Дело Сергея Стерненко. Избрание меры пресечения

15 июня
23:52 Стерненко и его поддержка не нашли генпрокурорку Ирину Венедиктову и отправились к «дому президента»
22:18 Защитники Стерненко собираются блокировать суд
21:45 Суд отправляет Сергея Стерненко под домашний арест
20:57 Судья Владимир Бугиль уходит в совещательную комнату
20:48 Сергей Стерненко: «Я защищал свою жизнь, как мог»
20:24 Задержанные полицией вернулись под суд
19:57 Выступление Сергея Стерненко: самооборона и субъективное восприятие угрозы
19:07 Выступление защиты: адвокат Виталий Титыч поводит итоги
18:36 Выступление защиты: подозреваемый — звезда института международных отношений
18:11 Полицейских, избивавших митингующих, отстранили — Андрей Крищенко
18:03 Позиция защиты: халатность медиков и границы допустимой самообороны
17:38 Адвокат Виталий Коломиец рассказывает о результатах экспертиз
17:25 Организатор митинга Николай Выговский вернулся после задержания из райотдела полиции
17:24 Суд продолжается — защита говорит о праве на жизнь
16:15 Столкновения под судом — первые задержанные
15:09 Изучение материалов защиты: стрим с места преступления
15:00 Изучение материалов защиты: интервью с генпрокурорами
14:19 Народные депутаты предлагают взять Сергея Стерненко на поруки
13:49 Допрос депутатки Виктории Сюмар: работа временной сдедственной комиссии по контролю над расследованием дела
13:16 Допрос прокурора Андрея Радионова
12:35 Допрос Александра Данилюка — еще одного специалиста-медика
11:47 Сколько нужно крови? — продолжение допроса Александра Линчевского
11:35 Допрос хирурга Александра Линчевского
10:45 Еще один отвод прокурору
09:50 Что было раньше
Дело Сергея Стерненко. Избрание меры пресечения
Сергей Стерненко у Шевченковского райсуда. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Шевченковский районный суд Киева избирает меру пресечения бывшему руководителю одесского «Правого сектора» Сергею Стерненко. СБУ подозревает его в убийстве жителя Одесской области Ивана Кузнецова, который вместе с еще одним одесситом Александром Исайкулом напал не него 25 мая 2018 года. Сам Стерненко не признает вину и считает, что действовал в пределах необходимой самообороны. «Ґрати» ведут текстовую трансляцию заседания из суда.
09:50
15 июня
09:50
15 июня
Что было раньше

Служба безопасности Украины 11 июня огласила бывшему главе одесского «Правого сектора» Сергея Стерненко подозрение в умышленном убийстве и незаконном ношении холодного оружия (часть 1 статьи 115 и часть 1 статьи 263 Уголовного кодекса).

События, о которых идет речь в уголовном деле, произошли в Одессе вечером 24 мая 2018 года. Жители Одесской области Иван Кузнецов и Александр Исайкул напали на Сергея Стерненко рядом с его домом. Экс-глава «Правого сектора» в ответ ударил нападавших ножом. Из-за полученных ранений Кузнецов умер на месте, а Исайкул сбежал. Жена погибшего обвиняет националиста в умышленном убийстве. Сам Стерненко и его соратники считают, что он действовал в пределах необходимой самообороны.

Полиция открыла два уголовных производства: одно о нападении на Стерненко, второе — об убийстве Кузнецова. Дела несколько раз передавали из полиции в Службу безопасности Украины и обратно, сейчас следствием занимается СБУ.

15 мая 2020 года следователь огласил подозрение в хулиганстве Исайкулу и Кузнецову, через месяц СБУ сообщило о подозрении в умышленном убийстве и ношении холодного оружия Стерненко.

Прокуратура подала ходатайство о домашнем аресте националиста, 12 июня его начал рассматривать Шевченковский районный суд Киева. Поддержать Стерненко туда пришли несколько сотен человек. Судебная охрана не пустила их в зал, ссылаясь на карантин. Сторонники одессита несколько раз пытались прорваться силой, между ними и полицией произошли столкновения, но никто не был задержан.

Протесты возле суда во время заседания по делу Сергея Стерненко. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

На заседании адвокаты заявили отвод судье Владимиру Бугилю, поскольку, по мнению защиты, он выносил неправосудный решения в отношении активистов Евромайдана и может быть предвзят. Защита таже пыталась отвести прокурора Николая Бозовуляку. Суд отклонил оба отвода.

Бозовуляк  попросил отправить Стерненко под домашний арест, поскольку одессит подозревается в тяжком преступлении, и будучи на свободе может скрыться, повлиять на свидетелей и воспрепятствовать следствию.

В ответ защитники Стерненко заявили, что подозрения не обоснованы, и их клиент не совершал умышленного убийства. По их ходатайству суд заслушал трех свидетелей: народных депутатов Соломию Бобровскую, Гео Лероса и Дмитрия Гурина. Они заявили, что генпрокурорка Ирина Венидиктова лично распорядилась вручить подозрение Стерненко, не разбираясь в деле.

Суд также заслушал депутатку от «Европейской солидарности» Яну Зинкевич, которая попросила отдать ей Стерненко на поруки. Суд не успел завершить заседание 12 июня и уже поздним вечером объявил перерыв до понедельника.

10:45
15 июня
10:45
15 июня
Еще один отвод прокурору

За несколько часов до заседания Нацгвардия и полиция заставили внутренний двор суда и прилегающую улицу автобусами и грузовиками. Поддержать Стерненко с утра пришли около полусотни человек. Участники группы поддержки постепенно собираются на улице.

Стерненко вместе с адвокатами заходит в зал заседаний, там уже много журналистов: телевизионные камеры выстроились в плотный ряд. В зал заходит судья Владимир Бугиль.

Заседание начинается с того, что адвокат Андрей Писаренко заявляет новый отвод прокурору Бозовуляку. Защита недовольна тем, что на предыдущем заседании прокурор разгласил тайную информацию о том, что СБУ охраняет Стерненко. По мнению защитника, он не имел права этого делать, поскольку меры по обеспечению безопасности осуществляются в другом уголовном производстве — о нападении на активиста.

Адвокат Писаренко считает, что тем самым Бозовуляк совершил преступление, и вчера Стерненко подал об этом соответствующее заявление в Госбюро расследований.

«Поддерживаю в полном объеме это заявление. От себя хочу добавить, что в трансляции «Радио Свобода» господин Бозовуляк сказал, что наша сторона пришла сюда попиариться, позволял себе субъективные оценочные суждения по поводу нашей стороны, что однозначно ставит под сомнение его непредвзятость», — говорит Стерненко. Судья уходит в совещательную комнату.

Вернувшись, он скороговоркой зачитывает решение — ходатайство отклонить. Чем обоснованно решение — не говорит и оглашает только резолютивную часть. Полный текст будет оглашен 17 июня.

11:35
15 июня
11:35
15 июня
Допрос хирурга Александра Линчевского

Защита просит допросить в качестве специалиста замдиректора клиники «Оберіг», хирурга Александра Линчевского, замминистра здравоохранения 2016-2019 годов. Судья соглашается, свидетель становится за трибуну. Защита просит рассказать медика о его опыте спасения людей с проникающими ножевыми ранениями, в частности, сердца.

«Ранение сердца не очень часто происходит, — начинает Линчевский. —  В Киеве есть только две больницы, куда доставляют пациентов с колото-резанными ранениями грудной клетки: 17-я больница и больница скорой помощи. Такой порядок действует 30 лет. Больницы обобщали свой опыт в публикациях, я был соавтором таких публикаций и могу быть полезным для следствия и суда».

— Приходилось ли вам спасать людей с колотыми ранами сердца? — спрашивает его адвокат Виталий Коломиец. — Я поясню почему спрашиваю. У нас в соответствии с выводами экспертиз, единственный ключевой вопрос: мог ли Кузнецов пробежать 99 метров с условием проникающего ранения левого желудочка 1 см. Физические параметры Кузнецова — 2 метра и вес 130 кг.  По вашему мнению, способен ли человек проявлять активность и пребывать на таком уровне сознательности, чтобы пробежать такое расстояние?

Митинг в поддержку Сергея Стерненко под Шевченковским райсудом, 16 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

— Если вы спрашиваете, оперировал ли я пациентов с ранением левого желудочка, ответ: да, и неоднократно, — отвечает медик. — Если говорить о самом ранении, о возможности пациента, то тут обобщение можно сделать такое: есть ряд травм тела, которое сопровождается немедленной потерей сознания. К таким травмам относится повреждение спинного мозга. В шейном отделе повреждение приводит к мгновенной смерти. Травма сердца к таким травмам не относится, человек всегда какое-то время остается в сознании и активно двигается. Видел ли я пациентов лично, которые имели ранение правого и левого желудочка и совершали сопротивление, например, в состоянии алкогольного опьянения? Да, это может подтвердить, кто угодно из моих коллег. Травма сердца никогда не приводит к моментальной потере сознания, пациент всегда какое-то время может двигаться и говорить.

Адвокат Коломиец просит хирурга рассказать суду механизм потери сознания — в заключения экспертизы говорится, что причиной смертью Ивана Кузнецова стал шок, вызванный большой потерей крови.

— Экспертиза написала, что за 20 секунд начал падать уровень сознания. Скажите, начало снижения уровня сознания приводит к коллапсу, человек мгновенно падает и перестает проявлять активность?

— Будет корректно сказать: мы не можем точно утверждать, сколько миллилитров крови должно вытечь для потери сознания, — отвечает Линчевский. — Есть примерные цифры, очень примерные, при котором пациент будет иметь проблемы с потерей сознания. Доноры могут сдавать около 400 мл крови и ехать в общественном транспорте. Это объем, который человек может потерять без проблем. Личное перенесение потери не может быть предсказуемым, четкой границы мы не можем провести. Пациент всегда теряет сознание в случае снижения прилива крови к головному мозгу, большую роль играет темп потери и толерантность к снижению кровоснабжения. Если пациент потерял много крови, но вовремя попал в больницу, он будет жить.

11:47
15 июня
11:47
15 июня
Сколько нужно крови? — продолжение допроса Александра Линчевского

Прокурор Бозовуляк спрашивает, делал ли раньше Линчевский экспертизы ранения сердца. Хирург отвечает, что точно не помнит, поскольку это редкий тип ранения. Прокурор обращает внимание, что экспертиза выявила, что потерпевший потерял 1100 мл крови, и кроме того около 750 грамм было выявлено в виде сгустка. Бозовуляк спрашивает у Линчевского, сколько нужно крови, чтобы образовался такой объем сгустка?

Медик затрудняется дать точный ответ.

«Какое-то количество крови вытекает из места повреждения и пациент остается в сознании. Далее пациент теряет сознание, сердце продолжает работать, какое-то количество крови вытекает после этого. После полной остановки сердца какое-то количество крови продолжает вытекать. Оценить объемы потери крови из данных, которые я получил сейчас, на заседании я не могу. Сказать, сколько крови потеряно в сознании, при потере сознании и после остановки сердца, я не могу, — говорит Линчевский.

Адвокат Виталий Титыч пытается уточнить , можно ли по характеру раны установить в какой последовательности наносились ранения. Линчевский затрудняется ответить, поскольку не делал экспертизу тела Кузнецова и не располагает достаточными данными.

12:35
15 июня
12:35
15 июня
Допрос Александра Данилюка — еще одного специалиста-медика

Адвокаты Стерненко просят допросить еще одного специалиста — Александра Данилюка, руководителя экспертной группы по вопросам предоставления экстренной медпомощи Минздрава. Он встает за трибуну и представляется, сообщая, что был врачом в зоне боевых действий.

Защита спрашивает, как медики должны были действовать в случае с Кузнецовым, какие на этот случай есть предписания. Данилюк отвечает: по протоколам, вслучае с большой потерей крови медики должны во-первых, остановить кровотечение, а во-вторых, восстановить его.

Адвокат Виталий Коломиец интересуется, можно ли при подобных ранениях спасти пациента, и если да, то за сколько минут после ранения. Данилюк утверждает, что можно, если скорая успевает доставить пациента с ранением сердца живым в больницу. Но в случае проникающего ранения есть всего две минуты для того, чтобы не наступили необратимые последствия.

— Могло ли лицо с линейным ранением левого желудочка сердца толщиной один сантиметр находится в активности значительное время, например, пробежать 99 метров? — уточняет адвокат.

— Физическую активность сохранить можно. При тех ранениях, с которыми я сталкивался, люди сохраняли сознание, они могли контактировать (с другими — Г ). Сознание теряется, когда кровь потеряна в таком объем, что ее поставка в мозг минимализируется. Это зависит от частоты сердечных сокращений и размера потери крови, — отвечает медик.

Адвокат Маси Найем просит дать конкретный ответ — мог или нет Кузнецов пробежать 99 метров после ранения сердца.

— В теории есть много исследований, когда люди с ранением грудной клетки активно передвигались и бегали. Теоретически 99 метров… Есть существенная вероятность, что эти вещи возможны, – предполагает Данилюк.

Слово для вопроса берет прокурор. Он сообщает, что помимо ранения в сердце, Кузнецов получил удар ножом в живот и руку. Прокурор спрашивает, мог ли при таких ранениях пострадавший пробежать 100 метров и не оставить следы крови на земле.

— Кровотечение есть всегда, от повреждения капиляра до аорты. При капиллярном кровотечении, оно незначительное, при повреждении аорты — значительное, — неопределенно отвечает медик.

Судья благодарит специалиста и объявляет перерыв 10 минут.

13:16
15 июня
13:16
15 июня
Допрос прокурора Андрея Радионова

Судья возвращается в зал. Начинается допрос свидетеля Андрея Радионова — прокурора, который раньше был процессуальным руководителем по делу Стерненко и отказался согласовывать подозрение в убийстве. Первым вопросы задает защита.

Адвокат Титыч напоминает, что выступая перед Временной следственной комиссией Верховной Рады Радионов пояснял, что ранее отказывался согласовывать подозрение Стерненко, поскольку оно не подкрепляется доказательствами, и следователи предвзяты к одесситу. Также Радионов сказал комиссии, что подвергался давлению.

Титыч дает Радионову копию подозрения, объявленного Стерненко, и спрашивает, отличается ли она от предыдущей версии.

«Содержание примерно одно и тот же», — не уверен прокурор.

Защита спрашивает Радионова, в чем, по его мнению, состояла предвзятость следствия, на которую он жаловался депутатам. Свидетель отвечает, что он был старшим группы прокуроров, но проект подозрения следователь вначале отправил не ему, а прокурору Бозовуляку. По словам Радионова, он составил об этом жалобу для Совета прокуроров.

«К сожалению, это наш позор — деятельность Совета прокурора. Это ковер, о который руководство вытирает ноги. Они защищают кого угодного, кроме прокуроров от вмешательства начальства, а наоборот», — говорит Радионов.

По его словам, реакция на жалобу была в один абзац, о том, что факты давления не нашла подтверждения после проверки.

— Вы давали какие-то указания следователю на проведения следственных действий после того, как вам прислали проект подозрения, — интересуется адвокат Титыч.

— Нет, это был мой последний день в подразделении. До этого давал указания. Следователь их выполнял.

— Какие действия совершались вами, чтобы найти Исайкула?

— Мною давались указания, чтобы установить лиц, причастных к нападению.

Адвокат Виталий Коломиец высказывает прокурору Радионову свое уважение:

— Очень редко бывает, что прокурор может высказать свою, независимую позицию и пойти против воли…, это шаг. Относительно этого производства. Сколько времени вы в группе прокуроров?

—  20 марта этого года был включен в группу прокуроров.

— Согласовывал ли следователь с вами вопросы экспертам? — продолжает Коломиец. —  Почему спрашиваю: очень странно, что следователь задавал одни и те же вопросы разным экспертам.

— Вопросы экспертам меня не устраивали, но я не вносил в них изменения, потому что это привело бы к затягиванию и так длительной экспертизы.

Коломиец спрашивает, действительно ли 18 мая Стерненко вызывали для сообщения о подозрении. Радионов отвечает, что ему не ставили такой задачи, поскольку 14 мая он подал рапорт о переводе в другое подразделение, и уже из прессы узнал о вызове Стерненко к следователю, а 15 мая получил проект сообщения о подозрении. По словам Радионова, он отказался от перевода и дал отзыв на подозрение.

Судья спрашивает Радионова, было ли в первой версии подозрения эпизод о незаконном ношении оружия. Родионов уточняет, что не было. На этом допрос заканчивается.

13:49
15 июня
13:49
15 июня
Допрос депутатки Виктории Сюмар: работа временной сдедственной комиссии по контролю над расследованием дела

Защита просит допросить Викторию Сюмар — депутатку от «Европейской солидарности», члена временной следственной комиссии Верховной Рады по контролю за расследование нападения на Катерину Гандзюк и других общественных активистов. Прокуроры против, но судья дает разрешение.

Адвокат Николай Ореховский просит Сюмар рассказать, что ей известно о расследовании.

«Хочу отметить, что лично не знала Стерненко до работы в комиссии, — начинает депутатка. — Откровенно говоря, не владела материалами дела. Моя позиция была максимально объективная в связи с этими. В ТСК были представители прокуратуры, СБУ, были представлены разные позиции. Ключевой вывод: дело, к сожалению имеет все признаки, политической мотивированности».

По словам Сюмар, нельзя дело Стерненко рассматривать отдельно от предыдущих нападений на него. Всего было четыре экспертизы. И Трепак и Радионов на комиссии говорили, что из текста экспертиз нельзя сделать вывод, было ли умышленное убийство, дело надо рассматривать в контексте. Контекст такой, что Стерненко был объектом нападения.

— Вы допрашивали [бывшего генерального прокурора Руслана] Рябошапку? — спрашивает депутатку адвокат Виталий Титыч?

— Он был на включении допрошен, но я не присутствовала.

— А [бывший заместитель генерального прокурора Виктор] Трепак сообщал о внепроцессуальных действиях [генеральной прокурорки] Венедиктовой на ТСК, да?

— Да, был заявлен протест. Как мы поняли из его информации, он не согласился выполнять те задачи, которые были поставлены.

— Вмешательство в деятельность прокурора – это преступление, — напоминает адвокат Титыч. — Трепак подал заявление об этом?

— Мне об этом  неизвестно, — заканчивает депутатка.

14:19
15 июня
14:19
15 июня
Народные депутаты предлагают взять Сергея Стерненко на поруки

Судья возвращается в зал. Адвокат Коломиец просит посмотреть три видеозаписи. Первый — стрим в фейсбуке, который вел Стерненко с места нападения. Второй — ролик о подростке, которого получил ножевое ранение в сердце, но не потерял сознание. Третье — видео о позиции руководства генпрокуратуры по делу Стерненко.

У секретарши заседания не получается открыть файл, к ней подходит адвокат Маси Найем, чтобы помочь. Пока он пытается включить видео, участники процесса ждут, уставившись в смартфоны.

Видео запустилось, но адвокат Писаренко просит все же вначале заслушать поручителей, чтобы не тратить их время.

Первый — нардеп Михаил Бондар от «Европейской солидарности». «С Сергеем мы пересекались на Майдане, где мы защищали в том числе свою жизнь, где на нас вооруженный Беркут нападал. После этого я, не раздумывая, пошел в АТО, где тоже защищал суверенитет Украины и, в том числе, свою жизнь. Поэтому я разделяю, что человек имеет право защищать свою жизнь, поэтому я тут и готов взять Сергея на поруки», — говорит депутат.

Ярослав Юрчишин из «Голоса» тоже утверждает, что знаком со Стерненко еще со времен Евромайдана и считает его дело политическим.

«Фактически, это попытка пророссийского реванша, — заявляет он. —  В отличии от дела об убийстве Гандзюк, где господин Мангер, избегает суда, Сергей демонстрирует, что не будет избегать суда. Я гарантирую, что он будет являться на все заседания».

Его коллега по фракции Ольга Стефанишина называет дело Стерненко «одним из самых важных для Украины». «Его объективное рассмотрение и не предвзятость, покажет, насколько наши суды справедливые, и насколько наши правоохранительные органы готовы защищать интересы людей», — заявляет она суду.

На поруки Стерненко собираются взять еще один член «Голоса» Роман Лозинский, депутатка от «Евросолидарности» Мария Ионова, бывшая исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун и бывший крымский политзаключенный Владимир Балух.

15:00
15 июня
15:00
15 июня
Изучение материалов защиты: интервью с генпрокурорами

Стычки участников митинга в защиту Сергея Стерненко с полицией под Шевченковским судом 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

После выступления Балуха, судья Бугиль объявляет, что поручителей уже более чем достаточно и объявляет следующую стадию — изучение материалов защиты.

Первый ролик — фрагменты теле-шоу и пресс-конференций с участием бывших генпрокуров и других должностных лиц, которые комментируют дело Стерненко. На одном из таких фрагментов Руслан Ряпошапка говорит, что Стерненко — не подозреваемый, ему подозрение не объявлялось. По его словам, он встречался с одесситом, и тот говорил о нападениях на него и других активистов. «Он ничего меня не просил, а я ничего ему не обещал», — говорит Рябошапка на видео.

На следующих кадрах дело Стерненко комментирует президент Владимир Зеленский. «Там ситуация сложная, неправильная, непростая, уголовная. Это моя мысль», — говорит он.

На следующем фрагменте — комментарий генпрокурорки Ирины Венедиктовой, она говорит, что «решения по делу Стерненко будут максимально быстро», а следователи и прокуроры «будут независимо двигаться». На другом видео журналист «Украинской правды» спрашивает у Венедиктовой требовала ли она у своего заместителя Виктора Трепака объявить Стерненко подозрение в умышленном убийстве. Она это опровергает.

Генпрокурорка в интервью говорит, что подозрение в деле будет в любом случае объявлено — либо в умышленном убийстве, либо в превышении необходимой самообороны. Окончательное решение, по словам Венедиктовой, будет принимать следователь и прокурор после экспертиз.

Судья недоволен тем, что видео идет очень долго и напрямую не касается дела. Стерненко просит слова, чтобы пояснить, зачем защита его показывает:

— Эти видео подтверждают, что по моему делу совершалось серьезное давление, в частности, про это свидетельствуют заявления президента Украины, который, не смотря на презумпцию невиновности, назвал меня, фактически, убийцей без решения суда. В другом видео генеральный прокурор Ирина Венедиктова говорит, что о подозрении будет сообщено в любом случае, хотя Уголовно-процессуальный кодекс позволят и закрыть уголовное производство из-за отсутствия состава преступления.

— Хорошо, что еще осталось, — спрашивает судья.

— Короткий стрим, — поясняет защита.

— Хорошо, давайте стрим и хватит.

15:09
15 июня
15:09
15 июня
Изучение материалов защиты: стрим с места преступления

Адвокаты включают в суде запись трансляции с места преступления. Ее Сергей Стерненко вел в первые минуты после нападения 24 мая 2018. Саму запись позже выложили на Vimeo (осторожно, содержит сцены насилия и жестокости — Ґ ).

На нем Стерненко говорит, что один из нападающих на него ранен, и у него самого тоже травмирована рука.

Судья Бугиль уточняет, кому принадлежит голос на заднем плане, Стерненко отвечает — свидетелю Наталье Устатенко. Судья спрашивает, пытались ли он оказать помощь пострадавшему Кузнецов.

«Мне кажется что при ножевом ранении живота лицо, которое не владеет специальными медицинскими навыками, не может оказывать первую медпомощь. Кроме того, если у вас есть вопросы к свидетелю Устатенко, нужно его задать их свидетелю Устатенко», — отвечает подозреваемый.

Судья обращает внимание на то, что Стерненко снимал происходящее на телефон, но не пытался оказать помощь лежащему не земле Кузнецову. Защитники возражают: не зная, как помочь пострадавшему, Стерненко и другие присутствующие могли ему навредить.

Адвокат Титыч обращает внимание, что на видео Кузнецов подает признаки жизни.

Суд смотрит запись дальше. На нем девушка Стерненко вызывает скорую, тем временем Кузнецов лежит на земле.

«Чувак, вызвали скорую, лежи-лежи, не поворачивайся», — обращается Стерненко к нему.

Адвокаты считают, что таким образом подзащитный пытался помочь Кузнецову. Медики же, прибывшие на место происшествия, по мнению защиты, не оказали необходимую экстренную помощь раненому.

Защита просит посмотреть еще одно видео — это видео-блог Стерненко, где он излагает свою версию событий 24 мая 2018 года.

16:15
15 июня
16:15
15 июня
Столкновения под судом — первые задержанные

Столкновения участников митинга в поддержку Сергея Стерненко и полиции под Шевченковским райсудом Киев, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Тем временем, под зданием суда произошли первые крупные стычки между участниками митинга в поддержку Сергея Стерненко и полицией.

Потасовка началась с того, что активисты ругали съемочную группу телеканала zik, из-за того, что канал, по их мнению, принадлежит олигарху Виктору Медведчуку и «работает за российские деньги». После этого по команде полицейские задержали Николая Выговского — одного из организаторов митинга.

За этим последовали столкновения  митингующих и правоохранителей. В ходе стычек также задержали Антона Коваленко, Андрея  Мартыненко, Виталия Овчаренко и Александра Кирякова. По словам очевидцев, последнему полицейский спецназ разбил нос.

Досталось также и депутату от фракции «Голос» Роману Лозинскому, который пришел в суд, чтобы просить разрешения взять Стерненко на поруки. Он подал в полицию заявление о совершении преступления по статье 351 Уголовного кодекса — препятствование деятельности народного депутата.

Народный депутат Роман Лозинский («Голос») во время столкновений между участниками митинга в поддержку Сергея Стерненко и полицией под Шевченковсим райсудом Киев, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

По информации участников митинга, которую они получают от самих задержанных, тех везут в Шевченковский райотдел полиции. Правоохранители, оставшиеся под судом, в свою очередь не могут сообщить подробностей о судьбе задержанных.

«Мы побежали смотреть, что там и знаем не больше вашего», — заявил один из полицейский корреспонденту «Ґрат».

Чуть позже пресс-служба полиции Киева сообщила о пятерых задержанных в стычках под судом.

«Один из участников акции устроил конфликт с журналистами. Когда полицейские пытались задержать правонарушителя, возникла потасовка», — объясняют полицейские причину конфликта.

Согласно сообщению полиции, пятерых задержанных доставляют к управлению полиции для установления личных данных и отобрания объяснений.

17:24
15 июня
17:24
15 июня
Суд продолжается — защита говорит о праве на жизнь

Суд переходит к следующей стадии — защита дает устные пояснения.

Адвокат Виталий Коломиец становится к доске. Начинает выступление со ссылки на 27 статью Конституции — каждый имеет право на жизнь.

«У нас есть граждане Исайкул и Кузнецов, которые решили реализовать свое право на жизнь путем выбора. Они были приглашены в какую-то азартную игру, и ставкой в этой игре была жизнь. Кузнецов право на жизнь поставил на кон, когда пошел за деньги нападать на Стерненко», — образно рассуждает Коломиец.

Защитник говорит, что согласно Конституции, никто не может быть своевольно лишен жизни. «Почему говорится: своевольно. Потому что есть случаи правомерного лишения жизни, и это не убийство», — говорит адвокат.

По его словам, эти случаи касаются лишения жизни при необходимой самообороне. Адвокат говорит, что после двух нападений государство не защитило Стерненко, он оказался один на один с неприятелем, и Конституция дает ему право защищаться от противоправных посягательств на жизнь.

Коломиец говорит, что в деле ключевыми доказательствами являются протоколы осмотра места происшествия. Первый касается осмотра места возле трупа — площадью 7 метров на 10, он длится больше трех часов. Во время него нашли «весь пожмаканный и в крови» пакет, кепку с козырьком, рядом лежали солнцезащитные очки, нож, часы и следы крови.

Второй протокол касается осмотра места площадью 15 квадратных метров, длится он 40 минут. Полиция выявила там следы крови Стерненко. По словам адвоката, именно на этом протоколе эксперты обосновывают свои выводы.

Третий протокол составлялся через два часа после происшествия. «Они (полицейские и понятые — Г ) идут по маршруту и его осматривают, и ничего не выявляют», — говорит адвокат. Но, по словам адвоката, полицейские осматривали место без участников и свидетелей инцидента.

По словам Коломийца, потом проводились экспертизы, их основной вопрос — мог ли Кузнецов пробежать 99 метров после ранения в сердце. Защитник говорит, что для качественной экспертизы нужна правильная методология и ссылка на научные обобщения подобных случаев. По словам адвоката, также большую роль играет то, какие вопросы поставили следователь и прокурор.

Первая экспертиза была готова еще в июне 2018 года, вторая в августе 2019-го, третья —в апреле 2020-го, четвертая — в мае 2020-го. В первой эксперт говорит, что у Кузнецова было «несколько десятков секунд» на то, чтобы убежать после ранения в сердце.

Вторая не приобщена к материалам дела, ее подписали восемь одесских экспертов. По словам Коломийца, они дают «два интересных вывода»: «некоторые повреждения появились при горизонтальном положении пострадавшего» и «после ранения пострадавший очень быстро, на протяжении нескольких секунд потерял сознание».

«Весь этот нарратив – «догнал, добил» основывается на этой экспертизе», — говорит Коломиец.

На этом моменте Стерненко просит объявить перерыв. «А мы вас потом найдем?» — спрашивает судья и все же объявляет перерыв 10 минут.

17:25
15 июня
17:25
15 июня
Организатор митинга Николай Выговский вернулся после задержания из райотдела полиции

Николай Выговский, один из организаторов митинга в поддержку Сергея Стерненко под Шевченковским райсудом Киева, 15 июня 2020 года, Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Николай Выговский, один из организаторов митинга, задержанный полицией во время предыдущей потасовки вернулся из Шевченковского райотдела полиции и рассказал, что на него составили три протокола об административных правонарушениях: о мелком хулиганстве (статья 173 Кодекса Украины об административных правонарушениях), злостном неповиновении полицейскому (статья 185 КУпАП) и нарушении порядка организации и проведения митинга (статья 185-1 КУпАП).

«Меня и моих коллег ни за что побили, скрутили и посадили в автозак — стальную клетку с температурой 55 градусов — и мурыжили час, пока не привезли в в райотдел», — жалуется он собравшимся.

Тем временем полиция Киева сообщила о начале внутренней проверки по факту применения правоохранителями силы против митингующих. Результаты проверки обещают передать в Госбюро расследований.

17:38
15 июня
17:38
15 июня
Адвокат Виталий Коломиец рассказывает о результатах экспертиз

В зале суда после перерыва, адвокат Коломиец возвращается к доске и рассказывает о третьей экспертизе. В ней, по словам адвоката, уже говорится о том, что Кузнецов получил ранения в вертикальном положении.

«Они также сказали, что на Кузнецове не выявлено телесных повреждений, которые бы могли появиться при защите от нанесенных ударов. То есть на нем нет следов борьбы, порезанных конечностей или одежды», — поясняет защитник.

По словам Коломийца, Кузнецов прожил не больше 30 минут после ранения в сердце. На вопрос, мог ли он пробежать 99 метров, эксперты, по словам защитника, не дают ясного и однозначного ответа.

Адвокат достает манекен и на нем показывает, куда и как именно Стерненко ударил ножом Кузнецова, исходя из выводов экспертизы №3. Эксперты указали, что подозреваемый подбежал к Кузнецову со спины и ударил его в сердце левой рукой.

Заседание по мере пресечения Сергею Стерненко, в Шевченковском районном суде Киева, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Однако, по словам адвоката, это невозможно, поскольку в левой руке у Стерненко в этот момент был «пакет с молоком и кефиром», купленный перед этим в магазине. В связи с этим противоречием, говорит защитник, следствие заказало еще одну — четвертую экспертизу.

В ней, по словам Коломийца, эксперты указали, что Стерненко ударил Кузнецова ножом в руку, когда тот уже лежал на земле. Из этого они сделали выводы, что «удары были сделаны вне места обороны Сергея», но, по мнению защиты, это ошибка эксперта.

Авторы экспертизы №3 тоже считают, что Кузнецов получил смертельное ранение уже когда отбежал от Стерненко. Но, по словам защитника, эти выводы основываются на основе протокола осмотра места происшествия, составленного с нарушениями. В нем указано, что по маршруту Кузнецова, не выявлено следов крови.

«Можно ли на противоречащих друг другу выводах, которые сформированы на никчемных документах, недопустимых доказательствах, формировать подозрение в умышленном убийстве, называть его обоснованным?» — задает риторический вопрос Коломиец, завершая выступление.

Судья делает замечание адвокату, что он выступал очень долго, и просит следующих адвокатов сократить речи до 10 минут. Защитники говорят, что этого мало, но судья настаивает.

— Не нарушайте мое право на защиту, — возмущается Стерненко.

— Никто не нарушает ваше право, мы уже второй день слушаем ваши ходатайства, — отвечает судья.

18:03
15 июня
18:03
15 июня
Позиция защиты: халатность медиков и границы допустимой самообороны

Следующим выступает адвокат Ореховский. Он цитирует журнал по экстренной медицине, статьи, посвященные ножевым ранениям в сердце. В соответствии с ними, пациенты с такими ранениями могут выжить, если их вовремя доставить в больницу.

«Это преступление прокуроров – обвинять Стерненко, но не дать оценку халатности медиков, которые не спасали человека», — говорит адвокат.

По словам Ореховского, Стерненко отбивался от нападения группы лиц, а в таких случаях нет границ самообороны. Адвокат говорит, что следователь искусственно разделил одно событие на два: в первом Стерненко самооборонялся, а во втором — нападал. Но, по мнению защитника, такой вывод противоречит фактам.

Адвокат напоминает, что его подзащитный также подозревается в незаконном ношении холодного оружия. По словам Ореховского, нож открыто продается в торговых сетях, Стерненко купил его в магазине «Ибис». Этот предмет, говорит защитник, не является холодным оружием. Привлекать к ответственность за такой нож — уголовное преступление.

Перед тем как передать слово следующему защитнику, суд дает возможность выступить нардепу Александру Мариковскому (фракция «Слуга народа»), — он тоже просит дать ему Стерненко на поруки.

Следующим выступает адвокат Маси Найем, который делится с судом своими мыслями о том, что же такое необходимая самооборона.

«Это действия, совершенные с целью защиты прав и интересов лица, которое защищается от общественно опасного посягательства путем нанесения вреда, необходимого и достаточного в данной обстановке для немедленного прекращения посягательств», — цитирует Найем уголовный кодекс.

Защитник напоминает, что СБУ объявила подозрения Исайкулу и Кузнецову в хулиганстве, тем самым подтвердили, что на него напали, и он действовал в пределах необходимой самообороны.

Следствие считает, что уже после того, как Кузнецов убежал, и угроза нападения исчезла, у Стерненко возник умысел на убийство. Однако, по словам Найема, показания очевидцев не подтверждают, что Стерненко ударил Кузнецова ножом уже после того, как тот убежал. Адвокат цитирует соответствующие фрагменты протоколов допросов жителей района, где произошел инцидент.

«Сейчас на скамье подсудимых нет врачей, хотя если бы не их бездеятельность, мы бы имели еще одну сторону — Кузнецова, которые тоже что-то бы сказал. Но есть еще один выживший — Исайкул, его сейчас тут нет. Он настолько уверен в своей правоте, что его нет. И мы не видели его ни в Киеве, ни в Украине, он просто сбежал. На него не совершали нападения, а он совершал. На Сергея совершали три нападения, и он тут, он не боится», — говорит Найем.

В завершении он в очередной раз повторяет, что состава преступления в действиях Стерненко нет, а подозрения необоснованное.

18:11
15 июня
18:11
15 июня
Полицейских, избивавших митингующих, отстранили — Андрей Крищенко

Начальник управления Нацполиции в Киеве Андрей Крищенко, в комментарии «Украинской правде» заявил, что отстранил от работы двоих полицейских, избивавших участников митинга.

«Исходя из информации в прессе, где есть фото, на котором есть действия, которые могут свидетельствовать о возможном превышении силы полицейскими, мною назначена служебная проверка. Эти два человека отстранены от несения службы», — сказал Крищенко, попросив СМИ, поделиться с полицией фото или видео этого инцидента.

Полиция бьет задержанного участника митинга в защиту Сергея Стерненко под Шевченковским райсудом Киева. Скриншот: Радіо Свобода

18:36
15 июня
18:36
15 июня
Выступление защиты: подозреваемый — звезда института международных отношений

Следующим позицию защиты представляет адвокат Андрей Писаренко.

По его словам, прокурор должен был обосновать подозрение в умышленном убийстве и незаконном обращении с холодным оружием. Писаренко говорит, что он передал в Киевский институт судмедэкспертиз свой нож фирмы «Zero Tolerance» — точно такой же, как у Стерненко. Адвокат достает нож и показывает его присутствующим.

«Посмотрите на меня, вот экспертиза — [в ней говорится, что] это складной нож хозяйственно-бытового назначения. И теперь у меня к вам вопрос: или вы сейчас, процессуальный руководитель Бозовуляк, измените свое подозрение, прямо сейчас или получите отказ в удовлетворении своего ходатайства. Потому что я с точки зрения формальной логики доказал, что ваше подозрение в целом необоснованное», — говорит адвокат.

Затем он просит приобщить к делу характеризующие материалы — характеристики на Стерненко от организации «Бандерштат», главы совета волонтеров при Минобороны, ГО «Добровольцы», журналиста Богдана Буткевича, главы ГО «Опір». Писаренко также передает суду копию зачетки Стерненко из Киевского национального университета, по словам адвоката, там одни пятерки.

Адвокат переходит к анализу рисков нахождения подозреваемого на свободе, указанных прокурором в ходатайстве. По словам Писаренко, Стерненко не может препятствовать следствию, как указывает прокуратура, поскольку он на протяжении двух лет не препятствует, а, наоборот, помогает следствию, требует проведения следственных действий, дает показания и ни разу не прикрывался 63 статьей Конституции, позволяющей не свидетельствовать против себя.

Писаренко также считает, что Стерененко не может уничтожить доказательства, поскольку все они изъяты. Повлиять на свидетелей он, по мнению защитника, тоже не может, поскольку свидетели уже допрошены, и на протяжении двух лет следствие не фиксировало давления на них со стороны Стерненко.

Адвокат также обращает внимание на то, что прокурор обосновывает необходимость домашнего ареста тем, что Стерненко подозревается в особо тяжком преступлении. По мнению Писаренко, это противоречит практике Европейского суда по правам человека, который считает, что сама по себе тяжесть преступления не является основанием для меры пресечения.

«Я доволен тем, что Сергей является безусловно социально активным, характеризуется с положительной стороны, находится в гражданском браке. Обращу внимание, что он действующий студент института международных отношений, он звезда своего института, по учебе, по знаниям, прилежности. Это действительно круто. Он самостоятельно создал ютуб-канал, где он комментирует все, — это фактически средство массовой информаций. Он автор, редактор, продюсер этого канала, это круто. Я этим горжусь», — нахваливает подзащитного адвокат и просит судью отклонить ходатайствоспрокуратуры.

Тем временем, участники митинга перекрыли улицу Дягтеревскую возле здания Шевченковского суда, требуя пропустить во двор машину со звукоусиливающей аппаратурой.

19:07
15 июня
19:07
15 июня
Выступление защиты: адвокат Виталий Титыч поводит итоги

Последним из адвокатов выступает Виталий Титыч. Он пускается в рассуждения о теории права, анализирует практику Европейского суда по правам человека, перечисляет, какие критерии должны быть у подозрения.

«Обоснованность подозрения, которая служит основанием для ареста или другого ограничения свободы, составляет существенную часть гарантий от безосновательного ограничения свободы», — рассуждает адвокат.

Похоже, что его почти никто не слушает. Адвокаты Писаренко и Ореховский шепчутся между собой, остальные защитники уставились в телефоны. Судья, кажется, устал и разминает шею.

Титыч заканчивает и судья передает слово самому Стерненко. Тот просит объявить перерыв. Судья соглашается и дает ему 10 минут.

19:57
15 июня
19:57
15 июня
Выступление Сергея Стерненко: самооборона и субъективное восприятие угрозы

Судья возвращается и дает слово Стерненко. Он выражает сожаление тем, что адвокаты «забрали у него большую часть доводов»:

«Хочу обратить внимание, что в материалах дела нет ни одного прямого доказательства, которое бы подтверждало версию обвинения. Кроме того, выводы экспертиз, которые предоставило обвинение, строятся на показания Исайкула, которые недостоверны. Ни одно доказательство не подтверждает, что я нанес удар Кузнецову, когда он убегал, а обвинение не может строится на предположениях, в соответствии с Конституцией Украины».

Стерненко обращает внимание, что все экспертизы в деле основываются на его историях болезни, которые добыты следствием с нарушениями. «Я не давал согласия, чтобы их передать, и обвинение не получало разрешения на временный доступ к этим документам», — говорит подозреваемый.

Он не соглашается с утверждением следствия о том, что «состояние необходимой обороны» завершилось, когда Кузнецов и Исайкул разбежались в разные стороны после нападения.

«Состояние обороны характеризуется не только наличием угрозы, но и субъективным восприятием лица наличия или отсутствия этой угрозы, потому что в нормах Уголовного кодекса есть не только необходимая оборона. Есть воображаемая оборона, другие состояния, которые могут быть у лица, когда оно считает или ему действительно объективно угрожает определенная опасность», — рассуждает Стерненко.

Подозреваемый считает, что следствие должно было изучить субъективную сторону его поведения и выяснить, воспринимал ли он как угрозу действия Исайкула и Кузнецова, когда они разбежались.

«Когда он (Кузнецов — Ґ ) бежал, я не знал, он бежит, потому что испугался, или он не испугался, а просто хочет убежать, чтобы не нести ответственность за то, что он совершил. Или он бежит к своим соратникам — которые там, без сомнения, были, это доказано материалами досудебного расследования, — чтобы позвать их на помощь и напасть на меня еще раз», — говорит он.

По словам Стерненко, он побежал за Кузнецовым, «чтобы он больше не мог совершить нападение, и был привлечен к ответственности». Подозреваемый говорит, что принимал решения не думая, спонтанно. Однако, говорит Стерненко, обвинение не учло его субъективного состояния.

Одессит не соглашается с утверждением о том, что он совершил убийство из-за «внезапно возникшей неприязни к Кузнецову и мотивов мести»:

«Чем обосновываются эти утверждения? Неизвестно, никаких материалов, которые бы указывали на эти обстоятельства, они не были приобщены. Это предположения обвинения, которые основываются приблизительно ни на чем».

Подозреваемый говорит, что, вопреки заявлениям прокуратуры, он не намерен скрываться от следствия, находясь на свободе. По словам Стерненко, он ни разу не пропускал судов и являлся по вызову следствия. «Я в отличии от Исайкула не сбежал из Украины, хотя имел возможность это сделать, я путешествовал на протяжении этого времени, я летал в Грузию в прошлом году», — аргументирует свою позицию подозреваемый.

20:24
15 июня
20:24
15 июня
Задержанные полицией вернулись под суд

Полиция отпустила всех задержанных участников митинга в защиту Сергея Стерненко под Шевченковским судом.

View this post on Instagram

Под Шевченковским судом произошли столкновения с силовиками, после задержания одного из организаторов акции в поддержку Сергея Стерненко. Всего пять человек — Николая Выговского, Антона Коваленко, Андрея Мартыненко, Виталия Овчаренко и Александра Кирякова — задержали и отвезти в отделение полиции. Больше часа были перекрыты две улицы под Шевченковским судом. Это произошло после отказа правоохранителей запустить на территорию суда машину со звуком. Люди, пришедшие под суд поддержать Сергея Стерненко, начали переходить дорогу сначала по одному пешеходному переходу, а потом и по второму. Больше часа автомобилисты не могли проехать, исключение делали для трамваев, маршруток, аварийных служб и медиков. Так же пропускали велосипедистов, но не пускали мотоциклистов. Под дождем и с громкой музыкой люди гуляли по дороге, иногда поджигая фаера и дымовые шашки. Машину со звуком на территорию суда не пустили, но позволили поставить прямо у забора, что и послужило окончанием акции. Суд по Сергею Стерненко продолжается, все подробности в нашем текстовом онлайне. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

A post shared by Ґрати (@graty.me) on

Аспирант КНУ имени Тараса Шевченко Александр Корьяков, вернувшись под суд, берет мегафон и извиняется за то что не привык к публичным выступлениям:

«На бусик из пяти задержанных нас было: кандидат наук, я, аспирант наук, то есть будущий кандидат и два ветерана АТО. Все мы попали в ту компанию, в которой хотим оказаться, и, в принципе, это достойная компания, я рад что попал с такими людьми».

Именно Корьякова при задержании били ногами полицейские. По этому поводу полиция начала внутреннюю проверку, их самих, по словам начальника полиции Киева Андрея Крищенко, отстранили от работы. Сам Корьяков считает, что полицейские избили его за то, что он, участник АТО, выполнял присягу .

«Сегодня я просто побежал защищать человека, потому что мы давали присягу, защищать украинский народ. И я не понимаю почему спецназовцы выдергивают людей куда-то. Меня побили, вот, собственно и все», — коротко пересказал Корьяков свою версию событий.

20:48
15 июня
20:48
15 июня
Сергей Стерненко: «Я защищал свою жизнь, как мог»

Сергей Стерненко выступает в Шевченковском райсуде Киева, 15 июня 2020 года, Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Стерненко утверждает, что не намерен влиять на свидетелей, если останется на свободе. По словам подозреваемого, прокуратура не обосновала этот риск.

«Вообще, Ваша честь, это выглядит как театр абсурда. На скамье подсудимых я, нет тех, кто на меня нападал, нет тех, кто организовывал эти нападения, нет посредников», — говорит Стерненко и добавляет, что государство не обеспечило ему право на жизнь и здоровья.

Он в деталях говорит о своей общественной деятельности: как участвовал в Майдане, столкновениях 2 мая в Одессе, протестах против застройки «Летнего театра», как на него нападали первые два раза, и про все уголовные дела, в которых он фигурирует.

«Когда на меня напали (Кузнецов и Исайкул – Ґ ), у меня было единственное желание: чтобы они меня не убили и не покалечили, потому что, когда тебе до это стреляют в затылок, ты понимаешь, что следующее нападение не будет, чтобы тебя просто напугать. Оно не будет, чтобы тебе просто разбить голову. Это будет нападение, еще более серьезное, чем предыдущее. Я защищал свою жизнь, как мог. У меня был выбор: или лечь и позволить убить или покалечить себя и свою девушку, или защищаться. Я сделал свой выбор», — объясняет свои мотивы Стерненко.

По его словам, если бы он действительно хотел убить Кузнецова «на почве внезапно возникших неприязненных отношений», то не стал бы включать прямую трансляцию в фейсбуке.

Стерненко уверен, что его дело активизировалось после назначения Ирины Венидиктовой генпрокуроркой. По его словам, сначала он обрадовался и надеялся, что напавшие на него понесут ответственность, однако вскоре разочаровался. Стерненко недоволен тем, что Кузнецову и Исайкулу огласили подозрение в хулиганстве. По его мнению, это некорректная квалификация, поскольку они не хулиганили, а напали на него по заказу.

«Меня пытались покалечить, убить, но я остался цел не благодаря, а вопреки государству. Сейчас тоже вопреки государству я должен отбиваться, доказывать, что я не хладнокровный убийца, который с особым цинизмом порезал себе руку. Чрезвычайно я страшный человек, Ваша честь. Очень надеюсь, что судебное решение, которые вы примете, будет писаться в совещательной комнате, что оно не написано до этого момента», —  под аплодисменты заканчивает Стерненко.

Судья просить не шуметь.

20:57
15 июня
20:57
15 июня
Судья Владимир Бугиль уходит в совещательную комнату

Судья оглашает документы, приобщенные к ходатайству, отмечает, что суд их уже исследовал. Перечислив поступившие материалы, судья Бугиль уходит в совещательную комнату для принятия решения.

Журналисты в ожидание решения Шевченковского райсуда Киева об избрании меры пресечения Сергею Стерненко, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

21:45
15 июня
21:45
15 июня
Суд отправляет Сергея Стерненко под домашний арест

Судья Владимир Бугиль, вернувшись из совещательной комнаты, оглашает решение: отклонить ходатайство защиты о взятии Стерненко на поруки и отправить его под круглосуточный домашний арест на 60 суток.

Чем обосновано решение — неизвестно, пока судья огласил только резолютивную часть.

— По какому адресу я должен отбывать домашний арест? — кричит Стерненко вслед судье, покидающему зал.

— Он адрес прописки сказал? — спрашивает одессит у защитников, адвокаты кивают.

— Я не могу отбывать домашний арест в воинской части, — возмущается Стерненко.

Стерненко говорит журналистам, что будет подавать апелляцию. По его словам, он прописан в воинской части Одессы, куда его не пускают, поскольку он не военнослужащий. Тем не менее, этот адрес регистрации судья указал в решении о домашнем аресте.

Тем временем, снаружи полицейский спецназ выстроился у входа в суд в плотный ряд. Участники митинга в поддержку Стерненко, которых под судом собралось не меньше полутысячи, скандируют: «Зелю — прочь, Аваков — черт!». Протестующие жгут файеры. Люди разозлены.

«Вам не стыдно от самих себя?» — обращается к спецназовцем Наталья Усенко — девушка Сергея Стерненко.

Участники митинга в поддержку Сергея Стерненко после оглашения решения суда о домашнем аресте, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Из суда выходит сам Стерненко и берет мегафон:

«Судья принял решение, которое было написано до судебного решения. Он пошел в совещательную комнату просто, чтобы соблюсти формальности, якобы он что-то решает. Это решение было написано в офисе генпрокурора, он просто поставил на нем свою подпись», — обращается он к соратникам.

Решение суда Стерненко рвет перед толпой.

22:18
15 июня
22:18
15 июня
Защитники Стерненко собираются блокировать суд

Участники митинга в поддержку Сергея Стерненко после оглашения решения суда о домашнем аресте. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Сергей Стерненко возмущен необходимостью отбывать домашний арест по адресу воинской части погранотряда. Он утверждает, что прописан там, поскольку ранее в погранслужбе служил его отец.

«Я вам поясню, что это означает с правовой точки зрения… Если я не выполню это судебное решение, — значит, я нарушу возложенные на меня обязанности. Прокурор придет в суд и скажет: Стерненко не выполнил решение о мере пресечения. Следующая по тяжести мера пресечения — это только содержание под стражей».

Его сторонники выдвигают ультиматум судье Бугилю — изменить решение за 10 минут и блокируют выезды из Шевченковского суда. Но не успевают.

«Не знаю, какие у вас планы на вечер, но объективно не знаю, что мне делать. Это патовая ситуация. Не выполнить решение — неправильно, а выполнить — невозможно. Судья, которое мог бы разъяснить решение — сбежал», — обращается Стерненко к собравшимся через мегафон.

Он говорит, что «собирается поехать к человеку, который является заказчиком этого дела» — к генпрокурорке Ирине Венедиктовой.

— Вы со мной? — спрашивает Стерненко у соратников.

— Да! — кричит толпа.

23:52
15 июня
23:52
15 июня
Стерненко и его поддержка не нашли генпрокурорку Ирину Венедиктову и отправились к «дому президента»

Стерненко приезжает к дому Ирины Венедиктовой. Там его уже ждут десятки человек, ему аплодируют. Он просит подождать еще минут 20, чтобы «всем вместе принять какое-то решение».

Здесь же множество сотрудников полиции — они оцепили дом.

Оцепление полиции возле дома генпрокурорки Ирины Венедиктовой. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Из дома выходят жильцы и сообщают, что Венедиктова здесь уже не живет. Стерненко звонит ей по телефону, трубку никто не берет. Он оставляет ей сообщение, называя ее подчиненных «тупыми».

Стерненко зовет всех идти протестовать под офис президента, но после разговора с адвокатом обращается к толпе через мегафон. Он говорит, что завтра прокуратура подаст новое ходатайство о мере пресечения, поскольку сегодняшнее решение суда невозможно выполнить. Он просит людей не радоваться, — кто-то хлопает, кто-то радостно свистит. Об этом адвокату якобы сообщил председатель Шевченковского райсуда.

Стерненко и группа поддержки, примерно тысяча человек, отправляется, по утверждению Стерненко, к «дому президента Владимира Зеленского».

Сергей Стерненко с группой поддержки идут пикетировать дом президента. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Там он вновь выступает перед толпой и люди постепенно расходятся. Начинается дождь.