказ задействовать спецподразделения «Беркут» для разгона митинга.

«Я решил отправить «Беркут», чтобы навести порядок», — пояснил Коряк. Он утверждал, что правоохранителей спровоцировали протестующие, и эти правонарушение будут расследованы.

«В реестр уже внесена информация по факту совершения преступлений по хулиганству, сопротивлению сотрудникам милиции, а также по статье 365 (превышение служебных полномочий)», – сообщил Коряк. В день разгона милиция задержала 35 человек: 34 человека доставили в Шевченковский отдел полиции, а одного – в Печерский, где на них составили протоколы.

14 декабря 2013 года Виктор Пшонка сообщил, что ГПУ вручила подозрения в превышении власти в связи с разгоном Майдана 30 ноября заместителю секретаря СНБО Владимиру Сивковичу, главе Киевской городской государственной администрации Александру Попову, а также начальнику киевской милиции Валерию Коряку и его заместителю Петру Федчуку. Тогда следствие установило, что в ночь с 29 на 30 ноября в кабинете Коряка находились Сивкович и Попов.

«Именно они, по данным следствия, склоняли его (Коряка) к применению силы», – пояснили в прокуратуре.

До этого Сивкович приехал с этой же целью к Попову, они позвонили Коряку и приехали к нему в кабинет в столичное управление милиции.

Бывший глава Киевской городской государственной администрации Александр Попов. Фото: kyivcity.gov.ua

СМИ опубликовали протоколы допроса чиновников. В ходе дополнительного индивидуального допроса Коряк сообщил, что 29 ноября вечером ему позвонил Попов с требованием обеспечить проезд техники с оборудованием для проведения новогодних мероприятий и освободить Майдан от митингующих, на что он ему заявил о нежелательности этого, «так как на Майдане осталось много людей, и надо дождаться утра».

«На что он мне ответил, что он, то есть Попов, окончательных решений не принимает, а выполняет задание, которое сам получил от секретаря СНБО Андрея Клюева и сейчас передаст трубку человеку, который будет курировать этот вопрос. После чего со мной стал говорить Владимир Сивкович… С моим предложением подождать до шести часов утра Сивкович не согласился и настоял, что это необходимо сделать сейчас, то есть приблизительно в 12 часов ночи. На это я сказал, что необходимо подождать до 2:30, чтобы было меньше граждан», – рассказал начальник киевской милиции.

14 декабря Янукович по ходатайству прокуратуры отстранил от должности Попова и Сивковича. Ранее министр МВД Виталий Захарченко отстранил от исполнения обязанностей Коряка.

Оппозиция тогда настаивала: подозреваемые не были реальными организаторами и требовали привлечения к ответственности Захарченко, Азарова и Клюева.

Тем не менее 31 января 2014 года Печерский райсуд Киева по ходатайству Генпрокуратуры освободил от криминальной ответственности Сивковича, Коряка, Федчука и Мариненко. Основанием для этого стал закон «Об устранении негативных последствий и недопущения преследования и наказаний лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний». Его приняла Верховная Рада 19 декабря 2013, а через несколько дней подписал Янукович. По этому закону участники акции протеста с 21 ноября по день вступления в силу закона освобождаются от ответственности, в том числе и те, кто нарушил статью 365 УК Украины – «Превышение власти или служебных полномочий». 7 февраля по этому же закону от ответственности был освобожден Попов. 21 февраля этот закон утратил силу после того, как был утвержден новый.

По жалобе потерпевшего – гражданина Польши Яцека Забродского, директора регионального отдела польской корпорации, который был среди тех, кого «Беркут» избил на Майдане, 2 апреля 2014 года Апелляционный суд Киева отменил решение Печерского суда в отношении Попова.

Дело передали на рассмотрение в суд первой инстанции. Апелляционный суд также отменил решения суда первой инстанции об освобождении Коряка, Федчука и Мариненко и вернул материал на досудебное расследование. По Сивковичу суд до сих пор не принял решение.

 

Инициаторы и исполнители

Летом 2014 года расследование преступлений Майдана возглавил Сергей Горбатюк. В Генпрокуратуре создали Управление спецрасследований, которое занималось делами, связанными с протестами на Майдане, в также расследованием коррупции «Семьи» – Виктора Януковича и его ближайшего политического окружения. 

Следствие установило обстоятельства событий Майдана 30 ноября 2013 года и пришло к выводу, что разгон был результатом деятельности преступной организации, состоявшей из высокопоставленных чиновников во главе с Виктором Януковичем. При этом граждане, собравшись 21 ноября на Майдане Независимости, реализовывали свое конституционное право на мирные собрания. Более того, 26 ноября 2013 года участники протеста уведомили местные власти о проведении бессрочного мирного собрания граждан на Майдане Независимости. 27 ноября Киевская городская госадминистрация (КГГА)  зарегистрировала под номером №40248 извещение об этом, направленное Сергеем Мельниченко, главой правления общественной организации «Коалиция Участников Оранжевой Революции» (КУПР).

Попова & Ко амністія не врятувала.Кримінальну справу поновлять.Кримінальне провадження з приводу побиття…

Posted by ВГО "Коаліція Учасників Помаранчевої Революції" on Thursday, February 13, 2014

Именно президент принимал решение о разгоне, по версии следствия. Он руководил, инициировал и согласовывал применение сотрудниками спецподрозделения МОП «Беркут» и внутренних войск МВД Украины чрезмерных силовых мер, в частности, с использованием физической силы и специальных средств.

«Желая остановить какие-либо массовые сборы, митинги, уличную ходу и другие акции, которые мешают президенту Украины Виктору Януковичу лично решать судьбу страны и могут поставить под угрозу его намерения остаться на второй президентский срок, последний приблизительно в период с 22 по 29 ноября 2013 года, исполняя полномочия Президента Украины, в нарушение требований статьи 34 Конституции Украины организовал совершение правоохранительными органами Украины 30 ноября 2013 года незаконного и силового разгона участников мирной акции за евроинтеграцию, которые находились на Майдане Независимости в Киеве», – описывает следствие мотивацию и действия Януковича в тот период. 

Янукович реализовывал свой план с помощью экс-министра МВД Виталия Захарченко и секретаря СНБО Андрея Клюева. Те, в свою очередь, давали поручения заместителю секретаря СНБО Валерию Сивковичу, руководителю киевской милиции Валерию Коряку и главе КМДА Александру Попову. План с установкой елки для того, чтобы вытеснить протестующих с Майдана в ночь с 29 на 30 ноября, придумал Андрей Клюев.

«Согласно преступному плану Андрея Клюєва, граждане, которые проводили акции на Майдане Независимости в Киеве, должны быть вытеснены работниками правоохранительных органов под видом, якобы, правомерного обеспечения работниками милиции беспрепятственного доступа на территорию Майдана Независимости коммунальной техники и работников коммунальных служб для установления новогодней елки», – так описывает следствие участие Клюева.

Согласно плану, Попов должен был обеспечить прибытие коммунальной техники, Коряк – организовать вытеснение митингующих «Беркутом», а Сивкович – координировать их действия и определить время спецмероприятия.

Разгон Майдана должен был осуществлять киевский «Беркут». Бывший замначальника Главного управления МВД в Киеве Петр Федчук и заместитель командира полка Сергей Кусюк привлекли подчиненных им командиров и раздавали приказы о том, какими методами действовать во время разгона.

По данным следствия, полученных в ходе допроса потерпевших, на Майдане той ночью была еще одна группа людей – от 20 до 30 человек, которые незадолго до разгона протеста находилась возле памятника основателям Киева. Их задачей якобы была провокация милиционеров, чтобы те имели формальное основание для применения насилия. При этом сами провокаторы избежали избиений. До сих пор личности этих людей так и не установлены. Тем не менее, прокуратура уточняет, что они не могли быть причиной разгона Майдана.

Также в прокуратуре признают, что несмотря на проделанную работу, она не завершена, до конца не установлены те, кто применял насилие в 30 ноября 2013 года.

 

Избежавшие ответственности

В общей сложности, Генпрокуратура выдвинула подозрения 34 вероятным участникам разгона. 

По данным ГПУ, опубликованным на сайте ведомства, 11 человек находятся в розыске. Среди них – Янукович вместе с Клюевым, а также Сивкович, Коряк и Захарченко, которые в феврале 2014 года бежали в Россию.

Летом Андрей Клюев попытался участвовать в выборах в Верховную Раду как кандидат в депутаты от «Либеральной партии Украины» по округу в Донецкой области. Сперва ЦИК ему отказала в регистрации, сославшись на то, что Клюева не было в стране последние пять лет. Однако, его представители обжаловали это решение в Верховном суде, заявив, что он с 2014 года постоянно проживает в Донецке, который хоть и не контролируется Киевом, является частью Украины. Суд обязал ЦИК заново рассмотреть документы Клюева и тогда его зарегистрировали.  После общественных протестов в Киеве, ЦИК перепроверил информацию о пребывании Клюева в стране и все-таки не допустил его на выборы. Поводом стала информация о том, что в мае 2019 года Клюев, информируя Интерпол, через который Украина огласила его в розыск, про свое местопребывание, указал село Шульгино Одинцовского района Москвы.

Бывший полковник украинской милиции и замкомандира «Беркута» Сергей Кусюк после Майдана сбежал в Крым вместе с еще 60 беркутовцами. В июне 2017 года Кусюк был обнаружен в Москве.  Журналисты, освещавшие протесты оппозиции в Москве, сфотографировали бывшего беркутовца – в форме ОМОН. В МВД России он служит так же в звании полковника.

В Москве в правоохранительных органах работает бывший замглавы милиции Петр Федчук. Он также сохранил свое звание полковника. В частности, его заметили журналисты во время разгона митинга сторонников оппозиционного политика Алексея Навального в январе 2015 года.

 

Пустота в судах

Если следствие установило почти всех участников конфликта, то в судах пока что удалось добиться незначительных результатов. 

Александр Попов, бывший глава КГГА, стал единственным чиновником среди обвиняемых в событиях 30 ноября на Майдане, чье дело дошло до суда. 

11 февраля 2015 года прокуратура направила обвинительный акт в Шевченковский районный суд, где дело до сих пор и рассматривают. Бывшему главе горадминистрации инкриминируют незаконное препятствование проведению митингов и сборов, совершенное по сговору с группой лиц, а также пособничество в превышении власти сотрудниками правоохранительного органа, которое привело к тяжким последствиям. Попов свою вину не признает и просит прокуратуру снять с него обвинения. В суде слушают потерпевших.

 

На сегодня суд вынес только один приговор по делу о разгоне Майдана 30 ноября. 28 августа 2019 года Васильковский горрайонный суд Киевской области признал виновным беркутовца Дмитрия Перинского, бывшего милиционера-альпиниста 1-го штурмового взвода роты спецназначения полка милиции особого назначения «Беркут». 

В суде установили, что Перинский в ночь с 29 на 30 ноября сфальсифицировал протоколы о правонарушении в отношении одного из участников протеста на Майдане – Александра Есипчука. Последнего доставили в Шевченковское отделение милиции после задержания «неустановленными сотрудниками «Беркута». При задержании к Есипчуку применили силу: сбили его с ног на асфальт, схватили его за руки и ноги, понесли в автозак на Институтской, там нанесли ему два удара кулаком в живот и кинули на пол спецавтомобиля. 

Перинский сфальсифицировал два рапорта о задержании Есипчука за совершение мелкого хулиганства и злостное неповиновение законным требованиям работников милиции на Майдане Независимости.

«Докладываю Вам, про то, что 30.11.2013 года работая по ОГП в центральной части города «Майдан Независимости» в 04 ч. 10 мин. к нам обратились представители Киевской государственной администрации с просьбой обеспечить проход через толпу к площадке где установлена ​​новогодняя елка. Так как при попытке последних пройти к указанному площадке последних, граждане не пропустили и применили физическую силу и вытолкали на проезжую часть на ул. Крещатик. При повторной попытке Киевской государственной администрации при нашем присутствии пройти к вышеуказанного площадке граждане которые собрались повторно совершили физическое сопротивление, а именно: выталкивали, бросали в их сторону различные предметы (тротуарную брусчатку, палки, банки) на наши замечания прекратить противоправные действия не реагировали», – сообщил Перинский в рапорте (орфография и пунктуация сохранены – Ґ ). Он также уточнил, что при задержании Есипчука спецсредства не применялись. 

На основании рапортов составили протоколы о правонарушении по статьям 173 (мелкое хулиганство) и 185 КУпАП (злостное неповиновение законным требованиям работникам милиции). Материалы передали в Шевченковский суд Киева 2 декабря. После рассмотрения судья вернул протоколы начальнику Шевченковского отделения милиции для дооформления в соответствиями с требованиями статьи 256 КУпАП

Тогда Перинский составил дополнительный ложный рапорт от 4 декабря о задержании Есипчука. 

«К ранее поданному мною рапорту от 30.11.2013 г.. хочу отметить следующее, что во время пресечения противоправных действий неизвестных лиц из числа митингующих, которые своими действиями препятствовали работникам КГГА устанавливать елку факт которого имел место 30.11.2013 года около 4 ч., были выявлены лица, которые вели себя наиболее агрессивно, блокировали проезд транспорта, загораживали щитами площадку, где должен осуществляться монтаж елки. На неоднократные замечания сотрудников милиции прекратить хулиганские действия категорически отказались, в адрес милиции высказывались бранью, бросали в них различные предметы, а именно тротуарную брусчатку, консервные банки, деревянные дубинки и другие предметы, которые попадались им под руки. В ходе выявления хулиганских действий неизвестными лицами, нами было замечен наиболее активный участник, одетый в разноцветную куртку с капюшоном, небольшого роста, худощавого телосложения», – сообщал в рапорте Перинский (орфография и пунктуация сохранены – Ґ ). Этого участника, под которым подразумевался Есипчук, якобы задержал он сам. 

Дело о правонарушении по статье 173 КУпАП (мелкое хулиганство) рассмотрели в Шевченковском райсуде, и 24 декабря закрыли в связи с отсутствием в действиях Есипчука состава административного правонарушения. 7 марта 2014 года Шевченковский райсуд также закрыл дело по обвинению в неповиновении законным требованиям работникам милиции – в действиях Есипчука также не нашли правонарушений по этой статье.

Перинскому инкриминировали часть 1 статьи 366 УК Украины (служебный подлог) и статью 340 (незаконное препятствование проведению митингов). Также прокуратура инкриминировала ему хранение боеприпасов, так как в 2016 году он приобрел электродетонатор, ручную гранату и около 100 грамм взрывчатки гексоген. Кроме того, установлено, что экс-беркутовец хранил дома пакет с наркотическим веществом – каннабис.

В августе 2019 года суд утвердил сделку со следствием о признании вины и назначил экс-бойцу «Беркута» согласованное наказание. Путем поглощения наказаний в итоге его осудили на 5 лет лишения свободы условно. Перинского освободили от отбывания наказания с испытательным сроком 3 года.

Кроме Перинского, в суде слушают дела в отношении других сотрудников «Беркута» и командования, связанных с разгоном Майдана 30 ноября.

Одно из производств объединяет четырех фигурантов – бывших заместителей командира полка милиции особого назначения «Беркут» Андрея Дидюка, Николая Тягнирядно, командира Евгения Антонова и заместителя Юрия Шевченко оперативных рот полка. Им инкриминируют превышение служебных полномочий и незаконное препятствования митингам во время массовых акций протеста. В октябре 2017 года это производство объединили с делом в отношении начальника управления общественной безопасности Главного управления МВД в Киеве Олега Мариненко. По 30 ноября Мариненко инкриминируют организацию исполнения заведомо незаконного приказа силовой «зачистки» Майдана от участников протеста. Он также фигурирует как обвиняемый в других делах в отношении Евромайдана. 

В отдельное производство выделено дело в отношении бывшего замкомандира взвода одной из оперативных рот «Беркута» Руслана Марчука. Его обвиняют в превышении власти и служебных полномочий и препятствовании законной деятельности журналиста. Среди потерпевших по делу – журналистка Мария Лебедева, которую беркутовец хватал за руку и пытался выбить телефон, толкал и ударил ногой в бедро. Ключевой свидетель и потерпевший — журналист и активист Дмитрий Фортунатов, скончался в декабре 2018 года. Он был автором фото, по которому опознали нападавшего.

11.12.2018 пішов з життя Дмитрий Фортунатов — фотограф Євромайдану, потерпілий по 30.11.2013.Офіційна причина смерті -…

Posted by Адвокатська дорадча група / Advocacy Advisory Panel on Sunday, December 16, 2018

 

Марчук, который продолжает работать в правоохранительных органах командиром взвода Нацполиции в Киеве, также выступил свидетелем защиты по делу о расстрелах 20 февраля 2014 года. На заседании 5 ноября 2019 года он рассказал, что вечером 18 февраля был избит протестующими и получил травму глаза.

Бывший командир 4-й роты Киевского «Беркута» Олег Бойко также находится под следствием. Обвинительный акт в отношении него был направлен в Шевченковский райсуд 29 января 2018 года. Его обвиняют в превышении власти и служебных полномочий, незаконном препятствовании проведению митингов с применением физического насилия. Бойко при этом, отмечают в ГПУ, остается работать в полиции – он командир взвода полка полиции особого назначения №1 главного управления в Нацполиции Киева, заменивший «Беркут» после его расформирования. Он вернулся на службу после того, как прошел переаттестацию. При этом прокуратура ходатайствовала об отстранении его от должности, но суд отказал.

По данным ГромадськеТБ, полученных в Нацполиции, 30% бывших сотрудников спецподразделения «Беркут» прошли переаттестацию и продолжают служить в полиции. Около 20 из них являются фигурантами дел по преступлениям на Майдане.

В суде также рассматривают дела в отношении других бывших беркутовцев – Виктора Ейсмонта и Владимира Мохоня. Обвинительный акт прокуратура направила в суд 18 мая 2018 года. Один из потерпевших – Максим Федяй свидетельствовал в суде, что Ейсмонт и Мохонь протащили его по земле около 50 метров от Стелы Независимости до улицы Институтской. Экс-беркутовцы также написали рапорты, указав, что Федяй совершал хулиганские действия и не выполнял требования правоохранителей.

Ейсмонт продолжает служить в полиции, в полку спецназначения №1 Нацполиции Киева, а в 2018 года был помощником нардепа от Народного фронта Евгения Дейдея. Когда об этом стало известно, Дейдей заявил, что Ейсмонт «только выполнял приказ». Он также сообщил, что его помощник служил в зоне АТО и имеет статус участника боевых действий.

В 2018 году прокуратура направила в суд обвинительные акты в отношении бывших бойцов «Беркута» Сергея Лободы, Максима Обмачевского, а также Юрия Зубкевича и Андрея Качмара, отдельный акт в отношении Виталия Хруля и Дмитрия Музыки.

Помимо этого в суде также рассматривают дела еще четырех беркутовцев, чьи фамилии ГПУ не называет. Один из них – бывший милиционер отделения №1 взвода №2 оперативной роты №1 «Беркута». Еще двое – бывшие милиционеры отделения оперативной роты №4 киевского «Беркута».

Разгон активистов на Майдане в ночь на 30 ноября 2013 года. Скриншот с видео Мустафы Найема

 

Своих не сдают

В ходе расследования дел Майдана власти так и не смогли показать, что в отношении нарушений прав граждан со стороны правоохранителей у государства будет нулевая толерантность. Адвокатская совещательная группа (АСГ), представляющая потерпевших участников протестов, считает это самой большой проблемой и негативным итогом расследований. 

«Со стороны руководства МВД нет никаких сигналов для действий или создании ситуация, что такое поведение неприемлемо. Что такое поведение будет безусловно наказано и пресечено, что в первую очередь правоохранители должны придерживаться закона. Вот такого финала не было, и я не вижу перспектив для него в будущем при нынешнем руководстве», – говорит Павел Дикань, один из адвокатов группы.

Ни один из правоохранителей так и не рассказал следствию, что же в действительности происходило и как. 

«Отсутствие какого-либо сотрудничества со следствием со стороны людей, которые обязаны в стране охранять право, и которые его нарушили, и даже те, кто не нарушили, в силу некой корпоративной солидарности, показаний не дают – это безусловно основной фактор, который мешает проведению эффективного расследования и установлению объективной картины преступления и виновных лиц», – объясняет Дикань.  

С ним соглашается Сергей Горбатюк, под чьим руководством до недавнего времени осуществлялось расследование дел Майдана, в том числе эпизода по 30 ноября 2013 года.

«Там, где дают преступные приказы, практически 100% никто никогда не составляет никаких письменных документов, не подписывают их. То есть мы можем только таким путем доказать вину – все строится на показаниях. Если мы нескольких правоохранителей, которые дают показания – это единицы из тысячи – вынуждены секретить, и они боятся за свою жизнь и здоровье… А это в первую очередь отношение руководства», – говорит Горбатюк. 

Даже те обвиняемые, кто находятся под стражей, что обычно приводит к тому, что человек идет на соглашение чтобы изменить меру пресечения, наоборот на это не идут, так как ощущают поддержку руководства, – считает Горбатюк.

Отношение руководства страны и правоохранительных ведомств – комплексная проблема. По мнению Горбатюка, как у прошлого, так и нынешнего, дела Майдана не в приоритете. В доказательство он приводит недавнее расформирование отдела спецрасследований в ГПУ, которое возглавлял, и передачу дел новым следователям в Госбюро расследований, поскольку прокуратура по закону лишилась функции расследования.

Генеральная передача дел. Что будет с производствами Генпрокуратуры, лишившейся функции следствия

«Это мотивация следователей и прокуроров. Когда они кроме самого расследования, защищали его – писали жалобы, когда вмешивался генпрокурор, отстаивали под угрозой увольнения. Когда такого никогда не было в истории страны, чтобы следователь или прокурор писал жалобы на действия генпрокурора. А на сегодняшний день Генпрокурор показал своими действиями, что это не нужно», – считает Горбатюк.  

Он считает, что следствие по делам Майдана на сегодня фактически остановлено. Генпрокурор Руслан Рябошапка заявляет обратное и призывает потерпевших помочь с инвентаризацией дел, чтобы быстрее и эффективнее передать следствие в Госбюро расследований. Прокуратура продолжит осуществлять процессуальный надзор над делами.  

В шестую годовщину Майдана адвокатка по большому количеству дел Майдана Евгения Закревская, протестуя против такого положения дел, огласила голодовку до тех пор, пока Верховная Рада не примет поправку к закону о Госбюро, по которой прежние следователи по делам Майдана смогут продолжить свою работу в новой структуре.

17000 гривень повинен заплатити чоловік, який зайшов в «АТБ» без маски
17000

гривень повинен заплатити чоловік, який зайшов в «АТБ» без маски

Монолог матері вбитого активіста Євромайдану Василя Сергієнка «Крик сина в мене в голові кожен день»

«Крик сина в мене в голові кожен день»

Монолог матері вбитого активіста Євромайдану Василя Сергієнка

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов