Парламент не поддержал первый законопроект Зеленского о правоохранительной реформе

Владимир Зеленский. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Владимир Зеленский. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

На прошлой неделе Верховная Рада девятого созыва впервые не поддержала инициативу президента Владимира Зеленского. За принятие законопроекта «Об усовершенствовании отдельных положений уголовного процессуального законодательства» проголосовали всего 196 депутатов. Чтобы не снимать законопроект с рассмотрения спикер Дмитрий Разумков в четверг прервал голосование за две секунды до окончания, позже депутаты отправили документ на повторное второе чтение.

«Ґрати» разбирались в важнейших положениях законопроекта и выясняли его дальнейшую судьбу. Объясняем, что теперь будет с прослушкой НАБУ, неприкосновенностью депутатов и сроками досудебного расследования

Владимир Зеленский. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Депутатская неприкосновенность не сдается

Одной из главных целей законопроекта было дальнейшее расширение инструментов привлечения к уголовной ответственности самих народных избранников. Еще 3 сентября они лишили себя неприкосновенности, проголосовав за соответствующие изменения в Конституцию. Но в Уголовно-процессуальном кодексе до сих пор записано, что санкции на обыск, слежку или задержание депутатов следствие должно получать у парламента. Законопроект Владимира Зеленского должен был дать такие полномочия генеральному прокурору и следственным судьям.

Вопрос границ ответственности в четверг вновь вызвал бурные обсуждения в Раде. Так Николай Княжицкий, Иванна Климпуш-Цинцадзе (оба – фракция «Европейской солидарности») и внефракционная депутатка Валентина Гриб (Луганская обл.) одновременно настаивали на поправках, которые бы закрепили так называемый индемнитет, – невозможность преследования депутата за его политические высказывания в самом парламенте, на митингах или по телевидению. Но глава подкомитета по уголовно-процессуальному законодательству Юлия Яцык в ответ отметила, что индемнитет уже прописан в Конституции и поправки не набрали необходимых голосов.

Дополнительные уши

Законопроект президента также должен был решить проблему, которая возникла еще три года назад с созданием новых следственных органов – Национального антикоррупционного бюро и Госбюро расследований. До сих пор они не имеют право проводить негласное снятие информации с телекоммуникационных сетей – то есть прослушивать телефонные разговоры подозреваемых.

Сейчас для этих целей НАБУ и ГБР обращаются в Службу безопасности. Учитывая, что преступления, совершенные сотрудниками СБУ, должны расследоваться как раз новыми следственными органами, это вызывает конфликт интересов и по мнению антикоррупционных экспертов приводит к «сливам» информации о расследованиях.

Предоставление НАБУ права самостоятельно организовывать прослушку было одним из условий меморандума Украины с Международным валютным фондом еще три года назад, однако предыдущий состав парламента не решал этот вопрос.

Нынешние депутаты официально не высказываются против расширения полномочий НАБУ или ГБР, но именно вопрос прослушки вместе с лишением неприкосновенности стал причиной провального голосования, – заявил глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия.

«Это была информационно-психологическая спецоперация, недоразумение, некоторые политические силы намеренно внесли смуту, дезинформировали депутатов», — утверждал он на прошлой неделе.

Сроки под вопросом

Еще одной целью президентского законопроекта была отмена так называемых «поправок Лозового» к Уголовно-процессуальному кодексу. Два года назад во время голосования масштабного законопроекта о судебной реформе их внес депутат от «Радикальной партии Олега Ляшка» Андрей Лозовой.

Поправки кардинально изменяли принцип расчета сроков досудебного расследования, – с тех пор они считаются с момента внесения сведений в соответствующий госреестр, то есть фактически с момента обращения заявителя. На расследование даже особо тяжких преступлений у следователей есть всего полгода, – после этого сроки должен продлевать суд. Тогда многие правоохранители и адвокаты критиковали инициативу за то, что она потенциально могла «похоронить» множество резонансных дел.

Законопроект  офиса президента фактически возвращает старый принцип расчета сроков, – с момента оглашения подозрения конкретному человеку. После этого у следователя есть два месяца чтобы закончить расследование и передать дело в суд. Впрочем, срок расследования может продлить своим решением руководитель областной прокуратуры или генеральный прокурор.

Дискуссия вокруг этой части законопроекта была наиболее горячей. Ряд критиков документа от оппозиции, считают, что такой принцип расчета сроков дает следователям возможность годами держать дело открытым, – не объявлять подозрений, но при этом проводить обыски, выемки документов и оказывать давление на свидетелей.

«Если следователь умышленно затягивает расследование уголовного дела и это продолжается больше года, гражданин должен иметь право обратиться к прокурору с ходатайством о прекращении дела. Но если прокурор откажется это сделать, такой отказ должен быть предметом рассмотрения суда», – настаивал депутат Княжицкий.

Юлия Яцык при этом утверждала, что одобренный комитетом по вопросам правоохранительной деятельности вариант рассчета сроков является компромиссным, но в будущем будет доработан в других законопроектах.

Что дальше?

Провал голосования за президентский законопроект стал предметом отдельного разбирательства внутри фракции «Слуга народа», пишет «Украинская правда». По данным издания глава Офиса президента Андрей Богдан даже угрожал распустить фракцию, которая не додала инициативе более 40 голосов. Сейчас Давид Арахамия утверждает, что противников инициативы внутри фракции нет.

Формально президентский законопроект отправлен на повторное второе чтение. Следующие две недели комитет по правоохранительной деятельности будет снова принимать к нему правки депутатов. Но по словам первого замглавы комитета Андрея Осадчука (фракция «Голос») каких-то серьезных изменений ожидать не стоит.

«Некоторые депутаты просто реально испугались. А комитет будет поддерживать те же правки, что уже поддержал», – заявил он «Ґратам».

57880  случаев превышения скорости зафиксирован в Киеве за первые сутки работы камер автофиксации
57880

случаев превышения скорости зафиксирован в Киеве за первые сутки работы камер автофиксации

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов